«Пусть это будет новое начало…»

This post was written by Синий Вечер on Сентябрь 14, 2017
Posted Under: rosh hashanah,Рош ѓаШана,Рош ѓаШоно

Канун Шабос главы «Ницовим-Вайелех»
24 элула 5777 года / 15 сентября 2017 г.

Эли Визель, американский и французский еврейский писатель, правозащитник и общественный деятель, самый известный из всех, переживших Холокост, умер чуть больше года назад. Он был удостоен Нобелевской премии мира и оказал огромное влияние на распространение правды о Катастрофе европейского еврейства и увековечении памяти ее жертв. Эли Визель стал нравственным голосом мира. Недавно во время разговора на одной из встреч выяснилось, что один из присутствующих был близким другом Эли Визеля. Мы начали говорить о нем, и я рассказал о том, что Любавичский Ребе подтолкнул Эли Визеля к женитьбе. А человек, бывший близким другом Эли, об этом не знал. На самом деле, Эли Визель всегда говорил, что он женился, создал семью и обзавелся потомством благодаря Ребе. Я также показал отрывок из письма, в котором Ребе объясняет Визелю, что брак и создание семьи являются частью победы над Гитлером, да сотрется его имя:

«Но после всего этого, память — это только одна часть из возложенных на нас обязанностей. Другая, и, может быть, более важная часть — противостоять и активно противодействовать «окончательному решению еврейского вопроса», которое задумал Гитлер, как и Аман, да сотрутся их имена. Это должно проявляться в делах, связанных с тем, что евреи «будут размножаться и разрастаться». В достижении этой цели нам не поможет негодование, вызванное постоянным воспоминанием и невозможностью забыть, как бы это ни было важно. Необходимо увеличить и поощрять желание возродить еврейский народ. Простой подход — «плодились и воскишели во множестве своем, и умножились» — точная противоположность «окончательного решения», которое было запланировано.

В этом, как и во всем, так важно, помимо словесного поощрения, показать живой пример. Особенно тот, кто сам испытал все это, должен непременно показать, что Гитлер не только не победил, а скорее наоборот, вопреки ему и его помощникам, создается большая семья с сыновьями, дочерями и внуками.

Я позволю себе твердо заявить, что как бы ни было важно рассказать нынешнему поколению о том, что с нами случилось, и как бы ни было тяжело освободиться от этих воспоминаний и переживаний, первейшая наша задача — ощутить самим, что вы «живущие сейчас», с упором на то, что вы живете, то есть, что жизнь «ощущается». Другими словами, человек должен приложить все усилия, чтобы отвлечься от этих переживаний и с данного момента вовлечься в процесс жизни, вступить в брак, создать еврейский дом и еврейскую семью. Это, безусловно, способствовало бы поражению Гитлера, которому не удалось сделать так, чтобы было на одного вижницкого хасида меньше. Напротив, он воспитывает детей и внуков, вижницких хасидов до конца времен. И я не имею в виду, что это просто шутка, хотя я не настаиваю на том, чтобы он был вижницким хасидом или любавичским хасидом, или просто евреем, соблюдающим законы и заповеди Торы. Но если так, это было бы хорошо. И потому, что он пережил трудные времена в своей жизни, и теперь находится в Америке, если он действительно захочет достичь этого, то Всевышний благословит его на успех.

Письмо слишком длинное? Но если после праздника Швуэс он благополучно женится по закону Моше и Израиля — мне стоило писать это письмо, а ему стоит прочитать его. Нижеподписавшийся — Ребе».

Потом я рассказал своему собеседнику о самой известной книге Эли Визеля — «Ночь», где описаны ужасы Холокоста, через которые он сам прошел. Эли рассказывает о «ночи», когда его привезли в Освенцим, и он увидел, что они сделали с маленькими детьми, крематорий и все зверства фашистов. Он пишет: «Я никогда не забуду эту ночь, первую ночь в лагере, которая превратила мою жизнь в долгую ночь, запертую на семь замков. Я никогда не забуду пламя, которое сожгло мою веру».

Но Визель и после Холокоста был евреем, который соблюдал Шаббат, каждый день надевал тфилин, ел кошерную пищу, каждый день изучал лист Талмуда. Известно также, что после той первой ночи в течение шести месяцев он, рискуя своей жизнью, ежедневно надевал тфилин в Освенциме! Визель после войны не стал человеком, потерявшим волю к жизни. Напротив, он жил и заботился о том, чтобы другие люди жили. Он заботился о жертвах Холокоста, был преданным сторонником Израиля, принимал близко к сердцу боль советского еврейства (когда его спросили, почему он, занятый вопросами Катастрофы, беспокоится о советских евреях, Визель ответил: «Для жертв Холокоста уже слишком поздно, но эти евреи еще могут быть спасены…»). Однако возможно, самое важное, что сделал Эли Визель, — это его женитьба в 1969 году. Он создал еврейскую семью, вырастил и воспитал сына и удостоился внуков.

В чем секрет того, кто в полном отчаянии вышел из Освенцима, но сумел вернуться к своей вере и построить новую жизнь? После войны Эли Визель действительно находился на перепутье и должен был решить множество вопросов. Так как он происходил из хасидской династии, в его памяти сохранились слова деда: «Нет хасида без ребе». Поэтому в шестидесятые годы он посетил Любавичского Ребе. В своих мемуарах Эли рассказывает, что как только он вошел на аудиенцию к Ребе, он дал понять, что он не хасид Хабада, а последователь другого ребе, так как его дедушка был вижницким хасидом. Ребе улыбнулся и сказал: «Важно то, что ты хасид, менее важно, кто твой ребе».

Затем они начали разговор, который длился всю ночь, до семи часов утра. Ребе, уже прочитавший его книги, спросил его, почему он сердится на Б‑га. Он ответил: «Потому что я очень любил Его». Ребе спросил: «А теперь?» — «Даже сейчас я Его люблю, поэтому и сержусь на Него!» — ответил Визель. Ребе не согласился с ним: «Любить Б‑га — значит признать, что вы неспособны понять Его». Затем Эли сказал Ребе: «Как можно верить в Б‑га после Освенцима?» Ребе долго смотрел на него, а затем тихо-тихо ответил ему: «А как не поверить в Б‑га после Освенцима? Во что еще осталось человеку верить? В людей? Разве Освенцим не означает поражение человечества? Кроме Всевышнего, что еще осталось в мире, окутанном черным дымом Освенцима?»

Так было положено начало очень теплых отношений между Эли Визелем и Любавичским Ребе. Эли много раз посещал Ребе, ему нравилось приезжать на фарбренгены… Эли признался, что после Катастрофы он думал, что еврейский народ никогда не сможет радоваться. Но на фарбренгенах с Ребе он нашел истинную радость. Как-то он решил приехать к Ребе в день Симхос-Тойре, самый веселый праздник. Ребе сидел во главе стола, окруженный тысячами хасидов, которые пели и танцевали. Эли, одетый в плащ с беретом на голове, стоял у дверей и был уверен, что никто его не замечает. Неожиданно Ребе обратился к нему: «Реб Элиэзер, так ведут себя в Вижнице, даже не подходят поздороваться?» Визель ответил: «Я не в Вижнице, я в Любавичах». Ребе сказал: «Тогда веди себя так, как положено в Любавичах». Эли спросил: «А что делают в Любавичах в Симхос-Тойре?» Ребе ответил: «В Любавичах мы привыкли говорить лехаим в этот день». Ребе попросил его сказать лехаим и выпить полный стакан. После этого Ребе дал ему выпить еще один полный стакан. А потом Ребе сказал: «Реб Элиезер, я хочу дать вам такое благословение, какое вы сами пожелаете». Эли рассказывал, что лицо Ребе светилось высшим светом и великой радостью. Эли ответил: «Ребе сам знает». И тогда Ребе благословил его словами: «Это будет новое начало». Когда Визель вспоминал об этом много лет спустя, он говорил, что это было для него самое лучшее благословение. Во-первых, потому что день рождения Визеля в праздник Симхос-Тойре, поэтому на этот случай подходит благословение на новое начало. И Эли также добавил, что это было намного больше, чем пожелание на день рождения. Из этого благословения он впервые осознал, что «помнить» не значит жить прошлым, а означает жить будущим, не забывая о прошлом. И, более того, означает жить будущим, и не повторять ошибки прошлого!

* * *

Дорогие мои друзья, вы читаете эту статью, когда Рош ѓаШоно уже стучит в нашу дверь. Рош ѓаШоно — это начало нового года. Настало время забыть все проблемы прошлого года, все большие и маленькие ссоры, весь гнев, даже по самым важным поводам, все разочарования, даже самые большие из тех, что мы испытали друг от друга, все реальные проблемы и те, которые в глубине души на самом деле не вызывают беспокойства, все страхи, которые мы переживаем годами, те, что парализуют нас, когда мы их вспоминаем, и пробуждают в нас желание бежать и скрыться от этого мира. Нужно избавиться от этого груза, забыть об этом, выбросить его далеко-далеко, скрыть его, если это возможно, полностью, и в любом случае — начать с нуля, начать без всего этого новую страницу. Но начать сначала — это прежде всего жить с будущим, что означает помнить, но не повторять прошлых ошибок.

Мне хотелось бы передать всем вам благословение Ребе: «Пусть это будет новое начало». Желаю вам хорошего и сладкого года! Хорошей записи и подписи!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,12 МБ).

Comments are closed.