Сослучайное и присослучайное 2017-08-24 23:30:40

Мы бежим за автобусом. .. успели. Это Бог нам сделал! А если бы мы так не думали, что бы мы думали? Это злые силы сделали нам назло! Вера в Провидение — обратная сторона веры в чертей и злых духов. Она так глубоко сидит в вас, что вы спасаетесь от неё верой в противонаправленную и равную по влиянию силу?
Можно и наоборот: успели -Бог сделал, не успели — тоже Он. А теперь подумайте, что вы таким образом объяснили? Вы просто боретесь с желанием рассердиться на автобус. Детское желание, на уровне трехлетнего. Не пора ли понять, что автобусы к вам равнодушны?

Сослучайное и присослучайное 2017-08-24 23:30:40

Мы бежим за автобусом. .. успели. Это Бог нам сделал! А если бы мы так не думали, что бы мы думали? Это злые силы сделали нам назло! Вера в Провидение — обратная сторона веры в чертей и злых духов. Она так глубоко сидит в вас, что вы спасаетесь от неё верой в противонаправленную и равную по влиянию силу?
Можно и наоборот: успели -Бог сделал, не успели — тоже Он. А теперь подумайте, что вы таким образом объяснили? Вы просто боретесь с желанием рассердиться на автобус. Детское желание, на уровне трехлетнего. Не пора ли понять, что автобусы к вам равнодушны?

История букв

Недавно я слушал лекцию по истории ивритских печатных шрифтов. Лектор говорил, что на протяжении 19 века самым распространённым шрифтом был Дроголин, он до сих пор остаётся основным шрифтом для религиозной литературы. А в начале 20 века в Германии (кажется, в Лейпциге) возникло конкурирующее издательство, которое разработало для себя другой шрифт — Франк Рюл. Как раз в это время началось сионистское и социалистическое движение, и это издательство стало печатать прессу сионистов и социалистов. Поэтому Франк Рюл стал фактически официальным шрифтом ишува и Израиля, а Дроголин оставили "досам".
Там было ещё много интересного — о разработке шрифтов для Корена на основе древних рукописей, о том, как для музея Рокфеллера разработали шрифт, подражающий "надписи Узияѓу", о попытках создать ивритский курсив, о том, в какую сторону должны торчать серифы — горизонтально или вертикально, и пр.
https://www.youtube.com/watch?v=gmcQboWfPO0

История букв

Недавно я слушал лекцию по истории ивритских печатных шрифтов. Лектор говорил, что на протяжении 19 века самым распространённым шрифтом был Дроголин, он до сих пор остаётся основным шрифтом для религиозной литературы. А в начале 20 века в Германии (кажется, в Лейпциге) возникло конкурирующее издательство, которое разработало для себя другой шрифт — Франк Рюл. Как раз в это время началось сионистское и социалистическое движение, и это издательство стало печатать прессу сионистов и социалистов. Поэтому Франк Рюл стал фактически официальным шрифтом ишува и Израиля, а Дроголин оставили "досам".
Там было ещё много интересного — о разработке шрифтов для Корена на основе древних рукописей, о том, как для музея Рокфеллера разработали шрифт, подражающий "надписи Узияѓу", о попытках создать ивритский курсив, о том, в какую сторону должны торчать серифы — горизонтально или вертикально, и пр.
https://www.youtube.com/watch?v=gmcQboWfPO0

И в «городе», и в «поле»…

Канун Шабос главы «Шойфтим»
3 элула 5777 года / 25 августа 2017 г.

Этим летом впервые сыновья посланников Любавичского Ребе, раввинов четырех городов Украины объединились и организовали мицвомобиль — «синагогу на колесах». Мендл Вольф из Одессы, Менди Готлиб из Николаева, Менахем Вольф из Херсона и Элазар Эрентрой из Запорожья собрали пожертвования среди своих друзей, арендовали большой автомобиль, наполнили его священными книгами, тфилинами, мезузами — даже поместили туда Свиток Торы! — и выехали на несколько недель в путешествие между малыми городами юга Украины. Они переезжали из города в город и, делая остановку, в каждом из них собирали евреев, изучали с ними Тору, молились, устанавливали мезузы, проводили интересные мероприятия с еврейскими детьми…

* * *

В конце сегодняшней недельной главы «Шойфтим» рассказывается о ритуале эгла аруфа («телица с проломленной шеей»), который совершался в случаях, когда в поле находили труп неизвестно кем убитого человека (Дворим, 21: 1–9). Тора повелевает старейшинам близлежащего города взять годовалую телицу, «которая еще не ходила под ярмом», отвести ее к текущему меж бесплодных скал ручью и прорубить ей там шею. Затем старейшины омывали над ней руки и провозглашали: «Наши руки не пролили этой крови, и наши глаза не видели, очисти народ Твой, Израиля, который Ты, о Г‑споди, освободил, и не вмени народу Твоему, Израилю, невинной крови»» (Дворим, 21: 7). Этот ритуал не являлся жертвоприношением или искуплением убийства. Согласно Торе, пролитая кровь человека оскверняет и делает бесплодной землю, как сказано: «И не привнесите вину на землю, на которой вы, ибо кровь привносит вину на землю, а земле не будет искупления за кровь, на нее пролитую, разве только кровью пролившего ее» (Бамидбор, 35: 33). Кровь телицы служила как бы заменой крови убитого, и осквернение переносилось с места, где был найден убитый, на место, где обезглавили животное. Если убийца впоследствии обнаруживался, он подлежал казни (Мишна, трактат «Сота», 9: 7; Талмуд, трактат «Ксубойс», 37б).

Непонятным остается то, какая связь между старейшинами города и убийством? Как говорится в Талмуде (трактат «Шабос», 55а) и книге «Зоѓар» (часть 1, 57б): «Нет смерти без греха». Следовательно, человек умер, вероятно, за свои грехи. Сам акт убийства совершен убийцей, который и должен понести за это суровое заслуженное наказание. Почему же Тора требует от старейшин города совершить этот ритуал и, особо, объявить о том, что они не имеют ничего общего с убийством. Ведь это само собой разумеется! Совершенно очевидно, что есть убийца, который убил, и есть человек, который умер за свои грехи. При чем тут старейшины?!

Мудрецы наделяют ритуал эгла аруфа особым этическим содержанием. Заявление старейшин об их невиновности — это не столько отречение от причастности к пролитию невинной крови, сколько сокрушение по поводу того, что они не смогли принять меры для предотвращения убийства. Талмуд неоднократно повторяет: «Все сыны Израиля в ответе друг за друга». Поэтому ответственность за убийство лежит не только на убийце и, конечно, не только на самом убитом, но и на всех жителях города, расположенного рядом с местом, где произошло убийство, и даже на старейшинах города. Раши объясняет, что Тора, говоря «выйдут твои старейшины», подразумевает, что это будут «отличенные, избранные из твоих старейшин, это верховная судебная палата — Санѓедрин». Именно старейшины должны публично заявить: «Наши руки не пролили эту кровь». Потому что их главной обязанностью было передать всему народу ценности Торы, чтобы избежать такой ситуации, когда вырос человек, способный совершить убийство.

Старейшины испрашивают у Б‑га прощение не за участие в убийстве их самих или даже их сограждан, и даже не за непринятие необходимых мер для разыскания убийц, а за то, что не приняты общие меры, предупреждающие преступления. Вина старейшин могла выразиться в том, что они не организовали материальной помощи нуждающимся и тем толкнули их на путь преступлений, или же в том, что не дали одиноким путникам охраны от разбойников. Таким образом, это толкование подразумевает предписание опасаться бездействия, которое создает условия для преступления.

Алтер Ребе в книге «Ликутей Тора» пишет, что и в духовной жизни человека существует понятие «кровопролития». Когда еврей грешит, он как бы «проливает кровь» и жизненность своей души, опускает ее в греховность и лишает святости. Иногда можно встретить еврея, находящегося на столь низком духовном уровне, что он становится, не дай Б‑г, подобен убитому. И даже более того: найти его «в поле» — владениях Эйсава, который, как мы знаем, был «человеком поля». Тора свидетельствует о нем: «И выросли отроки, и стал Эйсав человеком, сведущим в улове, человеком полевым…» (Брейшис, 25: 27). И если есть действительно человек столь бедный духовно, то, с одной стороны, можно утверждать, что он сам виновен в состоянии, до которого опустился. В конце концов, он мог выйти из духовного «поля» и поселиться в «городе» — в месте, где есть еврейская жизнь. И если все-таки он решил остаться в «поле» и пал убитым, то вся ответственность лежит на нем одном. Однако предназначение ритуала эгла аруфа ясно указывает на то, что ответственность за духовно падшего еврея и его отход от еврейства лежит на всех, даже на членах Санѓедрина. Как сказано в мидраше «Тоно девей Элияѓу рабо»: «Должны были судьи… повязать им железный канат на талии… и возвратить в каждый город Израиля… и учить сынов Израиля». Они должны были позаботиться о том, чтобы ни один еврей не отошел от иудаизма!

Это указание для всех евреев, в течение всего года, а особенно — в месяце элул. У каждого из нас есть долг и священное право выйти в «поле» — за пределы «города» и разбудить евреев, напоминая им, что настал месяц элул, месяц, в котором Царь — Всевышний — «в поле» принимает всех евреев «любезно и обращает Свой лик ко всем». Так что мы все сможем в Дни трепета прийти в «город» и сразу же быть записанными и подписанными в книгу совершенных праведников.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (784 КБ).

И в «городе», и в «поле»…

Канун Шабос главы «Шойфтим»
3 элула 5777 года / 25 августа 2017 г.

Этим летом впервые сыновья посланников Любавичского Ребе, раввинов четырех городов Украины объединились и организовали мицвомобиль — «синагогу на колесах». Мендл Вольф из Одессы, Менди Готлиб из Николаева, Менахем Вольф из Херсона и Элазар Эрентрой из Запорожья собрали пожертвования среди своих друзей, арендовали большой автомобиль, наполнили его священными книгами, тфилинами, мезузами — даже поместили туда Свиток Торы! — и выехали на несколько недель в путешествие между малыми городами юга Украины. Они переезжали из города в город и, делая остановку, в каждом из них собирали евреев, изучали с ними Тору, молились, устанавливали мезузы, проводили интересные мероприятия с еврейскими детьми…

* * *

В конце сегодняшней недельной главы «Шойфтим» рассказывается о ритуале эгла аруфа («телица с проломленной шеей»), который совершался в случаях, когда в поле находили труп неизвестно кем убитого человека (Дворим, 21: 1–9). Тора повелевает старейшинам близлежащего города взять годовалую телицу, «которая еще не ходила под ярмом», отвести ее к текущему меж бесплодных скал ручью и прорубить ей там шею. Затем старейшины омывали над ней руки и провозглашали: «Наши руки не пролили этой крови, и наши глаза не видели, очисти народ Твой, Израиля, который Ты, о Г‑споди, освободил, и не вмени народу Твоему, Израилю, невинной крови»» (Дворим, 21: 7). Этот ритуал не являлся жертвоприношением или искуплением убийства. Согласно Торе, пролитая кровь человека оскверняет и делает бесплодной землю, как сказано: «И не привнесите вину на землю, на которой вы, ибо кровь привносит вину на землю, а земле не будет искупления за кровь, на нее пролитую, разве только кровью пролившего ее» (Бамидбор, 35: 33). Кровь телицы служила как бы заменой крови убитого, и осквернение переносилось с места, где был найден убитый, на место, где обезглавили животное. Если убийца впоследствии обнаруживался, он подлежал казни (Мишна, трактат «Сота», 9: 7; Талмуд, трактат «Ксубойс», 37б).

Непонятным остается то, какая связь между старейшинами города и убийством? Как говорится в Талмуде (трактат «Шабос», 55а) и книге «Зоѓар» (часть 1, 57б): «Нет смерти без греха». Следовательно, человек умер, вероятно, за свои грехи. Сам акт убийства совершен убийцей, который и должен понести за это суровое заслуженное наказание. Почему же Тора требует от старейшин города совершить этот ритуал и, особо, объявить о том, что они не имеют ничего общего с убийством. Ведь это само собой разумеется! Совершенно очевидно, что есть убийца, который убил, и есть человек, который умер за свои грехи. При чем тут старейшины?!

Мудрецы наделяют ритуал эгла аруфа особым этическим содержанием. Заявление старейшин об их невиновности — это не столько отречение от причастности к пролитию невинной крови, сколько сокрушение по поводу того, что они не смогли принять меры для предотвращения убийства. Талмуд неоднократно повторяет: «Все сыны Израиля в ответе друг за друга». Поэтому ответственность за убийство лежит не только на убийце и, конечно, не только на самом убитом, но и на всех жителях города, расположенного рядом с местом, где произошло убийство, и даже на старейшинах города. Раши объясняет, что Тора, говоря «выйдут твои старейшины», подразумевает, что это будут «отличенные, избранные из твоих старейшин, это верховная судебная палата — Санѓедрин». Именно старейшины должны публично заявить: «Наши руки не пролили эту кровь». Потому что их главной обязанностью было передать всему народу ценности Торы, чтобы избежать такой ситуации, когда вырос человек, способный совершить убийство.

Старейшины испрашивают у Б‑га прощение не за участие в убийстве их самих или даже их сограждан, и даже не за непринятие необходимых мер для разыскания убийц, а за то, что не приняты общие меры, предупреждающие преступления. Вина старейшин могла выразиться в том, что они не организовали материальной помощи нуждающимся и тем толкнули их на путь преступлений, или же в том, что не дали одиноким путникам охраны от разбойников. Таким образом, это толкование подразумевает предписание опасаться бездействия, которое создает условия для преступления.

Алтер Ребе в книге «Ликутей Тора» пишет, что и в духовной жизни человека существует понятие «кровопролития». Когда еврей грешит, он как бы «проливает кровь» и жизненность своей души, опускает ее в греховность и лишает святости. Иногда можно встретить еврея, находящегося на столь низком духовном уровне, что он становится, не дай Б‑г, подобен убитому. И даже более того: найти его «в поле» — владениях Эйсава, который, как мы знаем, был «человеком поля». Тора свидетельствует о нем: «И выросли отроки, и стал Эйсав человеком, сведущим в улове, человеком полевым…» (Брейшис, 25: 27). И если есть действительно человек столь бедный духовно, то, с одной стороны, можно утверждать, что он сам виновен в состоянии, до которого опустился. В конце концов, он мог выйти из духовного «поля» и поселиться в «городе» — в месте, где есть еврейская жизнь. И если все-таки он решил остаться в «поле» и пал убитым, то вся ответственность лежит на нем одном. Однако предназначение ритуала эгла аруфа ясно указывает на то, что ответственность за духовно падшего еврея и его отход от еврейства лежит на всех, даже на членах Санѓедрина. Как сказано в мидраше «Тоно девей Элияѓу рабо»: «Должны были судьи… повязать им железный канат на талии… и возвратить в каждый город Израиля… и учить сынов Израиля». Они должны были позаботиться о том, чтобы ни один еврей не отошел от иудаизма!

Это указание для всех евреев, в течение всего года, а особенно — в месяце элул. У каждого из нас есть долг и священное право выйти в «поле» — за пределы «города» и разбудить евреев, напоминая им, что настал месяц элул, месяц, в котором Царь — Всевышний — «в поле» принимает всех евреев «любезно и обращает Свой лик ко всем». Так что мы все сможем в Дни трепета прийти в «город» и сразу же быть записанными и подписанными в книгу совершенных праведников.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (784 КБ).