Сослучайное и присослучайное 2017-06-26 05:21:28

Говорят, что в 80-е годы иерусалимские дети называли снеговика «шельголем», а зебру- «пасус» (Гаарец, 9.2.84).

Сослучайное и присослучайное 2017-06-26 01:43:36

Я не верю реформистам, когда они поднимают хипеш каждое новомесячье у Западной стены, чтобы потом их интервьюировали по радио, телевидению и в газетах. И вот почему.
Сто лет назад Западная стена была почти ничем. Возле неё проходил узкий переулок квартала Муграбим. К стене приходили евреи оплакать Храм, мужчины и женщины. Перегородки тогда не было: кто же даст поставить перегородку посреди улицы? Реформистское движение существовало уже сто лет, но реформисты к Стене не приходили. Они вообще фактически отказались от Сиона.
Восемьдесят лет назад дошли первые слухи об уничтожении евреев Европы.  Что могли сделать евреи Иерусалима? Только молиться. У Западной стены была организована круглосуточная молитвенная вахта. А реформистов там не было.
Пятьдесят лет назад Старый город был освобождён, евреи толпами ринулись к Стене. А реформистов там не было.
Те евреи, которые дневали и ночевали возле Стены, которые ходили к ней в субботу пешком час туда и час обратно, если не больше, устроили там так, как им удобно. Мужчины слева, женщины справа. Это были ортодоксы. Стена перешла под контроль государства и был назначен раввин Стены. Ортодоксальный. Он никогда никому не мешал там молиться, ни Папе римскому, ни совершенно светскому подростку. Но так, чтобы это было удобно тем, кто у Стены проводит целые часы и приходит к ней тысячами — ортодоксам.
Любой реформист может прийти к Стене и излить там душу. Более того, любой реформист может присоединиться к любой молитвенной группе. Но их там почти не видно.
А теперь объясните мне, чем реформисты заслужили изменение существующего порядка и выделение на узеньком пятачке у Стены для себя отдельного участка. Что они для этого сделали?