Были когда-то и мы рысаками

Платон «Законов» — это старый, битый жизнью человек, испытавший крушение своей главной надежды: исправить мир на основе единственно верной философии. А эта надежда потерпела крушение, потому что обернулась крахом уверенность в том, что Учитель был прав: «кто не добродетелен, тот просто не знает, что такое добродетель, и его нужно научить». К тому же параллельно с Академией в тех же Афинах процветает Сад Эпикура, где осмеливаются утверждать, что богов то ли нет, то ли им на всё плевать. А сбоку — Аристипп и софисты, и наследники натурфилософов, говорящие, что природа права, а ухищрения разума противоречивы и опровержимы, а потому нужно делать то, что хочется, а прав сильный. Поэтому в 10 книге «Законов» Платон борется с эпикурейцами примерно так: «Вы щенки ещё, молоко на губах не обсохло, и спорите со мной, стариком? И вообще: все люди, даже варвары, уверены, что боги есть и что им нужно приносить жертвы, этому учат кормилицы младенцев, а вы что, умнее всех? Вот я на вас закон о нечестии!»
И только после такого вступления он начинает обосновывать свой тезис о том, что боги по самому своему определению всеблаги, а значит, по самому определению этого слова несут благо всему и всем.

Горький опыт

Есть люди, которые хотят сделать хорошее и правильное дело — и подсознательно решают, что если они хотят сделать, то они уже сделали. И потом удивляются, когда им напоминают (раз, и два, и пять), что они этого ещё не сделали. (А вы не из таких?) И плохо, если эти люди должны платить кому-нибудь зарплату.

Сослучайное и присослучайное 2017-06-02 02:59:16

Мир нельзя сделать лучше, но его можно изменить к лучшему (Игорь Туров, ФБ)