Ѓалаха и уплата налогов

Четыре современных респонса (краткое изложение).
1. Талмуд говорит: «Закон страны есть закон Торы» (Гитин, 10 и др.). Приводятся два обоснования этого правила: а) мы платим правителю за право жить в его стране, б) мы приняли власть правителя и выполняем его требования. Это правило действует как в стране Израиля (Бейт Йосеф), так и за её пределами, и по отношению к любым властям, как еврейским, так и нееврейским (Рамбам), и даже злодейским (Рашба, Ран), и даже если в государстве существуют другие законы, противоречащие Торе. Единственное ограничение — если закон страны явным образом противоречит известному закону Торы. Законы государства Израиль также имеют силу законов Торы (Пискей дин рабаниим, 1:281). Соответственно, что бы ни думал еврей о налогах, он обязан их платить.
Однако мы не обязаны требовать с того, кто что-либо сделал нам за деньги, товарный чек, так как это его дело, а не наше. (Хотя тот, кто всегда требует товарный чек, поступает благочестиво).
Рав Дов Лиор, глава ешивы и раввин Кирьят-Арба.

2. Есть и ещё одна причина платить налоги. Современное государство может считаться не столько «царством» времён Талмуда, сколько общиной, то есть добровольным объединением граждан, вырабатывающим правила общежития и внутриобщинные сборы. Таковые правила обязательны для всех членов общины. Но во многих общинах существуют неписаные правила, уточняющие писаные законы.
Из этого следует такой вывод: если подавляющее большинство граждан государства не проводит мелкие суммы через налоговое управление и структуры государства знают это, но не преследуют такие действия — нет ѓалахической обязанности проводить мелкие суммы через налоговое управление. Однако если эти мелкие суммы составляют единственный заработок, или если суммы большие — структуры государства преследуют укрывающих их, и в этих случаях ѓалаха обязывает проводить их через налоговое управление.
р.Барух Паз, глава колеля раввинских судей при ешиве Бейт-Эль.

3. Так как закон не обязывает граждан всегда требовать товарный чек, ѓалаха тоже не обязывает поступать так. Но помогать утаивать налоги нельзя. Поэтому если нам предлагают: «заплатите такую-то сумму, но если с товарным чеком, то дороже», или наоборот: «заплатите такую-то сумму, но можно и без товарного чека, тогда будет меньше», нам нельзя соглашаться и мы обязаны потребовать товарный чек.
р.Шломо Ишон, глава центра «Кетер — экономика согласно Торе».

1. Если налоговое управление не «ищет» маленькие доходы, это является общим условием его функционирования, и о них не нужно сообщать. Если же маленькие доходы являются основным средством заработка человека, то хотя налоговое управление и не «ищет» таких людей, но это лишь потому, что это является для него лишней нагрузкой. В этом случае нужно проводить такие доходы через налоговое управление.
2. Если человек заработал на некоторую сумму больше необлагаемого налогом потолка, у него нет никакого права утаивать эту сумму, так как это кража у общества, а она хуже, чем кража у частного человека.
Йегуда га-леви Амихай,
Институт современных проблем Торы «га-Тора ве-га-арец»
http://www.yeshiva.org.il/midrash/5314

Еврейская загадка

Какая проблема, имеющая отношение к ивриту, беспокоила евреев, совершенно не интересующихся языком, в 1959 и 1979 годах?

Непрекращающееся влияние праведника

Канун Шабос главы «Хукас»
6 тамуза 5777 года / 30 июня 2017 г.

В прошлый Шабос тысячи хасидов собрались на оѓеле Любавичского Ребе в Нью-Йорке, вместе молились, учились, участвовали в фарбренгенах… Это была Суббота перед йорцайтом Ребе. И хотя прошло много лет со дня ѓисталкуса (ухода из этого мира) Ребе в 5754 (1994) году, так что ощущение сиротства должно было охватить их всех (тем более что значительная часть хасидов состояла из молодых людей, которые не удостоились увидеть Ребе своими глазами), все испытывали абсолютно иные чувства. То, что было сказано на фарбренгенах, и главное — то, что не было сказано, общая атмосфера выражали естественное признание того, что Ребе с нами в этом физическом мире, находится среди нас, наблюдает, что происходит с каждым, и благословляет всех.

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Хукас» рассказывается о том, как ушли из этого мира пророчица Мирьям и первосвященник Аѓарон. Сначала Тора говорит: «И пришли сыны Израиля, вся община, в пустыню Цин в первом месяце, и остановился народ в Кадеш. И умерла там Мирьям, и погребена была там» (Бамидбор, 20: 1). А позже рассказывается: «И сказал Г‑сподь Моше и Аѓарону на горе Ѓор, на рубеже земли Эдома, так: «Приобщится Аѓарон к народу своему… Возьми Аѓарона и Элазара, сына его, и возведи их на гору Ѓор…» И сделал Моше, как повелел Г‑сподь… и умер Аѓарон там, на вершине горы» (Бамидбор, 20: 23–29).

После смерти Мирьям и Аѓарона народ Израиля лишился подарков, которые были даны ему в их заслугу. Когда Мирьям умерла, Тора говорит: «И не было воды для общины, и собрались они против Моше и против Аѓарона» (Бамидбор, 20: 2). А когда умер Аѓарон, «услышал кенаани, царь Арада, обитавший на юге, что идет Израиль дорогою соглядатаев» (Бамидбор, 21: 1), и вышел на войну с ним. Откуда он нашел в себе мужество воевать с народом Израиля? Раши пишет в своем комментарии на этот стих: «Услышал, что умер Аѓарон, и что отошли облака славы». Об этом упоминается и в другом месте Торы: «И Аѓарону было сто двадцать три года, когда он умер на горе Ѓор. И услышал кенаани, царь Арада… о подходе сынов Израиля» (Бамидбор, 33: 39, 40). И Раши повторяет свое объяснение: «Имеет целью учить тебя, что услышали о смерти Аѓарона, ибо отошли облака славы, защищавшие сынов Израиля, и враг решил, что теперь можно сразиться с Израилем».

Если мы сравним события, произошедшие после смерти Мирьям и после смерти Аѓарона, то обнаружим различие, которое вызывает некоторое недоумение. Когда Мирьям умерла, и исчез колодец, питающий водой общину, сыны Израиля сразу же начали жаловаться: «И зачем вы вывели нас из Египта? Чтобы привести нас на это место дурное? Это не место посевов и инжира, и винограда, и гранатовых яблок; и воды нет для питья!» (Бамидбор, 20: 5). А когда умер Аѓарон и исчезли облака славы, не было ни крика, ни каких-либо жалоб, все прошло в полной тишине.

Когда народ Израиля пожаловался на нехватку воды после смерти Мирьям, Б‑г наставляет Моше-рабейну: «Возьми посох и собери общину, ты и Аѓарон, брат твой, и говорите скале на глазах у них, и даст она воды свои… и напоишь ты общину и их скот» (Бамидбор, 20: 8). И Моше вернул народу воду. В то же время о том, вернулись ли облака славы после смерти Аѓарона и когда это произошло, нет упоминания в Торе. А ведь роль облаков была очень важна для жизни общины, ибо они указывали, куда Всевышний хочет направить путь избранного народа, и защищали его от врагов. Почему же евреи не жалуются на их исчезновение?

Проанализировав мидраши и комментарии Раши, мы замечаем, что в одних отрывках Торы говорится о просто «облаках», а в других — об «облаках славы». Разница между ними заключается в их предназначении. Единственная цель «облаков славы» — «уважение, слава», достоинство народа Израиля, получившего Тору на горе Синай и заключившего союз с Б‑гом. А роль просто «облаков» — защита. Как отмечает Раши в своем комментарии на стих «И облако Г‑сподне над ними днем…» (Бамидбор, 10: 34): «Говорится о семи облаках при переходах сынов Израиля: четыре облака с четырех сторон, одно сверху и одно снизу, и одно пред ними, которое сглаживало возвышенности и овраги, встречавшиеся на их пути, и умерщвляло змей и скорпионов». Они также защищали народ Израиля от жары, палящего солнца пустыни, дождя, а во время войны, как уже упоминалось выше, — от врага. И хотя эти действия добавляли достоинства сынам Израиля, это не было их главной задачей. Основными функциями этих облаков были защита и помощь народу Израиля во время его пребывания в пустыне. Что же касается «облаков славы», то их предназначение состояло исключительно в том, чтобы добавлять достоинство Израилю.

Когда Аѓарон умер, по словам Раши, «исчезли облака славы», целью которых было «достоинство». Но «обычные» облака, обеспечивающие евреев защитой и помощью, остались. Поэтому, после исчезновения «облаков славы», не имеющих прямого влияния на повседневную жизнь, народ Израиля не пришел с жалобами и не поднимал бунт. Жизнь продолжалась в своем нормальном режиме. Они были защищены и беспрепятственно удовлетворяли все свои потребности. Поэтому «облака славы» не возвращаются после смерти Аѓарона. Они исчезли и больше не вернулись.

Вот почему вода была возвращена сынам Израиля после смерти Мирьям в заслугу Моше-рабейну, но «облака славы» не вернулись. Аѓарон и Мирьям были великими праведниками, и только благодаря их личным заслугам сыны Израиля получили воду и «облака славы». В отличие от этого, Моше-рабейну, будучи верным пастырем поколения, заботился о нуждах народа в соответствии с тем, в чем тот нуждался в то или иное время. То, что евреи получали благодаря Моше, приходило не ради его заслуг или индивидуальных качеств, а в силу необходимости. Из опасений за судьбу и жизнь своего поколения Моше ищет и получает то, что нужно народу прямо сейчас. Таким образом, то, что стало достоянием еврейского народа благодаря Аѓарону и Мирьям, было дано в их заслугу, было наградой за их добрые дела, а после их ухода из жизни, исчезло. Но Моше-рабейну предоставляет евреям то, что им необходимо в данный момент. Сыны Израиля нуждались в воде, которая была жизненно необходима в пустыне, и Моше позаботился о том, чтобы получить воду из скалы. В «облаках славы» такой нужды не было, они являлись лишь следствием заслуг Аѓарона, и после его смерти уже не оставалось оснований для того, чтобы облака сопровождали народ. И Моше ничего не предпринимает, чтобы их вернуть.

Моше, как верный пастырь, не может не заботиться о своем народе, поэтому его влияние и забота не прекращаются и после того, как он покидает этот мир. До тех пор, пока люди нуждаются в его помощи, он будет продолжать давать им все необходимое. «Не умер Моше. Как раньше стоял и служил, так и сейчас стоит и служит» (Талмуд, трактат «Сота», 13б). До тех пор, пока народу что-то нужно, Моше-рабейну обеспечивает это в той или иной форме.

В этом и заключается необыкновенное величие Моше как руководителя народа, присущее также главам еврейского народа во всех поколениях. А в нашем поколении после ухода Ребе 3 тамуза 5754 года, несмотря на то, что не видно его открытого прямого влияния, все равно «стадо не рассталось со своим пастырем». И действия, которые праведники предпринимали в жизни в этом мире, продолжаются. Поколение продолжает получать от них все необходимое, даже после их ухода из этого мира.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (736 КБ).

Непрекращающееся влияние праведника

Канун Шабос главы «Хукас»
6 тамуза 5777 года / 30 июня 2017 г.

В прошлый Шабос тысячи хасидов собрались на оѓеле Любавичского Ребе в Нью-Йорке, вместе молились, учились, участвовали в фарбренгенах… Это была Суббота перед йорцайтом Ребе. И хотя прошло много лет со дня ѓисталкуса (ухода из этого мира) Ребе в 5754 (1994) году, так что ощущение сиротства должно было охватить их всех (тем более что значительная часть хасидов состояла из молодых людей, которые не удостоились увидеть Ребе своими глазами), все испытывали абсолютно иные чувства. То, что было сказано на фарбренгенах, и главное — то, что не было сказано, общая атмосфера выражали естественное признание того, что Ребе с нами в этом физическом мире, находится среди нас, наблюдает, что происходит с каждым, и благословляет всех.

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Хукас» рассказывается о том, как ушли из этого мира пророчица Мирьям и первосвященник Аѓарон. Сначала Тора говорит: «И пришли сыны Израиля, вся община, в пустыню Цин в первом месяце, и остановился народ в Кадеш. И умерла там Мирьям, и погребена была там» (Бамидбор, 20: 1). А позже рассказывается: «И сказал Г‑сподь Моше и Аѓарону на горе Ѓор, на рубеже земли Эдома, так: «Приобщится Аѓарон к народу своему… Возьми Аѓарона и Элазара, сына его, и возведи их на гору Ѓор…» И сделал Моше, как повелел Г‑сподь… и умер Аѓарон там, на вершине горы» (Бамидбор, 20: 23–29).

После смерти Мирьям и Аѓарона народ Израиля лишился подарков, которые были даны ему в их заслугу. Когда Мирьям умерла, Тора говорит: «И не было воды для общины, и собрались они против Моше и против Аѓарона» (Бамидбор, 20: 2). А когда умер Аѓарон, «услышал кенаани, царь Арада, обитавший на юге, что идет Израиль дорогою соглядатаев» (Бамидбор, 21: 1), и вышел на войну с ним. Откуда он нашел в себе мужество воевать с народом Израиля? Раши пишет в своем комментарии на этот стих: «Услышал, что умер Аѓарон, и что отошли облака славы». Об этом упоминается и в другом месте Торы: «И Аѓарону было сто двадцать три года, когда он умер на горе Ѓор. И услышал кенаани, царь Арада… о подходе сынов Израиля» (Бамидбор, 33: 39, 40). И Раши повторяет свое объяснение: «Имеет целью учить тебя, что услышали о смерти Аѓарона, ибо отошли облака славы, защищавшие сынов Израиля, и враг решил, что теперь можно сразиться с Израилем».

Если мы сравним события, произошедшие после смерти Мирьям и после смерти Аѓарона, то обнаружим различие, которое вызывает некоторое недоумение. Когда Мирьям умерла, и исчез колодец, питающий водой общину, сыны Израиля сразу же начали жаловаться: «И зачем вы вывели нас из Египта? Чтобы привести нас на это место дурное? Это не место посевов и инжира, и винограда, и гранатовых яблок; и воды нет для питья!» (Бамидбор, 20: 5). А когда умер Аѓарон и исчезли облака славы, не было ни крика, ни каких-либо жалоб, все прошло в полной тишине.

Когда народ Израиля пожаловался на нехватку воды после смерти Мирьям, Б‑г наставляет Моше-рабейну: «Возьми посох и собери общину, ты и Аѓарон, брат твой, и говорите скале на глазах у них, и даст она воды свои… и напоишь ты общину и их скот» (Бамидбор, 20: 8). И Моше вернул народу воду. В то же время о том, вернулись ли облака славы после смерти Аѓарона и когда это произошло, нет упоминания в Торе. А ведь роль облаков была очень важна для жизни общины, ибо они указывали, куда Всевышний хочет направить путь избранного народа, и защищали его от врагов. Почему же евреи не жалуются на их исчезновение?

Проанализировав мидраши и комментарии Раши, мы замечаем, что в одних отрывках Торы говорится о просто «облаках», а в других — об «облаках славы». Разница между ними заключается в их предназначении. Единственная цель «облаков славы» — «уважение, слава», достоинство народа Израиля, получившего Тору на горе Синай и заключившего союз с Б‑гом. А роль просто «облаков» — защита. Как отмечает Раши в своем комментарии на стих «И облако Г‑сподне над ними днем…» (Бамидбор, 10: 34): «Говорится о семи облаках при переходах сынов Израиля: четыре облака с четырех сторон, одно сверху и одно снизу, и одно пред ними, которое сглаживало возвышенности и овраги, встречавшиеся на их пути, и умерщвляло змей и скорпионов». Они также защищали народ Израиля от жары, палящего солнца пустыни, дождя, а во время войны, как уже упоминалось выше, — от врага. И хотя эти действия добавляли достоинства сынам Израиля, это не было их главной задачей. Основными функциями этих облаков были защита и помощь народу Израиля во время его пребывания в пустыне. Что же касается «облаков славы», то их предназначение состояло исключительно в том, чтобы добавлять достоинство Израилю.

Когда Аѓарон умер, по словам Раши, «исчезли облака славы», целью которых было «достоинство». Но «обычные» облака, обеспечивающие евреев защитой и помощью, остались. Поэтому, после исчезновения «облаков славы», не имеющих прямого влияния на повседневную жизнь, народ Израиля не пришел с жалобами и не поднимал бунт. Жизнь продолжалась в своем нормальном режиме. Они были защищены и беспрепятственно удовлетворяли все свои потребности. Поэтому «облака славы» не возвращаются после смерти Аѓарона. Они исчезли и больше не вернулись.

Вот почему вода была возвращена сынам Израиля после смерти Мирьям в заслугу Моше-рабейну, но «облака славы» не вернулись. Аѓарон и Мирьям были великими праведниками, и только благодаря их личным заслугам сыны Израиля получили воду и «облака славы». В отличие от этого, Моше-рабейну, будучи верным пастырем поколения, заботился о нуждах народа в соответствии с тем, в чем тот нуждался в то или иное время. То, что евреи получали благодаря Моше, приходило не ради его заслуг или индивидуальных качеств, а в силу необходимости. Из опасений за судьбу и жизнь своего поколения Моше ищет и получает то, что нужно народу прямо сейчас. Таким образом, то, что стало достоянием еврейского народа благодаря Аѓарону и Мирьям, было дано в их заслугу, было наградой за их добрые дела, а после их ухода из жизни, исчезло. Но Моше-рабейну предоставляет евреям то, что им необходимо в данный момент. Сыны Израиля нуждались в воде, которая была жизненно необходима в пустыне, и Моше позаботился о том, чтобы получить воду из скалы. В «облаках славы» такой нужды не было, они являлись лишь следствием заслуг Аѓарона, и после его смерти уже не оставалось оснований для того, чтобы облака сопровождали народ. И Моше ничего не предпринимает, чтобы их вернуть.

Моше, как верный пастырь, не может не заботиться о своем народе, поэтому его влияние и забота не прекращаются и после того, как он покидает этот мир. До тех пор, пока люди нуждаются в его помощи, он будет продолжать давать им все необходимое. «Не умер Моше. Как раньше стоял и служил, так и сейчас стоит и служит» (Талмуд, трактат «Сота», 13б). До тех пор, пока народу что-то нужно, Моше-рабейну обеспечивает это в той или иной форме.

В этом и заключается необыкновенное величие Моше как руководителя народа, присущее также главам еврейского народа во всех поколениях. А в нашем поколении после ухода Ребе 3 тамуза 5754 года, несмотря на то, что не видно его открытого прямого влияния, все равно «стадо не рассталось со своим пастырем». И действия, которые праведники предпринимали в жизни в этом мире, продолжаются. Поколение продолжает получать от них все необходимое, даже после их ухода из этого мира.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (736 КБ).

Ты один мне поддержка и опора

В 70-е годы и ранее каждая уважающая себя газета в Израиле содержала колонку исследований иврита. Гаарец — «Тур га-лашон», Давар — «Пинат га-лашон», Давар га-шавуа — «Милим милим», Хотам — «Аль кце га-лашон», Аль га-мишмар — «Сихот аль иврит», Йедиот — без названия, даже в Ла-иша и Ба-махане были заметки. Даже в газете Кирьят-Моцкина. И куда всё делось?

Мизантропия

Мне неинтересны люди, которым неинтересно думать.
Мне чужды люди, которые боятся сомневаться.
Мне неприятны люди, которым приятно ненавидеть.
Не говоря уже о людях, которые считают возможным смотреть на кого-либо свысока.

Сослучайное и присослучайное 2017-06-28 14:33:17

Та самая новая финская школа без уроков, предметов и оценок: подробный репортаж
https://drugienovosti.project-splash.com/%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-1-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%87%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%BD%D1%83%D0%B6%D0%BD%D0%B0-%D1%88%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0-dd1b98a2b130

Сослучайное и присослучайное 2017-06-28 11:44:26

Молодцы эпикурейцы! Как сделать так, чтобы в твою философскую школу шли из других школ, а от тебя никто не уходил? Натаскать добра отовсюду: атомизм и материальность души — от Демокрита, наслаждение как цель и благо — от киренаиков, мера как жизненный принцип — от перипатетиков, общественный договор — от них же, относительность справедливости — от софистов, презрение к «басням» о богах — от академиков. Каждый приходящий с радостью узнает своё и будет охотно воспринимать и чужое.

Недельная глава

Пожалуйста, не надо больше говорить о КРАСНОЙ корове! Таковых не бывает. Поищите в гугле картинки по ключевым словам «red cow found in israel», и увидите сами, как нужно переводить פרה אדומה.
А то прямо как в деревне не бывали и коров не видали.

Сослучайное и присослучайное 2017-06-28 07:42:39

К концу семидесятых годов среди пишущих письма в израильские газеты (по крайней мере, по вопросам языковой политики) появились «восточные» фамилии Атар и Сасон, хотя их единицы среди сотен ашкеназов. Женщины появились только в самом конце 70-х.

Эпикорос

Мудрецы Мишны враждовали более других с эпикурейцами не только потому, что те утверждали, что блаженные бессмертные существа не занимаются делами земли. И не только потому, что те считали душу материальной и смертной. А в основном потому, что те открыто называли все сказания о вмешательстве божеств в жизнь людей — баснями.

Почему Он не пустил Моисея в Землю? (Чис. 20:10,12)

Объяснений столько, что не перечислить. Обратимся к тексту (Бамидбар 20:10):
וַיַּקְהִלוּ משֶׁה וְאַהֲרֹן אֶת הַקָּהָל אֶל פְּנֵי הַסָּלַע וַיֹּאמֶר לָהֶם שִׁמְעוּ נָא הַמֹּרִים הֲמִן הַסֶּלַע הַזֶּה נוֹצִיא לָכֶם מָיִם
И созвали Моисей и Аарон собрание перед скалой, и [он] сказал им: Слушайте (שִׁמְעוּ נָא, соблаговолите слушать) вы, бунтовшики, не из этой ли скалы мы извлечем вам воду?
Грамматически это риторический вопрос, предполагающий отрицательный ответ. Моисей саркастически спрашивает: уж не хотите ли вы, чтобы мы извлекли для вас воду из этого камня? Следуя буквальному смыслу, мы должны заключить, что Моисей считает идею извлечения воды «из этой скалы» явно абсурдной. Судя по его словам, он попросту не верит указанию Всевышнего (Бамидбар 20:8), Возьми посох и созови все общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите скале у них на глазах, чтобы дала она воду; и извлечешь ты для них воду из скалы, и напоишь общество и скот их.

То, что Моисей не поверил Его словам, да еще при том, что он в прошлом (Шмот 17:6) уже успешно извлекал воду из скалы (и при том, что он выбивает-таки из нее воду в стихе 11, следующем за нашим), кажется невероятным — совершенно дикая идея! Между тем буквальный смысл именно такой — по крайней мере на первый взгляд. Более того: кажется, именно так говорит Моисею и Аарону Сам Всевышний (Бамидбар 20:12)!
וַיֹּאמֶר יְהֹוָה אֶל משֶׁה וְאֶל אַהֲרֹן יַעַן לֹא הֶאֱמַנְתֶּם בִּי לְהַקְדִּישֵׁנִי לְעֵינֵי בְּנֵי יִשְׂרָאֵל לָכֵן לֹא תָבִיאוּ אֶת הַקָּהָל הַזֶּה אֶל הָאָרֶץ אֲשֶׁר נָתַתִּי לָהֶם
И сказал hаШем Моисею и Аарону: Потому, что вы не поверили Мне, чтобы освятить Меня (т.е. не поверили Мне и таким образом не освятили Меня) перед глазами сынов Израиля, на этом основании, вы не введете это собрание в Землю, которую Я дал им.

Но, возможно, «вы не поверили Мне (לֹא הֶאֱמַנְתֶּם בִּי)» сказано в широком смысле: М. и А. пострадали потому, что Всевышний счел их, как лидеров, ответственными за бунт — подобно тому, как Он счел судей ответственными за эпизод с баал-пеором (Бамидбар 25:3-4). Если так, то сам факт бунта свидетельствовал о том, что «вы не верили Мне [и таким образом] не освятили Меня перед глазами сынов Израиля (לֹא הֶאֱמַנְתֶּם בִּי לְהַקְדִּישֵׁנִי לְעֵינֵי בְּנֵי יִשְׂרָאֵל)». Это до некоторой степени подтверждается в Дварим 3:26; а также в Теhилим 106:32-33.

Но, возможно, «вы не поверили Мне» означает другое: Я отнесся к народу с миром; чтобы ты вместе с Аароном (человеком мира) обратились к скале (וְדִבַּרְתֶּם אֶל הַסֶּלַע, с. 20:8), а вы не верили в Мои слова, и ты обратился вместо этого к народу, один, с издевкой и высокомерием вместо мира (как бы от Моего лица, тем самым «не освятив Меня»). Такое объяснение близко к одному из традиционных (бил по скале и не обратился к ней словами).

Почему Он не пустил Моисея в Землю? (Чис. 20:10,12)

Объяснений столько, что не перечислить. Обратимся к тексту (Бамидбар 20:10):
וַיַּקְהִלוּ משֶׁה וְאַהֲרֹן אֶת הַקָּהָל אֶל פְּנֵי הַסָּלַע וַיֹּאמֶר לָהֶם שִׁמְעוּ נָא הַמֹּרִים הֲמִן הַסֶּלַע הַזֶּה נוֹצִיא לָכֶם מָיִם
И созвали Моисей и Аарон собрание перед скалой, и [он] сказал им: Слушайте (שִׁמְעוּ נָא, соблаговолите слушать) вы, бунтовшики, не из этой ли скалы мы извлечем вам воду?
Грамматически это риторический вопрос, предполагающий отрицательный ответ. Моисей саркастически спрашивает: уж не хотите ли вы, чтобы мы извлекли для вас воду из этого камня? Следуя буквальному смыслу, мы должны заключить, что Моисей считает идею извлечения воды «из этой скалы» явно абсурдной. Судя по его словам, он попросту не верит указанию Всевышнего (Бамидбар 20:8), Возьми посох и созови все общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите скале у них на глазах, чтобы дала она воду; и извлечешь ты для них воду из скалы, и напоишь общество и скот их.

То, что Моисей не поверил Его словам, да еще при том, что он в прошлом (Шмот 17:6) уже успешно извлекал воду из скалы (и при том, что он выбивает-таки из нее воду в стихе 11, следующем за нашим), кажется невероятным — совершенно дикая идея! Между тем буквальный смысл именно такой — по крайней мере на первый взгляд. Более того: кажется, именно так говорит Моисею и Аарону Сам Всевышний (Бамидбар 20:12)!
וַיֹּאמֶר יְהֹוָה אֶל משֶׁה וְאֶל אַהֲרֹן יַעַן לֹא הֶאֱמַנְתֶּם בִּי לְהַקְדִּישֵׁנִי לְעֵינֵי בְּנֵי יִשְׂרָאֵל לָכֵן לֹא תָבִיאוּ אֶת הַקָּהָל הַזֶּה אֶל הָאָרֶץ אֲשֶׁר נָתַתִּי לָהֶם
И сказал hаШем Моисею и Аарону: Потому, что вы не поверили Мне, чтобы освятить Меня (т.е. не поверили Мне и таким образом не освятили Меня) перед глазами сынов Израиля, на этом основании, вы не введете это собрание в Землю, которую Я дал им.

Но, возможно, «вы не поверили Мне (לֹא הֶאֱמַנְתֶּם בִּי)» сказано в широком смысле: М. и А. пострадали потому, что Всевышний счел их, как лидеров, ответственными за бунт — подобно тому, как Он счел судей ответственными за эпизод с баал-пеором (Бамидбар 25:3-4). Если так, то сам факт бунта свидетельствовал о том, что «вы не верили Мне [и таким образом] не освятили Меня перед глазами сынов Израиля (לֹא הֶאֱמַנְתֶּם בִּי לְהַקְדִּישֵׁנִי לְעֵינֵי בְּנֵי יִשְׂרָאֵל)». Это до некоторой степени подтверждается в Дварим 3:26; а также в Теhилим 106:32-33.

Но, возможно, «вы не поверили Мне» означает другое: Я отнесся к народу с миром; чтобы ты вместе с Аароном (человеком мира) обратились к скале (וְדִבַּרְתֶּם אֶל הַסֶּלַע, с. 20:8), а вы не верили в Мои слова, и ты обратился вместо этого к народу, один, с издевкой и высокомерием вместо мира (как бы от Моего лица, тем самым «не освятив Меня»). Такое объяснение близко к одному из традиционных (бил по скале и не обратился к ней словами).

В четырёх словах

Советы Эпикура в отношении мировоззрения можно суммировать очень кратко: «Не заморачивайся».
А в отношении образа жизни — ещё короче: «Не напрягайся» (λάθε βιώσας).

Сослучайное и присослучайное 2017-06-27 09:52:53

Стихотворение, по которому написана песня את תלכי בשדה (из альбома Хавы Альберштейн כמו צמח בר), Лея Гольдберг написала в 1943 году, и оно было включено в сборник, составленный специально для бойцов Еврейской бригады. Отсюда главный мотив стихотворения — «наступит кажущееся сейчас нереальным время, когда женщина сможет идти босиком по полю, глубоко дышать, когда дороги, сожжённые страхом и вздыбленные кровью, уже не будут царапать, когда снова можно — можно! — будет любить, и когда женщина вновь станет скромной и тихой».
А альбом, в котором Хава спела эту песню, вышел после войны Йом-кипура.
(Другая песня из этого альбома — אדבר אתך — в которой женщина успокаивает мужчину, вокруг которого собираются его мертвецы, ещё больше отвечает духу времени после той войны).

Сослучайное и присослучайное 2017-06-27 02:12:19

Один из немногих честных поступков в израильской политике в последнее время. Рав Исраэль Розен, основатель Управления гиюров и один из тех, кто уже двадцать лет почти в одиночку бодался, как телёнок с дубом, с официальной гиюрной политикой, вышел из президиума партии «Еврейский дом» после того, как она проголосовала за последний законопроект о гиюрах, согласно которому гиюры в Израиле могут делать только государственные религиозные инстанции.

Сослучайное и присослучайное 2017-06-27 01:54:05

Спасибо vrag_naroda3,
Освобождённые узники Берген-Бельзена поют «Гатикву» с двумя последними строчками второго куплета:
לשוב לאֶרֶץ אבותינו,
לעיר בָה דוד חָנה
(это тоже из оригинального текста).
https://www.youtube.com/watch?v=VKmy27DKdls, начиная с 5:25
Полный текст «Гатиквы»:
http://www.orianit2.edu-negev.gov.il/mekifvas/sites/homepage/flag/kerenmilotshir.htm
http://sharvit.cet.ac.il/SharvitEditor/page/ShowPage.asp?nPageID=461469

Сослучайное и присослучайное 2017-06-26 05:21:28

Говорят, что в 80-е годы иерусалимские дети называли снеговика «шельголем», а зебру- «пасус» (Гаарец, 9.2.84).

Сослучайное и присослучайное 2017-06-26 01:43:36

Я не верю реформистам, когда они поднимают хипеш каждое новомесячье у Западной стены, чтобы потом их интервьюировали по радио, телевидению и в газетах. И вот почему.
Сто лет назад Западная стена была почти ничем. Возле неё проходил узкий переулок квартала Муграбим. К стене приходили евреи оплакать Храм, мужчины и женщины. Перегородки тогда не было: кто же даст поставить перегородку посреди улицы? Реформистское движение существовало уже сто лет, но реформисты к Стене не приходили. Они вообще фактически отказались от Сиона.
Восемьдесят лет назад дошли первые слухи об уничтожении евреев Европы.  Что могли сделать евреи Иерусалима? Только молиться. У Западной стены была организована круглосуточная молитвенная вахта. А реформистов там не было.
Пятьдесят лет назад Старый город был освобождён, евреи толпами ринулись к Стене. А реформистов там не было.
Те евреи, которые дневали и ночевали возле Стены, которые ходили к ней в субботу пешком час туда и час обратно, если не больше, устроили там так, как им удобно. Мужчины слева, женщины справа. Это были ортодоксы. Стена перешла под контроль государства и был назначен раввин Стены. Ортодоксальный. Он никогда никому не мешал там молиться, ни Папе римскому, ни совершенно светскому подростку. Но так, чтобы это было удобно тем, кто у Стены проводит целые часы и приходит к ней тысячами — ортодоксам.
Любой реформист может прийти к Стене и излить там душу. Более того, любой реформист может присоединиться к любой молитвенной группе. Но их там почти не видно.
А теперь объясните мне, чем реформисты заслужили изменение существующего порядка и выделение на узеньком пятачке у Стены для себя отдельного участка. Что они для этого сделали?

Сослучайное и присослучайное 2017-06-25 09:46:10

Какие существуют организации, помогающие молодёжи, "выпавшей" из харедимной среды, акклиматизироваться во "внешнем" обществе?

Конек-горбунок наносит ответный удар!

Кто смел и может попытаться перевести хоть несколько десятков строк первой главы "Конька-горбунка"? Перевести так, чтобы ивритский читатель понял, что это остроумная простонародная сказка. Я напишу в лингвистический журнал статью об изменении стиля переводов "Конька" со временем и приведу в ней цитаты из всех предложенных переводов с указанием их авторов и благодарностью им.

Сослучайное и присослучайное 2017-06-25 05:18:35

Встретив дерзкого юношу, Зенон сказал ему: "Ну, мальчик, не скажу я тебе, что я о тебе думаю".
(Диоген Лаэртский).

Как два пальца

«Уравнение реакции соединения водорода с кислородом — первое уравнение, с которым знакомится большинство начинающих изучать химию. Реакция эта кажется им очень простой. Но даже профессиональные химики бывают несколько поражены, увидев книгу в сотню страниц под названием «Реакция кислорода с водородом», опубликованную Хиншельвудом и Уильямсоном в 1934 году» (Кеннет Бэйли,1937 год). К этому можно добавить, что в 1948 году была опубликована значительно большая по объему монография А. Б. Налбандяна и В. В. Воеводского под названием «Механизм окисления и горения водорода».
http://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/431296/Khimiya_plameni

Скромность

Это единственное душевное качество, которое я до сих пор не нашёл в греческой этике. Википедия посвящает богине Aidos- Эдос (скромность) несколько абзацев, упоминает одно место в Гесиоде, одно в Пиндаре, одно в Эсхиле, одно в Софокле, одно в Эврипиде… и ничего в теоретических трудах.
Аристотель в "Никомаховой этике" хвалит "величавость" как среднее между хвастовством и приниженностью, каковую считает пороком. Платон велел Диогену смирить своё тщеславие и не хвалиться своей неприхотливостью, но скромным быть не посоветовал.
Это, пожалуй, единственное, что привнесли в эллинистическую этику монотеистические религии.
(О Востоке я не говорю).

Не отказываться ни от одного еврея

Канун Шабос главы «Койрах»
29 сивона 5777 года / 23 июня 2017 г.

Рассказывают, что во время посещения Любавичского Ребе премьер-министром Израиля Менахемом Бегиным между ними велась беседа на разные важные темы. Но ближе к концу встречи, когда основные вопросы уже были рассмотрены, Ребе попросил Бегина оказать ему личную услугу. Он рассказал о письме, которое получил из Франции, от родителей еврейской девушки, собирающейся выйти замуж за нееврея. Мольбы родителей и их просьбы не были услышаны. Опечаленные, они обратились к Ребе, чтобы спросить у него совета. «У меня нет ни капли сомнения в том, что когда такой известный человек, как вы, поговорит с ней — особенно учитывая то, что вы говорите по-французски, — она отнесется с уважением к вашим словам, и это повлияет на нее в правильном направлении», — сказал Ребе. Бегин согласился выполнить это поручение. Ребе передал ему подробные данные о девушке и попросил отправить ему счет за расходы на незапланированную остановку во Франции. Беседа с Бегиным положительно повлияла на девушку. Она решила уехать в Израиль и разорвать связь с нееврейским парнем. Позже она вышла замуж за еврея и осталась жить в Иерусалиме. Расходы на выполнение поручения во Франции оплатил Ребе, как и обещал. Эта история учит нас: «верный пастырь» — это тот, кто не отказывается ни от одного еврея.

В нашей сегодняшней недельной главе «Койрах» эту же идею воплощает Моше-рабейну — первый пастырь народа Израиля. Койрах организовал широкую оппозицию против руководства Моше и Аѓарона-коѓена, сплотив с этой целью вокруг себя 250 почитаемых руководителей народа. Однако вместо того, чтобы бороться с ними, Моше изо всех сил старается уговорить их умерить свои амбиции. Но Койрах и его сторонники настаивают на продолжении спора. В определенный момент в происходящее вмешивается Всевышний и, пожелав наказать бунтовщиков, приказывает Моше-рабейну отделиться от Койраха и его последователей. Тора говорит: «И поднялся Моше, и пошел к Датану и Авираму» (Бамидбор, 16: 25). Раши в своем комментарии на этот стих объясняет: Моше «поступил так, полагая, что они окажут ему уважение, послушают его, если он обратится к ним лично».

Обратите внимание на то, что происходит. Приговор Койраху и его сторонникам уже вынесен, и дверь к покаянию заперта. Всевышний говорит Моше держаться от них подальше. И тем не менее, движимый великой любовью к народу Израиля, Моше ищет все возможные пути, чтобы спасти их, и пытается воздействовать на них одним своим видом, без слов. Возможно, они увидят его и раскаются. Потому что Моше-рабейну был «верным пастырем» Израиля, и, следовательно, не отказывался ни от одного еврея.

Мидраш рассказывает, что когда Моше был пастухом у своего тестя Исро, сбежал из стада ягненок. Моше долго искал его, а когда увидел, как ягненок подбежал к ручью и стал жадно пить воду, сказал: «Я и не знал, что ты так устал в пути». Моше взвалил ягненка на плечи и понес на себе, чтобы тот отдохнул. И Всевышний решил, что если Моше проявляет такое милосердие к животным, то сможет стать верным пастырем и Его паствы — сынов Израиля…

Наши мудрецы говорят, что каждое поколение имеет лидера, подобного Моше («Ялкут Шимони», «Мидраш рабо») И «Зоѓар» объясняет, что в каждом поколении есть праведник, в котором воплощена душа Моше-рабейну. На следующую неделю выпадает дата гимл тамуз (3 тамуза) — йорцайт Любавичского Ребе. Этот день подходит не только для просьб о благословениях и особых мероприятий. Он также — и даже в большей степени — открывает возможность учиться на примере личности и жизненного пути Ребе. Мы удостоились наглядно увидеть в его лице «верного пастыря», заботящегося о каждом члене своей паствы в любом месте и в любое время. Ребе проявлял заботу о каждом представителе народа Израиля — об ашкеназах и сефардах, об исполняющих заповеди и тех, кто еще не соблюдает законы Торы, о своих хасидах и евреях, относящихся к другим течениям в иудаизме. Ребе беспокоился о сынах Израиля везде, где бы они ни жили: от Аляски до Австралии, от Марокко до Китая, от Израиля до Украины. Ребе заботился о евреях в любое время: с раннего утра до поздней ночи, почти двадцать четыре часа в сутки. Ребе отвечал на тысячи писем, раздавал доллары на цдоку множеству евреев и давал благословения каждому дому Израиля. И все это, не взяв ни одного дня отпуска! Как Моше-рабейну, Ребе не соглашался отказаться ни от одного еврея.

Когда кто-то благословлял Ребе за то, что ему удалось «приблизить отдалившихся», Ребе говорил, что нет такого понятия «отдалившиеся», ибо все евреи близки к Б‑гу, не «приблизить отдалившихся», но «приблизить приближенных». Когда кто-то представил себя как «маленький еврей из Кюрасао», Ребе сказал, что нет такого понятия «маленький еврей». Когда кто-то заявлял, что у «наших людей» нет духовных проблем, Ребе сказал, что нет такого понятия, как «наши люди», потому что каждый еврей — «наш человек».

В 5739 (1978) году, незадолго до Хануки, на встречу с Ребе приехал рав Шабтай Кац, работавший с евреями-заключенными в тюрьмах Южной Африки. Ребе спросил его о том, имеют ли они возможность зажигать ханукальные свечи. Раввин ответил, что тюремные власти не позволяют им этого делать. Выражение глаз Ребе стало печальным. «Знаете ли вы, сколько надежды могут подарить еврею, сидящему в тюрьме, ханукальные свечи?» — спросил он. Рав Кац пообещал заняться решением этого вопроса сразу же после своего возвращения в Южную Африку. Но Ребе этого обещания было мало, и он попросил его немедленно позвонить руководству тюрем. «В Южной Африке сейчас четыре утра… Мыслимо ли в такое время будить офицера, ответственного за тюрьмы?» — смущенно спросил рав Кац. Но даже этот аргумент не ослабил решимость Ребе. «Наоборот, — сказал он, — когда офицер увидит, что вы посмели потревожить его сон, он сможет лучше понять важность этого вопроса и насущную необходимость его решения». Действительно, в конце встречи рав Кац позвонил офицеру, который был взволнован столь важным звонком из Америки. Рав Кац сообщил ему, что Любавичский Ребе просит разрешить южноафриканским заключенным-евреям зажигать ханукальные свечи. Офицер, выслушав его, дал свое разрешение.

Когда рав Кац сообщил Ребе, что его просьба удовлетворена, Ребе сказал: «Во всех пятидесяти штатах США заключенным-евреям разрешено на Хануку зажигать свечи, кроме Нью-Йорка». Затем Ребе попросил рава Каца позаботиться о том, чтобы в Нью-Йорке власти разрешили евреям зажигать ханукальные свечи в тюрьмах. «Если вы скажете им, что даже в тюрьмах Южной Африки это дозволено, вероятно, они почувствуют себя неудобно, и это сможет повлиять на них в нужном направлении», — предложил ему Ребе. В конце концов, рав Кац добился и от тюремных властей Нью-Йорка разрешения на зажигание ханукальных свечей. Когда он вернулся и доложил об этом Ребе, тот поблагодарил его и подарил ему книгу «Тания». К этому Ребе также добавил еще две книги на английском языке, чтобы он передал их начальнику тюрем в Южной Африке и его жене.

По возвращению в ЮАР, рав Кац позвонил офицеру и рассказал о подарках, которые Любавичский Ребе послал ему и его жене. «Я сейчас же приеду», — сказал офицер по телефону. Через некоторое время он уже стучался в дверь рава Каца, который, поздоровавшись, спросил: «Почему вы поспешили прийти?» Офицер ответил: «Человек, который живет в Нью-Йорке и думает о совершенно незнакомом ему человеке, живущем на другом конце земного шара, и пытается привнести радость и свет в его жизнь, — заслуживает, по-моему, звания «истинного лидера». И когда такой лидер прислал мне подарок, я хотел получить его как можно скорее».

Наши мудрецы говорят о первом пастыре народа Израиля, Моше-рабейну, что даже после своего ухода из этого мира он не оставил свою паству. Так же, как здесь, в этом мире, он заботился о своих «овцах», так и теперь с небес он оберегает свое «стадо». И это можно сказать обо всех пастырях Израиля на протяжении всех поколений. Любавичский Ребе тоже не оставил свою паству и продолжает заботиться о народе Израиля посредством благословений, посланников и их деятельности, которая охватывает сегодня огромные массы сынов Израиля, где бы они ни находились в мире, — не отказываясь от любого еврея.

Закончить хочу словами Ребе о том, что во время грядущего Избавления ни один еврей не останется в изгнании. Как сказал пророк: «И вы собраны будете по одному, сыны Израиля. И будет в тот день: вострубят в великий шойфар, и придут пропавшие… и заброшенные… и будут они поклоняться Г‑споду на горе святой в Иерусалиме» (Ишаяѓу, 27: 12, 13). Да исполнится это вскоре, в наши дни! Омейн!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (716 КБ).