Ки Тиса: первая алия

Там продолжается тема двух предыдущих разделов, Трума и Тецаве, о мишкане, храмовой службе и т. п. Изготовлением служебной утвари будет заведовать уникальный искусник Бецалель (Шемот 31:2 и далее). Неожиданно алия завершается довольно подробным и весьма энергичным повторением указаний о соблюдении Шабата (31:12-17). (Дальнейший текст — про тельца.) Здесь можно усмотреть намек: как в Шабат недопустимо материальное творчество, так оно недопустимо в «делах культа». Шабат — чтобы [все] знали, что это Я, hаШем, освящаю вас (31:13). (А не вы сами себя.) Что касается Бецалеля, וָאֲמַלֵּא אֹתוֹ רוּחַ אֱלֹהִים בְּחָכְמָה וּבִתְבוּנָה וּבְדַעַת וּבְכָל מְלָאכָה — он не допустит «отсебятины» (31:3). А что касается твоего народа (32:7) в целом — об этом следующие алии раздела.

Ки Тиса: первая алия

Там продолжается тема двух предыдущих разделов, Трума и Тецаве, о мишкане, храмовой службе и т. п. Изготовлением служебной утвари будет заведовать уникальный искусник Бецалель (Шемот 31:2 и далее). Неожиданно алия завершается довольно подробным и весьма энергичным повторением указаний о соблюдении Шабата (31:12-17). (Дальнейший текст — про тельца.) Здесь можно усмотреть намек: как в Шабат недопустимо материальное творчество, так оно недопустимо в «делах культа». Шабат — чтобы [все] знали, что это Я, hаШем, освящаю вас (31:13). (А не вы сами себя.) Что касается Бецалеля, וָאֲמַלֵּא אֹתוֹ רוּחַ אֱלֹהִים בְּחָכְמָה וּבִתְבוּנָה וּבְדַעַת וּבְכָל מְלָאכָה — он не допустит «отсебятины» (31:3). А что касается твоего народа (32:7) в целом — об этом следующие алии раздела.

Уравнивая бедных и богатых

Канун Шабос главы «Тецаве»
12 адора 5777 года / 10 марта 2017 г.

Недавно мне выпал случай послушать очень интересную запись выступления Менахема Бегина, в бытность его премьер-министром Израиля. Эта история произошла в 1981 году. Канцлер ФРГ Гельмут Шмидт обвинил Израиль в «аморальности» за то, что он препятствует созданию государства для палестинцев. Премьер-министр Менахем Бегин ответил на эти высказывания резкой критикой. Он сказал, что Шмидт был верным офицером Гитлера, и ему хотелось бы знать, что он делал с евреями на Восточном фронте. Кроме того, Бегин повторил свой тезис о коллективной вине немцев. Сразу же после этого левые в Израиле и немецкие газеты выступили против Бегина. В то время глава правительства вел предвыборную борьбу и на одной из встреч с избирателями сказал (что и зафиксировано в вышеупомянутой записи): «Простите господа, я пришел в политику из отрядов вооруженного сопротивления. Я никого не боюсь и говорю всем правду в лицо. У меня нет причин бояться. Мы каждый день смотрели смерти в глаза. Поэтому, когда кто-то говорит подобные вещи, как я могу не ответить ему?! Разве я не знаю, что случилось с моим народом?! Разве я не знаю, что произошло с моей семьей? Разве я не знаю, что случилось с нашими братьями и сестрами?! И он после всего этого будет говорить нам о создании палестинского государства?! То есть, снова подвергнуть евреев Израиля, не дай Б‑г, опасности?! И я не отвечу ему?! Я ответил ему так, как следовало! И я не откажусь ни от одного произнесенного мною слова! Если некоторые добрячки начали отворачивать нос… Ну, что поделаешь? Так будет у них свернутый нос…»

Во всем мире помнят премьер-министра Менахема Бегина — инициатора переговоров с президентом Египта Садатом, завершившихся подписанием в сентябре 1978 г. Кэмп-дэвидских соглашений. Не забывают и о том, что по приказу Бегина израильская авиация уничтожила иракский атомный реактор, лишив таким образом Саддама Хусейна возможности получить атомную бомбу. Но многие в Израиле помнят его совсем по-другому поводу. Государство Израиль было создано, в основном, евреями-ашкеназами — выходцами из европейских общин, которые приехали в подмандатную Палестину в двадцатые-тридцатые годы прошлого века. Они высушивали болота, основывали кибуцы и боролись за создание еврейского государства. Ишувом (так называлось еврейское население Палестины во времена Османской империи и британского мандата) руководили выходцы «из Минска и Пинска». Только в пятидесятые годы начали прибывать евреи из Йемена и Северной Африки: Марокко, Туниса, Алжира. Когда они приехали в Израиль, ашкеназы были хозяевами страны, начальниками; сефарды же оказались пришельцами, новыми репатриантами. Ватики (старожилы) принимали их и занимались их обустройством, но они не относились к ним, как к равным. Местные ашкеназы смотрели на «новых иммигрантов» сверху вниз. В результате этого в Израиле сформировались две группы: евреи-ашкенази, которые считали себя более образованными и были более благополучными в материальном отношении, и «второй Израиль» — недавно приехавшие сефарды, которые жили в лагерях для иммигрантов и бедных районах в условиях крайней нищеты. Конечно, это вызвало отчуждение и враждебность между этими двумя группами, между правящей партией, в которой не было ни одного сефарда, и новыми гражданами страны, справедливо считавшими, что их дискриминируют. Во все это безобразие вмешался Бегин, разработавший широкомасштабную программу подъема жизненного и культурного уровня восточных евреев. Он приезжал поговорить с ними в лагерях и городах развития, интересовался их проблемами и помогал их решать. Он говорил с ними не покровительственно, а как равный с равными. Он любил их безоговорочно, они отвечали ему любовью и уважением. Когда он входил на общественные собрания, сефарды скандировали «Бегин — царь Израиля!» После его избрания премьер-министром в 1977 году сефарды заняли ключевые посты в правительстве. Именно Бегин поднял общественное положение выходцев из восточных общин и вернул им личное достоинство, которого им так не хватало. Бегин последовательно исполнял заповедь аѓавас Исроэль (любви к евреям) по отношению ко всем.

В конце своей жизни Бегин попросил, чтобы его похоронили не на горе Герцля, где похоронены все премьер-министры Израиля, а на Масличной горе, рядом с казненными англичанами членами подпольной организации «Иргун», среди которых были и ашкеназы, и сефарды…

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Тецаве» рассказывается о строительстве Мишкана, для чего Всевышний повелевает Моше, чтобы сыны Израиля совершили «три возношения».

Первое — каждый еврей должен был внести половину шекеля: «Богатый не более, а бедный не менее половины шекеля должен дать в возношение Г‑споду, чтобы искупить ваши души» (Шмойс, 30: 15). Это был единовременный взнос для создания аданим — опор Святилища. Монеты плавились, и из них отливали опоры, удерживающие стены Скинии. Б‑г хотел, чтобы в этом все были равны.

После этого было собрано второе возношение — ежегодный взнос в размере полшекеля на жертвоприношения, которые будут совершаться в Мишкане в течение всего года. Всевышний хотел, чтобы и в этом все были равны, каждый чувствовал, что он имеет равную долю в жертве томид, которая приносилась от имени всех евреев два раза в день.

И третье возношение — половина шекеля, которые во времена существования Храма собирали каждый год в месяце адор.

Конечно, идея равенства очень привлекательна, но на пожертвование в полшекеля Скинию не построить, для этого нужно было гораздо больше средств. Поэтому в начале главы «Трумо», которую мы читали на прошлой неделе, Тора сообщает, что Всевышний повелевает еврейскому народу через Моше: «Говори сынам Исраэля, и пусть возьмут Мне сообща возношение; от всякого человека, побужденного сердцем своим, берите возношение Мне» (Шмойс, 25: 2). Каждый пожертвует столько, сколько может. И евреи с большим воодушевлением приносили щедрые пожертвования, так что в течение двух дней было собрано все необходимое для Скинии. Дело дошло до того, что Моше приказал объявить в лагере: больше пожертвования приносить не нужно (мы будем читать об этом через пару недель — в главе «Ваякѓейль»). Но здесь возникла проблема. В любом обществе есть люди разного достатка, богатые и бедные. Одни пожертвовали золото, а другие — медь. Так или иначе, создалось положение, в котором не все равны. И может случиться, что некоторые будут чувствовать себя менее причастными и желанными в Скинии, и менее важными в глазах Б‑га по той причине, что принесли меньшее возложение. Чтобы избежать возникновения этого чувства в общине, Творец назначил двух людей, которые будут нести ответственность за весь проект строительства Мишкана. Одним был Бецалель сын Ури сына Хура из колена Йеѓуды — племянник Моше, представитель элиты общества, член самой важной семьи народа Израиля. И вместе с ним был назначен еврей из колена Дана.

Даже в среде народа Израиля (как и в любом обществе, ибо такова природа мира) люди имели разное социальное положение. Колено Леви — коѓены и левиты, Йеѓуды — колено царей. Естественно, что они чувствовали себя более важными, чем другие. И, кроме того, у Яакова, как мы помним, было четыре жены: две сестры Рахель и Лея и две служанки — Бильѓа и Зилпа. С самого начала сыновья Леи пренебрежительно относились к детям служанок, что стало одной из причин разрыва в отношениях между Йосефом и его братьями. Как говорит Раши: «Он общался с сыновьями Бильѓи и Зилпы. Потому что братья пренебрегали ими, как сыновьями служанок, а он был близок с ними» (Брейшис, 37: 2). Моше, по повелению Всевышнего, назначил наравне с Бецалелем руководителем проекта Оѓолиава сына Ахисамаха, как объясняет Раши (комментарий на Шмойс, 35: 34): «Из колена Дана, из более низких по достоинству колен, из сынов рабынь. Но Вездесущий — в том, что касается сооружения Скинии, — уравнивает его с Бецaлелeм, который был из великих колен, из колена Йеѓуды, в исполнение сказанного (Иов, 34: 19): «И не отличает вельможу перед бедняком».

Сегодня мы продолжаем следовать обычаю, согласно которому в преддверии Пурима дают на цдоку три монеты по полшекеля в память о соответствующей заповеди. В этом году из-за того, что Пост Эстер выпал на четверг, а Пурим мы будем праздновать с вечера Субботы и в воскресенье, мы приглашаем всех желающих прийти в синагогу в четверг перед Минхой, совершить традиционное пожертвование и тем самым соединиться с народом Израиля. Чтение Мегилас Эстер в этом году состоится в синагоге в Субботу вечером и в воскресенье во время утренней молитвы, что станет исполнением еще одной заповеди праздника. Веселого вам Пурима!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (586 КБ).

Уравнивая бедных и богатых

Канун Шабос главы «Тецаве»
12 адора 5777 года / 10 марта 2017 г.

Недавно мне выпал случай послушать очень интересную запись выступления Менахема Бегина, в бытность его премьер-министром Израиля. Эта история произошла в 1981 году. Канцлер ФРГ Гельмут Шмидт обвинил Израиль в «аморальности» за то, что он препятствует созданию государства для палестинцев. Премьер-министр Менахем Бегин ответил на эти высказывания резкой критикой. Он сказал, что Шмидт был верным офицером Гитлера, и ему хотелось бы знать, что он делал с евреями на Восточном фронте. Кроме того, Бегин повторил свой тезис о коллективной вине немцев. Сразу же после этого левые в Израиле и немецкие газеты выступили против Бегина. В то время глава правительства вел предвыборную борьбу и на одной из встреч с избирателями сказал (что и зафиксировано в вышеупомянутой записи): «Простите господа, я пришел в политику из отрядов вооруженного сопротивления. Я никого не боюсь и говорю всем правду в лицо. У меня нет причин бояться. Мы каждый день смотрели смерти в глаза. Поэтому, когда кто-то говорит подобные вещи, как я могу не ответить ему?! Разве я не знаю, что случилось с моим народом?! Разве я не знаю, что произошло с моей семьей? Разве я не знаю, что случилось с нашими братьями и сестрами?! И он после всего этого будет говорить нам о создании палестинского государства?! То есть, снова подвергнуть евреев Израиля, не дай Б‑г, опасности?! И я не отвечу ему?! Я ответил ему так, как следовало! И я не откажусь ни от одного произнесенного мною слова! Если некоторые добрячки начали отворачивать нос… Ну, что поделаешь? Так будет у них свернутый нос…»

Во всем мире помнят премьер-министра Менахема Бегина — инициатора переговоров с президентом Египта Садатом, завершившихся подписанием в сентябре 1978 г. Кэмп-дэвидских соглашений. Не забывают и о том, что по приказу Бегина израильская авиация уничтожила иракский атомный реактор, лишив таким образом Саддама Хусейна возможности получить атомную бомбу. Но многие в Израиле помнят его совсем по-другому поводу. Государство Израиль было создано, в основном, евреями-ашкеназами — выходцами из европейских общин, которые приехали в подмандатную Палестину в двадцатые-тридцатые годы прошлого века. Они высушивали болота, основывали кибуцы и боролись за создание еврейского государства. Ишувом (так называлось еврейское население Палестины во времена Османской империи и британского мандата) руководили выходцы «из Минска и Пинска». Только в пятидесятые годы начали прибывать евреи из Йемена и Северной Африки: Марокко, Туниса, Алжира. Когда они приехали в Израиль, ашкеназы были хозяевами страны, начальниками; сефарды же оказались пришельцами, новыми репатриантами. Ватики (старожилы) принимали их и занимались их обустройством, но они не относились к ним, как к равным. Местные ашкеназы смотрели на «новых иммигрантов» сверху вниз. В результате этого в Израиле сформировались две группы: евреи-ашкенази, которые считали себя более образованными и были более благополучными в материальном отношении, и «второй Израиль» — недавно приехавшие сефарды, которые жили в лагерях для иммигрантов и бедных районах в условиях крайней нищеты. Конечно, это вызвало отчуждение и враждебность между этими двумя группами, между правящей партией, в которой не было ни одного сефарда, и новыми гражданами страны, справедливо считавшими, что их дискриминируют. Во все это безобразие вмешался Бегин, разработавший широкомасштабную программу подъема жизненного и культурного уровня восточных евреев. Он приезжал поговорить с ними в лагерях и городах развития, интересовался их проблемами и помогал их решать. Он говорил с ними не покровительственно, а как равный с равными. Он любил их безоговорочно, они отвечали ему любовью и уважением. Когда он входил на общественные собрания, сефарды скандировали «Бегин — царь Израиля!» После его избрания премьер-министром в 1977 году сефарды заняли ключевые посты в правительстве. Именно Бегин поднял общественное положение выходцев из восточных общин и вернул им личное достоинство, которого им так не хватало. Бегин последовательно исполнял заповедь аѓавас Исроэль (любви к евреям) по отношению ко всем.

В конце своей жизни Бегин попросил, чтобы его похоронили не на горе Герцля, где похоронены все премьер-министры Израиля, а на Масличной горе, рядом с казненными англичанами членами подпольной организации «Иргун», среди которых были и ашкеназы, и сефарды…

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Тецаве» рассказывается о строительстве Мишкана, для чего Всевышний повелевает Моше, чтобы сыны Израиля совершили «три возношения».

Первое — каждый еврей должен был внести половину шекеля: «Богатый не более, а бедный не менее половины шекеля должен дать в возношение Г‑споду, чтобы искупить ваши души» (Шмойс, 30: 15). Это был единовременный взнос для создания аданим — опор Святилища. Монеты плавились, и из них отливали опоры, удерживающие стены Скинии. Б‑г хотел, чтобы в этом все были равны.

После этого было собрано второе возношение — ежегодный взнос в размере полшекеля на жертвоприношения, которые будут совершаться в Мишкане в течение всего года. Всевышний хотел, чтобы и в этом все были равны, каждый чувствовал, что он имеет равную долю в жертве томид, которая приносилась от имени всех евреев два раза в день.

И третье возношение — половина шекеля, которые во времена существования Храма собирали каждый год в месяце адор.

Конечно, идея равенства очень привлекательна, но на пожертвование в полшекеля Скинию не построить, для этого нужно было гораздо больше средств. Поэтому в начале главы «Трумо», которую мы читали на прошлой неделе, Тора сообщает, что Всевышний повелевает еврейскому народу через Моше: «Говори сынам Исраэля, и пусть возьмут Мне сообща возношение; от всякого человека, побужденного сердцем своим, берите возношение Мне» (Шмойс, 25: 2). Каждый пожертвует столько, сколько может. И евреи с большим воодушевлением приносили щедрые пожертвования, так что в течение двух дней было собрано все необходимое для Скинии. Дело дошло до того, что Моше приказал объявить в лагере: больше пожертвования приносить не нужно (мы будем читать об этом через пару недель — в главе «Ваякѓейль»). Но здесь возникла проблема. В любом обществе есть люди разного достатка, богатые и бедные. Одни пожертвовали золото, а другие — медь. Так или иначе, создалось положение, в котором не все равны. И может случиться, что некоторые будут чувствовать себя менее причастными и желанными в Скинии, и менее важными в глазах Б‑га по той причине, что принесли меньшее возложение. Чтобы избежать возникновения этого чувства в общине, Творец назначил двух людей, которые будут нести ответственность за весь проект строительства Мишкана. Одним был Бецалель сын Ури сына Хура из колена Йеѓуды — племянник Моше, представитель элиты общества, член самой важной семьи народа Израиля. И вместе с ним был назначен еврей из колена Дана.

Даже в среде народа Израиля (как и в любом обществе, ибо такова природа мира) люди имели разное социальное положение. Колено Леви — коѓены и левиты, Йеѓуды — колено царей. Естественно, что они чувствовали себя более важными, чем другие. И, кроме того, у Яакова, как мы помним, было четыре жены: две сестры Рахель и Лея и две служанки — Бильѓа и Зилпа. С самого начала сыновья Леи пренебрежительно относились к детям служанок, что стало одной из причин разрыва в отношениях между Йосефом и его братьями. Как говорит Раши: «Он общался с сыновьями Бильѓи и Зилпы. Потому что братья пренебрегали ими, как сыновьями служанок, а он был близок с ними» (Брейшис, 37: 2). Моше, по повелению Всевышнего, назначил наравне с Бецалелем руководителем проекта Оѓолиава сына Ахисамаха, как объясняет Раши (комментарий на Шмойс, 35: 34): «Из колена Дана, из более низких по достоинству колен, из сынов рабынь. Но Вездесущий — в том, что касается сооружения Скинии, — уравнивает его с Бецaлелeм, который был из великих колен, из колена Йеѓуды, в исполнение сказанного (Иов, 34: 19): «И не отличает вельможу перед бедняком».

Сегодня мы продолжаем следовать обычаю, согласно которому в преддверии Пурима дают на цдоку три монеты по полшекеля в память о соответствующей заповеди. В этом году из-за того, что Пост Эстер выпал на четверг, а Пурим мы будем праздновать с вечера Субботы и в воскресенье, мы приглашаем всех желающих прийти в синагогу в четверг перед Минхой, совершить традиционное пожертвование и тем самым соединиться с народом Израиля. Чтение Мегилас Эстер в этом году состоится в синагоге в Субботу вечером и в воскресенье во время утренней молитвы, что станет исполнением еще одной заповеди праздника. Веселого вам Пурима!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (586 КБ).

Сослучайное и присослучайное 2017-03-08 03:51:26

Дорогие женщины! Поздравляю всех вас с 8 марта, Днём борьбы женщин за свои права. Пусть ваша жизнь станет легче!