Сослучайное и присослучайное 2017-03-30 06:13:28

Как вы думаете, какую русскую фамилию "обивритили", превратив в Шани (שני)?

И подавать я не должен виду…

Лосев хорошо показывает, что все четыре доказательства бессмертия души, приведённые в "Федоне", логически несостоятельны. Так почему же Платон их приводит?
Потому что его Сократ уже месяц знает, что скоро ему нужно будет не просто умирать, а убивать самого себя ядом, а делать это он не хочет, но надо, потому что он законопослушный гражданин, хотя никакого вреда родному городу не нанёс, а принёс одну пользу, а обвинение было ложным, и вот сегодня настал последний день… Вот он и произносит речь о том, что настоящий философ должен стремиться к смерти, но — вот обмолвка: "Чем ещё занять время до заката?"

Сослучайное и присослучайное 2017-03-30 03:04:15

На мотив "Во поле берёза стояла" хорошо петь слова "Дайте мне верёвку и мыло". 

Служение и подготовка к нему

Канун Шабос главы «Ваикро»
4 нисона 5777 года / 31 марта 2017 г.

Всего полторы недели отделяют нас от праздника Песах, и мы, как и евреи во всем мире, находимся в самом разгаре процесса подготовки к великому празднику свободы народа Израиля. Мы готовим слова Торы, которые будем говорить во время Седера, проводим дома генеральную уборку, обдумываем праздничное меню, покупаем подарки и необходимые продукты, кошерные на Песах, запасаемся мацой…

Для моей мамы, да продлятся ее дни, подготовка к Песаху начиналась уже на исходе праздника Пурим, больше, чем за месяц до 15 нисона. Мы, мальчишки, выполняли дома работу, которая называлась «делать книги» и занимала нескольких дней. Выполнялось это задание следующим образом: старшие мальчики стояли на лестнице и снимали все книги с полок книжных шкафов, передавая их своим младшим братьям (надо заметить, что библиотека моего покойного отца состояла из тысяч книг, поэтому работа продолжалась в течение нескольких дней). Затем постепенно все книги выносили на балкон, где каждую отдельно вытряхивали и протирали, чтобы в ней не осталось, не дай Б‑г, и следов запрещенного в Песах хомеца. Только после этого книги в том же порядке возвращались на предварительно тщательно протертые полки.

Начиная с Пурима, в доме царила атмосфера Песаха. Мы были очень осторожны, когда ели хомец, и после каждого приема пищи вытряхивали свою одежду, чтобы хлебные крошки не разносились по дому. Запахи моющих и дезинфицирующих средств, уборка в шкафах, мытье окон, пола и стен и многое-многое другое было неотъемлемой частью нашей жизни в течение месяца. Мама без устали кружила по дому в рабочей одежде, с ведрами полными водой, щетками и тряпками. Каждый день мы слышали только «Будьте осторожны с хомецом!», «Скоро уже Песах!» и т. п.

А за две недели до Песаха кухня переезжала на лестничную площадку, и мы завтракали, обедали и ужинали там вместе с другими соседями, которые так же, как и наша семья, провели очистку дома от хомеца (поэтому, когда через много лет я приехал посланником Любавичского Ребе в Украину, мне было довольно легко понять объяснения о том, что представляла собой кухня в коммунальной квартире).

Недавно я убедился в том, что с годами порядки в доме моей мамы совершенно не изменились. Две недели назад моя мама, да дарует ей Всевышний здоровье и долгие годы, отпраздновала 70-летие. И мы, ее дети, приехали, чтобы поздравить маму с юбилеем. И я обнаружил, что даже в возрасте 70 лет, мама сделала все, чтобы уже в Шушан Пурим ее дом был почти готов к Песаху. Книги были чистыми. Пасхальные Агадот размещены на специальном столике, и все кошерно для праздника. Среди книг я нашел Агаду с комментариями раввина Исроэля-Меира Лау, где прочитал две интересные истории, причем я был непосредственным свидетелем одной из них!

Одна из историй касается слов «Г‑сподь, вызволи душу мою!» (Теѓилим, 115: 4) в Ѓалеле, которым заканчивается Агада. Рав Лау рассказывает:

«Когда «железный занавес» пал, и евреи начали выезжать из Советского Союза, я был приглашен, в составе группы шести раввинов из Израиля, Европы и США, на встречу в Кремле с лидерами власти и представителями еврейских общин двух городов: Москвы и Ленинграда (ныне Петербург). Мы прибыли туда 1 мая 1989 (5749) года, в коммунистический праздник. Москва и Ленинград были одеты в красный цвет — красные флаги развевались повсюду. Я и мой друг решили претворить в жизнь стих: «Братьев моих я ищу» (Брейшис, 37: 16). Мы искали евреев и в рош-хойдеш (новомесячье) ияр пришли в Марьину Рощу, бедный район Москвы, где была деревянная синагога. Это здание было построено с разрешения самого Ленина через несколько лет после переворота 1917 года для общества трудящихся бедных евреев, и потом не было разрушено. Мы обнаружили там две группы евреев: одни очень пожилые, в основном последователи Хабада, и вторая группа молодых людей, баалей-тшува, отрастивших бороды и носящих цицис, которых после более чем семидесяти лет воинствующего атеизма мы восприняли как великое чудо, по словам пророка: «Кто родил мне этих?» (Ишаяѓу, 49: 21).

Прихожане синагоги в знак уважения предоставили мне честь прочитать молитву Ѓалель в рош-хойдеш. Известно, что на канторском пюпитре, как правило, пишется один из двух стихов: «Представляю я Б‑га пред собою всегда» (Теѓилим, 16: 8) или «Знай, перед Кем ты стоишь» (Талмуд, трактат «Брохойс», 28б). И единственное место в мире, где я увидел еще один стих, было там, в Марьиной Роще. Это были четыре слова из Ѓалеля: «Г‑сподь, вызволи душу мою!». Эти слова обожгли мое сердце, и в конце молитвы я спросил у одного из старейшин, почему был избран именно этот стих в отличие от тех, что используются во всем мире. И он рассказал мне, что эта синагога была построена вскоре после революции. «Мы видели, куда мы идем, и этим стихом мы хотели выразить, что даже если они завладели нашими телами, наши души остаются только в нашем распоряжении и они принадлежат Всевышнему. Поэтому мы установили эту надпись, напоминающую нам о том, что даже в беде и горе мы будем называть имя Г‑спода», — сказал старик.

Через несколько месяцев после нашего посещения синагога сгорела дотла, спасены были только несколько Свитков Торы…

Позже, в 1994 году, когда я стал главным раввином Израиля, меня пригласили в Москву на освящение миквы и закладку камня в фундамент новой синагоги в Марьиной Роще — на месте бывшего сруба. Для участия в этом торжественном событии прибыли евреи из многих стран мира. Это было представительное торжественное мероприятие, в котором среди прочих приняли участие мэр Москвы Юрий Лужков и посол США в России Томас Пикеринг (который ранее был послом США в Израиле). Меня попросили выступить перед собравшимися. Но прежде чем я направился к микрофону, ко мне подошли три хасида Хабада, и среди них мой друг Берко Вольф, да будет благословенна его память (это был мой отец, а одним из трех хасидов, о которых говорит рав Лау, был я — А. Вольф) и показали реликвию, которая была спасена от огня из синагоги в Марьиной Роще: часть пюпитра кантора с четырьмя словами: «Г‑сподь, вызволи душу мою!» Оказалось, что Свитки Торы внутри Ковчега Завета и эта надпись — вот все, что осталось от старой синагоги!

В этот момент я не смог говорить. Слезы душили меня, и сегодня, вспоминая об этом событии, я также очень взволнован. Моя память сохранила картину, как мы стоим и держим обгоревший кусок дерева с нетронутой надписью. С тех пор эта история всегда вместе со мной, и не только в ночь Седера: не проходит и дня, когда я читаю Ѓалель, будь то рош-хойдеш, Ханука или праздники, чтобы в моей памяти не всплыл образ той старой синагоги, неприглядной снаружи, но очень богатой внутри, благодаря надписи с выражением самоотверженной преданности старейшин того поколения московских евреев. Они понимали, что именно эти слова следует подчеркнуть! С телом будь что будет, но наша душа принадлежит Владыке мира, и никто, кроме Него, над ней не властен!»

Вторая история, которую рассказывает рав Лау в своей Агаде, повествует о еврее, приехавшем из России, который пришел в раввинатский суд Тель-Авива получить свидетельство о еврействе. В девяностые годы в Израиль приехало много репатриантов из России, и не все они были евреями по Ѓалохе, поэтому им приходилось доказывать свое еврейство. Упомянутый выше еврей был 42‑летним врачом, приехавшим в Израиль с женой и двумя дочерями. Он привел двух свидетелей, один из которых сказал, что он присутствовал на обрезании этого врача сорок два года назад.

Вторым свидетелем был хасид Хабада, пожилой еврей с длинной белой бородой. Он рассказал, что знаком с матерью этого врача. Она была заведующей отделением в одной из московских больниц и заядлой курильщицей, выкуривавшей по две, три пачки сигарет в день. Однако каждую ночь она брала одну сигарету и клала ее в специальный ящик в спальне. Каждую ночь — одну сигарету. И один раз в год, сразу после Пурима, этот хабадник приходил к ней, и она отдавала ему 350 сигарет, собранных в течение всего года, а он взамен этого приносил ей добытые на черном рынке несколько килограммов муки, чтобы она могла испечь мацу на Песах у себя дома. Эта женщина не исполняла ни одной другой заповеди, она не могла их исполнять, и только ради одного она самоотверженно трудилась весь год — чтобы в доме была маца на Седер и все ели мацу на Песах! Услышав этот рассказ, рав Лау позвонил этой матери и сказал на идиш: «Мы исполняем заповедь о маце один раз в год, но вы исполняли эту заповедь каждый вечер триста шестьдесят дней в году…»

Мы находим подобную историю в Талмуде. В трактате «Хагига» (лист 5а) рассказывается о жившем в Земле Израиля мудреце по имени рав Иди, который три месяца занимался своим бизнесом, а потом один день изучал Тору в бейс-мидраше, и снова отправлялся в путь по делам бизнеса, чтобы опять возвратиться на один день в бейс-мидраш. Студенты иешивы в насмешку называли его «студент на один день». Вероятно, он немного обижался на это, ибо был святым евреем. Талмуд рассказывает: рабби Йоханан боялся, что если рав Иди рассердится, то может наказать обидчиков своей духовной силой и, не дай Б‑г, причинить им вред. Поэтому рабби Йоханан просил его: «Пожалуйста, не наказывайте мудрецов!»

Чтобы исправить это положение, рабби Йоханан произнес проповедь перед мудрецами, в которой утверждал, что «еврею, изучающему Тору хотя бы один день в году, засчитывается, как будто он делал это круглый год». То есть, если целый год еврей занимается своим бизнесом, работает, и его цель состоит в том, чтобы освободиться на один день для изучения Торы, то это засчитается, как если бы он изучал Тору в течение всего года.

Это же правило распространяется на женщину-врача, которая каждый день в течение года готовилась к Песаху, поэтому считается, что каждый день она исполняла мицву о маце. И это верно для всех нас. Если еврей всю неделю упорно работает, чтобы иметь возможность спокойно праздновать день субботний, то считается, что всю неделю он исполняет заповедь о Субботе. Как объясняется в «Мехильте», если человек перечисляет дни недели, как на иврите, говоря «первый день», «второй», «третий» и т. д. (в отличие от других языков), то он исполняет заповедь «Помни день субботний, чтобы освятить его». И это касается даже еврея, приходящего в синагогу один раз в году, которого называют «еврей Йом-Кипура». Ведь целый год он готовится к этому, это то, что связывает его с иудаизмом, поэтому для него каждый день — «маленький Йом-Кипур». И это, безусловно, верно в отношении цдоки. Когда человек отдает десятину на благотворительность, то он не только дает 10 процентов от заработка на исполнение заповеди, а остальное оставляет себе, скорее наоборот. Для того, чтобы он смог дать десять процентов на благотворительность, ему надо работать, чтобы заработать все сто процентов. Так что, когда он дает маасер, он делает так, что каждый момент его деятельности по зарабатыванию остальных девяноста процентов, все это время засчитается как его служение Творцу. Давайте начнем исполнять хотя бы одну заповедь лишь один день в году, и это зачтется нам как за весь год! Так постепенно вся наша жизнь превратится в постоянное служение Всевышнему!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (696 КБ).

Служение и подготовка к нему

Канун Шабос главы «Ваикро»
4 нисона 5777 года / 31 марта 2017 г.

Всего полторы недели отделяют нас от праздника Песах, и мы, как и евреи во всем мире, находимся в самом разгаре процесса подготовки к великому празднику свободы народа Израиля. Мы готовим слова Торы, которые будем говорить во время Седера, проводим дома генеральную уборку, обдумываем праздничное меню, покупаем подарки и необходимые продукты, кошерные на Песах, запасаемся мацой…

Для моей мамы, да продлятся ее дни, подготовка к Песаху начиналась уже на исходе праздника Пурим, больше, чем за месяц до 15 нисона. Мы, мальчишки, выполняли дома работу, которая называлась «делать книги» и занимала нескольких дней. Выполнялось это задание следующим образом: старшие мальчики стояли на лестнице и снимали все книги с полок книжных шкафов, передавая их своим младшим братьям (надо заметить, что библиотека моего покойного отца состояла из тысяч книг, поэтому работа продолжалась в течение нескольких дней). Затем постепенно все книги выносили на балкон, где каждую отдельно вытряхивали и протирали, чтобы в ней не осталось, не дай Б‑г, и следов запрещенного в Песах хомеца. Только после этого книги в том же порядке возвращались на предварительно тщательно протертые полки.

Начиная с Пурима, в доме царила атмосфера Песаха. Мы были очень осторожны, когда ели хомец, и после каждого приема пищи вытряхивали свою одежду, чтобы хлебные крошки не разносились по дому. Запахи моющих и дезинфицирующих средств, уборка в шкафах, мытье окон, пола и стен и многое-многое другое было неотъемлемой частью нашей жизни в течение месяца. Мама без устали кружила по дому в рабочей одежде, с ведрами полными водой, щетками и тряпками. Каждый день мы слышали только «Будьте осторожны с хомецом!», «Скоро уже Песах!» и т. п.

А за две недели до Песаха кухня переезжала на лестничную площадку, и мы завтракали, обедали и ужинали там вместе с другими соседями, которые так же, как и наша семья, провели очистку дома от хомеца (поэтому, когда через много лет я приехал посланником Любавичского Ребе в Украину, мне было довольно легко понять объяснения о том, что представляла собой кухня в коммунальной квартире).

Недавно я убедился в том, что с годами порядки в доме моей мамы совершенно не изменились. Две недели назад моя мама, да дарует ей Всевышний здоровье и долгие годы, отпраздновала 70-летие. И мы, ее дети, приехали, чтобы поздравить маму с юбилеем. И я обнаружил, что даже в возрасте 70 лет, мама сделала все, чтобы уже в Шушан Пурим ее дом был почти готов к Песаху. Книги были чистыми. Пасхальные Агадот размещены на специальном столике, и все кошерно для праздника. Среди книг я нашел Агаду с комментариями раввина Исроэля-Меира Лау, где прочитал две интересные истории, причем я был непосредственным свидетелем одной из них!

Одна из историй касается слов «Г‑сподь, вызволи душу мою!» (Теѓилим, 115: 4) в Ѓалеле, которым заканчивается Агада. Рав Лау рассказывает:

«Когда «железный занавес» пал, и евреи начали выезжать из Советского Союза, я был приглашен, в составе группы шести раввинов из Израиля, Европы и США, на встречу в Кремле с лидерами власти и представителями еврейских общин двух городов: Москвы и Ленинграда (ныне Петербург). Мы прибыли туда 1 мая 1989 (5749) года, в коммунистический праздник. Москва и Ленинград были одеты в красный цвет — красные флаги развевались повсюду. Я и мой друг решили претворить в жизнь стих: «Братьев моих я ищу» (Брейшис, 37: 16). Мы искали евреев и в рош-хойдеш (новомесячье) ияр пришли в Марьину Рощу, бедный район Москвы, где была деревянная синагога. Это здание было построено с разрешения самого Ленина через несколько лет после переворота 1917 года для общества трудящихся бедных евреев, и потом не было разрушено. Мы обнаружили там две группы евреев: одни очень пожилые, в основном последователи Хабада, и вторая группа молодых людей, баалей-тшува, отрастивших бороды и носящих цицис, которых после более чем семидесяти лет воинствующего атеизма мы восприняли как великое чудо, по словам пророка: «Кто родил мне этих?» (Ишаяѓу, 49: 21).

Прихожане синагоги в знак уважения предоставили мне честь прочитать молитву Ѓалель в рош-хойдеш. Известно, что на канторском пюпитре, как правило, пишется один из двух стихов: «Представляю я Б‑га пред собою всегда» (Теѓилим, 16: 8) или «Знай, перед Кем ты стоишь» (Талмуд, трактат «Брохойс», 28б). И единственное место в мире, где я увидел еще один стих, было там, в Марьиной Роще. Это были четыре слова из Ѓалеля: «Г‑сподь, вызволи душу мою!». Эти слова обожгли мое сердце, и в конце молитвы я спросил у одного из старейшин, почему был избран именно этот стих в отличие от тех, что используются во всем мире. И он рассказал мне, что эта синагога была построена вскоре после революции. «Мы видели, куда мы идем, и этим стихом мы хотели выразить, что даже если они завладели нашими телами, наши души остаются только в нашем распоряжении и они принадлежат Всевышнему. Поэтому мы установили эту надпись, напоминающую нам о том, что даже в беде и горе мы будем называть имя Г‑спода», — сказал старик.

Через несколько месяцев после нашего посещения синагога сгорела дотла, спасены были только несколько Свитков Торы…

Позже, в 1994 году, когда я стал главным раввином Израиля, меня пригласили в Москву на освящение миквы и закладку камня в фундамент новой синагоги в Марьиной Роще — на месте бывшего сруба. Для участия в этом торжественном событии прибыли евреи из многих стран мира. Это было представительное торжественное мероприятие, в котором среди прочих приняли участие мэр Москвы Юрий Лужков и посол США в России Томас Пикеринг (который ранее был послом США в Израиле). Меня попросили выступить перед собравшимися. Но прежде чем я направился к микрофону, ко мне подошли три хасида Хабада, и среди них мой друг Берко Вольф, да будет благословенна его память (это был мой отец, а одним из трех хасидов, о которых говорит рав Лау, был я — А. Вольф) и показали реликвию, которая была спасена от огня из синагоги в Марьиной Роще: часть пюпитра кантора с четырьмя словами: «Г‑сподь, вызволи душу мою!» Оказалось, что Свитки Торы внутри Ковчега Завета и эта надпись — вот все, что осталось от старой синагоги!

В этот момент я не смог говорить. Слезы душили меня, и сегодня, вспоминая об этом событии, я также очень взволнован. Моя память сохранила картину, как мы стоим и держим обгоревший кусок дерева с нетронутой надписью. С тех пор эта история всегда вместе со мной, и не только в ночь Седера: не проходит и дня, когда я читаю Ѓалель, будь то рош-хойдеш, Ханука или праздники, чтобы в моей памяти не всплыл образ той старой синагоги, неприглядной снаружи, но очень богатой внутри, благодаря надписи с выражением самоотверженной преданности старейшин того поколения московских евреев. Они понимали, что именно эти слова следует подчеркнуть! С телом будь что будет, но наша душа принадлежит Владыке мира, и никто, кроме Него, над ней не властен!»

Вторая история, которую рассказывает рав Лау в своей Агаде, повествует о еврее, приехавшем из России, который пришел в раввинатский суд Тель-Авива получить свидетельство о еврействе. В девяностые годы в Израиль приехало много репатриантов из России, и не все они были евреями по Ѓалохе, поэтому им приходилось доказывать свое еврейство. Упомянутый выше еврей был 42‑летним врачом, приехавшим в Израиль с женой и двумя дочерями. Он привел двух свидетелей, один из которых сказал, что он присутствовал на обрезании этого врача сорок два года назад.

Вторым свидетелем был хасид Хабада, пожилой еврей с длинной белой бородой. Он рассказал, что знаком с матерью этого врача. Она была заведующей отделением в одной из московских больниц и заядлой курильщицей, выкуривавшей по две, три пачки сигарет в день. Однако каждую ночь она брала одну сигарету и клала ее в специальный ящик в спальне. Каждую ночь — одну сигарету. И один раз в год, сразу после Пурима, этот хабадник приходил к ней, и она отдавала ему 350 сигарет, собранных в течение всего года, а он взамен этого приносил ей добытые на черном рынке несколько килограммов муки, чтобы она могла испечь мацу на Песах у себя дома. Эта женщина не исполняла ни одной другой заповеди, она не могла их исполнять, и только ради одного она самоотверженно трудилась весь год — чтобы в доме была маца на Седер и все ели мацу на Песах! Услышав этот рассказ, рав Лау позвонил этой матери и сказал на идиш: «Мы исполняем заповедь о маце один раз в год, но вы исполняли эту заповедь каждый вечер триста шестьдесят дней в году…»

Мы находим подобную историю в Талмуде. В трактате «Хагига» (лист 5а) рассказывается о жившем в Земле Израиля мудреце по имени рав Иди, который три месяца занимался своим бизнесом, а потом один день изучал Тору в бейс-мидраше, и снова отправлялся в путь по делам бизнеса, чтобы опять возвратиться на один день в бейс-мидраш. Студенты иешивы в насмешку называли его «студент на один день». Вероятно, он немного обижался на это, ибо был святым евреем. Талмуд рассказывает: рабби Йоханан боялся, что если рав Иди рассердится, то может наказать обидчиков своей духовной силой и, не дай Б‑г, причинить им вред. Поэтому рабби Йоханан просил его: «Пожалуйста, не наказывайте мудрецов!»

Чтобы исправить это положение, рабби Йоханан произнес проповедь перед мудрецами, в которой утверждал, что «еврею, изучающему Тору хотя бы один день в году, засчитывается, как будто он делал это круглый год». То есть, если целый год еврей занимается своим бизнесом, работает, и его цель состоит в том, чтобы освободиться на один день для изучения Торы, то это засчитается, как если бы он изучал Тору в течение всего года.

Это же правило распространяется на женщину-врача, которая каждый день в течение года готовилась к Песаху, поэтому считается, что каждый день она исполняла мицву о маце. И это верно для всех нас. Если еврей всю неделю упорно работает, чтобы иметь возможность спокойно праздновать день субботний, то считается, что всю неделю он исполняет заповедь о Субботе. Как объясняется в «Мехильте», если человек перечисляет дни недели, как на иврите, говоря «первый день», «второй», «третий» и т. д. (в отличие от других языков), то он исполняет заповедь «Помни день субботний, чтобы освятить его». И это касается даже еврея, приходящего в синагогу один раз в году, которого называют «еврей Йом-Кипура». Ведь целый год он готовится к этому, это то, что связывает его с иудаизмом, поэтому для него каждый день — «маленький Йом-Кипур». И это, безусловно, верно в отношении цдоки. Когда человек отдает десятину на благотворительность, то он не только дает 10 процентов от заработка на исполнение заповеди, а остальное оставляет себе, скорее наоборот. Для того, чтобы он смог дать десять процентов на благотворительность, ему надо работать, чтобы заработать все сто процентов. Так что, когда он дает маасер, он делает так, что каждый момент его деятельности по зарабатыванию остальных девяноста процентов, все это время засчитается как его служение Творцу. Давайте начнем исполнять хотя бы одну заповедь лишь один день в году, и это зачтется нам как за весь год! Так постепенно вся наша жизнь превратится в постоянное служение Всевышнему!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (696 КБ).

Сослучайное и присослучайное 2017-03-29 08:37:58

Особое чувство испытываешь при чтении газетных заметок об иврите Узи Орнана. Заметки от 1953 года. 64 года назад. Бен-Гурион у власти… Сейчас Узи Орнан живёт, здравствует и занимается научной работой (долгих лет!). 

Гебраисты, а это вы знали?

И.Н.Винников специально занимался лексикой Иерусалимского Талмуда. К сожалению, опубликована была лишь одна его работа в этом направлении – «Опыт словаря и конкорданции палестинской традиционной литературы (буква ג)» // ПС, Вып. 5 (68), 1960, с. 151—228. Существенным отличием этой работы от всех словарей талмудической лексики является указание всех контекстов и объяснение всех производных от основного корня слов. С современных позиций представляется излишним указание перевода каждого рассматриваемого слова на английский. Единственным недостатком публикации И.Н.Винникова следует назвать отсутствие огласовок слов.

Во введении (с. 153—154) автор отмечает, что лексика Талмуда разнесена им на 12 тыс. карточек и что он надеется за ближайшие два-три года подготовить к печати аналогичный материал по первой, второй и четвёртой букве алфавита. По причинам, которые сейчас не вполне ясны, этого не случилось. Картотека И.Н.Винникова как таковая с хранится в Институте Восточных Рукописей. Всё же использование её по назначению в настоящий момент оказывается невозможным ввиду отсутствия специалистов, способных и заинтересованных в продолжении такого рода работы.

В той же статье (с. 153, прим.1) И.Н.Винников пишет, что в начале 30-х гг. им была подготовлена конкорданция по древней мидрашистской литературе. Никаких следов этой работы обнаружить не удалось.
http://www.orientalstudies.ru/rus/index.php?option=com_personalities&Itemid=74&person=422

Сослучайное и присослучайное 2017-03-29 03:34:36

Оказывается, у страшной песни Высоцкого "Мои две судьбы" есть две версии. В одной Кривая и Нелёгкая "там и сгинули", а в другой — отстали. Интересно, какая раньше.

Идентичность и привычки

Автор: M. Bruk

В прошлый раз мы сформулировали важную идею. Еврей, выросший среди другого народа, ощущает это как часть идентичности. Этот фактор может проявляться в двух направлениях.

В деструктивном варианте еврей может обижаться на народ, среди которого он жил, из-за конфликтов между народами и нанесенных евреям психотравм. И это отношение, став частью идентичности, может отравлять жизнь, так как любая обида имеет негативное влияние на того, кто не может ее отпустить.
С другой стороны, каждый народ обладает ценными достоинствами. Говорит еврейская мистика, что Б-г рассеял евреев среди разных народов, чтобы евреи «собирали искры святости» в виде ценных качеств доминирующего народа.
Кстати, изначально эту идею каббалисты применили к концепции Исхода евреев из Египта и Вавилона.Обе эти империи были мировыми культурными центрами Древнего мира.
И евреи, перед уходом из Египта, а позднее — из Вавилона научились многим важным вещам. Например, все названия еврейских месяцев были заимствованы из Вавилонского календаря.
Прольем свет на несколько важных моментов, связанных с идентичностью.
Очень часто в идентичность человек помещает свои привычки.
И когда возникает ситуация смены образа жизни, которая угрожает привычкам, человек защищается чрезвычайной агрессией.
Приведем жизненный пример. Человек многие годы ел какое-то некошерное блюдо и воспринимал эту свою вкусовую привязанность как часть личности. Если такому человеку предложить приобщиться к еврейству и начать соблюдать кашрут, он подсознательно воспринимает ситуацию как угрозу своей идентичности. И вошедшая в привычку любовь к этому блюду будет защищаться человеком как защита от атаки на идентичность.
Можно ли помочь такому человеку в приобщении к еврейству?
Одна из причин столь агрессивной защиты этой привычки состоит в том, что у такого человека почти нет более глубинных слоев идентичности.
Человек на более глубинных уровнях как бы «духовно пустой». И он вынужден себя ассоциировать не с духовными ценностями, а с набором привычек (за неимением лучшего).
Он интуитивно понимает, что если у него отобрать привычки, то возникнет ситуация «А король то голый!», то есть поверхностные слои идентичности убираются, а под ними ничего нет. И человек сопротивляется «отбиранию» у него привычек в такой ситуации.
Чтобы преодолеть саботаж – духовный рост такого человека должен происходить следующим образом. Нужна двухходовая «операция».
Сначала мы никак не пытаемся «напасть» на привычки человека.
«Первый ход» состоит в позитивном наполнении более глубинных слоев личности. Человек становится более духовным, более ответственным, более благородным. И тогда «вторым ходом» человек сможет гораздо более спокойно расстаться с частью своих привычек. Он не будет ощущать столь уж важным изменение своих предпочтений, если знает, что у него есть большие ценности. Этот процесс может занять несколько лет. Но он проходит более спокойно, без душевных мук и сражений и даже с чувством гордости за выход из рабства привычек, что соответствует идеям Песах.

* * *

Идентичность и привычки

Автор: M. Bruk

В прошлый раз мы сформулировали важную идею. Еврей, выросший среди другого народа, ощущает это как часть идентичности. Этот фактор может проявляться в двух направлениях.

В деструктивном варианте еврей может обижаться на народ, среди которого он жил, из-за конфликтов между народами и нанесенных евреям психотравм. И это отношение, став частью идентичности, может отравлять жизнь, так как любая обида имеет негативное влияние на того, кто не может ее отпустить.
С другой стороны, каждый народ обладает ценными достоинствами. Говорит еврейская мистика, что Б-г рассеял евреев среди разных народов, чтобы евреи «собирали искры святости» в виде ценных качеств доминирующего народа.
Кстати, изначально эту идею каббалисты применили к концепции Исхода евреев из Египта и Вавилона.Обе эти империи были мировыми культурными центрами Древнего мира.
И евреи, перед уходом из Египта, а позднее — из Вавилона научились многим важным вещам. Например, все названия еврейских месяцев были заимствованы из Вавилонского календаря.
Прольем свет на несколько важных моментов, связанных с идентичностью.
Очень часто в идентичность человек помещает свои привычки.
И когда возникает ситуация смены образа жизни, которая угрожает привычкам, человек защищается чрезвычайной агрессией.
Приведем жизненный пример. Человек многие годы ел какое-то некошерное блюдо и воспринимал эту свою вкусовую привязанность как часть личности. Если такому человеку предложить приобщиться к еврейству и начать соблюдать кашрут, он подсознательно воспринимает ситуацию как угрозу своей идентичности. И вошедшая в привычку любовь к этому блюду будет защищаться человеком как защита от атаки на идентичность.
Можно ли помочь такому человеку в приобщении к еврейству?
Одна из причин столь агрессивной защиты этой привычки состоит в том, что у такого человека почти нет более глубинных слоев идентичности.
Человек на более глубинных уровнях как бы «духовно пустой». И он вынужден себя ассоциировать не с духовными ценностями, а с набором привычек (за неимением лучшего).
Он интуитивно понимает, что если у него отобрать привычки, то возникнет ситуация «А король то голый!», то есть поверхностные слои идентичности убираются, а под ними ничего нет. И человек сопротивляется «отбиранию» у него привычек в такой ситуации.
Чтобы преодолеть саботаж – духовный рост такого человека должен происходить следующим образом. Нужна двухходовая «операция».
Сначала мы никак не пытаемся «напасть» на привычки человека.
«Первый ход» состоит в позитивном наполнении более глубинных слоев личности. Человек становится более духовным, более ответственным, более благородным. И тогда «вторым ходом» человек сможет гораздо более спокойно расстаться с частью своих привычек. Он не будет ощущать столь уж важным изменение своих предпочтений, если знает, что у него есть большие ценности. Этот процесс может занять несколько лет. Но он проходит более спокойно, без душевных мук и сражений и даже с чувством гордости за выход из рабства привычек, что соответствует идеям Песах.

* * *

Ещё о молитве

Слова молитвы нужно произносить, именно произносить, так чтобы самому себя слышать. Т.е. это разговор. Ну и представьте себе ваш разговор с близким другом, слова которого неразборчивы и темп которого вы постоянно выверяете по часам так, чтобы успеть всё сказать до 8:35. Потому что у нас тут "расписание дружеских разговоров", и задержка в нём влечёт неудовольствие других беседующих с близким другом.
Не стыдно?

Я счас тебе познаю самого себя!

Современный еврейский нью-эйдж, не миновавший и Хабада, много говорит о "соединении со своим истинным Я", под котороым в конце концов подразумевается человек, верящий в то, во что мы, и исполняющий заповеди по ѓалахе нашего течения. Я много таких текстов читал. Дельфийская надпись "познай самого себя" выворачивается наизнанку: познай самого себя вот по этой книжке, тут всё про тебя написано. И про тебя, и про тебя, хотя книжка для всех одинакова.

А я его люблю?

Простое упражнение, о котором до изнеможения говорили учителя хасидизма и мусара, а также рав Кук.
Когда мы читаем о том, как еврей Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем или как еврея Акакия поймали на нехорошем, мы должны тут же спросить себя обо всех действующих лицах: "А я его люблю? Не поступки его предосудительные, а его самого, с носом, ртом, привычками и воспитанием?"

Еврейская загадка

Какой момент пасхального седера ясно показывает нам, что по сравнению с эпохой Мишны наша маца — неправильная?

Зачем нам сейчас кашрут

Чтобы преодолевать разногласия в нём. По изначальному закону кашрут очень прост. По тому же закону то, что один еврей считает кашерным — кашерно для всех евреев мира. Однако пока "я не нем у него, а он не ест у меня" — мы должны учить эти законы только для того, чтобы их тем или иным способом отвести в сторону, отменить, забыть, запереть в сундук. Кашрут поглощает невероятное количество умственных сил, денежных ресурсов и времени, и самое главное — сеет рознь. Если для объединения всех евреев в единую братскую семью нужно разрушить стены кашрута — будем ломать.

Шемот 34:7 и козлы Йом Кипура

וְנַקֵּה לֹא יְנַקֶּה (Шемот 34:7, раздел Ки Тиса) сказано в контексте «13 атрибутов милосердия», объявленных Всевышним Моисею. Смысл выражения (букв., приблизительно, «и [что касается того, чтобы] очистить (от вины, т.е. ‘сделать невиновным’), не очистит (от вины)».

Обороты, подобные וְנַקֵּה יְנַקֶּה (т. н. этимологические фигуры), встречаются в Хумаше часто («смертью умрет», «учетом учту»), и обычный их смысл — усиление, придание статуса необходимости. Здесь, однако, стоит отрицание (לֹא), и с пониманием трудность: «никоим образом не очистит» (так в Септуагинте и в некоторых современных переводах), или «не очистит совсем» (т. е. если очистит, то не полностью или не обязательно)?

Второй вариант понимания принят у Раши: וְנַקֵּה לֹא יְנַקֶּה : В прямом смысле означает, что Он не прощает грех до конца, но взыскивает с него в известной мере. Это понимание согласуется с контекстом (до этого в стихе говорится о прощении — почти о всепрощении — теперь же поставлено ограничение). Оно подтверждается и уточняется смыслом слова נָקִי в стихе 23:7, устанавливающем (наряду с другими фундаментальными принципами правосудия) принцип презумпции невиновности. נָקִי — тот, кто невиновен, «не при делах», никаких действий, вменяемых ему, не совершал. Т. о., смысл וְנַקֵּה לֹא יְנַקֶּה — не сделает виновного невиновным (даже если простит), не очистит его до буквальной невиновности, не сделает бывшее не бывшим. Это понимание подтверждается и более широким контекстом недельного раздела, повествующего об истории с тельцом: [прощаю,] но в день учета учту их грех (32:34).

Таким образом, если и помилует, то из виновного невиновным не стать. Тезис достаточно тривиален и согласуется с «греческой мудростью», выраженной двустишием: Одного только бог лишен — [возможности] сделать бывшее небывшим. Но как раз эта тривиальность и это наличие «греческой параллели» подозрительны.

Действительно, в Йом Кипур один козел (тот, которого приносят в жертву) — для искупления и прощения, но другой (который «отпущения» и сбрасывается в Азазель) — именно для того, чтобы (попросить Его) сделать бывшее небывшим, отменить вину как событие и факт; недаром на него повязана алая — «цвета греха» — ленточка, которая летит с ним в пропасть. Вместе с тем принцип сформулирован ясно — до невиновности не очищу. Столь же ясно, как решение, объявленное Моисею в стихе 32:10: И теперь оставь Меня в покое,… и Я их уничтожу… Т. е. уничтожу непременно. Особенно, если ты оставишь Меня в покое.

Шемот 34:7 и козлы Йом Кипура

וְנַקֵּה לֹא יְנַקֶּה (Шемот 34:7, раздел Ки Тиса) сказано в контексте «13 атрибутов милосердия», объявленных Всевышним Моисею. Смысл выражения (букв., приблизительно, «и [что касается того, чтобы] очистить (от вины, т.е. ‘сделать невиновным’), не очистит (от вины)».

Обороты, подобные וְנַקֵּה יְנַקֶּה (т. н. этимологические фигуры), встречаются в Хумаше часто («смертью умрет», «учетом учту»), и обычный их смысл — усиление, придание статуса необходимости. Здесь, однако, стоит отрицание (לֹא), и с пониманием трудность: «никоим образом не очистит» (так в Септуагинте и в некоторых современных переводах), или «не очистит совсем» (т. е. если очистит, то не полностью или не обязательно)?

Второй вариант понимания принят у Раши: וְנַקֵּה לֹא יְנַקֶּה : В прямом смысле означает, что Он не прощает грех до конца, но взыскивает с него в известной мере. Это понимание согласуется с контекстом (до этого в стихе говорится о прощении — почти о всепрощении — теперь же поставлено ограничение). Оно подтверждается и уточняется смыслом слова נָקִי в стихе 23:7, устанавливающем (наряду с другими фундаментальными принципами правосудия) принцип презумпции невиновности. נָקִי — тот, кто невиновен, «не при делах», никаких действий, вменяемых ему, не совершал. Т. о., смысл וְנַקֵּה לֹא יְנַקֶּה — не сделает виновного невиновным (даже если простит), не очистит его до буквальной невиновности, не сделает бывшее не бывшим. Это понимание подтверждается и более широким контекстом недельного раздела, повествующего об истории с тельцом: [прощаю,] но в день учета учту их грех (32:34).

Таким образом, если и помилует, то из виновного невиновным не стать. Тезис достаточно тривиален и согласуется с «греческой мудростью», выраженной двустишием: Одного только бог лишен — [возможности] сделать бывшее небывшим. Но как раз эта тривиальность и это наличие «греческой параллели» подозрительны.

Действительно, в Йом Кипур один козел (тот, которого приносят в жертву) — для искупления и прощения, но другой (который «отпущения» и сбрасывается в Азазель) — именно для того, чтобы (попросить Его) сделать бывшее небывшим, отменить вину как событие и факт; недаром на него повязана алая — «цвета греха» — ленточка, которая летит с ним в пропасть. Вместе с тем принцип сформулирован ясно — до невиновности не очищу. Столь же ясно, как решение, объявленное Моисею в стихе 32:10: И теперь оставь Меня в покое,… и Я их уничтожу… Т. е. уничтожу непременно. Особенно, если ты оставишь Меня в покое.

Изменение порядка молитвы

Всем хорошего времени суток.
Вопрос такой.
Утром перед работой нет времени помолиться не то что в миньяне, а просто полноценно.
Время есть только на тфиллин и чтение «Шма». В подвозке наложить тфилин можно, но неудобно в физ. плане: тесно, все трясется..
Можно ли сначала наложить тфилин, а в дороге уже прочитать биркот а-шахар и далее по списку?
И еще. Напомните, плз, какие по порядку важности молитвы нужно читать сначала, какие потом?
Спасибо!

Изменение порядка молитвы

Всем хорошего времени суток.
Вопрос такой.
Утром перед работой нет времени помолиться не то что в миньяне, а просто полноценно.
Время есть только на тфиллин и чтение «Шма». В подвозке наложить тфилин можно, но неудобно в физ. плане: тесно, все трясется..
Можно ли сначала наложить тфилин, а в дороге уже прочитать биркот а-шахар и далее по списку?
И еще. Напомните, плз, какие по порядку важности молитвы нужно читать сначала, какие потом?
Спасибо!

Не очень известная песня Высоцкого

"Ошибка вышла". https://www.youtube.com/watch?v=zZHjXrKIs_E
Жутковато. Вспомнилось в связи с обстановкой в России.

Сослучайное и присослучайное 2017-03-27 08:19:43

В одной из палестинских ивритских газет в 1940 году писали о проблемах иврита люди под псевдонимами Шва-На и Камац-Катан.

Сослучайное и присослучайное 2017-03-27 07:08:57

В Нижнем Новгороде на пятерых родителей школьников, задержанных на акции протеста, составлены протоколы о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних (статья 5.35 КоАП РФ).
https://meduza.io/news/2017/03/27/v-nizhnem-novgorode-sostavili-protokoly-na-roditeley-zaderzhannyh-na-mitinge-shkolnikov

Ещё из «Узи»

בלשנות ומדיניות החוץ

שר החוץ הציע שוב חידושים בלשניים: "החוק נתחל" ו"תקרית" במקום "אינצידנט".

אז גם אני מציע כמה חידושים:
מלווה לזמן קצר — "תלווית". כושר הקיבול של ישראל — חבית-בלי-תחתית".
המשכך בקשות לסיוע — "תמשיך". השלכת יהבנו על ארה"ב — "תשליך". אי-קבלת סיוע — "תכריך".
התערבות ארה"ב בעניין ירושלים — "ארבי",", פליאה ופלצות במשרד החוץ — "תפליץ", תגובה רשמית של הקריה — "המציץ".
אני מקווה שהסופרים המדיניים יתחשבו בהצעותיי.

Кстати, сам Моше Шарет признал, что "такрит" первым выдумал не он, а Гилель Гаршошаним, и действительно, слово прижилось.

Хаяль медусцеплан

В 1948-1952 в "Гаарец" был сатирический мини-раздел "Узи ве-шутафав". Его вели Биньямин Тамуз и Амос Кейнан. Избранные миниатюры из него собраны в двух книгах, см. здесь https://he.wikipedia.org/wiki/%D7%A2%D7%95%D7%96%D7%99_%D7%95%D7%A9%D7%95%D7%AA'. Одну из его миниатюр, посвящённую новообразованиям в иврите, стоит привести.

מעשה בשני חיילים דיסמצופלנים

ניטרול (נייטרליזציה), פיטרול (פעולת פטרול), סינכרון (סינכרוניזציה) — אלה הם חידושי הלשון של הצבא (בעיתונים)

מעשה בשני חיילים, שפיטרלו אי-אז אי-שם. לפני צאתם אמר להם הקצין: יש לדאוג בעיקר לזה שהפיטרול יהיה מסונכרן ומהורמן, ולא דיס-מהורמן, חיליה! וכמו כן — עליכם לזכור בכל הזדמנות להתלקל ולהתאריינט, למען לא יאבייקט אתכם האויב המדוסטנץ.
יצאו החיילים לדרך שמחים וטובי-לב, ועיניהם מזרקרות את האפלה. אמר האחד: היאך לדעתך מקונסטל האויב שבכאן? ענה השני: לעדתי הוא התקנסל כאן בצורה מהורזנטת לגמרי, מפני שהוא נרדם. אין ספק שנמצא אותו מפוסב. אמר הראשון: אם כך, למה לנו להתאקטב? הבה נתפסב גם אנו!
- לא — צעק הראשון. — לא ולא! לא אסכים לשום אירטוסט אט סיבטוז'! אתה סתם מסתבטז' לך, ובכלל אינך דיסמצופלן!
- אתה בעצמך לא דיסמצופלן, ואתה בכלל מהחברה המסכיזופרנים! — צעק השני.
- ואתה מפורברס ומאוכזיסטנץ! — צעק הראשון.
- ואתה מדופקט ומקוסמופלט! — צעק השני.
וכך עמדו שני החיילים וצעקו עד שהאיר הבוקר. ומשהאיר הבוקר קמו וחזרו למחנה, כדי לדו"ח את המצב ולהתקנטן.

Некоторые примеры четверного смихута из Танаха

ימי שני חיי אבותי (בראשית מז:ט
תורת נגע צרעת בגד הצמר (ויקרא יג:נט
מסיר לב ראשי עם הארץ (איוב יב:כד
 פרי גדל לבב מלך אשור (ישעיה י:יב
Собрал д-р Пинхас Шлезингер