Стоять «на позиции Исроэля»

This post was written by Синий Вечер on Декабрь 8, 2016
Posted Under: Vayeitzei,Ваеце,Вайейцей

Канун Шабос главы «Вайейцей»
9 кислева 5777 года / 9 декабря 2016 г.

Приближается Ханука, светлый праздник, в который еврейская гордость находит наилучшее выражение. Мы зажигаем свечи на ханукие и располагаем ее у окна или двери так, чтобы весь мир увидел, что мы верим в Б‑га и соблюдаем Его заповеди. В соответствии с указанием Любавичского Ребе, посланники устанавливают ханукальные светильники в общественных местах, на главных площадях городов по всему миру. Эти ханукии, конечно, не заменяют личного светильника, который евреи зажигают у себя дома. Их цель — предать ханукальное чудо наибольшей огласке. В первые годы зарождения этой традиции во многих штатах Америки посланники встречали противодействие, как правило, со стороны представителей реформистских общин, которые утверждали, что это противоречит закону о разделении религии и государства. Однако Верховный суд США вынес два решения по этому вопросу и постановил, что, в соответствии с законами о свободе вероисповедания и о свободе слова, налагается абсолютный запрет на выступления против установки ханукальных светильников на всей территории Соединенных Штатов. И в самом деле, сегодня в дни Хануки в центре всех больших американских городов возвышается большой и красивый девятисвечник. Более того, и в каждой стране, в каждом городе, где работает посланник Хабада, на главных площадях все восемь дней праздника горит величественный ханукальный светильник, распространяя свет и тепло еврейских душ. Ханука с гордостью празднуется на просторах всего земного шара.

* * *

В последние недели мы читаем историю жизни нашего праотца Яакова. Он вышел из утробы матери, «рукою своей держа за пяту Эйсава» (Брейшис, 25: 26). Комментаторы считают, что это само по себе чудо, что у младенца, который еще не родился, могут быть силы за что-нибудь держаться. Но почему на самом деле он держит Эйсава за пятку? Ответ напрашивается сам: Яаков пытался задержать рождение Эйсава, так как хотел появиться на свет первым. Он полагал, что первородство принадлежит ему. Раши в своем комментарии на указанный стих объясняет: «По праву схватил его, чтобы удержать и не дать выйти первым, потому что Яаков был зачат первым, а Эйсав — вторым. Убедись в этом на примере трубки с узким отверстием. Положи в нее два камешка один за другим. Вошедший первым выйдет последним, а вошедший последним выйдет первым. Итак, Эйсав, зачатый последним, вышел первым, а Яаков, зачатый первым, вышел последним. И поэтому Яаков хотел удержать его, чтобы родиться первым, равно как первым был зачат, чтобы ему разверзнуть материнскую утробу и по праву владеть первородством».

Итак, Яаков считал, что первородство принадлежит ему, но он не пошел к Эйсаву и не сказал ему об этом. Однажды, когда Эйсав пришел домой усталый и голодный и попросил брата дать ему чечевичную похлебку, Яаков совершил «переворот». Он предложил Эйсаву сделку: первородство в обмен на суп из чечевицы. Так обходным маневром Яаков получил первородство.

Прошло более шестидесяти лет. Яаков услышал, что его отец Ицхок собирается дать Эйсаву благословения, которые он получил от Авраѓама. Яаков знал, что благословения на самом деле полагаются ему, потому что он был зачат первым, однако ему не хватило мужества, чтобы пойти к Ицхоку и рассказать ему историю о «продаже первородства», указать отцу, что тот ошибается, и сказать ему, что Эйсав не идет по пути Авраѓама и Ицхока. Так как Яаков — это миролюбивый человек, который старается любой ценой обойти прямые столкновения, он не в состоянии встать перед Ицхоком и все ему рассказать. Поэтому он снова пытается пойти обходным путем, соответствующим его имени. Яаков маскирует себя под Эйсава, приходит к отцу с едой и заявляет: «Я… Эйсав — твой первенец. Я делал так, как ты говорил мне. Поднимись же, сядь и поешь от добычи моей, чтобы благословила меня твоя душа» (Брейшис, 27: 19). И на самом деле он получил благословение, но как он его получил?! Его отец Ицхок говорит об этом так: «Пришел брат твой с хитростью и взял твое благословение» (там же, стих 35). Когда Эйсав хочет убить его, Яаков не готов противостоять ему лицом к лицу и убегает в Харан. Там он договаривается со своим дядей Лаваном: «Буду служить тебе семь лет за Рахель, твою дочь младшую» (Брейшис, 29: 18). Когда обнаруживается, что Лаван обманул его, Яаков не прогоняет Лею, а подает в суд на Лавана за обман и нарушение условий соглашения. Однако как только Лаван предлагает ему работать еще семь лет, чтобы получить в жены Рахель, он снова поддается обману и работает еще семь долгих лет…

Даже после того, как он прожил 22 года в доме Лавана, когда у него есть большая семья, состоящая из четырех жен, одиннадцати сыновей и дочери, а также несметные богатства, Яаков все еще боится прийти к своему тестю и прямо заявить ему: «Пришло время мне вернуться в Землю Израиля!» Вместо этого он ждет подходящей возможности, чтобы сбежать. Яаков осуществляет задуманный побег, когда Лаван уезжает из дому по своим делам. Тора рассказывает: «А Лаван пошел стричь свой мелкий скот… И похитил Яаков сердце Лавана-арамейца тем, что не поведал ему, что бежит он» (Брейшис, 31: 19, 20).

И точно так же, придя в Землю Израиля и услышав, что Эйсав вышел ему навстречу с армией в четыреста человек, Яаков очень испугался и послал брату большой выкуп. Яаков думает: «Сниму гнев с лица его даром, который идет пред моим лицом, а затем увижу его лицо; быть может, он поднимет мое лицо» (Брейшис, 32: 21). Он надеется умилостивить брата дарами, чтобы тот простил его.

Затем наступает роковая ночь: «И остался Яаков один. И боролся некто с ним, до восхода зари» (Брейшис, 32: 25). В ночь перед встречей с Эйсавом Яаков был вынужден в первый раз открыто вступить в борьбу. Невозможно было избежать прямого столкновения, не смог Яаков идти «в обход» и пришлось иметь дело со злом и противостоять ему лицом к лицу. Затем случилось невероятное: «И увидел, что не одолевает его». Ангел-покровитель Эйсава увидел, что не может победить Яакова. «И сказал он: «Отпусти меня, ибо взошла заря». Но Яаков отказался и сказал: «Не отпущу тебя, пока меня не благословишь». Тогда ангел сказал ему: «Не Яаков будет имя твое, но Исроэль; ибо ты боролся с Б‑жьим ангелом и с людьми и преодолел» (Брейшис, 32: 27–29).

До этого дня его имя было Яаков, от корня эйкев — «обходящий, находящийся сзади, на запятках». Каждый мог унизить его, многие пытались растоптать его гордость, и он покорно терпел это. Теперь на него смотрят по-другому, ибо он стал тем, кто боролся с ангелом и победил его. Это уже не тот Яаков, который боится противостояния с врагом или противником, а Исроэль — ки сорито, от слова «победа», над ангелом и людьми. Поэтому, когда Эйсав пришел с четырьмя сотнями воинов, чтобы бороться с ним, он встретил совершенно другого человека. Это был не тот его брат, который всегда любой ценой избегал конфронтации, не «Яаков, человек бесхитростный» (Брейшис, 25: 27), а «Исроэль», который проявил силу и смог одолеть даже ангела! Эйсав понял, что не имеет смысла противостоять ему, и поэтому изменил свои намерения и побежал, чтобы обнять брата.

Чему это нас учит? Все евреи иногда ведут себя как Яаков, а иногда — как Исроэль. Многие из тех, кто начинает соблюдать кашрут, вначале, отправляясь с друзьями в ресторан, стесняются в этом признаться и придумывают разные отговорки о том, что стали вегетарианцами и не едят мяса, или плохо себя чувствуют, или только что поели, поэтому сейчас есть не хотят. Почему? Потому что они не хотят вступать в открытое противоборство и с кем-то спорить… Еврей, который только начал соблюдать Субботу, получив приглашение пойти на концерт вечером в пятницу, скажет, что у него много работы и нет времени, чтобы выйти с друзьями, хотя реальная причина заключается в том, что он празднует Субботу со своей семьей. Потому что ему не хочется услышать в ответ упреки и насмешки. Именно поэтому каждый еврей, вставший на путь тшувы, будет во что бы то ни стало пытаться избежать конфронтации и конфликтов по поводу своего отношения к иудаизму. Но потом наступает момент, когда у него нет другого выхода, кроме как встать и открыто заявить, что он стал религиозным евреем, и теперь не стоит приглашать его в некошерный ресторан, а также на дни рождения в Шабос, и никто не будет обижаться на то, что он не отвечает на телефон в субботу и т. д., и т. п. И вдруг он обнаруживает, что даже «Эйсав» выбирает верную линию поведения и спешит обнять и поцеловать его от всего сердца.

Каждый из нас время от времени стоит на позициях Яакова, пытаясь избежать конфликтов, связанных с исполнением заповедей. Но бывают времена, когда мы встаем на позиции Исроэля: поднимаем голову и гордимся своей принадлежностью к иудаизму.

Любавичский Ребе на фарбренгене в Ту биШват 5743 (1983) года сказал: фактически подтверждается, что когда сыны Израиля ведут себя в соответствии с указаниями Торы, с позиции «величия Яакова», не обращая внимания на другие народы мира, но действуют прямо и открыто так, что даже другие народы видят это, — народы мира не только не могут навредить им, не дай Б‑г, а наоборот: благодаря этому они будут помогать сынам Израиля во всех их делах. Так давайте же будем всегда вести себя именно так!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (737 КБ).

Comments are closed.