Главная еврейская святыня

Канун Шабос главы «Вайеро»
17 хешвона 5777 года / 18 ноября 2016 г.

ЮНЕСКО — это специализированное учреждение ООН по вопросам образования, науки и культуры, в задачи которого входит сохранение и популяризация особо значительных для человечества культурных, исторических или экологических объектов по всему миру. Эта организация ведет Список всемирного наследия, в котором определяется конкретное место каждого объекта в силу его особой значимости. Около двух месяцев назад ЮНЕСКО приняло резолюцию «О Старом Иерусалиме и его стенах», которая отвергает религиозную и историческую связь еврейского народа с Храмовой горой, и называет ее «Аль-Акса». Это абсурдное решение не имеет ничего общего с реальностью. Не только евреи, но все те, кто верит в Библию, признают, что Храмовая гора принадлежит народу Израиля. Не только с точки зрения религии, но и опираясь на исторические и археологические факты, каждый честный человек согласится с тем, что Храмовая гора — это еврейская святыня. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу в своем заявлении по поводу решения ЮНЕСКО подчеркнул: «Сказать, что Израиль не имеет отношения к Храмовой горе или Стене Плача, — все равно, что сказать, что Китай не имеет отношения к Великой китайской стене, а Египет — к пирамидам».

…В 1984 году Биньямин Нетаниягу был назначен послом Израиля в ООН. В канун Симхос-Тойре 5745 года в его кабинет вошла секретарь и сообщила, что один из его бывших подчиненных хочет видеть его. Затем перед ним появился бородатый хасид в черной шляпе и полном хасидском облачении. Нетаниягу сразу не узнал в нем одного из солдат, служившего под его командованием в то время, когда он был командиром «Саерет Маткаль» — спецназа Генерального штаба, элитного подразделения ЦАЃАЛа. Шмарья Ѓарэль, выходец из кибуца, относящегося к левой партии «Мапам», рассказал своему бывшему командиру, что после службы в армии он совершил тшуву и стал последователем Хабада. Сегодня он пришел пригласить Нетаниягу принять участие в ѓакофойс у Любавичского Ребе, сказав: «Я уверен, что Ребе будет рад видеть тебя». Нетаниягу согласился, а потом спросил: «В какое время я должен появиться там, в семь, восемь часов вечера?» А тот ответил: «В двенадцать ночи».

В полночь праздника Симхос-Тойре Биби приехал в «Севен севенти» — штаб-квартиру Хабада. Здание было переполнено настолько, что яблоку негде было упасть. Вдоль стен синагоги были трибуны, заполненные тысячами людей. Стоял оглушительный шум. Шмарье каким-то образом удалось протолкнуться вместе с Нетаниягу и поставить его рядом с возвышением, на котором было место Ребе. Через несколько минут стало тихо, и Ребе вошел в зал. Нетаниягу описывает это, как рассечение Красного моря: в забитом до отказа зале вдруг в одно мгновение образовался проход, по которому Ребе спокойно прошел к своему месту. И тогда Шмарья шепнул Нетаниягу: «Сейчас». — «Что сейчас?!» — не понял тот. Шмарья сказал ему приблизиться к Ребе. Нетаниягу, указывая в сторону Ребе, ответил, что он молится, и, возможно, не стоит его беспокоить. Но бывший подчиненный «скомандовал» ему: «Подойди к Ребе, сейчас самое время!» Нетаниягу приблизился к Ребе и, обратившись к нему, сказал: «Рабби, я пришел повидать Вас». Ребе повернулся к нему и спросил: «Только повидать, не поговорить?..» И Ребе начал с ним беседу, которая продлилась около получаса. В ходе беседы Ребе сказал Нетаниягу, что он собирается работать сейчас в «доме лжи» (имея в виду его назначение послом в ООН), где его обязанностью будет зажечь свечу истины. И Ребе добавил, что даже малая свеча правды может разогнать большую тьму лжи…

В эти дни мы узнали, насколько велика может быть ложь. ООН и ее организации могут назвать день ночью, а ночь днем, и это решение получит автоматическое большинство!

* * *

Сегодня я хотел бы провести небольшой экскурс в историю Храмовой горы, чтобы напомнить, что эта гора получила свое название потому, что на ней были построены Первый и Второй Иерусалимские Храмы. А до того, как ей было дано название «Храмовая гора», в книге пророка Ирмияѓу (26: 18) она называлась Мория. И этим именем называли ее, когда царь Шломо строил Первый храм. Но связь народа Израиля с Храмовой горой началась намного раньше. В конце нашей сегодняшней недельной главы «Вайеро» мы читаем рассказ о жертвоприношении Ицхока. Всевышний приказывает Авраѓаму: «Возьми же сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Ицхока, и иди на землю Мория, и вознеси его там в вознесение-всесожжение на одной из гор, о которой скажу тебе» (Брейшис, 22: 2). Здесь мы впервые читаем о «земле Мория», и это место, где Авраѓам построил жертвенник, на который положил своего связанного сына. С тех пор евреи, сыновья Авраѓама и Ицхока, имеют неразрывную глубокую связь с этим местом. Рамбам в «Законах Храма» (4: 1) пишет: «Место, где находился жертвенник, очень точное, и его не изменяют никогда. В этом месте был связан Ицхок, здесь Шломо построил Храм. Традиция, которая передана нам от наших отцов: место, где построили жертвенник Давид и Шломо, — то самое место, где Авраѓам построил жертвенник для Ицхока, где Ноях построил жертвенник, когда вышел из ковчега. Это место, где принесли жертву Каин и Ѓевель, и здесь же принес жертву Адам». Более того, наши мудрецы говорят замечательную вещь: Б‑г создал Адама и Хаву из праха, из земли «на месте искупления». То есть, Адам был создан на горе Мория. Если это так, то это место имеет свою историю, начиная с создания мира!

Народы мира могут претендовать на связь с этим местом, утверждая, что Адам является отцом всего человечества, и Ноях тоже, и даже Авраѓам отец не только Ицхока, но и Ишмоэля (и это верно, хотя на жертвенник был вознесен Ицхок, а не Ишмоэль). Что же можно ответить на эти притязания? Когда царь Давид захватил Иерусалим у евусеев, которые жили там, пророк Гад повелел ему купить гумно Аравны и построить там жертвенник. Царь Давид пришел к гумну, и «сказал Аравна: «Для чего пришел господин мой царь к рабу своему?» И сказал Давид: «Купить у тебя это гумно, чтобы построить жертвенник Г‑споду, — и прекратится мор в народе» (Шмуэль II, 24: 21). Тогда Аравна предложил отдать гумно и скот для жертвоприношения бесплатно, но Давид настоял на том, чтобы обязательно купить все по полной цене. Всевышний знал, что настанет день, когда народы мира будут утверждать: «Вы — грабители! Храмовая гора принадлежит нам!» Поэтому он приказал царю Давиду купить всю территорию у Аравны-евусея за полную цену. Так что Храмовая гора наша!

Однако есть в этом вопросе одно «но». Храмовая гора — это святое место для евреев, самое святое место, и поэтому подняться на нее разрешается только человеку, который ритуально чист. После разрушения Храма мудрецы постановили: «Хотя уничтожен, святость его сохраняется» (см. «Законы Храма» Рамбама, 7: 7). Храмовая гора — это место особого трепета перед Творцом. В наше время на каждом из нас есть нечистота смерти, и мы не можем от нее избавиться. Каждый, кто находился под одной крышей с умершим, даже если он стоял далеко и не дотрагивался до него, считается оскверненным, и ему запрещено подниматься на Храмовую гору. Во времена существования Храма для очищения от скверны использовался пепел красной коровы, но после разрушения Храма, когда этот способ утрачен, мы все ритуально нечисты.

Поэтому Любавичский Ребе неоднократно прямо предостерегал от того, чтобы евреи поднимались на Храмовую гору, так как не понятно, где то место, по которому позволено ходить, и где то, по которому ходить запрещено, так что лучше не идти туда вообще. Ребе писал: «Я решительно против того, чтобы поднимались на Храмовую гору, потому что подниматься будут многие и ходить по тем местам, которые запрещены, Милосердный спаси нас…»

После Шестидневной войны, когда Израиль отбил у иорданцев Старый город Иерусалима и Храмовую гору, была сформирована весьма необычная коалиция политиков и раввинов. Главы правительства не хотели, чтобы евреи поднимались на Храмовую гору по политическим соображениям, потому что не желали вызывать гнев мусульман. Раввины запрещали евреям восходить на Храмовую гору по ѓалохическим соображениям, в связи со всеобщей ритуальной нечистотой. И этот запрет должен соблюдаться так же строго, как запрет еды и питья в Йом-Кипур, потому что их нарушение карается самым страшным наказанием — коресом («отсечением души»). И так все вместе религиозные и нерелигиозные сыны Израиля согласились с тем, что евреям нечего искать на Храмовой горе до прихода Мошиаха.

Есть люди, которые утверждают, что евреи, не поднимаясь на Храмовую гору, тем самым показывают свое безразличие к этому месту. Но эти претензии абсурдны. Наоборот, именно из трепета и уважения к святому месту мы не поднимаемся туда. Есть два способа выказать почтение месту, лицу или объекту: первый — постоянно использовать его, но второй, более достойный — не использовать его вообще. Встречая обычного знакомого на улице, я, чтобы показать ему свое расположение, пожимаю ему руку. А если я очень его люблю, то могу и слегка обнять. Но человека, которого я очень уважаю и перед которым я испытываю благоговейный трепет, я не буду обнимать и даже не протяну руки (поэтому хасиды никогда не здоровались с Ребе за руку).

Рассказывают, что ребецн Хая-Мушка, жена Ребе, как-то сказала, что получила в наследство пару подсвечников от своей прабабки, жены Цемах-Цедека, третьего Любавичского Ребе. И кто-то спросил ее: «Ребецн, Вы зажигаете в них субботние свечи?» Она была поражена и ответила: «Не дай Б‑г! Я слишком простая женщина, чтобы пользоваться этими подсвечниками. Я только смотрю на них и чувствую свою связь с семьей». Иногда уважение и восхищение выражается именно в том, что мы смотрим издалека.

Интересно, что подобный закон мы находим в законах синагоги. Известно, что каждая синагога называется «малым Храмом» из-за своей святости и уподобления Храму. Рамбам пишет в «Законах молитв» (глава 11): «В синагогах нельзя вести себя легкомысленно… Туда нельзя заходить летом с улицы из-за жары, а во время дождя, чтобы не промокнуть… Если у синагоги два входа, нельзя проходить через нее, чтобы сделать путь короче. Потому, что нельзя ходить в синагогу, кроме как ради мицвы». То есть, в синагогу просто так не ходят. Затем теми же словами он пишет о Храмовой горе: «Если синагогу или дом изучения Торы разрушили, эти места остаются святыми, как сказано (Ваикро, 26: 31): «Я опустошу Ваш Храм» — даже после разрушения, он все еще называется Храмом».

Наш трепет перед величием Храмовой горы проявляется в том, что мы смотрим на нее издалека и молимся, чтобы пришел Мошиах, который построит Третий Храм, вскоре, в наши дни, омейн! А до тех пор — пусть все знают, что мы не поднимаемся на эту гору, не потому, что она не наша, а потому, что она наша, и мы высоко ценим, уважаем и бережем это священное для каждого еврея место.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (693 КБ).

Сослучайное и присослучайное 2016-11-17 10:17:50

Пункты схождения (заимствованияַ?) поздней стоической философии и мировоззрения мудрецов Мишны и мидраша:
(по старой немецкой статье, спасибо yudickya)
https://archive.org/details/judaicafestschri00coheuoft, со стр. 145.

1. Популярная форма.
2. Отношения Бога (единого) с миром подобны отношению души с телом.
3. Внимание к происхождению и судьбе души.
4. Божественное предвидение.
5. Вера в Бога.
6. Назначение страданий как испытания.
7. Человек имеет то, что дано ему Богом.
8. Мудрец — друг и даже коллега Бога.
9. Подражание проявлениям Бога.
10. Ненавидь грехи, но не грешников.
11. Не суди других.
12. Главное — моральное поведение, а не изучение.
13. Прожить жизнь нравственно.
14. Работать — правильно.
15. Жить в семье — правильно.
16. Уважение к старшим.
17. Заслуги предков.
18. Человеческая жизнь тем более ценна, чем более человек нужен для общества.
19. Золотая середина.
20. Живи, не ожидая платы.
21. Не клянись.
22. Чистота тела.
23. Душа — только гость в мире.
24. Живи, как будто умрёшь завтра.
25. Моральная жизнь лучше бессмертия.
26. Мудрость — высший идеал.

Отличий же меньше: пантеизм; Бог как источник морали и мерило грехов; вера в Бога как долг человека; непреодолимое расстояние между человеком и Богом; жизнь после смерти как награда или наказание; и др.
Как видите, отличия относятся больше к верованиям, а не к поведению.

Недельная глава Вайера

Тогда Носонос взял и построил себе дом в самой середине Африки, там, где пересекались все африканские тропинки. Дом получился большой, круглый, с множеством дверей в разные стороны.

Теперь Носонос мог спокойно сидеть, лениться, а в разные двери его дома всё время входили и выходили те, кто шёл по тропинкам. Кто хотел, присаживался к столу выпить чая и поболтать, а кто спешил — просто входил, здоровался, прощался и выходил в другие двери.

Тигр вошёл и поздоровался. Носонос тоже поздоровался и предложил чаю…
(Остер — Сказка с подробностями)

Недельная глава Вайера

Тогда Носонос взял и построил себе дом в самой середине Африки, там, где пересекались все африканские тропинки. Дом получился большой, круглый, с множеством дверей в разные стороны.

Теперь Носонос мог спокойно сидеть, лениться, а в разные двери его дома всё время входили и выходили те, кто шёл по тропинкам. Кто хотел, присаживался к столу выпить чая и поболтать, а кто спешил — просто входил, здоровался, прощался и выходил в другие двери.

Тигр вошёл и поздоровался. Носонос тоже поздоровался и предложил чаю…
(Остер — Сказка с подробностями)

Сослучайное и присослучайное 2016-11-17 03:12:44

Воображаемые друзья? У меня их нет. У меня есть мёртвые друзья и мёртвые учителя. Первые пишут песни, вторые пишут книги. Я спрашиваю их: «Ну и как же?», они отвечают, как оно у них, и становится яснее, как оно у меня.

Сослучайное и присослучайное 2016-11-17 03:12:44

Воображаемые друзья? У меня их нет. У меня есть мёртвые друзья и мёртвые учителя. Первые пишут песни, вторые пишут книги. Я спрашиваю их: «Ну и как же?», они отвечают, как оно у них, и становится яснее, как оно у меня.