Сослучайное и присослучайное 2016-04-17 14:41:27

Понятно, что на седере нужно пить четыре бокала и есть первый кезаит мацы (и афикоман) облокотившись. Понятно, что если съели мацу без облокачивания, нужно есть снова, и то же относится как минимум к питью второго бокала. Но если и этого не сделали — нас выручает р.Элиэзер бен р.Йоэль ѓа-леви (Раавья), законы Песаха, ч.2, п. 525: «А в наши дни в наших местах свободные люди не возлежат, поэтому пусть сидит как привык». И так же Рааван.

О стреляющем санитаре

- Как рубану человека! — Как же это можно рубануть человека? — Не человека — буржуя!
(«От двух до пяти»).
Мы попались в ту же ловушку. Согласно здравому смыслу, нормам гуманности (которые мы хотели бы видеть применёнными к нам, не правда ли?) и официальному этическому кодексу израильской армии, обезоруженный враг перестаёт быть врагом и начинает быть человеком. Мы не любим этого человека, он ненавидит нас, но тем не менее он человек. Тяжело перестраиваться и вдруг начинать видеть в движущейся мишени человека. Но надо. А то вьетнамский синдром и «пленных не брать». Думаешь, что на нём взрывчатка? Скажи командиру, удали людей и вызови сапёров. Это недолго. Напомню, кстати, что по горячим следам наш санитар дважды сказал: «Тот, кто пришёл поразить моих товарищей — достоин смерти», версия о бомбе возникла тогда, когда он задумался о линии защиты. Если не идти этим путём — полтора миллиона палестинцев начинают делиться на «террористов», «пособников террористов» и «поддерживающих террористов», причём делиться без остатка, от старух до младенцев. Ни одного человека после этого деления не остаётся. Только непоследовательный и сознательно слепой человек может не видеть, что следующей ступенью после такого деления должны быть призывы к геноциду: зачем нам эти не-человеки? Только мешают. И героический солдат, защищающий «нас» от «не-нас», становится хладнокровным нажимателем на курок в сторону расчеловеченной фигуры с руками и ногами, внешне похожей на человека. Хоть бы о результатах вьетнамской и афганской войн почитали.
А когда такое поведение начинают оправдывать тем, что семьдесят лет назад людей не видели в нас самих — мне становится стыдно за свою национальность.
Вам приятно дышать мутным опьяняющим перегаром ненависти? Меня от него тошнит.