Лехаим — ключ к еврейской душе

Канун Шабос главы «Шмини»
22 адора II 5776 года / 1 апреля 2016 г.

На прошлой неделе народ Израиля праздновал один из самых веселых своих праздников — Пурим. Важная заповедь праздника гласит, что «следует напиться так, чтобы не отличать «проклят Аман» от «благословен Мордехай». Другими словами, в этот день надо много раз сказать лехаим. И народ Израиля, стараясь получше исполнить заповедь, многократно выпил лехаим, а производители водки во всем мире во много раз увеличили свои прибыли…

Вообще-то мы избегаем чрезмерного употребления алкоголя. Евреи любят покушать, но напиваться — не в наших традициях. И в Торе есть много примеров, предостерегающих от злоупотребления крепкими напитками. На этой неделе в главе «Шмини» мы читаем об освящении Мишкана. После шести месяцев работ по строительству Скинии, наконец, с огромной радостью евреи праздновали ее освящение и были совершенно счастливы. И именно в этот момент произошла ужасная трагедия: «И взяли сыны Аарона, Надав и Авиѓу, каждый свою угольницу, и положили на них огонь, и возложили на него курение… И вышел огонь от Г‑спода, и испепелил их, и умерли они пред Г‑сподом» (Ваикро, 10: 1, 2). За что же они были наказаны? Тора отвечает: потому что «поднесли они пред Г‑сподом чужой огонь, чего Он не велел им» (там же). Раши объясняет: «Рабби Ишмоэль говорит: «Опьяненные вином, вошли в Святилище и поэтому погибли». Ты убеждаешься в этом, так как после их смерти Он предупредил остальных, чтобы не входили в Святилище опьяненные вином». Оказывается, была большая вечеринка в честь освящения Мишкана. Надав и Авиѓу выпили лишнего и в полном восторге от любви к Творцу, решили, что они хотят быть ближе к Нему, и посмели войти в Святая святых. Результат этого чрезмерного употребления горячительных напитков и показывает нам Тора.

Подобную историю мы находим в Талмуде, и относится она к Пуриму. «Однажды рабби Зейра пришел в гости к Раве, и они вместе праздновали Пурим. И напились они до такой степени, что Рава встал и зарезал рабби Зейру. Только тогда он понял, что сделал, устрашился, протрезвел и стал молиться Всевышнему, чтобы рабби Зейра ожил. Б‑г сделал ему милость и оживил рабби Зейру. На следующий год стал Рава снова звать рабби Зейру к себе в гости праздновать Пурим. Но рабби Зейра отказался и сказал: «Не каждый год случается чудо…» (трактат «Мегила», 7а).

Мы видим, что чрезмерное употребление алкоголя может привести к очень тяжелым и даже трагическим последствиям, таким, как смерть сыновей Аѓарона или уход в мир иной (пусть даже не надолго) рабби Зейры. И тем не менее есть два дня в году, когда иудаизм разрешает и даже обязывает евреев пить допьяна. На Пурим «человек должен опьянеть» и в праздник Симхос-Тойре мы многократно выпиваем лехаим. Не совсем ясно, если алкоголь столь вреден и опасен, почему два раза в год евреям позволяют и даже повелевают активно его употребить?

Мы все знаем знаменитое высказывание еврейских мудрецов: «Вошло вино — вышла тайна» (Талмуд, трактат «Эйрувин», 65а; «вышла» — имеется в виду: проявилась, стала явной). Человек, выпив лишнего, может потерять контроль над собой и раскрыть секреты, о которых обычно избегает говорить. Иногда это даже такие вещи, о существовании которых он и сам не знал. У каждого еврея есть свой секрет. Это тайна его души — искра еврейства, которая есть у каждого еврея, даже самого далекого от традиции своих отцов. В конечном счете, эта искра вернет его обратно на прямой и проторенный путь иудаизма и не позволит ему забыть свои корни. Проблема заключается в том, что это такой секрет, что многие евреи сами не подозревают о том, что покоится на дне их душ. Эта тайна покрыта пылью повседневной жизни. Согласно природе человека, его желания, в основном, касаются реальных, материальных вещей, которые перевешивают искру иудаизма. К тому же, эта тайна вообще скрыта в этом мире и, в частности, скрыта у каждого человека. Он стесняется исполнять определенные заповеди, потому что он боится, что о нем скажут: «Вдруг стал религиозным!» Он стыдится всех: членов своей семьи, друзей и знакомых.

Мы выпиваем лехаим, чтобы удалить все внешние причины, ограничивающие человека. И тогда раскрывается тайна души подлинного еврея, который не хочет быть отделен от Б‑га и стремится приблизиться к Нему. Так что два раза в год, на Пурим и в Симхос-Тойре (приблизительно раз в полгода), принято в среде народа Израиля выпивать и напиваться, и «сорваться с катушек», чтобы раскрыть секрет и соединиться с истинной сущностью, скрытой в сердце каждого еврея. Тогда он обнаруживает и показывает всем, кто он на самом деле, и это даст ему силы преодолеть все ограничения и свою застенчивость в повседневной жизни. Но даже тогда еврей должен себя контролировать. Во-первых, не пить в одиночку, а только вместе с другими евреями, сидя за праздничным столом. Во-вторых, пить в строго назначенное время — на Пурим и в Симхос-Тойре, исполняя заповедь веселиться, а не когда кому вздумается.

Еще одно фундаментальное условие и существенное дополнение ко всему этому представлено в мидраше, который считает, что сыновья Аѓарона умерли потому, что не были женаты («Ваикро рабо», 20: 15). Надав и Авиѓу были очень красивыми юношами, и многие девушки хотели бы стать их женами, но они были слишком высокого мнения о себе и не находили ни одной, достойной их внимания.

Наши мудрецы считали, что «страх освобождает тело от влияния вина». Если напугать пьяного — он мгновенно протрезвеет. Каждый из нас, кто состоит в браке, слава Б‑гу, знает, что мысль о том, что жена увидит его пьяным и какова будет ее реакция на такое поведение мужа, очень быстро отрезвляет… И следовательно, с самого начала женатый еврей не переходит границ дозволенного. Надав и Авиѓу, будучи холостыми, не чувствовали ни ответственности, ни страха, которые есть у каждого женатого еврея. Поэтому их порыв страстного желания духовного единения с Всевышним уничтожил их души. Так что я меньше беспокоюсь о женатых евреях, иногда пьющих лехаим, чем о холостых, которые не испытывают чувства ответственности перед своей семьей. Желательно, чтобы холостяки выпивали только два раза в год, и делали это только в компании ответственных друзей и знакомых.

А главное — помните: выпитое в меру вино «веселит сердце человека», освобождает его дух от оков физических ощущений и дает возможность глубже почувствовать единство с Творцом!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (775 КБ).

История с несколькими моралями

Один хасид пришёл к своему ребе и с плачем рассказал, что его сын тяжело болен и даже лучшие врачи не могут найти лекарства от его болезни. Ребе послал его к врачу местечка Аниполи, чтобы выслушать его совет.
Хасид приехал в Аниполи и стал искать врача, но жители сказали ему, что никакого врача в Аниполи отродясь не водилось. Растерянный хасид вернулся к ребе и рассказал ему, что не нашёл в Аниполи врача.
Ребе спросил его: "А когда кто-нибудь из них болеет, что они делают?" Хасид ответил: "Не знаю. Наверное, молятся Всевышнему, чтобы избавил их".
Ребе посмотрел на хасида и сказал: "Вот. К этому врачу я и посылал тебя. Ты бегаешь в поисках лекарей, а к Высшему лекарю, о котором сказано "Целитель всякой плоти", ты обратиться забыл!"
***
Морали:
1. Этот ребе не пожелал делать то, что делали другие подобные ему: давать чудотворное благословение.
2. Не следует забывать, что в эпоху расцвета хасидизма медицина в местечках Украины и Белоруссии была не то что в зачаточном — в пренатальном состоянии. Её, по нашим понятиям, не было. Поэтому когда говорится "врачи не помогли" — эту строчку можно смело вычёркивать, как будто врачей и не было. Это объясняет и резко отрицательное отношение рабби Нахмана к врачам: они не вылечили и не могли вылечить его от туберкулёза.
3. Жители Аниполи к цадикам не ездили. Они Богу молились.
4. Когда человек (включая нашего современника) обращается к праведнику-чудотворцу, святой могиле и т.п., он тем самым декларирует: "Я вообще-то не полагаюсь на природные средства, на медицину. Я полагаюсь на Бога. Но поскольку милосердие Бога проявляется неведомыми мне способами (да к тому же, как я уверен, это именно Он и наслал данную болезнь, по словам пророков) — я лучше обращусь к портативному Богу. Карманному. К такому, который в моём распоряжении. Я перед ним поплачу (в некоторых случаях денег принесу) — и он благословит, а его благословение работает точно, автоматически. Я нажал на рычажок и включил автомат по предоставлению излечений. Кто там сказал о принципиальном тождестве данного подхода и магического, а?"