Глава Торы “Цав”: Кто изобрел конструктор “Лего”?

Семь дней Посвящения в книге Зогар сравниваются с днями Творения и с днями Машиаха. Тем не менее, Шхина спустилась в Храм лишь на восьмой день. Что Ей там было не любо все это время? И чем, спрашивается, всю неделю занимался Моисей?..

(Лекция р-на Эли Когана; записана 03.23.2008, отредактирована 04.02.2009).

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

Сослучайное и присослучайное 2016-03-21 08:39:02

Специалисты по Талмуду! Вот я не понимаю, зачем трактат Кидушин открывается длиннющей серией сугиот о способах заключения брака, в которых десятки раз подчёркивается, что брак подобен «приобретению женщины». Постоянно употребляется глагол «кана», законы выводятся из законов о приобретении раба, имущества, земли, явным образом уподобляются законам о материальном приобретении (уподобление заключения брака приобретению נכסים שיש להם אחריות), развод уподобляется освобождению раба… Все же понимают, что жена не является собственностью мужа (оставим уподобление жены и раба в отношении их права самостоятельно приобретать имущество). Мишна сказала «жена приобретается» и пошла дальше, к приобретениям раба такого, раба сякого, земли, скота… А здесь — семь страниц! Так уж жизненно важно было вывести все эти способы приобретения с помощью каль ва-хомера, цад шаве и прочего? Снова и снова, приобретение, приобретение… Что они хотели этим сказать?

Пуримская практика

А вот если подумать: как молились вечернюю молитву в Пурим? В эпоху ришоним и позже вечерняя молитва уже давно обязательна для всех. Читается она с наступлением темноты (ну, в поздних сумерках; хорошо, можно и после «плаг минха»). А как она читалась в Пурим лет двести назад?
Тротуаров нет. Уличного освещения нет. Поэтому в обычные дни в синагогу идут засветло и читают минху и маарив вместе, как сейчас делают многие восточные общины. Потом уж как-нибудь домой дойдём. А представляете себе в Пурим? Минху рекомендуется читать раннюю, после полудня, чтобы не начинать трапезу до молитвы и не мешать её с питием (см. Рама ОХ 695:2 и см. Мишна брура). Основная трапеза должна быть в ночь после Пурима (см. там же), то есть трапезу затягивают — и представьте-ка себе еврея, не отличающего проклятого Ѓамана от благословенного Мордехая и идушего в темноте по ямам и колдобинам в синагогу (в которой тоже темно, так как шамес, долженствующий зажечь свечи, опять-таки пьёт)! Трижды упав и дважды заблудившись, он приходит туда, свечу зажечь не может — руки трясутся, ждёт миньяна, хазан без свечи молиться не может, так как у него в памяти весь маарив перепутался… В процессе маарива он засыпает прямо там, и его несут домой более трезвые, опять-таки трижды упав и дважды заблудившись… Одна надежда — на полную луну, но она только восходит…
Или это как-то по-другому происходило?

Что у нас вместо совести

Вспомните какого-нибудь большого раввина или праведника, о котором вы могли бы сказать: «У него чистая совесть». Как-то не идут к нему эти слова. По-другому о нём надо говорить. И неудивительно: в традиционной еврейской картине мира совести нет, а вместо неё есть что-то другое, хорошо решающее проблемы этики. Об этом я как-то написал статью: http://ja-tora.com/bez-zazreniya-sovesti/.
Поэтому одна из проблем нашего брата, которую я вижу (может быть, я неправильно вижу) — это наличие у нас совести. У многих. А у других она уже уступила место этому чему-то другому, непривычному, но позволяющему прекрасно функционировать в этической сфере. Поэтому так тяжёл разговор одних с другими.
(Для любителей неправильно понимать — я никого не порицаю).