обрезание

Всем доброе время суток.
Коллега нееврей решил и сделал медицинское обрезание (как у евреев),неделю назад. Ту бумажку с инструкцией где-то посеял.
Спрашивает, как быстрее "затянуть" швы.
Я уже не помню,как у меня было,но что не пахал в то время-точно.

Сослучайное и присослучайное 2016-02-02 15:34:12

Лет десять назад рассказывал мне один человек, что к ним в общину приехала делегация американских евреев. Устроили бейт-мидраш, стали читать классические тексты. И американцы были удивлены и раздосадованы тем, что при чтении отрывков из Танаха, Талмуда, мидрашей, еврейской философии, хасидской литературы и т.п. центральной темой рассуждений не является… палестинская проблема!
Сначала я тоже посмеялся. А потом подумал: но ведь и мы, устраивая бейт-мидраши, стремимся к некоей актуальности, хотя бы философской! Вот и они стремятся к актуальности. Ещё потом я подумал: да, но не эту же проблему брать! Это ж вовсе для нас не проблема, её для нас просто нет. А ещё потом подумал: а вот для них в Америке она есть, и до такой степени есть, что они удивлены и раздосадованы тем, что для нас её нет. Может, задуматься над этим?

Как я не стал хабадником

Воспоминания
Мой путь в еврейство начался летом 1989 г. И начался очень удачно: с первого и единственного в СССР еврейского стройотряда, который работал в Вильнюсе. Там мы копали, участвовали вместе с местными в движении за независимость Литвы, к нам приезжали сохнутовцы, нативовцы, хабадники и прочие. Помню пост 9 ава, когда молодой бородатый хабадник читал нам со странным произношением гемару о Камце и Бар-Камце по виленскому изданию Талмуда, не очень объясняя, при чём тут. Но так как я уже учил иврит с израильским произношением и р.Авраѓам-Аба Вайнгорт, Илья Дворкин, Хава Корзакова, Хана Ротман, Гера Юдин и другие замечательные люди читали со мной на обычном израильском иврите другие талмудические и неталмудические тексты, я на эту аутентичность не купился.
Тогда я жил в Питере, где главным еврейским направлением был Хабад, я молился по хабадскому сидуру и ходил в хабадскую синагогу. Там были старики, сурово смотревшие на нас, неофитов, и знавшие одно: нужно правильно накладывать тфилин, делать обрезание, читать Хитас, есть только то, что приготовлено дома и, в общем, жить по правилам. Понятие «думать» они нам не транслировали. Была там ешива, где поощрялись фарбренгены и (после определённой границы) не поощрялись вопросы. Там любили «простых евреев», а я хотел быть сложным. Там было в моде запанибратство и некая лихость: «став я пити у пьятницу, пропив я свою телицу». Там всюду был Ребе. «А что, собственно, Ребе и почему Ребе?» «Ребе — это Ребе, и всё тут», примерно так отвечали мне. А в это время я уже учился в нашем доморощенном Еврейском университете, который мы создавали одновременно с процессом обучения. Там были отказники, учившиеся по самиздатовским фотокопиям, там был Хумаш, общая и еврейская философия, иврит, персидский и арабский языки, еврейская этнография, греческий язык и культура (замечательный Зайцев), Талмуд по мере сил с использованием всех пособий, которые у нас были, там были приезжие преподаватели (д-р Гавриэль Хаим Коѓен, проф. М.Ц.Кадари, всех не упомнишь) — и главное, там не было: а) криков, б) выгоняния женщин на кухню и в) пределов мысли. Никто и никогда не говорил нам: дальше не думайте, ибо «не надо думать — с нами тот, кто всё за нас решит». Никто не употреблял словосочетания «плохой вопрос». С тех пор я несу по жизни главное моё убеждение: постановка пределов мысли — это уголовное преступление.
Впрочем, книга Тания, Ликутей сихот и Тора ор — Ликутей Тора мне нравились и нравятся до сих пор. Я сделал, кажется, три цикла Тании, и потом её много читал, с комментариями и без, и сихот много читал, и другую литературу, и читаю доселе. Светлым пятном во всём этом был р.Михоэль Кориц, учивший именно так, как мне хотелось, но не он задавал тон, а потом он и вовсе уехал, и сейчас является одним из любимых моих собеседников в социальных сетях. Благодаря ему и другим я сохранил уважение к Хабаду и уверенность в том, что отдельные недостатки на местах не могут испортить хорошую идею, полную достоинств. Поэтому я многие годы и работаю на Хабад.
Были в Питере и «не-хабадники». Они привлекали ещё меньше, и в основном потому, что их учителя смотрели на учеников снисходительно. Типа, забудьте всё, что составляло ваш культурный багаж, и учите Кицур шулхан арух, в лучшем случае — Мишну Бруру, а научим вас — мы. Ваши доморощенные попытки понять Бубера через Кьеркегора и Лосева через р.Соловейчика только смешат… Извините, господа, но Хумаш с Раши, Кицур шулхан арух, а также Йоре деа с комментариями я могу и дома учить. Взял словарь Шапиро, взял словарь аббревиатур — и учи себе. Этим я занимался по субботам. И никто на меня сверху вниз не смотрит. А ваши керувные речи я уже встречал в многочисленной керувной литературе, стоявшей в моём шкафу, не ново. Помню, уже в Израиле зашёл я в литовскую ешиву для американцев в Маалот-Дафна. Там была русская группа, но училась она наполовину по-английски. Такого сверху-внизного отношения я больше не встречал нигде. И спасибо, мне с вами не по дороге.
Уже приехав в Израиль, я стал думать над сидуром и обычаями. В предисловии к сидуру «Теѓилат Ѓашем» было сказано, что этот сидур — самый-самый выверенный, по Аризалю, и обычаи в нём самые полезные, «тринадцатая дорога». И опять меня «подвело» образование. Я уже знал, что от Аризаля пошёл не один только этот сидур, я знал историю возникновения нусаха сфарад, я познакомился с сефардами, йеменцами и их обычаями, я учился у мизрахников и у литваков, я ездил в Ѓар Эцион, я учился в колеле Бар-Илана, я начал первый свой цикл даф-йоми, я знал, что от Баал-Шем-Това пошло сто пятьдесят хабадских дворов, примерно знал, чем они отличаются и как они относятся к Хабаду (да никак не относятся, просто не замечают), я читал произведения других хасидских учителей, я знал, что теперешний Хабад живёт во многом не по Тании (кто постится «тшуват мишкаль»?), и когда мне говорили, что «мы теперешние представляем собою самый-самый аутентичный хасидизм, который представляет собою вершину еврейской традиции», а «Раби расшифровывается как Рош бней Исраэль», я ощущал, что, по-выражению Леонида Соловьёва, «мне натягивают на голову сапог и пытаются накормить мылом». Спасибо вам за всё хорошее, я перешёл на нусах ашкеназ.

Сослучайное и присослучайное 2016-02-02 01:10:37

Десять навыков, которые — по мнению экспертов из форума в Давосе — будут востребованы в мире через 5 лет.
http://www.weforum.org/agenda/2016/01/11-experts-at-davos-on-the-future-of-work
А у нас нет даже тех десяти, которые востребованы в мире сейчас (из той же таблицы).
«У советских собственная гордость, на буржуев смотрим свысока»?