Сослучайное и присослучайное 2016-01-22 03:44:34

Нет угрозы традиционному шабату от дигитально-информационной эры, наступающей на наших глазах.
Да, лет через десять бумажная книга станет музейным экспонатом, а дома будут напичканы сенсорами. Но на каждый хитрый сенсор есть гайка с левой резьбой, а бумажное чтиво… Сколько евреев в мире? 18 миллионов в разных странах? Предположим, все соблюдают шабат. Трудно, что ли, обеспечить их бумажным чтивом на один день в неделю? Израиль справляется: толстые пятничные выпуски газет, специальные пятничные газеты вроде «Мишпаха» или «Макор ришон», десятки субботних листочков — всё это прекрасно выживает благодаря рекламе, ведь в шабат люди могут рассмотреть эту рекламу никуда не торопясь. Телевизору вообще место на помойке. Кто не может жить без музыки — пройдя по краю ортодоксии, может включить радио где-нибудь в углу. Фильмы пусть в моцаэй шабат смотрят. А «информационная магистраль» — ведь главная особенность шабата в наше время состоит в том, что это День Без Интернета. И это очень хорошо.

Досужие рассуждения

После недавних разоблачений «хуиз мистер» у меня появилось некое понимание того, почему президент России так боится Кадырова. А ведь это именно боязнь. Чечне позволено всё: фактическая независимость, демонстративное нарушение законов и морали с привлечением корреспондентов, подзаконная торговля. И дело не в декларируемой полной лояльности Кадырова президенту. Многие декларируют. И не в боязни терактов: любой теракт может быть с радостью использован как средство закручивания гаек. Возможно, дело в том, что мафиозная структура, крышуемая «Царём», боится чеченских мафиозных структур. Мы ведь не знаем почти ничего об их отношениях, стрелках и относительной силе.

Сослучайное и присослучайное 2016-01-22 01:07:37

Всенижайший раб Яков, Шумилин сын, просил призреть худобу его и, понеже готов не токмо шестых своих перстов лишиться, а инно и всех худых рук и ног и даже самого живота, — повелеть ему не быть в анатомии, кушнткаморою называемой. Уже стало ему, горькому, вся дни тошно провождать посреди лягв, и младенцев утоплых, и слонов, и ныне он, нижайший, стал как зверь средь зверей, а большой науки от него нет, потому что нет у него ни носа аки хобота, или же подо ртом нос, но токмо имеет шестые персты. И за то свое небытие дает он впятеро больше противу своей цены. («Восковая персона, 2:8)