«Жив ли ваш отец?..»

Канун Шабос главы «Бой»
5 швата 5776 года / 15 января 2016 г.

Десятое число месяца шват (Йуд шват на иврите), которое выпадает на следующую среду, — это йорцайт шестого Любавичского Ребе, рабби Йосефа-Ицхока Шнеерсона, и день, когда седьмой Ребе, рабби Менахем-Мендел Шнеерсон, принял на себя руководство Любавичским движением. В связи с этим я вспомнил о разговоре, состоявшемся во время субботней трапезы несколько недель назад. Это была Суббота главы «Ваигаш», в которой мы читаем о драматической встрече Йосефа со своими братьями. После того, как Йосеф окончательно смутил братьев своими угрозами забрать Биньямина в рабство, когда их нервы уже были натянуты до предела, он неожиданно открывается им: «Я Йосеф! — и тут же спрашивает: — Мой отец еще жив?» (Брейшис, 45: 3).

На трапезе один из гостей спросил: «В чем смысл этого вопроса? Ведь, когда братья пришли в Египет с Биньямином, первыми словами Йосефа к ним были: «Здоров ли отец ваш, старец, о котором вы говорили? Жив ли еще он?» И они ответили: «Отец наш еще жив» (Брейшис, 43: 27). Так почему он задает тот же вопрос снова? Да еще и после длинной речи Йеѓуды, в которой тот хотел убедить властителя Египта не забирать его брата Биньямина в рабство, потому что, если Йеѓуда вернется к отцу один, «как только увидит тот, что нет отрока, то умрет» (Брейшис, 44: 31). То есть, отец может умереть от горя. Следовательно, совершенно ясно, что Яаков жив. Почему же Йосеф спрашивает: «Мой отец еще жив?»

В ответ я рассказал присутствующим историю о предыдущем Ребе, рабби Йосефе-Ицхоке Шнеерсоне, который был библиофилом и страстным коллекционером книг. Он покупал дорогие старинные еврейские книги, и собрал совершенно бесценную библиотеку в «Севен севенти» — нью-йоркской штаб-квартире Хабада. После его смерти библиотека там и осталась. Время от времени ее богатства использовались для различного рода исследований. Так продолжалось в течение тридцати пяти лет. Однажды сотрудник библиотеки заметил, что книги начали исчезать. После того как были установлены скрытые камеры, обнаружилось, что вором оказался внук предыдущего Ребе, отошедший от Хабада сразу же после смерти своего деда. Он украл книги и продал их любителям антиквариата. Внук утверждал, что, как наследник, имеет на это полное право. Тогда Любавичский Ребе коснулся этой темы в своей беседе 15 тамуза 5745 (1985) года, сказав, что предыдущий Ребе жив. Верно, что его тело «немного устало» и поэтому было погребено, но сам Ребе жив. В права наследства вступают тогда, когда человек умер, но «Ребе все еще жив». Объясняя смысл сказанного, Любавичский Ребе привел цитату из книги «Тания»: «Праведники не живут плотской жизнью, они живут духовной жизнью, которая заключается в вере, трепете и любви». Люди приходят к Ребе, что привлекает их? Что особенного есть в нем? Чем он отличается от любого другого верующего еврея? Это руах — духовность: радость, которую он дает людям, его любовь к каждому человеку и особенно образ жизни. Ребе учит людей, как жить внутренней, духовной, более естественной жизнью, и он посвящает этому всю свою жизнь. Это и означает, что главное в жизни праведника — это его духовность. Так что все время, пока труды и влияние праведника вдохновляют людей следовать по его стопам, и они продолжают изучать его учение, «Ребе еще жив», и все продолжается, как при его жизни, в частности — не делят наследство и не продают книги. Ребе продолжает жить в сердцах его последователей, и пока есть ученики, которые идут проложенным им путем, жив и он сам… Именно об этом и спрашивал Йосеф своих братьев. Он осознавал, что его отец физически жив, но хотел знать, следуют ли братья по пути отца, продолжают ли они его духовные традиции.

…Через 52 года после разрушения Второго Храма произошло восстание Бар-Кохбы — кровавая война с участием тысяч учеников рабби Акивы, главной целью которой было изгнать римлян и получить независимость. Сначала восстание имело успех, но потом римляне взяли верх, опустошили Землю Израиля и убили сотни тысяч евреев. Это была подлинная катастрофа. В тот самый день, когда был убит рабби Акива, родился мальчик, который вырос в одного из самых известных лидеров еврейского народа. Это был рабби Йеѓуда ѓаНоси, составитель Мишны. Его личность представляла собой уникальное сочетание качеств лидера, которое нечасто можно встретить в этом мире. С одной стороны, Рабби (так его называли) был знатоком Торы и величайшим мудрецом поколения, духовным лидером, чье первенство все безоговорочно признавали. В дополнение к этому, он был очень богат и не только сам не нуждался в благотворительности, но и поддерживал материально тысячи бедных людей. Он крепко держал в своих руках политическую власть, чему весьма способствовали его личные дружеские отношения с римским императором Антонином.

Это сочетание хороших отношений с властями, богатства и знания Торы вместе с исключительностью личности праведника способствовали тому, что он стал лидером народа Израиля в эпоху после восстания Бар-Кохбы. Рабби возродил еврейский народ после этой катастрофы. Используя силу авторитета своей личности, Рабби собрал вокруг себя большинство мудрецов своего поколения и вместе с ними совершил грандиозную работу по составлению и редактированию Мишны. Всю меру обожания, испытываемого к рабби Йеѓуде ѓаНоси, выразил Рав, один из его великих учеников, сказав: «Если кто-либо из живущих подобен Мошиаху, то это — наш святой учитель» (Талмуд, трактат «Санѓедрин», 98б).

Конечно, когда такой человек заболевает и становится понятно, что дни его сочтены, весь еврейский народ и особенно его ученики погружаются в состояние растерянности и глубокой скорби. Талмуд (трактат «Ксубойс», 103–104) рассказывает о том, что произошло в день смерти Рабби. Мудрецы постановили провести этот день в посте и молитве, чтобы Всевышний исцелил больного. Они настолько не хотели признавать горькую реальность, что сказали: «Каждого, кто скажет, что Рабби умер, настигнет меч!»

У Рабби была верная служанка, женщина умная и ученая. Она увидела, что молитвы о выздоровлении, продлевающие жизнь Рабби, на деле продлевают тяжелые страдания любимого учителя, борющегося со смертью. Молитвы не позволяют ангелам забрать его душу. Она поднялась на чердак и бросила вниз большой глиняный кувшин. При треске разбитого кувшина мудрецы прервали молитву, сила ангелов возобладала — и в ту же минуту Рабби почил навеки. Бар-Капора, посланный проверить состояние Рабби, нашел его уже скончавшимся и, разорвав на себе одежды, начал погребальный плач такими словами: «Львы небесные спорили с земными твердынями из-за Ковчега святыни». «Ковчег» — это сам Рабби. «Львы небесные» — ангелы, которые пришли, забрать его душу. «Земные твердыни» — это мудрецы, которые молились за его выздоровление. «Львам победа дана — и досталась в добычу им Слава Ковчега». Спросили его: «Рабби умер?» Так он ответил им: «Вы сказали это, я не говорил». Он просто был не в состоянии произнести эти слова. Они были настолько связаны с ним и так зависели от него, что волновались и боялись, что после смерти Рабби все развалится и кто знает, что произойдет…

Чуть ранее в Талмуде рассказывается, как сам Рабби подготовился к своему уходу из этого мира. Чувствуя приближение смерти, он сказал: «Я хочу видеть моих детей». У него было два сына: Гамлиэль, имевший отличные лидерские качества, но не преуспевший в изучении Торы, и Шимон — большой знаток Торы и прилежный ученик, но не лидер. В общем, каждый из его сыновей был не в состоянии занять его место (поэтому все были обеспокоены). Когда дети явились, он обратился к ним со следующими словами: «Завещаю вам, дети мои: оберегайте честь и покой матери вашей. Из-за траура по мне не нарушайте ничем обычного порядка в доме: лампады пусть горят, стол стоит накрытым и ложе убранным — все по-прежнему. Йосеф-хайфянин и Шимон-эфратянин, прислуживавшие мне при жизни, пусть займутся приготовлениями к моему погребению. Далее Рабби заявил: «Прошу ученых зайти ко мне». Когда ученые явились, он сказал: «Прошу вас нигде не устраивать по мне особого траура. По истечении тридцати дней после моей кончины приступите вновь к обычным занятиям в академии. Хохомом будет сын мой Шимон, патриархом — мой сын Гамлиэль, главою академии — Ханина бен Хама».

Отпустив ученых, Рабби велел позвать младшего сына, рабби Шимона, и подробно объяснил ему правила, которых должен придерживаться хохом. Призвав затем старшего сына, рабби Гамлиэля, и изложив ему правила патриаршества, Рабби прибавил: «Завещаю тебе держать патриаршую власть на подобающей высоте и соблюдать строгое отношение к ученикам».

Мы видим, что сам Рабби был обеспокоен тем, как бы все не развалилось, и поэтому его целью было сохранить непрерывность начатых им традиций. Все должно идти своим чередом, каждый должен продолжать исполнять обязанности, которые до сих пор исполнял. По крайней мере, в первоначальный период после смерти Рабби хотел показать, что в какой-то степени он сам не исчез и не оставил свой народ в беде. Его жена живет в том же доме, стол всегда накрыт для трапезы, горят свечи… Кабала утверждает, что до тех пор, пока не делят наследство покойного и все остается на том месте, как было при его жизни, дух умершего еще витает внутри и остается в доме.

По той же причине Любавичский Ребе не хотел после смерти предыдущего Ребе раздавать наследство или трогать что-то из его имущества. Поэтому было дано специальное указание держать все в том же порядке, ибо дух ушедшего все еще витает там. И поэтому сегодня люди приходят, чтобы помолиться в кабинете Ребе, и все там стоит на своем месте, потому что в определенной степени Ребе там присутствует.

Какой урок мы можем извлечь из этого для себя? Единственно правильный путь продолжения еврейской традиции, а также семейной традиции — это сохранять все в том же состоянии, как и прежде, не останавливаться. Если вы по Субботам ходили с дедом или отцом в синагогу, продолжайте это делать после его смерти. Если вы привыкли звонить ему каждую пятницу, чтобы обсудить какой-то маленький отрывок из недельной главы или какой-то приготовленный заранее еврейский ворт, то продолжайте делать это, но уже с другим членом семьи. Если женщина привыкла в четверг готовить фаршированную рыбу и относить своей матери или бабушке, то пусть продолжает делать это даже после их ухода, но теперь начнет есть рыбу со всеми членами семьи за субботней трапезой. Если ваши родственники всегда собирались на Пасхальный Седер у дедушки, то даже если он умер, по крайней мере, в первые годы по-прежнему приходите туда, в дом деда, чтобы провести там Седер. Одно то, что вы собираетесь в том же доме, навевает приятные воспоминания и укрепляет семью и больше чем что бы то ни было напоминает всем, как дедушка хотел, чтобы вы провели пасхальный Седер. Так сохраняется семейная традиция и еврейский цимес для младших членов нашей семьи, которые будут продолжать ее после нас…

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (847 КБ).

Сослучайное и присослучайное 2016-01-14 09:38:02

еврей акакий вызов к торе
за пол-лимона откупил
ведь за него раввин пафнутий
чего-то там пообещал

Ещё о шабате

Предположим, нам надо рассказать аудитории о законах шабата. Как мы будем рассказывать? Скорее всего, о Мишкане, о 39 видах работ, об их производных — «порождениях». Возможно (если наша лекция будет подробной) о «швут», расширениях этих видов работ, введённых мудрецами.
И только скороговоркой мы упомянем, что есть ещё «гзерот», постановления мудрецов, введённые «чтобы не» — не распространения субботних мелахот, а «ограничительный забор» вокруг них. А ведь наша аудитория сталкивается с этими «гзерот», необходимость которых мы не объяснили, чуть ли не чаще, чем с «мелахот» и «швут»! Ведь в «гзерот» входят запреты:
- ездить верхом
- ездить на велосипеде
- принимать лекарства и вообще заниматься какой-либо специфически лечебной или оздоровительной деятельностью
- играть в спортивные игры
- играть на музыкальных инструментах и даже отстукивать ритм
- отделять трумот и маасрот
- торговать, взвешивать и измерять
- просить нееврея сделать какую-либо запрещённую работу
- пользоваться результатами нарушения шабата
- запреты «молид»
- все запреты мукце
и пр.
Обоснования этих запретов — в праве мудрецов издавать постановления, «ни влево ни вправо», «слушайся голоса их», «сделайте охрану для охраны» и т.п. А мы вдохновенно излагаем теорию и практику окрашивания шерсти в древние времена, а на вопрос «почему в субботу нельзя качать мышцы» у нас ответа, по сути, нет.

«Лишний» запрет

А зачем, собственно, нужен запрет, введённый мудрецами — не ездить верхом на животных в шабат? Причём с таким странным обоснованием «чтобы не сорвать лозу, дабы погонять»? Осла веткой не погоняют, бесполезно, его пятками погоняют, да и то быстрее, чем может, он не пойдёт. Корова эту ветку и не заметит. Лошадь можно погонять, но человек, севший на лошадь, озаботится не только стременами и уздечкой, но и плёткой. Опять-таки можно пятками.
Далее. Существует «тхум шабат», 2000 локтей от крайнего дома селения, дальше этого расстояния никаким образом в субботу заходить нельзя. А внутри этого расстояния никакая верховая скотина не нужна! Километр никто на осле не поедет, люди тех времён были привычны к пешему хождению, не то что мы, неженки. Старика везти? Тогда осла поведёт под уздцы кто-то другой — «мехамер», и ему не нужна ветка. Тогда зачем этот запрет?
И ещё: «тхум шабат», по некоторым мнениям, из Торы, это суровый запрет, а езда на скотине — от мудрецов. Что добавляет этот запрет мудрецов к запрету Торы?
Можно высказать предположение. Возможно, «тхум шабат» не все простолюдины признавали, судя по тому, что до нас не дошли практически никакие внешние упоминания или свидетельства о том, где он находился в том или ином городе. Значит, они ходили куда хотели. Но далеко пешком идти лень. А если такой простолюдин сядет на осла или тем паче на лошадь — это ж он Бог весть куда уедет и там Бог весть что будет делать, и мы его не ущучим, чем бы он в соседнем (скажем, нееврейском) селе ни занимался!
Аналогично: конец викторианской морали настал с распространением велосипедов, на которых в очень суровое викторианское воскресенье, когда всё закрыто, можно было уехать куда угодно, подальше от бдительных глаз соседей.

Сослучайное и присослучайное 2016-01-14 02:41:24

еврей Акакий с обрезаньем
себе усвоил имя Сруль
и ничего не изменилось
в физиологии его

Сослучайное и присослучайное 2016-01-14 02:28:03

еврей Акакий смотрит в тору
и видит разные слова
но кроме … …. и ….
ничто не крутится в мозгу

Сослучайное и присослучайное 2016-01-14 02:19:32

еврей Акакий в синагогу
зашёл и вышел через час
и шестьдесят минут бесценных
он честно выкинул к чертям

Сослучайное и присослучайное 2016-01-14 01:47:32

еврей Акакий засыпает
в гемару мордой в новый год
а утром с жуткой похмелюги
сидит уставившись в сидур

Сослучайное и присослучайное 2016-01-14 01:45:49

еврей Акакий спит и видит
к нему подполз ручной тфилин
и не даёт себя погладить
а душит руку как удав

Сослучайное и присослучайное 2016-01-14 01:38:11

вопрос в мозгу возникнет утром
а может вовсе не вставать
а на хрена ж тогда ты сука
вчерашней ночью засыпал