Тихая революция

Институт Цомет выпустил в продажу — и не только по заказу, но и прямо на стойке демонстрационного зала — розетку «грама». http://www.zomet.org.il/?CategoryID=249&ArticleID=101 Разумеется, оговаривается, что это только для сферы обороны и неотложных нужд; высокая цена не только окупает деятельность института, но и отпугивает частных покупателей, но… Серьёзные люди, работающие в области субботне-ѓалахических примочек уже тридцать лет, хорошо подумав, выложили розетку «грама» на прилавок. Рядом с электрическими субботними свечами, явно предназначенными для частных покупателей. «Дорога в тысячу ли начинается с одного шага».

Сослучайное и присослучайное 2016-01-09 13:50:12

Не понимаю я, самых основ не понимаю.
Вот принятая в науке история Устной Торы. Были, скажем, саддукеи, были отделившиеся от них прушим-фарисеи, были отделившиеся от них ессеи (прушим = «толкователи гладкого»), что-то вроде этого, с точностью до примерно. И в каждой группе был закон, были правила. Одни. Единые. Традиция говорит, что за пять поколений до Ѓилеля и Шамая была всего одна неразрешённая в среде прушим проблема — смиха жертвенных животных в праздник. Есть правила о «бунтующем старце», который осмелился учить не так, как решено общим собранием.
Потом прушим разделились на школу Ѓилеля и школу Шамая. Каждая школа — едина внутри себя. Они мирно сосуществуют, но о различиях помнят. Каждая школа думает, что она права, но не может переубедить другую. Спорные вопросы решаются голосованием, как на чердаке Хананьи бен Хизкии.
Потом школа Шамая физически истреблена во время Великого восстания. Внутри школы Ѓилеля существует единство. Есть глава, есть ешива, есть голосование внутри. Рабби Элиэзер не смог переубедить товарищей в споре с печкой, и несмотря на Глас с неба, его мнение отвергнуто (вместе с ним самим, но это другой вопрос). Рабби Йеѓошуа не смог переубедить рабана Гамлиэля и пришёл к нему с посохом и кошельком, смирившись и приняв мнение главы. Сохраняется единство. Это понятно: един Бог, едина ѓалаха.
А потом? Рабби Акива спорит с рабби Тарфоном, кто-то принимает чью-то сторону, но другие современники рабби Акивы продолжают высказывать своё мнение. Нет приведения к одному знаменателю. Это же безобразие: закон не определён! Единого закона нет! Это при работающем Санѓедрине!
А ученики рабби Акивы? Та знаменитая пятёрка? Они ведь почти не спорят! Рабби Меир говорит… рабби Йеѓуда говорит… рабби Йосе говорит… рабби Элазар говорит… рабби Шимон говорит… Почему нет голосования? Мы же знаем, что как минимум рабби Меир и рабби Натан присутствовали на заседаниях Санѓедрина. Есть главная ешива и суд, есть их глава. Почему нет приведения к единому знаменателю?
В последующих поколениях — то же. Рабби Йеѓуда ѓа-наси даже Мишну редактирует, не приводя к единому мнению и не давая явных правил его вывода. (Эти правила зафиксированы позже). В Вавилоне Рав говорит А, а Шмуэль говорит Б по десяткам вопросов — и никого это не смущает! (Опять-таки, правила предпочтения сформулированы во времена савораев или гаонов).
Друзья мои, почему это никого не смущало? Почему члены традиции, помнящей голосование и единство решения как норму, спокойно принимают отсутствие единого решения? Почему допускают, что в Махозе поступают так, а в Пумбедите по-другому?
Напоминаю, что слова «эти и эти — слова Бога живого…» сказаны только о споре школы Ѓилеля и школы Шамая, не о более поздних, да и они завершаются вынесением окончательного решения: «…но закон по мнению школы Ѓилеля».
Мы так привыкли к этому положению за две тысячи лет, но почему никто этого не замечает?

Еще один нравоучительный рассказ

Рассказ, от которого я офонарела.
Домашние деньги
Некоторые слова выделены мной.
У одного мальчика в ешиве стали появляться большие деньги, которые он тратил направо и налево. Видно было, что он просто ошалел от внезапно свалившегося на него богатства. Покупал угощений на весь класс, делал друзьям подарки, был счастлив.
Ребе (руководитель класса) узнал в первую же неделю, спросил – откуда? кто дал?
Отвечал испугано: нашел.
На следующий день: скопил. Потом: дядя подарил.
Какой дядя? Как зовут? – молчит, глаза отводит.
Но после разговора с ребе – снова бросается в детский загул.
И ведь мальчик-то добрый. Каждому даст, без подарков не пройдет мимо самого тихого. А уж одноклассники вокруг него так и вьются.
На третий день ребе говорит: придется с твоим отцом поговорить. Откуда деньги? Скажи, откуда?
Молчит, в глазах полное отчаяние и потерянность.
Пришлось вызвать в ешиву отца.
Ребе с ним побеседовал. Не знает ли он, что происходит с сыном? У того деньги неизвестно откуда.
Отец подозрения отверг решительно. Уж не хотят ли ему сказать, что его сын ворует у людей?
Сказал, что его мальчик – полный праведник. Любимец в семье. Всегда во всем помогает. Никто от него резкого слова не слышал. Всем улыбается, мягкий и удобный ребенок. А учится просто на загляденье. Его все хвалят – да и вы, ребе, мне о нем постоянно говорите только хорошие слова.
Так или иначе, отец навету на любимого сына не поверил.

Итак: у ребенка появляются деньги неведомо откуда. Он не может объяснить, где взял.
Но подозрение, что ворует — НАВЕТ по определению.

Пришел ребе советоваться с раввином. Тот выслушал, попросил передать мальчику, чтобы зашел. Мальчик явился, встал в дверях, насупившись. Раввин очень мягко, в щадящем режиме с ним поговорил. Объяснил, что все люди слабы к деньгам – и он сам, арав Тукачинский, тоже. Но надо починить ситуацию – ибо здесь творится что-то не совсем правильное. Ведь у этих денег есть владелец, верно? И владелец может расстроиться. Зачем его расстраивать?

Мальчик заплакал, как в таких ситуациях делают все мальчики на свете. И тихим голосом признался, что иногда – очень и очень редко – он берет деньги из кармана отцовского пиджака.

Да! Забыл вам сказать, что мальчику было 14 лет. Взрослый человек.

Рав Нисан попросил его так больше не поступать. Тот обещал. А рав Нисан после разговора договорился с ребе, чтобы тот еще раз поговорил с отцом ребенка. Чтобы знал, что ситуация исправлена, и не надо никаких разборок. Все будет хорошо.
Ребе вернулся от отца расстроенным. Говорит, что тот продолжает не верить. Даже кричит, за сердце хватается.
Рав Нисан удивился: что-то тут не так, почему он стоит на своем? Уже вечером пошел к великому праведнику того времени, раву Арье Левину. Тот согласился поговорить с отцом. Понятно, что без ребенка. Он-то тут при чем?

Действительно, при чем тут 14-летний младенец, который ворует из карманов отца ?

Вызвали отца к раби Арье. О чем они говорили, никто не знает. Коротко говорили. Отец вышел задумчивый, держась за грудь, дышит с трудом. Лицо белое, в глазах слезы застыли. За ним выходит удивленный раби Арье: что случилось? почему такая реакция?

А на крыльце дома — в присутствии учеников раби Арье — отец стал хвататься руками за воздух и закатывать глаза. И вдруг повалился на землю. Но видно, что не от сердечного удара. А от страшного горя. И как закричит:
- Я убийца, я убийца!
Да в чем дело-то?
- Я убил человека! Мне не жить! Я убийца!
Выяснилась нехорошая история. Жила у них в семье мать жены, старая женщина. Муж, жена, единственный ребенок и теща.
Деньги стали пропадать давно. Сначала понемногу, почти незаметно. Он заметил. Никому не говоря, стал проверять, какую сумму оставляет на полке, сколько кладет в карман. Чья-то рука забирала с тех сумм регулярную дань.
И видно, что брал кто-то домашний. Выведал у жены, намеками, – мол, куда тут мелочь делась, – но она не знает. А деньги пропадали. Переложил в шкатулку – неделю было тихо. Стали пропадать и из шкатулки.
Терпение лопнуло. Сказал жене в открытую. Понятно, что не сын. Золотой мальчик, он неспособен. Остается ее мама.
Мама?! Не может быть!
Может!
Короче, получился первый тихий скандал.

Деньги перестали пропадать. Скандалы утихли.
И вот, через месяц снова. Теперь вопрос был поставлен просто: или мама, или семья.

Надо ее срочно устроить в дом для престарелых. Я все устрою.
Жена ни в какую. Слезы, еще не крики, но тихая злоба воцарилась в семье. Наконец, жена сдалась
Устройство заняло буквально неделю.

Мама уехала. Сестры в доме престарелых говорили, что женщина постоянно плачет. Говорит, что она ничего не брала. Что она у вас брала?
Ничего не брала, не ваше дело.
Через месяц мама умерла.
Моя теща умерла.
Вы меня слышите? Она умерла!
Я ее убил! Я убийца! Я убийца!

Итак, ситуация: у отца пропадают деньги. У сына появляются, в таких количествах, что это заметно в школе.
Директор (или кто там ?) допрашивает 14-летнего (бар-мицва !) ребенка.
Ребенок сознается, что ворует у отца. Отец НЕ ВЕРИТ, несмотря на пропажу денег. НАВЕТ, однако !
Ему приятнее свалить со своего прекрасного доброго мальчика (гордость семьи !) на тещу.
Мнение жены — тоже ничего не значит. Разумеется, ей муж не рассказал информацию из ешивы.
Зачем ? Разве женщина — человек ? Разве «не обижай людей» — распространяется на жену и тещу ?

Добрый мальчик, любимец одноклассников, разумеется, видит ситуацию дома, и то, что оклеветанную бабушку в слезах отправляют в дом престарелых.
Ну и что ?
Для него, как и для отца, женщины — не люди.

Рав Арье посоветовал ему пойти на кладбище и попросить у праведницы прощение. Искренне попросить. Может, она простит. Впрочем, надо стараться, очень стараться.
Великолепное решение.
А что же — мальчик, образцовый ученик ешивы ?

Какие же выводы делает автор ?
Может быть — побольше обращать внимания на поступки своих детей ?
Может быть — дает советы, КАК надо было поговорить с сыном, чтобы он перестал воровать ?
Ну что Вы, как Вы могли такое подумать !

Мальчик взял деньги без спроса. Значит, с ним что-то случилось. Например, у друзей есть один-два шекеля, а у него нет. Ну так дайте!
Только не поднимайте шума, не обижайте его криком. Если мы сейчас «спустим», вором он не станет. У нас в семье никто не становится вором.

Ага, все воры не вырастают в таких вот семьях, а прилетают с Марса.
У нас никто никого не подозревает в злых действиях. Ведь подозрение приводит к убийству.
У нас все любят каждого. Лишь там мы и может выжить. Не только в семье, но и всем народом.
Оглянитесь, Аман навис над нами прямо сейчас. Враги хотят нашей погибели. Встанем против них. Встанем тем, что будем еще больше любить своих!

Так к убийству-то привела ЗАЩИТА прекрасного доброго мальчика от подозрений.

Короче, как и в предыдущем рассказе: тебя грабят (если это свой, соплеменник) — МОЛЧИ ! ЗАТКНИСЬ !
Люби СВОИХ еще больше !
Или свали вину на кого-то другого.

Комменты жжут.
Ответы автора в комментах — даже интереснее самой истории.
Очевидно, что на месте папаши, автор поступил бы так же: стал бы отмазывать сына.

Вопрос:
Теща умерла а деньги то продолжали пропадать.
Разве не поянтно было, что мертвая закопанная глубоко в землю теща не может воровать деньги а живой 14 летний ребенок может?
Ответ: Вы правы. Но смотрите, когда человек слеп, он видит не то, что есть, а то, что хочет, чтоб было. Разве не так?

То есть для автора — это норма жизни: что человек СЛЕП и не желает видеть очевидного.
Автору даже в голову не приходит — призвать читателя НЕ быть СЛЕПЫМ.
Нет. СЛЕП — это данность.
(Не слепой человек — неудобен для кирува)

А дальше остается только просить прощения на кладбище.
(В этой ситуации вера в загробную жизнь — очень удобная отмазка.)
Дальше в комментах идет длинная дискуссия на тему, можно ли просить прощения у мертвых.
Про воспитание ЖИВОГО подростка — забыли.
Ученики рава П не задают вопросов о его дальнейшей судьбе.

Людей, опирающихся на логику в том, что им близко и дорого, очень мало.
Видимо, автор и его окружение — к таким не относится.

А теперь — мои вопросы:
А если бы милый мальчик принес в ешиву бутерброд с ветчиной или помешал мясной суп молочной ложкой — реакция папаши и автора рассказа была бы столь же либеральной ?
Тоже применялось бы правило «ни в коем случае не обидеть» ?
Или тогда мальчик был бы назначен «ЗЛОДЕЕМ», на которого уже не распространяется это правило ?

Как произошло, что 14-летний ребенок не учил заповедь «не кради» ?

Сослучайное и присослучайное 2016-01-09 12:33:37

Ирвин Москович, долгих лет ему, купил за большие миллионы вот эти восемь пустующих домов (один большой и семь маленьких) к югу от цомет Гуш Эцион, напротив эль-Аруба https://www.google.co.il/maps/@31.6323369,35.13189,623m/data=!3m1!1e3. Раньше там была туберкулёзная больница, основанная миссионером Томасом Ламби, потом пресвитерианская церковь и хостель. http://www.haaretz.co.il/news/politics/.premium-1.2642656 «При проведении опыта ни один палестинец не пострадал». Сохранив название «Баит аль Барака», т.е. «Бейт Браха», Москович передал их местному совету Гуш Эциона. Всё по правилам купли-продажи. И госдепартамент выразил обеспокоенность!
Один большой дом и семь маленьких. Купленные у палестинцев со всеми формальностями. И госдепу больше нечего делать!

Сослучайное и присослучайное 2016-01-09 12:17:35

Герман Геринг, чтоб ему вторично помереть:
«Das Volk kann mit oder ohne Stimmrecht immer dazu gebracht werden, den Befehlen der Führer zu folgen. Das ist ganz einfach. Man braucht nichts zu tun, als dem Volk zu sagen, es würde angegriffen, und den Pazifisten ihren Mangel an Patriotismus vorzuwerfen und zu behaupten, sie brächten das Land in Gefahr. Diese Methode funktioniert in jedem Land.“
(Hermann Göring, 18. April 1946, Nürnberg, abends in seiner Zelle, „achselzuckend“)
(vgl. G.M. Gilbert, „Nürnberger Tagebuch“, Fischer Frankfurt a. M., 1962, S. 270)
http://www.orbit9.de/wissen/goering-krieg
«Народ всегда может быть приведен, хоть с избирательным правом, хоть без, к следованию за вождём. Это просто: ничего особенного не надо делать, надо только сказать ему, что на него нападают. И при этом обвинить пацифистов в отсутствии патриотизма и в том, что они подвергают страну опасности. Этот метод срабатывает в любой стране»