Поцелуи от людей и… от Всевышнего

This post was written by Синий Вечер on Январь 7, 2016
Posted Under: Vaeira,Ваэра,Воэйро

Канун Шабос главы «Воэйро»
27 тейвеса 5776 года / 8 января 2016 г.

У меня было два дедушки: по отцовской линии — дедушка Эфраим Вольф, родившийся в Нюрнберге (Германия); по материнской линии — дедушка Итамар Бекерман, который родился в Люблине (Польша). К счастью, им обоим удалось бежать из Европы до того, как нацисты, да сотрется память о них, приступили к «окончательному решению еврейского вопроса». Дедушка Вольф успел переехать в Голландию вместе со своим отцом, матерью и двоюродной сестрой, откуда затем они поднялись в Израиль. Дедушка Бекерман сразу бежал в Израиль — увы, другие члены его семьи были убиты в Польше… Дедушка Вольф был верным последователем Любавичского Ребе и руководил работой учреждений Хабада в Израиле до последнего дня своей жизни. Дедушка Бекерман был известным человеком в Иерусалиме, благодаря своей профессии шадхена (свата). Говорят, что в течение своей жизни он соединил не одну тысячу пар.

Сегодня я хочу рассказать об одном интересном различии между ними. При каждой встрече с внуками дедушка Бекерман обнимал и целовал нас, открыто проявляя свою горячую любовь к нам. Дедушка Вольф был гораздо более сдержанным в общении с внуками, никогда не целовал нас и при встрече старался избегать наших объятий и поцелуев. Я помню только два поцелуя, которые получил от него за всю свою жизнь. Первый я заслужил, когда вернулся из квуцы (об этом — ниже), а второй — после хупы.

Первый поцелуй случился в 1991 году, когда я приехал из Нью-Йорка после квуцы («группа» — так называли курс обучения молодых хасидов в центральной иешиве «Томхей тмимим»). После окончания шести лет «малой» и «большой» иешивы в Израиле создавалась специальная группа молодых хасидов, которая отправлялась на целый год в «Севен севенти» — нью-йоркскую штаб-квартиру Хабада , которая находится в доме 770 («севен севенти» на английском) по Истерн парквей в Бруклине. Это направление обучения открылось в 5724 (1964) году, чтобы молодые хабадники смогли прожить целый год, изучая Тору в «Севен севенти». В частности, чтобы они день за днем, в течение года видели, как живет Ребе, и в соответствии с этим вели себя на протяжении всей их последующей жизни в любом месте земного шара. По окончанию программы некоторые члены группы возвращаются на Святую землю и начинают служить посланниками в израильских иешивах, некоторые остаются на более длительный срок обучения с Ребе, а некоторые отправляются в шлихус — исполнять миссию посланников по всему миру.

Я провел в «Севен севенти» год и два месяца, в течение которых видел Ребе каждый день на молитвах, на субботних и праздничных фарбренгенах, бесчисленное количество раз слушал беседы Ребе. Вернувшись в Израиль, я отправился поздороваться с дедушкой Вольфом, который, как обычно, находился в своем кабинете в иешиве Хабада в Лоде, откуда он руководил учреждениями Ребе в Израиле. Я, как следовало, постучал в дверь, и услышал его ответ: «Да, пожалуйста». Я открыл дверь и остановился в дверном проеме, как обычно, не приближаясь к его письменному столу. Он показал мне жестом приблизиться и сказал совершенно бесстрастным голосом: «Ты вернулся после года пребывания с Ребе, теперь ты заслуживаешь поцелуя», — и он поцеловал меня в щеку в первый раз в моей жизни. Тогда мне был 21 год.

Второй раз это произошло после моей хупы, когда мне было 24 года. Он подошел, сказал: «Мазл-тов!» — и поцеловал меня…

* * *

В Торе очень распространены упоминания о поцелуях. Вообще-то поцелуй — это что-то настолько естественное, что даже не нужно писать о нем в Торе. Но Священное писание — не просто сборник рассказов, с увлечением повествующих о том, кто кого обнял и поцеловал. Тора указывает только такие детали, которые помогают понять суть истории. Поэтому, когда Тора пишет о каком-то поцелуе, то обычно это необходимо для понимания истории и, возможно, является в ней самым важным. Когда мы смотрим на случаи, связанные с поцелуями, то обнаруживаем, что многие из них происходили с участием нашего праотца Яакова. Где мы находим первый поцелуй в тексте Торы?

В первый раз в недельной главе «Тойлдойс», когда Яаков переодевается под Эйсава, заходит в комнату своего отца Ицхока и хочет получить благословение, которое отец предназначает его брату. Ицхок подозревает, что дело нечисто, он обращается к Яакову и говорит ему: «Подступи же и поцелуй меня, сын мой!» И подступил он и поцеловал его» (Брейшис, 27: 26, 27). Кабала объясняет, что поцелуй пробудил глубокую внутреннюю любовь, необходимую Ицхоку для того, чтобы Б‑жественное присутствие осталось на нем, и он мог благословить Яакова. Так, чтобы стать сосудом для благословения, Ицхок попросил сына поцеловать его.

О следующем поцелуе Яакова рассказывается в недельной главе «Вайейцей», когда он впервые встретил свою будущую жену: «И поцеловал Яаков Рахель и возвысил голос свой и заплакал» (Брейшис, 29: 11). И сразу после этого мы читаем: «Когда услышал Лаван весть о Яакове, сыне сестры своей, выбежал он ему навстречу, и обнял его, и поцеловал его, и ввел его в свой дом» (там же, стих 13). Раши в своем комментарии на этот стих пытается объяснить, что произошло на самом деле, почему вдруг Лаван, обманщик и жулик, который потом продаст своих дочерей, бежал, чтобы обнять и поцеловать Яакова. Раши пишет: «Думал, что деньгами он гружен, ведь слуга из того дома пришел сюда с десятью верблюдами навьюченными. [Потом] подумал: «Быть может, он принес с собой жемчуг, и он у него во рту?» Не видя при нем ничего, подумал: «Быть может, он принес с собой золотые монеты, и они у него на груди?» Лаван, полагаясь на прошлый опыт, думал, что Яаков, сын богатого дяди из Ханаана, вероятно, принес с собой много денег и драгоценностей. Так что Лаван побежал обнять и поцеловать Яакова в надежде, что и ему кое-что перепадет.

Следующий поцелуй снова связан с Яаковом, и выглядит он совершенно неестественно. Спустя двадцать два года Яаков возвращается в Землю Израиля, откуда ему пришлось бежать, спасаясь от Эйсава, который хотел его убить. По дороге домой Яаков узнает, что Эйсав вышел к нему навстречу с четырьмя сотнями головорезов. Яаков готовится к худшему — к войне. Он молится и даже посылает «взятку»… Но в тот момент, когда братья встретились, Эйсав вдруг откладывает оружие войны в сторону и… целует Яакова: «И побежал Эйсав ему навстречу и обнял его, и бросился на шею ему и целовал его. И они плакали» (Брейшис, 33: 4). Тора рассказывает нам об этом, потому что никто не ожидал такого исхода.

Последний поцелуй, полученный Яаковом, — это уже совсем другая история. В недельной главе «Вайехи», когда Яаков умер, Тора говорит: «И пал Йосеф на лицо своего отца, и плакал он над ним, и целовал его» (Брейшис, 50: 1). Иудаизм запрещает целовать умершего, потому что мертвое тело находится в состоянии ритуальной нечистоты и это может навредить живому человеку, который его целует. Тора рассказывает историю поцелуя Йосефом умершего отца, потому что до него этого никто не делал. И объясняет святой автор книги «Ор ѓахаим», что тело такого праведника, как Яаков, не оскверняется после его смерти, но считается как тело спящего человека.

В недельной главе «Ваигаш» Тора рассказывает об одном особом поцелуе. Когда Йосеф открылся братьям, «целовал он всех братьев своих и плакал на их груди» (Брейшис, 45: 15). Почему? Потому что это беспрецедентный случай. Речь идет о братьях, которые хотели убить его, продали его в рабство, и по их вине он провел 12 лет в тюрьме. Допустим, что он от всей души простил их, и, более того, он щедр и готов оказать им материальную поддержку, но поцеловать?.. И заметьте: он целовал их, а не братья поцеловали его! Это проявление невиданной доброты сердца, и, вероятно, именно поэтому Тора рассказывает о нем.

Сейчас мы читаем в Книге Шмойс о Моше-рабейну, в жизни которого тоже были особые случаи, связанные с поцелуями. В недельной главе «Шмойс» говорится о том, как Всевышний пытался убедить Моше отправиться в Египет, а тот снова и снова отказывался. Одна из причин этого заключалась в том, что его старший брат Аѓарон был руководителем сынов Израиля в Египте, и Моше не хотел занимать его место. Поэтому Тора рассказывает, как встретил брата Аѓарон, когда, в конце концов, Моше вернулся в Египет: «И пошел он, и встретил его у горы Б‑жьей, и поцеловал его» (Шмойс, 4: 27). В сердце Аѓарона не было ни тени обиды, и он выразил это поцелуем.

И в последний раз о поцелуе Тора упоминает в недельной главе «Исро». Она начинается рассказом о том, как Исро приходит в стан сынов Израиля, расположившихся в пустыне. Тора повествует о том, как Моше его принял: «И вышел Моше навстречу своему тестю, и поклонился до земли, и поцеловал его» (Шмойс, 18: 7). «Мехильта» объясняет, что таким образом Тора учит нас ѓалохе, которую многие не хотели бы признавать: человек должен уважать своего тестя, как отца…

Но в чем же на самом деле состоит смысл поцелуя? Любавичский Ребе объясняет, что поцелуй — это выражение чувства величайшей любви, когда она ощущается как восторг и пылкая страсть, которые не могут быть выражены даже самыми ласковыми словами. Некоторые люди выражают свою любовь словами, у них настолько богатый словарный запас, что они способны долго говорить и объяснять, как они любят. Но есть моменты в жизни человека, когда им овладевают настолько сильные чувства, что, каким бы ни был словарный запас, его становится недостаточно, чтобы выразить эту всепоглощающую страсть словами. Для этого и был создан поцелуй, который выражает самые глубокие и сильные эмоции, не подвластные словам.

Алтер Ребе в «Ликутей Тора» объясняет, что, судя по тому, как складываются отношения между сынами Израиля и Всевышним, есть два типа евреев. Одни имеют богатый словарный запас, знают, как молиться, а в молитвах есть много слов, помогающих выразить свою любовь к Б‑гу: «Возлюби Г‑спода Б‑га Своего», «душа всего живого», «всемирная любовь» и так далее. В дополнение к словам любви эти евреи могут также выразить свою любовь на деле: они соблюдают заповеди, накладывают тфилин, зажигают субботние свечи…

Но есть еще евреи, не знающие как молиться. Они выросли в доме, где никто не учил их Торе и ее заповедям. Приходя раз в год в синагогу в Йом-Кипур, эти евреи хотят как-то выразить свою любовь ко Всевышнему, и, не найдя слов, выражают всю глубину своих чувств в поцелуе. И тогда, «как в воде лицо [отражается] к лицу» (Мишлей, 27: 19) — именно этих евреев Б‑г награждает поцелуями. Мир устроен так, что нельзя соскучиться по сыну, который постоянно рядом, живет с тобой в одном доме. Мы просто наслаждаемся его присутствием, радуемся, что он с нами. Когда же в дом возвращается сын, который долгое время жил вдали, мы, соскучившись, обнимаем и целуем. И то же происходит в отношениях народа Израиля со Всевышним. Б‑г любит и радуется тем евреям, которые приходят в синагогу каждую Субботу. Но Б‑жественный поцелуй Он дарует именно тем, по которым соскучился, ибо они приходят в синагогу раз в году. Впрочем, может быть те, кто будет приходить чаще, получат больше поцелуев?! Стоит попробовать!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (879 КБ).

Comments are closed.