Присмотр сверху — обоими глазами!

Канун Шабос главы «Ваигаш»
6 тейвеса 5776 года / 18 декабря 2015 г.

«Рабби, вы не можете себе представить, как Всевышний присматривает за мной, как Он помогает мне, относится ко мне, как к ребенку. Я чувствую, что Он целый день смотрит на меня, думает обо мне, поддерживает меня и заботится обо мне, как о Своем единственном сыне!» Так начал на днях телефонный разговор со мной один из членов нашей общины, который пережил трудные времена, и вдруг, слава Б‑гу, почувствовал, что все меняется в лучшую сторону. «Одна из причин этого, — сказал я, — в том, что ты сам начал видеть, ощущать и понимать, что Творец помогает тебе, заботится о тебе и поддерживает тебя». И я рассказал ему историю, которая была опубликована совсем недавно:

В 1978 году еврей по имени Мел (Менахем) Алексанберг, который жил в Нью-Джерси и был профессором Колумбийского университета, решил подняться в Израиль и поселиться в Йерухаме, городе в Негеве, основанном в начале пятидесятых годов как перевалочный пункт, куда привозили эмигрантов из Румынии, Марокко, Персии и Индии. В шестидесятых годах Йерухам стал постоянным поселением, но сложная экономическая ситуация вынудила молодых людей покидать городок, особенно в семидесятые годы. Именно в таком месте решил поселиться г‑н Алексанберг, чтобы помочь ему развиваться и расцвести (с начала 90‑х годов мой старший брат Хаим-Цви Вольф служит в этом городе посланником Любавичского Ребе и раввином общины Хабад).

Перед отъездом в Израиль профессор Алексанберг пришел на аудиенцию к Любавичскому Ребе и рассказал о своих планах. Ребе благословил его и посоветовал основать в Йерухаме университет. Ребе сказал, что в США есть много маленьких городов, которые полностью построены и привязаны к нуждам расположенных в них университетов. Университет создает рабочие места для жителей и всячески способствует превращению городка в место, где стоит жить. Так что, создав университет в Йерухаме, он может остановить утечку населения из города…

Профессор Алексанберг продал свой дом, оставил работу и переехал в Израиль. В Йерухам он прибыл в четверг, и в первую же Субботу после прибытия отправился со своей женой на прогулку, чтобы осмотреть город. Во время этой прогулки он обнаружил совсем новое здание, похожее на школу, которое стояло пустым. Никто не знал, кому оно принадлежит и для чего использовалось.

В воскресенье утром профессор Алексанберг отправился на прием к главе местного совета. Он представился как новый репатриант из США и спросил о здании, которое видел накануне. Выяснилось, что оно было построено на бюджетные средства по приказу министерства образования, которое постановило открыть в нем школу для детей с особыми нуждами. К окончанию строительства выяснилось, что чиновник министерства… перепутал Йерухам с Нетивотом! И здание осталось стоять без дела, как памятник чиновничьей нерадивости.

Мел Алексанберг рассказал главе местного совета о том, что Любавичский Ребе попросил его создать университет в Йерухаме. Он сказал, что это здание очень подходит под университет. Глава совета немедленно позвонил инженеру города и попросил его принести ключи от здания. Он был рад, что нашелся еврей, который хочет вдохнуть в это сооружение из стекла и бетона новую жизнь.

В то время Израиль начал реализовывать проект «городов-побратимов» для установления дружеских связей между еврейскими общинами разных городов мира и израильскими городами. Городом-побратимом Йерухама был выбран канадский Монреаль. Глава совета сообщил профессору Алексанбергу, что через два дня в город прибудет с первым визитом делегация из Монреаля. Так как сам он не говорил по-английски, он попросил Мела быть его переводчиком. Тот с радостью согласился. Делегация прибыла, и Мел, который сам всего пять дней назад приехал из США, стал их гидом в Йерухаме. Члены делегации спросили, чем он собирается заниматься в городе, и он сказал им, что Любавичский Ребе предложил ему создать здесь университетский городок. Канадцам очень понравилась эта идея, и они предложили свою помощь и материальную поддержку.

Мел был поражен всем происходящим. Он всего лишь пять дней в стране, и уже обзавелся зданием и получил бюджет. Теперь он должен создать университет. Он отправился в Университет Бар-Илан и встретился с Товией Бар-Иланом (именем отца которого был назван университет). Мел рассказал ему о предложении Ребе создать университет в Йерухаме, о том, что уже есть и здание, и деньги, но он нуждается в руководстве и помощи в организации работы университета. Оказалось, что у Бар-Иланского университета есть филиалы на севере, востоке и западе Израиля, и они уже давно хотели создать филиал на юге. «Мы стремимся осуществить, сказанное в Торе (Брейшис, 28: 14): «И распространишься ты на запад и на восток, на север и на юг», — сказал Товия Бар-Илан. — Нам не хватает филиала в Негеве. Мы зарегистрируем университет в Йерухаме, как наше дочернее учебное заведение. Вы подготовьте помещения для занятий, проведите набор студентов, а мы выполним все юридические формальности и будем присылать вам преподавателей из центра».

Алексанберг не мог поверить своей удаче. После десяти дней пребывания в стране у него все было готово для университета: здание, бюджет, все лицензии и преподаватели. Так профессор Алексанберг, приехав в Израиль в сентябре, после окончания осенних праздников открыл в Йерухаме колледж, в котором начали обучение 400 студентов…

* * *

В начале субботней службы мы читаем два псалма, между которыми, может показа­ться, существует некоторое противоречие. Царь Давид говорит: «Вот, око Б‑га обращено на боящихся Его, на полагающихся на милосердие Его» (Теѓилим, 33: 18). А в следующем псалме он утверждает: «Глаза Б‑га к праведникам обращены» (там же, 34: 16). Возникает вопрос, почему на «боящихся Его» Всевышний «смотрит только одним глазом» («око Б‑га»), а за праведниками Он наблюдает обоими глазами («глаза Б‑га» во множественном числе). Когда Б‑г смотрит одним глазом, а когда двумя? Мидраш объясняет: «когда сыны Израиля исполняют волю Г‑сподню, Б‑г смотрит на них обоими глазами… а в то время, когда не исполняют волю Б‑жью, Он смотрит на них одним глазом» («Шир ѓаширим рабо», 8). Но, очевидно, что эта интерпретация трудна для понимания, и не дает нам объяснения. Ведь в приведенном выше стихе сказано, что Он смотрит одним глазом на «боящихся Его», а разве они могут не исполнять волю Б‑жью?

Любавичский Ребе в одной из своих бесед объясняет, что есть несколько способов проявления Б‑жественного провидения, подобно различию между наблюдением одним глазом и наблюдением обоими глазами. Существуют люди, которые вообще не чувствуют, что Б‑г заботится о них, и думают, что делают все сами. Они полностью отрезаны от своих духовных корней, совершенно не чувствуют руку Всевышнего в своей повседневной жизни. О них мы вообще не будем говорить сейчас. Но есть люди, которые ощущают участие Б‑га в своей жизни. Они обращают внимание на случаи проявления Б‑жественного провидения. Вдруг с ними происходит то, чего они никогда не ожидали, и они видят, что кто-то сверху управляет этими событиями. Иногда то, что происходит с ними, кажется «странным», они не понимают смысла этих событий. Это Провидение «одним глазом». Они чувствуют, даже замечают, что есть сообщение свыше, но не всегда понимают, что именно Б‑г хочет сказать им. В отличие от них, праведники чувствуют и осознают, что Всевышний направляет их пути. В каждом событии своей жизни они читают сообщение, которое хочет передать им Б‑г. Эти люди чувствуют, что Всевышний наблюдает за ними обоими глазами.

Читая сегодняшнюю недельную главу «Ваигаш», где продолжается рассказ об Йосефе и его братьях, мы замечаем нечто очень интересное. В течение всего пути Йосефа постоянно упоминается Имя Всевышнего. Даже египетский язычник Потифар увидел, «что Г‑сподь с ним, а всему, что он делает, Г‑сподь дает преуспеть в его руке» (Брейшис, 39: 3). Когда Йосеф был брошен в темницу, начальник тюрьмы передал ему свои полномочия, «потому что Г‑сподь с ним, и всему, что он делает, Г‑сподь дает преуспеть» (там же, стих 23). Фараон, считающий себя божеством, встретив Йосефа, заявил: «Найдем ли такого, мужа, в котором дух Б‑жий?» (Брейшис, 41: 38). И, конечно, сам Йосеф чувствовал, что Б‑г наблюда­ет за ним на каждом шагу. Йосеф-праведник удостоился присмотра «двумя глазами». И когда он, наконец, открывается перед своими братьями, то говорит им: «И ныне, не печальтесь, и да не будет досадным в ваших глазах, что вы продали меня сюда, ибо для сохранения жизни послал меня Б‑г пред вами». И затем снова повторяет: «И послал меня Б‑г пред вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь до великого спасения». На этом он не остановился и повторил в третий раз: «И ныне, не вы послали меня сюда, но Б‑г!» (Брейшис, 45: 5–8) Это человек, который жил с сознанием, что Творец наблюдает за ним «обоими глазами».

Каждый из нас испытал в течение своей жизни моменты, когда Б‑жественное провидение вообще не ощущается. Человек даже забывает, что есть кто-то свыше, кто направляет все в этом мире. И поэтому он волнуется и расстраивается, когда дела идут не так, как он планировал. Есть моменты, когда человек чувствует, что кто-то свыше принимает участие в его делах, но он по-прежнему думает, что сам контролирует ситуацию, сам решает и сам направляет, и что только его мудрость помогает ему добиться успеха. Это значит, что Всевышний наблюдает за ним «одним глазом». Но есть события в жизни, подобные тому, что рассказал мне по телефону упомянутый в начале статьи еврей из нашей общины, который на каждом шагу чувствует, что Б‑г идет с ним рука об руку. Другой пример — история Йерухамского колледжа, в котором от начала до конца ясно просматривается роль Б‑жественного провидения. Сам профессор Алексанберг, завершая свой рассказ, говорит, что для того, чтобы создать университет естественным путем, нужно десять лет. Сверхъестественным путем это произошло за десять дней! В таких случаях мы все видим, что Всевышний присматривает за нами обоими глазами. Давайте не забывать, что многое зависит также и от нас. Если мы откроем наши оба глаза и будем искать Б‑жественное провидение в нашей повседневной жизни, то обнаружим, что Всевышний присматривает за нами тоже обоими глазами!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (837 КБ).

How many Michlala girls does it take to change a lightbulb?

Самая большая известная мне подборка внутриеврейских шуток о лампочке:
http://www.angelfire.com/hi5/etl/jokes.htm

Сослучайное и присослучайное 2015-12-17 09:12:15

Сидели в одной комнате бенедиктинец, доминиканец, францисканец, кармелит и иезуит. Они читали часослов, неожиданно погас свет. Когда свет зажегся, они стали спрашивать друг у друга, кто что делал в темноте.
Бенедиктинец продолжал читать часослов (он знал его наизусть), францисканец размышлял о сестре нашей темноте, доминиканец думал о природе электричества, кармелит — о ночи души человеческой, а иезуит менял пробки…
http://jaerraeth.livejournal.com/545587.html

Что мне не нравится в современном Хабаде

Я наблюдаю Хабад изнутри и извне 26 лет, не вчера родился. Я долго работал и до сих пор работаю на Хабад, действую в еврейском просвещении в рамках хабадских структур. Мне в нём нравится очень многое, долго перечислять.
А не нравится мне вот что: уверенность в том, что поскольку нет никого, кто мог бы и был бы полномочен дать указание о каком-либо принципиальном изменении (а в истории Хабада прежде было много принципиальных изменений) — значит, никаких принципиальных изменений и не будет, и не понадобятся они, и быть их не должно. А если нам кажется, что в мире что-то принципиально изменилось или меняется за прошедший 21 год — это нам кажется, поскольку эти изменения некому официально признать, см. выше. А если нам всё-таки нужно измениться — поищем указание где-нибудь в сихот, игрот или ѓитваадуйот. А если мы его там не найдём — см. выше. Как говаривали в былые времена, «если придёт Машиах — пусть сначала принесёт рекомендательное письмо от Ребе». Пока что эти средства предоставляют достаточно свободы маневра. А мы уверены, что её всегда будет достаточно?
Для сведущих в истории: все мы видим, что произошло с суннитским исламом после того, как «закрылись врата иджтихада», и как он встретил двадцатый и двадцать первый век.

Календарное

Последний Любавичский ребе, р.Менахем-Мендл Шнеерсон, любил всех евреев. Никого он не отвергал, во всех находил достоинства, включая нерелигиозных, включая противников хасидизма, см. историю о «пересчёте алмазов». За одним исключением. Одного еврея он явным образом сравнил с бесом, причём с вредным бесом, чинящим евреям неприятности (в отличие от нейтральных бесов), и велел праздновать победу над ним.
Что же сделал этот еврей, получивший раввинский диплом в ешиве «Тора ва-даат»? Накормил ешиву свининой? Проделал дырку в свитке Торы? Нет, он заявил свои права собственности на библиотеку, которую собирал его дед, и продал некоторые книги. Не уничтожал книги из неё, не запрещал людям их читать. Лишь заявил о правах собственности.
Кто же был этот еврей? Внук и единственный выживший потомок ребе Раяца. Тот, кого бабушка ещё в детстве прочила на раввинский престол. Сын Ханы, старшей дочери Раяца. Сын главы системы ешив «Томхей тмимим» — центральный пост в Хабаде. Сын той дочери Раяца, у которой дети — в отличие от Хаи-Мушки — были.
(Замечу, что отец этого человека был главой ешив «Томхей тмимим» до последнего дня, а после проигрыша процесса, который вели его сын и его жена, отделился от них и стал жить отдельно, и р.Менахем-Мендл уважал и приближал его. Так что не в мужчинах дело).
И в честь победы над этим человеком, приравненным к злобному бесу, в Хабаде устраивают ежегодный праздник, наполненный религиозным содержанием.