Средневековье

Власти Йемена приказали евреям, оставшимся в стране, принять ислам или уехать. Если же они не сделают ни того, ни другого, то правительство Йемена не будет защищать их и не гарантирует сохранение их жизни (а местные мусульмане полагают, что в этом случае евреев можно убивать). http://www.maariv.co.il/breaking-news/Article-501795

Сар Шалом гаон о мусульманах

(Вейнберг, стр. 103)
Говорят, что вино, до которого дотронулся измаильтянин, разрешено пить, это не "ейн несех", поскольку они своим идолам (!) вино не возливают. А если бы возливали, было бы запрещено его даже продавать. И что же, поскольку они не возливают, прикосновение измаильтянина менее запрещено, чем прикосновение новорожденного нееврея, как мы объяснили выше (который, по словам Талмуда, делает вино запрещённым в пищу, но разрешённым для продажи)? Значит, даже прикосновение измаильтянина делает вино запрещённым в пищу.
וישמעאלי שאומ' מגעו מותר בשתייה. שישמעאלי אין עושה יין נסך. שאין מנסכין יין לע'-זר' שלהן. אילו היו מנסכין בהנאה #נמי# היה אסור. עכשיו שאין מנסכין נעשה מגעו היתר יותר מן תינוק בן יומו. כמה שפירשנו למעלה. הילכך אפילו ישמע' אסור מגעו בשתייה.
А говорил, не устрожает там, где не устрожали древние… Ведь прикосновение новорожденного по Талмуду запрещает вино в силу общего запрета (поскольку когда он вырастет, станет идолопоклонником и будет возливать вино идолам). А какой смысл запрещать прикосновение измаильтянина? Попробуй-ка он возлей идолам, свои же казнят. Видимо, это логика типа "как же это мы какого-либо нееврея разрешим, это же немыслимо!"

Утерянный мидраш

В одном из писем палестинских гаонов 11 в. говорится: "Как учили мудрецы наши, пусть умрёт человек, но не будет причиной беды (ימות אדם ואל יבוא על ידו תקלה). "Такала" — это серьёзное нарушение заповеди, влекущее большие беды, и лучше умереть, чем стать его причиной.
А где учили мудрецы наши? Нигде такой фразы нет.
Но есть в более поздних источниках. Например, в Сефер хасидим, 45 (12-13 век, Германия): "Пусть лучше меня убьют, но я не стану причиной такалы". В "Менорат га-маор" Альнакавы (14 в.), в перечислении "шесть вещей… семь вещей…": "пусть умрёт человек, но не станет причиной такалы" (стр. 612).
Итак, палестинским гаонам, а также германским хасидам и испанским евреям был известен такой мидрашный текст.
Спасибо leechka_haifa , нашёлся ещё один источник — פרקי רבנו הקדוש, по йеменской рукописи, издание Грингута, Ликутим, 3, стр. 82-83, в списке "восьми вещей". Но вот время этого мидраша неизвестно. Грингут вообще видит в нём источник, предшествующий мишне, чего не может быть. Так что возможно, перед нами такая же обработка древнего источника, как и "Менорат ѓа-маор".

Опять об текущий момент

Раздумывая о еврейско-палестинском конфликте и о теперешнем его всплеске, полезно вспомнить, за что палестинцы дерутся.
Не за гражданские права. Палестинская автономия — практически государство, у них есть всё, от номеров намашинах до представительства в ЮНЕСКО, разве что своей валюты нет. Газа вообще никому не подчиняется. Они никем не оккупированы. А если ты недоволен тем, что членов террористических группировок арестовывают — не будь в такой группировке.
Не за экономические права. Палестинский рабочий получает на стройке 120 шекелей в день, это безобразие, верно. Но и вьетнамец на поле получает не больше! Это общая проблема бесправных иностранных рабочих во всём мире. А так — мы автономии поставляем электричество и воду, списываем долги, а в Газу даже несколько раз завозили деньги. Вот так, грузовик наличных, чтобы Хамасу было чем платить своим служащим.
Борются они за землю. И то — в малом количестве случаев за определённое поле или источник, при этом демонстрации сопровождаются судебной борьбой и камни обычно не кидаются. Сложные вопросы земельного права в наших краях известны. Нет, это общая борьба за то, чтобы нас здесь, в этой стране, не было, никого. И почему, спросим на голубом глазу, мировая общественность должна вставать именно на ту сторону в этом споре, которая требует, чтобы нас здесь не было?
А нынешний террор — что было его причиной? То, что еврейские депутаты зашли на Храмовую гору, а еврейские полицейские смеют нагло вытеснять оттуда тех, кто справедливо кидает камни на молящихся перед Стеной плача евреев. Заметим, что Израиль не делает никаких попыток изменить статус Горы де-юре. Она — территория вакфа, т.е. подчиняется королю Иордании. И де-факто Израиль на Горе ничего не меняет: не разрушает, не отбирает. Кстати, вакф не запрещает евреям ходить по горе. Турист может заходить хоть в Золотой купол, и никто не спрашивает о его национальности. Группы евреев могут бродить по Горе, только молиться им там нельзя, потому что мусульмане обижаются. Всем можно, только депутатам Кнесета нельзя. И стоит туда сунуться депутату — палестинцам попадает вожжа под мантию.
Таким образом, 16-летний подросток порезал ножом двух пожилых религиозных евреев, возле Ткоа пытались линчевать женщину-водителя, толпа палестинцев в Газе прорвала забор на границе специально для того, чтобы в них начали стрелять — потому что им не ндравится, что по Горе ходят еврейские депутаты. И разумеется, вся прогрессивная общественность должна быть на их стороне, не так ли?

Не кормите нас лапшой

Из учебника, по которому хабадскому шалиаху рекомендуется проводить урок на тему "Вера и упование".

Любавичский ребе объясняет (Ликутей сихот, 36:1-6, 3:883-884), что упование и вера существенно отличаются. Вера означает, что мы полагаемся на то, что Б-г делает нам добро, но мы не всегда видим это добро. Упование же означает, что мы ожидаем, что это добро будет явным. Каждый еврей должен достичь упования, и само упование приносит благословение от Вс-вышнего.
В этой связи Любавичский ребе рассказал о Цемах Цедеке (Сефер ѓа-сихот, 5677, стр. 113). Сын одного хасида серьёзно заболел. После долгой болезни врачи сказали, что надежды не осталось. Хасид почувствовал, что его мир рушится. Он поспешил в Любавичи и пришёл к Цемах Цедеку. Погружённый в печаль, он с трудом вымолвил просьбу о благословении. Ребе кратко ответил ему на идиш: «Трахт гут, вет зайн гут» (Думай хорошо и будет хорошо). Выйдя из комнаты Ребе, хасид решил преисполниться упования на то, что всё закончится благополучно. А когда он приехал домой, ему рассказали, что в состоянии сына произошло внезапное улучшение, и это было именно в тот час, когда хасид был у Ребе.
Кроме того, ребе Раяц (Ликутей сихот, 3: 883) объясняет, что истинное упование возникает именно в тех ситуациях, когда исчезает надежда на естественное спасение.
Можно поговорить с участниками о смысле упования. В таком случае историей о Цемах Цедеке можно закончить урок.
(Понятие «упования» вызывает многочисленные вопросы: почему некоторые люди были преисполнены упования, но не получили открытой помощи? Может быть, у них не было настоящего упования? Почему многие праведники так мало жили? Ведь невозможно сказать, Б-же упаси, что у них не было упования! Если они не удостоились спасения, несмотря на их упование, как мы с нашим упованием можем на него надеяться? Как мы можем быть наверняка уверены, что всё кончится явным и открытым добром? Чьё упование важнее: больного, его семьи или всех вместе?

Однако эти вопросы обходят главную идею. Упование – это нечто, что поднимается над здравым смыслом, это инстинкт души).

Блин, вы будете отвечать на поставленные вами самими вопросы или вам нечего сказать? Если нечего сказать — замолчите и слезьте с кафедры!

Сослучайное и присослучайное 2015-10-11 01:57:25

"Шалом ахшав" — дураки. Просто дураки. В разгар волны терактов, в том числе со стороны граждан Израиля, на которые правительство практически не отвечает (и уж точно не отвечает массовыми акциями), они выходят на площадь с плакатами "Дайте миру шанс", "Разве палестинская мать не заботится о своих детях?", "Мы не дадим вам разрушить государство", "Биби ведёт к войне", "Правительство интифады — в отставку". Как на другой планете живут.
http://www.newsru.co.il/photo/11oct2015/net_104.html
Я их никак не могу уважать.