Образец для отношения евреев к нееврейским народам

This post was written by Синий Вечер on Июль 22, 2015
Posted Under: мидраш,Танах

По уроку Йедида Элияѓу
Йевамот 78б-79а.

«И призвал царь гивонитян, и говорил с ними. Гивонитяне же были не из сынов Израиля» (Шмуэль-II, 21:2).

«И был голод три года…» «И сказал Господь: за Шауля это и за этот кровожадный дом, за то, что он умертвил гивонитян» (Шмуэль-II, 21:1).
«За Шауля» — которого не оплакали, как подобает ; «за этот кровожадный дом, за то, что он умертвил гивонитян» — но разве Шауль умертвил гивонитян? Нет, но поскольку [Шауль] истребил [жителей] Нова, города священников, которые снабжали их пищей и водой , Писание говорит о нем так, как будто убил их [своими руками].
(Йерушалми, Кидушин 4:1): Шауль убил семерых гивонитян: двоих дровосеков, двоих водоносов, старосту, писца и слугу.
Взыскал [Всевышний] за то, что не оплакали Шауля, как подобает – и [в тоже время] взыскал «за то, что он умертвил гивонитян»?! Да, именно так, ибо сказал Реш Лакиш: о чем написано: «Взыщите Господа, все смиренные земли, ибо действует правосудие Его (мишпато поало)» (Цфанья, 2:3). Где суд над человеком (мишпато) – там [вспоминают] и о делах его (поало) .
Сказал Давид: что до Шауля, то минуло уже двенадцать месяцев — не по обычаю будет оплакивать его сейчас. Что же до гивонитян – позовем и умиротворим их.
Немедленно «призвал царь гивонитян, и говорил с ними. [И сказал Давид гивонитянам]: что мне сделать для вас и чем искупить грех, чтобы вы благословили наследие Господне? И сказали ему гивонитяне: не (ищем) мы ни серебра, ни золота от Шауля, ни от дома его, ни человека, [чтоб умертвить его, в Израиле. И сказали они царю: от того человека, который губил нас и замышлял уничтожить нас, чтобы не стало нас нигде в пределах Израиля], пусть выданы будут нам семь человек из потомков его, и мы повесим их пред Господом» (Шмуэль-II, 21:2-6).
[Раши: чтобы все узнали Его справедливость]
Попробовал [Давид] умиротворить их – не хотели они примириться…

«И взял царь двух сыновей Рицпы, дочери Аи, которых она родила Шаулю, – Армоная, и Мефивошета, и пятерых сыновей Михали, дочери Шауля, которых она родила Адриэлю, сыну Барзилая из Мехолы» (Шмуэль-II, 21:8). Почему именно их? Сказал рав Гуна: [Всех сыновей Шауля Давид] провел перед Ковчегом Завета. Кого притянул ковчег – на смерть, кого не притянул – на жизнь. Возразил рав Ѓуна бар Ктина: [ведь сказано]: «Но пощадил царь Мефивошета, сына Йонатана, сына Шауля» (там же, 7). [Ответили ему:] Он просто не провел его перед ковчегом! Но разве нет здесь лицеприятия? Нет, он провел его, ковчег притянул его, а [Давид] попросил для него милосердия, и ковчег отпустил его. Все равно есть лицеприятие! Нет, Давид заранее попросил [Всевышнего] о милосердии [к Мефивошету], чтобы ковчег не притянул его.

Даже Мефивошета, которого царь хочет пощадить, он не может выручить — ни спрятав, ни чудесной молмтвой. Он может лишь заранее попросить за него.

Но ведь написано: «Да не будут наказаны смертью отцы за детей, и дети да не будут наказаны смертью за отцов» (Дварим, 24:16)? Сказал рав Хия бар Абба от имени рабби Йоханана: лучше буква будет вырвана из Торы, чем Имя [Отца] Небесного подвергнется публичному поношению.

Вдумаемся: пусть лучше будет публично отменён закон Торы «не убивать детей за грехи отцов», лишь бы кровожадное племя гивонитян, требующее кровной мести и по несчастной случайности входящее в состав царства Израиля, было удовлетворено!

«И взяла Рицпа, дочь Аи [мать двоих из них], дерюгу, и растянула ее себе у той скалы, и была там от начала жатвы до того, как полились на них воды с неба, и не допускала до них птиц небесных днем и зверей полевых ночью» (Шмуэль-II, 21:10).

Это семь месяцев.

Но ведь написано: «[Если окажется на ком-либо грех смертного приговора, и он умерщвлен будет, и ты повесишь его на дереве], то не дай трупу его ночевать на дереве, [а погреби его в тот же день]» (Дварим, 21:23)? — Сказал рабби Йоханан от имени рабби Шимона бен Йеѓоцадака: лучше буква будет вырвана из Торы, но Имя [Отца] Небесного освятится публично.
Ибо спрашивали прохожие: Кто это такие? — Царские дети! – Что они сделали? – Покусились на пришельцев-иноплеменников [Не они покусились, а отец их, да и не покусился, но это неважно]. – Говорили [прохожие]: Нет другого народа, к которому стоит прилепиться так, как к Израилю! Если так [могут поступить] с царскими детьми – что же [сделают] с обычными людьми! Если так [карают за несправедливость по отношению] к пришельцам-иноплеменникам – сколь же [сурово будет наказание за несправедливость к урожденным] евреям!
И тут же сто пятьдесят тысяч человек присоединилось к Израилю.

Comments are closed.