Как правильно советовать

Канун Шабос главы «Болок»
16 тамуза 5775 года / 3 июля 2015 г.

Прошло более двадцати лет, но эта история до сих пор кажется мне актуальной, и я решил поделиться ею с вами, дорогие читатели.

Это было обычное утро. После утренней молитвы в мой кабинет, как вихрь, влетел один еврей. Это был хорошо знакомый мне прихожанин, который до этого дня посещал время от времени синагогу по Субботам, а в середине месяца вносил в общинную кассу щедрое пожертвование на благотворительные цели… Я сразу заметил, что он был чем-то очень взволнован и расстроен. Помнится, что он даже не поздоровался, а тут же сел и обратился ко мне: «Рабби!» Затем остановился на мгновение и задал мне сложный ѓалохический вопрос, касающийся семейных отношений, которые складывались у него весьма непросто, и о последствиях всего этого для него и его семьи в мире грядущем. Первый раз я столкнулся с таким видом вопросов, и особенно в такой ситуации. Его лицо было хмурым, и я видел, что он желает услышать от меня ответ, который успокоит его встревоженное сердце и разгоряченный ум. Тем не менее, и это было для меня ясно, единственно возможный ответ, который я должен ему дать, не успокоит его, а может только усугубить его состояние. Я спросил его, почему именно сейчас его беспокоит вопрос, связанный с загробной жизнью, но он ничего не хотел слушать и настаивал на немедленном ответе. И я ответил ему так, как должен был ответить, прямо и ясно сказав то, что ему не очень приятно было услышать. С покрасневшим от гнева лицом он поднялся со стула, сказал: «Понимаю… спасибо!» — и вышел, чуть ли не хлопнув дверью…

Прошло несколько месяцев, этот человек не появлялся в синагоге ни на субботних молитвах, ни с цдокой. И вот за несколько дней до Пурима я встретил его на одном торжестве. Мы сидели рядом, он посмотрел на меня, очевидно, ожидая услышать что-то, возможно, отличающееся или менее решительное, чем то, что я сказал ему в то памятное утро у себя в кабинете. Я посмотрел ему в глаза и сказал: «У нас есть две возможности продолжить наши отношения. Первая — каждое утро вы приходите в синагогу, и я рассказываю вам, как вы молоды, красивы и умны. А вторая — вы приходите время от времени, и я ставлю вас перед зеркалом, в котором вы сможете увидеть правду: вы уже не так молоды, и, возможно, не так красивы, а иногда делаете глупости, которые мудрый человек не должен делать. Другими словами, я буду вашим раввином, чтобы говорить вам правду и только правду, даже если ее больно слушать. А если вы хотите слышать только приятное, то, что соответствует вашему мнению и настроению, то вам придется искать другого раввина, потому что я в этой игре не собираюсь участвовать».

Мой сосед помолчал (теперь его молчание отличалось от того, что было в моем кабинете несколько месяцев назад), а потом сказал: «Рабби, я хочу, чтобы вы были моим раввином, и хочу, чтобы вы говорили мне только правду и давали мне советы, соответствующие истине».

С того дня он не пропускает ни одной субботней молитвы в синагоге, а его пожертвования на благо общины стали более частыми и значительно более щедрыми…

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Болок» Тора говорит о ненависти, которую испытывал к народу Израиля пророк-нееврей Билам, и о его неоднократных попытках проклясть евреев.

Надо сказать, что ненависть Билама к сынам Израиля и его желание нанести им вред зародились гораздо раньше конца сорокового года пребывания евреев в пустыне, за многие десятилетия до этого — тогда, когда фараон решил поработить народ Израиля. Талмуд (трактат «Санѓедрин», 106а), комментируя слова фараона, сказанные египтянам: «Давайте исхитримся против них» (Шмойс, 1: 10), говорит, что, решив начать притеснения евреев, он держал совет с тремя своими советниками: Биламом, Исро и Иовом. Билам посоветовал притеснять евреев как можно сильнее, чтобы уничтожить их как народ. Исро (будущий тесть Моше) защищал евреев и пытался отговорить фараона от затеи, которая не принесет ничего хорошего. Исро был вынужден бежать из страны, так как, высказав свое мнение, он был обречен на смерть. Видя гнев фараона, обрушившийся на Исро, и понимая, что ничего нельзя изменить, Иов просто промолчал, не высказавшись ни «за», ни «против».

Далее Талмуд рассказывает, что Билам, давший совет уничтожить евреев, в конце концов, был убит, о чем повествуется в недельной главе «Пинхос». Иов промолчал и за это был подвергнут страшным душевным и физическим страданиям (см. книгу Иова). Исро, который выступил в защиту евреев против мнения фараона, подвергнув себя тем самым опасности, удостоился того, что его потомки стали мудрецами Торы и вошли в Санѓедрин.

Таким образом, каждый получил по закону «мера за меру». Однако в связи с наказанием Билама возникает сложной вопрос. Билам был советником фараона, который спросил его о том, как управлять Египтом и что хорошо для египетского народа. Как советник, Билам должен был добросовестно исполнить свои обязанности и дать соответствующие рекомендации. Фараон боится евреев, чуждого народа, который расселился на территории его государства, и опасается, что этот народ может выступить против Египта. Об этом свидетельствуют его слова: «Вот народ сынов Израиля больше числом и сильнее нас… как бы он не умножился, и будет: если случится война, примкнет и он к ненавистникам нашим и станет бороться с нами, и выйдет из страны» (Шмойс, 1: 9, 10). Правитель Египта призывает своих советников, чтобы спросить у них, как решить этот «еврейский вопрос». И Билам, будучи верным советником фараона, утверждает, что для блага Египта евреев надо поработить подневольным трудом и постепенно уничтожить. Казалось бы, Билам просто выполняет свои обязанности, почему же он был приговорен к такому суровому наказанию — смерти? Если бы фараон спросил его о том, что хорошо для народа Израиля, и Билам выступил бы против евреев, то было бы понятно, почему он заслуживает столь серьезного наказания. Но фараон спрашивает его, что хорошо для Египта, и Билам честно и прямо отвечает ему, что евреев надо уничтожить.

Мы знаем, что Билам был пророком. В конце недельной главы «Везойс ѓаброхо» говорится: «И не было более пророка в Израиле как Моше…» (Дворим, 34: 10). Однако наши мудрецы отмечают, что в среде народов мира был такой пророк, как Моше, и указывают на Билама. Следовательно, как пророк, Билам знал, что народ Израиля — потомки Авраѓама, Ицхока и Яакова. В пророчестве Билама есть подтверждающие это слова: «Ибо с вершины скал вижу его и с высот на него взираю…» (Дворим, 23: 9). Основываясь на комментарии Раши к этому стиху, можно сказать, что он видит их начало, их корни, видит, «что они, как эти скалы и высоты, прочно утверждены своими праотцами и своими праматерями». Билам, «слышащий речения Б‑жьи и ведающий промысел Всевышнего» (Дворим, 24: 16), должен в полной мере осознавать величие народа Израиля. И он хорошо знает, что тот, кто вредит Б‑гоизбранному народу, обязательно за это поплатится.

Следовательно, пророк такого уровня, как Билам, отлично знал, что может случиться с теми, кто притесняет сынов Израиля. И все же он был готов подвергнуть себя опасности, лишь бы не уклоняться от своей работы, выполнить свою роль доверенного лица и дать фараону совет, идущий на пользу египетскому народу. Неужели такие добросовестность и рвение заслуживают наказания?

Однако попробуем взглянуть на этот вопрос с другой стороны. Учитывая все вышесказанное о пророческом даре Билама, можно с уверенностью сказать, что если бы он на самом деле заботился о египетском народе и фараон действительно был бы ему дорог, то ему следовало дать совершенно другой совет. Билам должен был убедить фараона, что в интересах обеспечения безопасности и благополучия Египта, он не должен преследовать народ Израиля.

Билам, обладатель пророческого дара, слышащий речи Всевышнего и познающий Его намерения, знал, что «кто тронет их — будто тронет зеницу ока Всевышнего» (мидраш «Дворим рабо», 20: 6). Он знал, что покушающийся на народ Израиля будет иметь дело с Самим Б‑гом, притесняющий евреев заплатит за это высокую цену. Если бы Билам был верным советником и честным человеком, он должен был бы пойти к фараону и объяснить ему, что хотя и может показаться, что евреи представляют опасность для его государства, но, решая «еврейский вопрос», надо учитывать еще один важный фактор. Фараон должен был узнать от пророка, что Всевышний оберегает евреев, «как зеницу ока», и, следовательно, для блага самих египтян нужно охранять и защищать народ Израиля.

Но вместо того, чтобы дать полезный совет фараону, как сохранить Египет, Билам преследовал только свою личную выгоду. Он не хотел противоречить мнению фараона, быть похожим на Исро и подвергать себя опасности. Он хотел остаться в хороших отношениях с фараоном, сохранить за собой пост доверенного советника. А это привело к тому, что Билам давал фараону советы, принесшие большой вред египтянам. Поэтому Билам, как египетский советник, недобросовестно выполнивший свои обязанности, давший совет вредный как для Израиля, так и для фараона, был приговорен к смерти…

Эта история учит нас, прежде всего, тому, что Всевышний любит и оберегает евреев и воздает по заслугам каждому притеснителю народа Израиля. А во-вторых, когда у вас возникает необходимость дать кому-то совет, то следует идти по стопам Исро и говорить правду, пусть даже она и нелицеприятна. Давайте не будем уподобляться злодею Биламу, который из-за узких личных интересов, дал совет, навредивший и ему самому и Египту.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (877 КБ).