Руслан Иерахмиэлевич, или крестик снимите, или штаны наденьте

О том же — но из Германии и Австрии XIX в.

Две немецкие девушки мечтают о любви.
— Ах, — говорит одна — когда же наконец явится мой Зигфрид?
Вторая, удивленно:
— Ильза, он что, обязательно должен быть евреем?

Голландия, декабрь. Санта-Клаус в красной шапке, с ватной бородой, дарит детям пряники. Праздник лишь с натяжкой можно назвать религиозным, и поэтому евреи охотно в нем участвуют. Мадам Кон вместе со сгорающими от нетерпения малютками ждет появления Санта-Клауса. Дети уже спели о нем все песенки, а дядя, который должен его изображать, все не идет.
Мать обращается к отцу:
— Где же он застрял?
— Сейчас появится, он уже в соседней комнате, заканчивает минху (послеобеденную молитву).

Незадолго до Рождества. Перед универмагом в Лондоне стоит Дед Мороз с длинной и даже настоящей седой бородой. Он спрашивает ребятишек, хорошо ли они себя вели и что хотели бы получить в подарок к Рождеству. Фредди хочет плюшевого медвежонка, маленькая Джоан — кукольную комнату.
Мимо проходит мальчик.
— Как тебя зовут? — спрашивает Дед Мороз.
— Довид.
— А ты хорошо себя вел? Прекрасно! Тогда ты можешь попросить себе какой-нибудь рождественский подарок. Чего ты хочешь? Ничего? Почему так?
— Потому что на прошлой неделе была Ханука (еврейский праздник, в который принято делать детям подарки), так что я подарки уже получил.
— Мазлтов! — говорит растроганный Дед Мороз. — Хацлохе ун брохе (счастья и благословения)!

Семейство Кон крестилось, они зовутся теперь Коновы. Все страшно гордятся своими красивыми новыми именами. Маленький Арончик получил старинное славянское имя Божедар.
Приходят гости. Мама спрашивает младшенького:
— Ну, мой дорогой, как тебя теперь зовут?
Мальчик угрюмо молчит.
— Скажи же нашим милым гостям! Порадуй мамочку — как зовут ее любимого мальчика?
Мрачное молчание.
— Хорошо, скажи, как зовет тебя няня, когда вы гуляете в парке?
— Ким ахер, парех (иди сюда, негодник)!

Еврей, только что принявший христианство, засыпает во время проповеди. Пастор сердится и, чтобы разбудить новообращенного, начинает говорить очень громко.
Еврей мигом просыпается и с перепугу кричит:
— Ваейро А-донай ал панав ваикро (слова из слихойс — молитвы прощения, которую читают в синагоге в дни поста и перед осенними праздниками)…

Одна еврейка, с тех пор как крестилась, носит на цепочке очень тяжелый золотой крест. Однажды, сидя в трамвае, она хочет гордо прикоснуться рукой к кресту — а его нет!
— Шма Исроэл! — вопит она на весь вагон. — Где мое распятие?

Адвокат Хинриксен воскресным утром совершает пробежку за пивом. По дороге ему попадается навстречу недавно перешедший в христианство коллега Розенталь, шествующий в церковь.
— Для меня, — замечает Хинриксен, — это занятие уже несколько десятков лет назад потеряло прелесть новизны.

Доктору Ваксмахеру предстоит крещение. Он спрашивает коллегу-христианина:
— Что полагается надевать для этой церемонии?
Коллега чешет в затылке и наконец говорит:
— Да откуда мне знать? На нас тогда были только пеленки…

Венский адвокат Фенигштейн крестится по протестантскому обряду. Все очень удивлены, потому что в старой Австро-Венгрии отношение к протестантам было лишь немногим лучше, чем к евреям. Но Фенигштейн все объяснил:
— Среди католиков развелось слишком уж много евреев.

Розенцвейг спрашивает у своего только что крестившегося друга Кона:
— Отчего ты такой мрачный? Ты чем-то огорчен?
— Конечно, — отвечает Кон. — Ведь теперь мне нужно изменить фамилию. Но как? Если я назову себя Коллен, Корен, Керн, Ковач, то каждый сразу догадается, что раньше моя фамилия была Кон.
— Но это же так просто, — отвечает Розенцвейг. — Назови себя Леви, и тогда никто в мире не догадается, что раньше твоя фамилия была Кон.

— Вы не подумываете о том, чтобы креститься?
— Нет, это как-то слишком по-еврейски!

Один профессор заявляет:
— А я крестился по убеждению.
— Расскажи это кому-нибудь другому!
— И все-таки дело обстоит именно так, — настаивает профессор. — Я с малых лет был убежден, что для меня будет лучше стать профессором в Петербурге, чем меламедом в Касриловке.

Вот какая история действительно произошла в Берлине. Христианка-ассистентка спрашивает своего профессора:
— Господин профессор, вы католик?
— Нет, я еврей. Разве вы этого не знали?
— Знать-то я знала, но я думала, что все евреи — католики.

Доктор Теодор Кон, выкрест, стал священником, а потом, благодаря своей учености, — главой соборного капитула в Оломоуце, что давало ему право быть избранным в епископы. На выборы епископа каждый раз приезжал представитель императора. Когда премьер-министром Австрии был граф Тааффе, действующий епископ умер, и были назначены новые выборы. Большинство членов соборного капитула были потомками австрийской аристократии. Поскольку никто из них не желал отдать свой голос возможному конкуренту и все были убеждены, что у Кона нет никаких шансов, все отдали свои голоса именно ему — и к всеобщему удивлению Кон оказался единогласно избранным епископом.
Представитель императора немедленно послал телеграмму премьер-министру. Граф Тааффе развернул телеграмму и прочел: «Доктор Кон избран епископом Оломоуца». Граф выронил листок, схватился за голову и воскликнул:
— Ради всего святого — он хотя бы крещен?

Двое друзей-евреев обдумывают вопрос, стоит ли им креститься, и идут к священнику. Им приходится очень долго ждать в прихожей, и тогда один из них говорит другому:
— Кто знает, когда он нас примет. Пойдем покуда в синагогу, успеем к минхе (послеобеденной молитве).

Известный раввин Ц.Г.Хайес в молодости считался вольнодумцем. Когда он стал просить назначение у тогдашнего строго ортодоксального львовского раввина, тот долго не мог решиться, и сын предостерег его:
— Назначь Хайеса побыстрее городским раввином, не то он при своей учености того и гляди станет священником!

Франкфуртский банкир крестился и теперь ходит по кабинету из угла в угол, раздумывая, как бы ему преподнести эту новость своим служащим. Вдруг его осеняет. Он распахивает дверь в общий зал и кричит:
— Здрасте, евреи!

Госпожа Ковач до крещения была госпожой Кон. Когда выясняется, что симпатичный католик, сватающийся к ее дочери, не кто иной, как сын старика Леви, она восклицает:
— Как удачно! Именно о таком зяте я и мечтала: чтобы он был добрым католиком из приличной еврейской семьи!

— Госпожа Герц — великолепная актриса! И при этом так молода — ей всего двадцать три года.
— Ерунда, она наверняка старше.
— Но я видел ее свидетельство о крещении!
— Если на это полагаться, мне теперь было бы три годика.

Один еврей перешел в лютеранство.
— Какое имя вы хотели бы теперь взять? — спрашивает пастор.
— Мартин Лютер.
— Вы непременно хотите носить имя нашего великого основоположника? — спрашивает пастор, задетый за живое.
— Меня зовут Маркус Леви, — объясняет еврей, — и при этом Варианте мне не придется менять монограмму на белье.

Один доцент, не сумевший сделать карьеру из-за своего еврейского происхождения, решил наконец креститься. Друг упрекает его:
— Скажи, зачем ты это сделал?
— У меня было на это восемь серьезных причин, — вздыхает доцент, — жена и семеро детей.

Один из двух компаньонов-евреев, крестившись, приходит в контору с большим золотым крестом на шее. Второй ехидно ухмыляется.
— Ты ведешь себя непорядочно! — обижается новообращенный. — Разве я когда-нибудь насмехался над твоей религией?

— Я собираюсь креститься.
— Ой, твой отец перевернется в гробу.
— Но мой брат на следующей неделе тоже хочет креститься. Тогда папа опять будет лежать на спине.

Маленькая Ильза Кон, сидя под рождественской елкой, спрашивает:
— Мама, а христиане тоже празднуют Рождество?

— Вы празднуете Рождество?
— Ах, нет! Мы с женой уже стары для этого, а дети — они с рождения крещеные.

Кон встречает Петерсена.
— Добрый день, господин Петерсен! Вот, иду на елочный базар покупать рождественскую елку. Вы тоже будете наряжать елку?
— Да нет, зачем? Что я вам, еврей, что ли?

— Папочка, в каком возрасте можно стать евреем?
— Золотце мое, это не имеет никакого отношения к возрасту!
— Как не имеет? Смотри: я еще маленький, и я христианин. Вы с мамочкой немного старше, но тоже еще христиане. А вот дедушка — тот уже еврей!

В купе четыре господина представляются друг другу.
— Меня зовут Крон.
— Меня зовут Кертес.
— Меня зовут Ковач.
Четвертый:
— Меня тоже зовут Кон.

http://www.litmir.info/br/?b=175444&p=105

Два сценария перехода евреев через море

Йони Гросман давал в Шавуот урок о рассечении моря. По методу Мордехая Броера он разделил рассказ о рассечении (14 глава) на два «аспекта». Получилось примерно так (я выделю второй аспект жирным шрифтом):
14
(1) И сказал Г-сподь Моше так: (2) Скажи сынам Исраэйлевым, чтобы они возвратились и расположились станом пред Пи-Ахиротом, между Мигдолом и морем, пред Баал-Цефоном; напротив него расположитесь у моря. (3) И скажет Паро о сынах Исраэйлевых: они запутались в земле этой, заперла их пустыня. (4) А Я ожесточу сердце Паро, и он погонится за ними, и прославлюсь Я чрез Паро и чрез все войско его; и познают египтяне, что Я Г-сподь. И сделали они так. (5) И возвещено было царю Египетскому, что народ бежал; и обратилось сердце Паро и рабов его на народ, и они сказали: что это мы сделали, что отпустили Исраэйль от служения нам? (6) И запряг он колесницу свою, и народ свой взял с собою. (7) И взял шестьсот колесниц отборных и все колесницы египетские, и начальников над всеми ними. (8) И ожесточил Г-сподь сердце Паро, царя Египетского, и он погнался за сынами Исраэйлевыми; а сыны Исраэйлевы уходили под рукою высокою. (9) И погнались Египтяне за ними, и настигли их, расположившихся у моря, все кони с колесницами Паро и всадники его, и войско его, у Пи-Ахирота, пред Баал-Цефоном,
(10) И Паро приблизился, и сыны Исраэйлевы подняли глаза свои, и вот, египтяне двигаются за ними: и весьма устрашились, и возопили сыны Исраэйлевы к Г-споду. (11) И сказали Моше: разве недостаточно могил в Египте, что ты взял нас умирать в пустыне? что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта? (12) Не это ли самое говорили мы тебе в Египте, сказав: «отстань от нас, и будем мы работать на египтян?» Ибо лучше нам служить египтянам, нежели умереть в пустыне. (13) И сказал Моше народу: не бойтесь, стойте и увидите спасение Г-сподне, которое Он сделает вам ныне; ибо египтян, которых видите вы ныне, более не увидите вовеки. (14) Г-сподь будет воевать за вас, а вы молчите.
(15) И сказал Г-сподь Моше: что ты вопиешь ко Мне? скажи сынам Исраэйлевым, чтобы они двинулись. (16) А ты подними посох твой и простри руку твою на море, и рассеки его, и пройдут сыны Исраэйлевы среди моря по суше. (17) Я же, вот, ожесточу сердце египтян, и они пойдут за ними, и прославлюсь Я чрез Паро и чрез все войско его, чрез колесницы его и чрез всадников его. (18) И познают египтяне, что Я Г-сподь, когда прославлюсь чрез Паро, чрез колесницы его и чрез всадников его.

(19) И двинулся ангел Б-жий, шедший пред станом Исраэйлевым, и пошел позади них; двинулся и столп облачный от лица их, и стал позади них; (20) И вошел он между станом египетским и станом Исраэйльским, и было облако и мрак, и осветил ночь, и не сблизились один с другим во всю ночь. (21) И простер Моше руку свою на море, и отводил Г-сподь море сильным восточным ветром всю ночь, и сделал море сушею; и расступились воды. (22) И пошли сыны Исраэйлевы внутри моря по суше:
а воды (были) им стеною справа и слева от них.
(23) И погнались Египтяне, и вошли за ними все кони Паро, колесницы его и всадники его в средину моря. (24) И вот, в утреннюю стражу воззрел Г-сподь на стан Египетский в столпе огненном и облачном, и привел в замешательство стан Египтян. (25) И отнял колеса с колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне: убежим от Исраэйльтян, потому что Г-сподь воюет за них с Египтянами.
(26) И сказал Г-сподь Моше: простри руку твою на море, и да обратятся воды на Египтян, на колесницы их и на всадников их.
(27) И простер Моше руку свою на море, и возвратилось море при наступлении утра к природной силе своей; а Египтяне бежали ему навстречу. И опрокинул Г-сподь Египтян среди моря. (28) И возвратилась вода, и покрыла колесницы и всадников всего войска Паро, вошедших за ними в море; не осталось из них ни одного.
(29) А сыны Исраэйлевы шли по суше среди моря, и воды (были) им стеною справа и слева от них. (30) И избавил Г-сподь в день тот Исраэйля от руки Египтян; и увидел Исраэйль Египтян мертвыми на берегу моря. (31) И увидел Исраэйль силу великую, которую явил Г-сподь над Египтянами, и благоговел народ пред Господом, и поверили в Г-спода и в Моше, раба его.

Понятно, что дело происходило ночью, которую освещал огненный столп. Евреи переходят море, впереди — огненный столп, сзади — ангел и облачный столп, египтяне преследуют, но подойти всю ночь не могут. Наутро стало светло, огненный столп уже не нужен, облачный столп уже не пугает, поэтому египтяне догоняют, и Бог вмешивается сам и приводит египтян в смятение.
Но как же произошло рассечение моря: по мановению посоха Моше или посредством сильного ветра, всю ночь отгонявшего воду? Где была вода: неизвестно где, далеко в море, или двумя стенами по сторонам? Как спаслись евреи: они успели перейти, а у египтян отнялись колёса колесниц — или же в одном месте евреи идут между двумя стенами воды, а в пятидесяти метрах за ними эти стены уже схлестнулись и египтяне тонут?
Два рассказа — это два сценария. По первому сценарию, всё должно было происходить естественно: евреи выходят «под рукою высокою» (уверенно), Бог отгоняет перед ними море, ветер, отлив, они проходят по суше, египтяне преследуют, но догнать не могут, и тут как раз прилив, и с египтянами покончено. Исход завершён.
Но как только евреи увидели египетские колесницы, они запаниковали и запросились обратно под египетскую плётку. Поэтому первоначальный план был отброшен и понадобилось чудо рассечения моря по мановению посоха на две водные стены справа и слева. Только тогда евреи уверовали в Бога — и в Моше, который рассёк море.
(Чем аукнулась эта «вера в Моше», я уже писал. В каком направлении евреи переходили море, я тоже уже писал).

О раздельном обучении мальчиков и девочек (актуалия)

В наших местах (более двадцати поселений на площади двадцать на двадцать километров, где живёт публика от совсем светской до совсем религиозной, во всём диапазоне) по этому вопросу идут неутихающие споры уже много лет. И решили их оптимальным способом: предоставили каждому сходить с ума по своему.
Начальные школы: обе районные — совместные; кроме них, есть одна с раздельными классами, но общей программой, и есть четыре раздельные талмуд-торы.
Промежуточные школы: одна раздельная с общим двором, другая совместная.
Средние школы: только раздельные (в религиозном секторе других нет), желающие пойти в нерелигиозную среднюю школу могут поехать в Иерусалим, это недалеко и государство обязано обеспечить подвозку.
Перед строительством новой школы каждый раз целый год кипят страсти, по какой модели её сделать.

Сообщество людей, практикующих ортодоксальный Иудаизм 2015-05-27 06:52:55

Требуется социолог:

Проверить, не связан ли необычайный рост масштабов изучения законов злословия и сплетен в последние годы и десятилетия (сам по себе достойный всех похвал) с изоляцией харедимной общины в израильском обществе в те же годы, накоплением проблем и нежеланием "выносить сор из избы".
Потому что другие работы Хафец Хаима (а их в его собрании сочинений около двадцати, и все поучительные) почти не учат. Много ли вы знаете кружков по изучению "Агават хесед"? А "Хомат га-дат"? А супер-актуальной "Нидхей Исраэль"?

Об отсутствующих культурных концептах

Песня, которой остро не хватает в российской песенной культуре. "Снова", слова Дафны Эвер га-Дани, музыка Шмулика Крауса. Она открывает дверь и видит, что он вернулся. Просто вернулся.
"Ты вернулся. Ты дома.
Дай мне секунду прийти в себя, это так внезапно.
Мне было плохо, но я не жалуюсь, ведь наверняка тебе тоже было нелегко.
Если только мы захотим, мы сможем остаться и завтра?..
Не извиняйся, сейчас это совершенно неважно.
У тебя между глазами пролегли две морщинки…
Давай не будем говорить, придёт время для объяснений.
Дай мне минуту снова привыкнуть к тебе".
.
И во второй половине песни же эти же самые слова произносит он.
А потом — они оба, дуэтом.
Потому что хоть ты трижды светский, концепция тшувы витает в еврейском воздухе.
.
https://www.youtube.com/watch?v=4X6yYAHKQY4&list=RDgV6rRTKyq0Y&index=19
Хава Альберштейн и Арик Синай.

Сослучайное и присослучайное 2015-05-27 01:59:49

Стихотворение את תלכי בשדה, ставшее песней https://www.youtube.com/watch?v=MqBu-lEPKWg, Леа Гольдберг написала в 1943 и послала солдатам Еврейской бригады, сражавшейся в Италии. Чтобы помнили, что мир настанет, непременно настанет — тот самый, с девушкой, идущей босиком по полю…