Предметом став суждений шумных,

This post was written by Синий Вечер on Апрель 26, 2015
Posted Under: Пушкин

Несносно (согласитесь в том)
Между людей благоразумных
Прослыть притворным чудаком,
Или печальным сумасбродом,
Иль сатаническим уродом,
Иль даже Демоном моим.

А почему несносно? Потому что Пушкин, прослыв всем этим, да к тому же Вампиром («донжуанский список»), столкнулся с тем, что никто не хочет выдавать за него дочерей. Не служит, репутация поганая, под надзором, игрок и бабник. «Без службы, без жены, без дел». Завязалось было с Олениным —
«Я думала: пойдёт авось,
Куда! и снова дело врозь».
Играть в Байрона надоело, как надоедает всякая игра, но маска так пристала к лицу, что не отдерёшь.
К тому же заели (зае..ли) эпигоны. Как Репетилов Чацкого. Вокруг полно Каинов и Манфредов, а нормальные люди — «иных уж нет, а те далече».
Одним из этих поздно вспрыгнувшим на подножку байронического дилижанса эпигонов был московский школьник Михаил Лермонтов. («Ранние стихи Лермонтова, к сожалению, дошли до нас»).

Comments are closed.