Из вчерашнего урока памяти р.Лихтенштейна.

This post was written by Синий Вечер on Апрель 26, 2015
Posted Under: еврейское

Когда он писал в Гарварде докторат по поэзии Мильтона, он ежедневно учил Тору — существуют разные версии — не то шесть, не то восемь часов. (После доктората эти часы уже никто не считал, это было всё время, свободное от сна).
Если рав на лекциях говорил: «Данная тема затрагивается ещё в пяти-шести местах» — всегда (ученики проверяли) имелось в виду: в пяти местах наверняка, а в шестом — возможно, затрагивается эта тема, а возможно, не эта.
Ученик рава говорил, что на его уроках понял, что такое Устная Тора. Рав многократно использовал методы анализа школы Бриска, которые нигде не записаны. Им его учил его тесть, р.Соловейчик, а его — р.Моше, а его — р.Хаим, а к нему они попали от р.Йоше-Бера, основателя династии.
При этом рав умел разговаривать с каждым так, как ему нужно. В нашей ешиве существует программа «Даркейну» — в ешиву приезжают на год-два мальчики с тяжёлыми умственными повреждениями разного вида. Они учатся как могут, общаются, ходят на соседнюю военную базу, надевают там форму и выполняют подсобные работы (они безумно рады: мы настоящие израильские солдаты!). На их прощальном вечере рава попросили сказать несколько слов. И его спросили: а в чём разница между галахой и обычаем? Представьте себе: мальчик два года просидел в ешиве и задаёт такой вопрос. Рав ответил: Ты знаешь, в чём разница между футбольным и бейсбольным полем? «А как же!» Так вот, и там, и там правила фиксированы. Но в футболе (какой бы футбол рав ни имел в виду) поле всегда определённых размеров и определённым образом расчерчено. А в бейсболе размеры поля могут варьироваться, база там, горка там… Вот тебе и отличие.

Comments are closed.