Вера, которая выше логики

Канун Шабос главы «Шмини»
28 нисона 5775 года / 17 апреля 2015 г.

Часто в беседах с разными людьми о важности соблюдения законов Торы и исполнения заповедей мне приходится слышать: «Если бы я только понимал, почему нужно есть кошерную пищу, я ел бы только кошерное», «Если бы только мне был понятен смысл заповеди брис-мило, я бы обязательно ее исполнил», и так далее, и тому подобное… На самом деле я уже много раз говорил об этом, и даже посвятил несколько уроков разбору многочисленных подробных объяснений сущности и значения исполнения заповедей таких великих комментаторов Торы, как Рамбан и другие. И сегодня мы не будем касаться этих комментариев, а обратимся к Талмуду (трактат «Мнохойс», 29б), который рассказывает замечательную историю, связывающую Моше-рабейну и рабби Акиву, хотя они и представители разных поколений, разница между которыми исчисляется полутора тысячами лет.

Поднявшись на гору Синай, Моше попросил Творца показать ему руководителей будущих поколений, и Всевышний показал ему поколение рабби Акивы. Моше оказался в его бейс-мидраше, когда рабби Акива обучал своих учеников Торе. Моше сел на задних рядах, внимательно слушал урок, но не мог понять, о чем они говорят. Уровень изложения материала был так высок, что Моше смутился и расстроился… В какой-то момент ученики спросили рабби Акиву: «Учитель, откуда ты это взял?» И он ответил: «Таков закон, данный Моше на горе Синай». Моше, услышав эти слова, почувствовал облегчение и успокоился.

В одной из своих бесед Любавичский Ребе спрашивает: как можно объяснить состояние Моше в описанной ситуации? Тора ясно говорит: «А муж Моше смирен чрезвычайно, больше всех людей, которые на земле» (Бамидбор, 12: 3). Не подобает столь скромному человеку огорчаться из-за того, что кто-то превосходит его по уровню учености, наоборот, он должен быть счастлив, что есть евреи, которые учатся лучше, возвеличивают Тору и расширяют ее понимание! И еще более непонятен конец истории, в котором сказано, что Моше успокоился, только когда услышал, как рабби Акива воздал ему должное, сказав: «Таков закон, данный Моше на горе Синай». Такую реакцию можно ожидать от простых людей, которые чувствуют себя ущемленными, если их имя не называется или пишется неверно при упоминании их добрых дел. Однако от Моше мы ожидаем совсем иного поведения. Ведь он — олицетворение скромности с одной стороны и великий лидер с другой — не должен обращать внимание на такие мелочи!

Ребе объясняет, что Моше расстроился совсем по иному поводу. Моше не понравилось, что рабби Акива, этот гений и великий знаток Торы, логически объяснял все законы и заповеди, чтобы каждый человек понимал их суть и то, зачем так надо делать. Моше знал, что тайна исполнения законов Торы заключается в формуле наасе венишма — «исполним и услышим» (Шмойс, 24: 7), причем вначале идет именно «исполним». И заповеди, по большому счету, следует исполнять только потому, что так повелел Всевышний. Тем более что есть законы, необходимость исполнения которых невозможно объяснить никакими умозаключениями. Да и в жизни случаются события, которые не имеют никакого логического объяснения и не подвластны даже логике Торы. Поэтому в основе всего должно лежать принятие ярма Небес. Причина беспокойства Моше состояла в том, что видя человека, который основывает все на логике, он знал, что этот путь никуда не приведет. Моше успокоился только тогда, когда услышал из уст рабби Акивы аксиому о Торе, данной на горе Синай. Ведь этот ответ подтверждал, что все рассуждения мудреца имеют прочную основу — безоговорочное признание господства и власти Б‑га, Царя царей.

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Шмини» рассказывается о законах кашрута, о том, мясо каких животных разрешено или запрещено в пищу еврею. На протяжении веков люди пытались дать логическое объяснение необходимости соблюдения этих законов. Проблема заключается в том, что если вы соблюдаете кашрут на логических основаниях, то, как только причина, по которой вы это делаете, исчезает, логика говорит, что больше нет необходимости и в соблюдении кашрута. В противовес этому, еврей, принявший на себя ярмо Небес, живущий по принципу «исполним и услышим», знает, что независимо ни от чего он соблюдает кашрут, потому что так повелел Всевышний.

И это верно не только для исполнения заповедей, но и тем более в отношении к событиям жизни в целом. Пройти через трудности, которые возникают перед нами в жизни, «и видеть Г‑спода» можно только приняв ярмо Небес. Те, кто пытался постичь умом деяния Творца, объяснять все, что Б‑г повелевает, на основе логики, не смогли сохранить себя, не пережили Холокост, как верующие евреи.

Я считаю уместным еще раз упомянуть историю, рассказанную бывшим узником Бухенвальда Нафтоли Лау (Лави), да будет благословенна его память, старшим братом раввина Исроэля-Меира Лау. После войны и репатриации в Израиль однажды он посетил ребе из Гур, потерявшего во время Холокоста жену и детей. Ребе пригласил его на совместную ночную прогулку по улицам Иерусалима. Они долго шли рядом и молчали — ребе, переживший тяжелую утрату, и осиротевший девятнадцатилетний юноша. Вдруг ребе из Гур остановился и спросил своего спутника: «Ты видел там трубы?» — «Да», — ответил Нафтоли, и они продолжили свой путь в темноте и тишине. Потом ребе из Гур снова остановился и спросил: «И дым ты тоже видел?» — «Да», — последовал ответ. Через некоторое время ребе опять спросил: «А Б‑га ты там видел?» Смысл этого вопроса заключался в том, может ли человек, находясь в таком аду, сохранить свою веру в Б‑жественное провидение, продолжать видеть присутствие Всевышнего в мире.

Пережить Катастрофу, перенести все испытания, выстоять во всех жизненных катаклизмах и сохранить веру в справедливость власти Всевышнего могут лишь те, кто безусловно принимает на себя ярмо Небес, независимо от того, что они видят перед своими глазами.

Эли Визеля, бывшего узника Освенцима, профессора, писателя, лауреата Нобелевской премии мира, как-то спросили: «Вы прошли через такие испытания, и все еще верите в Б‑га?» Он ответил: «После всего, что я прошел, как можно не верить?!» Каждый, переживший Холокост, так много раз видевший смерть своими глазами, также видел и Б‑га каждый раз, когда он выжил. И если он спасся, то «как можно не верить»?!

Мы должны укрепляться в своем сознании, верить и жить в уверенности, что все в мире происходит по воле Творца. Даже то, что кажется нам трудностями или несчастьями, тоже исходит от Б‑га. Несомненно, и в них есть что-то хорошее, чего иногда мы не видим сразу, а только через некоторое время обнаруживаем, что в этих «трудностях» было наше спасение, что они были благословением. Как говорит Алтер Ребе в книге «Тания» (глава 26): «Все тяжелое и неприятное — также к добру, только оно не раскрыто и невидимо взору человека». Уверовав в это мы, с Б‑жьей помощью, достигнем такого духовного уровня, что добро всегда будет открыто, мы будем видеть и чувствовать, что все к добру. Ибо, повторяя слова утренней молитвы, «счастлив человек, который подчиняется Твоим заповедям, ставя Тору и слово Твое над своим сердцем».

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (964 КБ).

Учите греческий

אנגרמין
גרדמים
איגרא-נמין
אגדרמיז
איגר-אנמין
אנגרמוס
אגרונימום
אגרוניסום
אגרדמיס
אגר-דמיס
אגרדמים
אגרדמין
אוגדמי
אגמון
הגרונימוס
אגר-הרמיז
הגרדמוס
אגרדמוס
אגרואי

Так в источниках (от Тосефты до гаонов) пишется слово «агораном» — надзиратель за рынком . Ни одной правильной транскрипции.

Сослучайное и присослучайное 2015-04-15 05:44:06

Ещё интересный респонс Сар Шалома гаона (119 у Вейнберга): если община приняла на себя некий запрет, с клятвой на свитке Торы, с зароком и заклятием, она всё равно может отменить его, так как а) даже обеты отменяются мудрецами под предлогом «если бы знал, что так повернётся, не давал бы обета», б) поскольку выяснилось, что община не может / не хочет соблюдать запрет, он подпадает под «запрет, который непосилен для людей», и снимается, даже если был введён с заклятиями и клятвами.

Кааба

Измаильтяне — не идолопоклонники. А если вы скажете, что в их главной святыне находится предмет, которому поклонялись их предки — так что с того? Сейчас они, кланяясь этому предмету, имеют в виду только единого Бога. И камни они бросают только для того, чтобы отпугнуть сатану.
(Рамбам, респонсы, изд. «Мекицей нирдамим», 369).

Гарри, Рон и Гермиона

Р.Моше Файнштейн (Игрот Моше, Эвен га-эзер 4:60) не верит в дружбу юноши с девушкой: «Ясно, что их близкие отношения проистекают не только из дружбы, но и из стремления мужчины к женщине, ведь иначе зачем ему эта девушка? Для него гораздо лучше дружить с юношами, своими товарищами, тем более что в дружбе с девушкой для него нет чести и это не укрепляет его репутацию. Значит, это стремление мужчины к женщине». На этом основании р.Моше видит в таких отношениях нарушение одного запрета Торы (действия, приводящие к запретному совокуплению, в данном случае с нидой — לא תקרבו) и двух запретов мудрецов (возможность сексуальных мыслей, приводящая к поллюции, и запрет уединения).
Кстати, у народов мира как минимум двух последних запретов нет, а первый неактуален по причине отсутствия ниды. Так что Гарри и Рону можно.

Сослучайное и присослучайное 2015-04-15 02:18:28

Кстати о гаонах. Старый анекдот:
Меламед докладывает родителям об успехах сына-оболтуса:
- Ваш сын подобен великим гаонам!
Родители довольны, уходят. Товарищ спрашивает меламеда:
- Да ведь этот парень — полная дубина! Как же ты сравниваешь его с гаонами?
- По одному параметру. Как и гаоны, он не знает ни слова Раши.

Устрожающим на заметку

«Если наши древние мудрецы где-то не ввели запрет — и мы не вводим. И вообще, сказано в Талмуде, что запрет сверх запрета не вводят, потому что иначе всё наполнится запретами» (Сар Шалом гаон, изд. Вейнберга, 81(99)). Приведено также у р.Овадьи в Ябиа омер 10, Орах хаим 27.