Человек по природе бобр

В талмудическом праве придаётся юридическое значение «истинному я» человека, его «настоящей воле». Считается, что в глубине души человек добр и хорош, только внешние силы и привычки мешают ему проявить это — и на этом основании мы можем предпринимать юридические действия, опираясь на предполагаемые желания этого внутреннего «я». Причём такие решения всегда принимаются в пользу самого человека или других людей:
- можно заставить человека дать деньги на благотворительность, если он состоятелен, но не даёт;
- суд имеет право, применяя физические меры воздействия, заставлять мужа дать жене развод, если она требует, а он не хочет;
- если женщина изнасилована и в процессе насилия выразила согласие, «даже если она кричит: оставьте его в покое, если бы он на меня не напал, я бы его сама за деньги наняла» — мы не придаём этому значения, считая, что «это злое начало в ней говорит», и не считаем её добровольно изменившей мужу;
- практически никаких самоубийц не определяют как сознательных самоубийц, предполагая, что за секунду до смерти человек раскаялся в своём опрометчивом решении, но уже не мог ничего изменить — а значит, он не считается сознательно убившим себя.

Подвиг

Эренбург в «Люди, годы, жизнь» пишет, что после снятия блокады в Ленинграде прошла выставка собак, уцелевших при блокаде.
«Я увидел афишу: <Выставка служебных собак и собак, уцелевших при блокаде>. На почетном месте сидела овчарка Дина с оторванным ухом; надпись гласила, что она обнаружила пять тысяч мин. Собака печально глядела на посетителей, видимо не понимая, почему на нее смотрят,- ведь она делала только то, что делали люди, и отделалась легко — одним ухом.
Собак, переживших блокаду, было, кажется, пятнадцать — маленькие, отощавшие дворняжки; их держали хозяйки — тоже маленькие, высохшие старушки, которые делились со своими любимцами голодным пайком».

Из нескольких научных книг

Я всегда объясняю студентам, что биоинформатик — существо совершенно беззащитное, наподобие того персонажа приключенческого романа, который знает, где лежит клад. Пока он молчит, все его берегут и за ним ухаживают, но, когда он проговорится, он уже не нужен. Как только биоинформатик сказал «этот белок обладает такой-то функцией» — исключительно от порядочности экспериментаторов зависит, возьмут ли они его в соавторы после того, как проверят это утверждение.
http://elementy.ru/lib/430895?context=20615
Таким образом, небольшой отрывок, сохранившийся на бересте № 968, оказался — не только в корпусе берестяных грамот, но и вообще во всей истории русского языка — первым документом, где говорити означает ‘говорить’! До этого слово говорити и идущее с ним в паре говоръ означали нечто иное: звуки, которые издает масса людей или иных живых существ, единый гул, шум многоголосой толпы (возможно, даже с элементами угрозы, как в современных ропот, роптать).
http://elementy.ru/lib/430704?context=20615
Экспертная комиссия начала свою работу с конференции в Принстонском университете по выработке общей стратегии. Шли годы, референты постепенно выходили из состава комиссии, и наконец в начале 2004 года было окончательно решено отказаться от усилий рецензировать статью. Редколлегия журнала решила опубликовать «теоретическую часть» работы, а «компьютерную часть» переадресовать в какой-нибудь более подходящий журнал… На заседании Королевского общества велись оживленные дискуссии о возможности формально доказать корректность работы компьютерных программ и тем самым внести ясность в процедуру экспертизы доказательств с использованием компьютеров. По словам Макферсона, в ученом совете не было никого, кто был бы способен предложить реальные технологии доказательства корректности компьютерных программ, так что никакой ясности в проблему внести не удалось.

Итак, мы пришли к следующей ситуации. Решение задачи, формулируемой в нескольких предложениях, занимает десятки тысяч страниц текста. Доказательство целиком и последовательно не записано, скорее всего записано никогда не будет и, наконец, не может быть полностью понято ни одним отдельно взятым индивидом. Полученные результаты, тем не менее, важны и широко используются при решении различных задач в рамках теории групп, при этом их корректность остается под большим вопросом.

В 1875 году любой грамотный математик мог полностью усвоить доказательства всех существовавших на тот период теорем за несколько месяцев. В 1975 году, за год до того, как была доказана теорема о четырех цветах, об этом уже не могло быть и речи, однако отдельные математики еще могли теоретически разобраться с доказательством любой известной теоремы. К 2075 году многие области чистой математики будут построены на использовании теорем, доказательства которых не сможет полностью понять ни один из живущих на Земле математиков — ни в одиночку, ни коллективными усилиями.
http://elementy.ru/lib/164681/164683
Одно из последствий воздвижения стены состоит в том, что «гуманитарии», включая подавляющее большинство лингвистов, ничего не знают даже об азах как раз тех разделов математики, которые имеют наибольшее значение для гуманитарных наук (и представляют себе математика как человека, занятого исключительно вычислениями).

Другое препятствие — характерная для нынешнего состояния науки бешеная гонка, безостановочная погоня за все новыми и новыми «результатами», сужающая кругозор и не оставляющая времени задуматься над более глубокими проблемами или заняться серьезным изучением смежной и тем более не совсем смежной научной дисциплины. Это относится в равной степени к лингвистам и к математикам — как, впрочем, и ко всем, кто профессионально занимается наукой.

И третье — инертность, или, проще говоря, лень. На первый взгляд лень и бешеная гонка несовместимы, но в действительности они прекрасно уживаются между собой и, более того, поддерживают и стимулируют друг друга. Когда человеку лень взяться за трудное дело, он хватается за более легкое и более «надежное», успехи в котором оправдывают и поощряют его инертность.
http://elementy.ru/lib/164549?context=20615 .

Вино из Украины

Рав Каменецкий, шалиах из Днепропетровска.
Баян не мой, но здешний народ интересуется серьезностью кашрута

пасхальные истории

Посоветуйте историикомментарии, притчи, которые можно рассказать на седере. Минут на 3-5 или даже меньше. Можно ссылкой, а можно запостить историю в коммент.

Сослучайное и присослучайное 2015-03-31 07:03:28

В Шабат, 15б, и в других местах (напр. Хала, 2:2) говорится о том, что почву вне страны Израиля объявили нечистой — то есть, ни человек, продукты, имеющие отношение к Храму, там не могут сохранить чистоту. Сначала Йосе бен Йоэзер и Йосе бен Йоханан — в хасмонейские времена — объявили её нечистой под сомнением (поскольку опасался, что там могут быть кости мёртвых, похороненных вне кладбищ), потом в конце 1 в. до н.э сангедрин объявил сомнительно нечистым и воздух (пространство над землёй) заграницы (то есть даже не касаясь почвы, пищевой продукт оскверняется), а после разрушения Храма в Уше объявили всю землю заграницы абсолютно нечистой — придали ей статус одного огромного кладбища. Здесь уже причина, по Тосафот, была другой: чтобы не уезжали из страны Израиля, в первую очередь когены и хаверы. Не ходите, дети, в Африку гулять, там тума, и когены не смогут есть труму, а хаверы вообще ничего не смогут есть, да и осквернятся сразу.
А не был ли эффект обратным? Мы, когены, строго следим за чистотой нашей трумы, а нам говорят, что она нечиста изначально, в силу нашего проживания здесь? А ну её нафиг, эту чистоту! Мы хотим учить Тору, учить её можно только устно, у мудрецов, а мудрецы (а ведь все мудрецы — хаверы) к нам не могут приехать, потому что им здесь нечего есть и они боятся чистоту потерять? Ну её нафиг, эту Устную Тору, не больно-то и хотелось.

А мы удивляемся, откуда взялись караимы.

Сослучайное и присослучайное 2015-03-31 06:11:04

Для выживших в Холокосте и приехавших в Израиль самым, пожалуй, тяжёлым переживанием было непризнание права на страдание. «Мы носим еврейские имена, а вы — судя по именам, обычные европейцы? Мы кормимся трудом рук своих, а вы — люфтменчн? Мы пахали каменистую землю, осушали болота, болели лихорадкой, носили одни штаны на шестерых, днём работали, а ночью сторожили, а вы — переживаете о потере магазина конфекциона?» «Зато мы так страдали из-за нашего еврейства!» «Ну и кто вам виноват? Почему вы не приехали, когда было можно, когда вас звали и ждали? Не хотели бросать устойчивый доход и городской комфорт? И вообще, вы — как-скот-на-бойню, и ваши страдания гроша ломаного не стоят».
То есть мало того, что тебе сломали жизнь, отняли близких, мало того, что ты пережил мучения и страдания, так тебе ещё говорят, что всё это было зря.

Продажа чужого квасного

Из статьи р. Хаима Яхтера.

Rabbanim apply the expanded principle of Zachin MeiAdam in many contexts. For example, most Poskim permit a Rav to sell Chametz on behalf of someone who has authorized the Rav to sell his Chametz if it is not possible to contact him (Piskei Teshuvot O.C. 448:21). For example, a Ba’al Teshuvah who lives in Eretz Yisrael once contacted me before Pesach with the following problem. His non-observant parents had just told him that they had purchased a large quantity of dried oatmeal for them to bring to his children when they would visit soon after Pesach. This poses an enormous problem since it is forbidden to eat or even derive benefit from Chametz SheAvar Alav Et HaPesach (Chametz owned by a Jew during Pesach; Mishnah, Pesachim 2:2). The parents, however, do not sell the Chametz and it would be very uncomfortable to ask his parents to sell their Chametz. My response was to include the oatmeal in my Mechirat Chametz without informing the parents.[3]