Шабат, аспект «помни»

С интуитивной точки зрения, важность «помнить» о шабате, т.е. делать его выделенным днем, освящать и отрешаться от обычных дел, более понятен. Поэтому в той или иной форме эта концепция проникла во все народы мира: раз в неделю люди стараются отдохнуть. Именно так я когда-то пришел к шабату еще в России: в четверг поздно вечером уезжал из города на дачу, где пребывал среди лесного покоя и тишины до субботы или воскресенья.

У нас же, хотя никто не отрицает эту часть заповеди, 99% вопросов и литературы посвящены аспекту «храни». Первое отличие ортодоксального еврея от светского, которое бросается в глаза в шабат — это несколько «странностей»: неиспользование электричества, отказ от дальних путешествий, нежелание ничего писать, ходить под зонтиком и пользоваться зажигалкой. Все эти вопросы активно обсуждаются, равно как и необходимый уровень строгости соблюдения. Что же касается аспекта «помни», то это как-то считается само собой разумеющимся, а в Израиле подкрепляется официальным выходным: никто и так не работает. Но помимо того, что ортодоксальный еврей не идет на свой завод, далеко не всегда очевидно, что человек и правда «зашабатился». Кто-то банально отсыпается после изнурительной недели. Кто-то, особенно руководители общин, активно хлопочет: вот этих гостей надо принять, этих размесить, этим накрыть на стол 3 раза в день, организовать лекцию, урок и т.д. Люди порой честно признаются, что в Шабат у них свободного времени меньше, чем обычно, что все расписано по часам. Но, простите, где же здесь покой, остановка повседевной суеты, предписанная заповедью «помни»? У типичных «светских» с этим аспектом чуть ли не лучше: выходной есть выходной, они и стараются как-то отдохнуть, переключиться.

У заповеди равно важны оба аспекта. Мне бы хотелось поставить вопрос: задумывается ли сегодня кто-либо в еврейском мире о балансе этих двух сторон Шабата, о важности также и аспекта «помни»? Если несколько утрировать, то кто в большей степени нарушает Шабат: тот, кто отрешился от всякой суеты и посвятил сутки чтению хороших книг, а также своей семье (например, поиграл с сыном и вышел с семьей на природу гулять), но при этом, страшно подумать, не отказался от дурной привычки курения, или же тот, кто даже не притронулся ни к одному мукце, но весь шабат бегает как сумасшедший: трапеза, гости, утром бегом на шахарит, трапеза, лекция, организация встречи шабата для общины, вымыть посуду, минха, трапеза, и так без остановки до заката?

Рав Ицхак рассказывает, как он соблюдал Шабат, продолжая работать в школе или на заводе. А именно, как он искусно уворачивался от необходимости что-либо писать или делать что-то другое запрещенное. Здесь вопросов нет: у него не было шансов посвятить Шабат Богу, но он делал то, что от него зависело, и тем самым освящал Его Имя. Но сегодня ситуация совсем другая. И как раз неевреи, как минимум некоторые христианские течения, стараются научиться отрешаться от суеты в Шабат (для них это важнее, чем «храни», ведь списка 39 млахот у них нет). А что у евреев?

Любавичский ребе о хиппи

Сихот кодеш, 5730 г. (1970), 1:610-611
Когда упрекают молодёжь в том, что та выступает против всего устоявшегося – в этом прежде всего вина родителей и воспитателей… Когда они воспитывали в детях подобающее поведение, они внушали им, что цель жизни – красивый дом, большой счёт в банке… и недостаточно одного «кадиллака», нужно два, себе и жене…
И если все «да» и «нет» жизни основывают на этом, неудивительно, что в конце концов душа молодёжи больше не может выносить эту ложь…
Но состояние, в котором находится сейчас молодёжь – сокрушение устоев и порядка – это лишь половина пути. Нельзя дать им сбиться с пути, нужно воспитывать их в мире и любви, как сказано: «воспитывай юношу согласно его пути». Таким образом мы приведём их к более глубокому пониманию того, «что такое хорошо и что такое плохо».

Торат Менахем, 5728 г., 3:131
Именно потому, что молодёжь дерзка и ничего не уважает – ни общество, ни родителей, ни семью, ни их собственные вчерашние мысли – и заявляет: мы свободны, делаем что хотим (особенно в последние недели, когда происходят демонстрации) – именно поэтому их легко направить на истинный путь исполнения Торы и заповедей… поскольку если влиять на молодёжь в этом ключе, они не только сами станут соблюдать Тору и заповеди, но – благодаря тому, что ничего не боятся – смогут повлиять на весь мир, повернув его к добру и справедливости.

Человек и смысл его жизни

Канун Шабос главы «Ваикро»
29 адора 5775 года / 20 марта 2015 г.

В большой и дружной семье школьного пансиона УВК «Хабад» при Одесской еврейской общине растет и взрослеет уже не первое поколение детей-сирот. Десятки детей уже выросли и покинули его стены, начали самостоятельную жизнь, создали свои семьи. Некоторые из них живут в Одессе, другие — в разных городах Украины, а иные совершили алию в Израиль, где живут спокойно и счастливо. Как и прежде, нынешние воспитанники детского дома окружены нашей повседневной заботой. И особое внимание мы уделяем всему, что касается их здоровья. Поэтому периодически мы приглашаем в Одессу врачей-специалистов со всего мира, которые бесплатно проводят профилактические осмотры и лечение детей, часто покупая за свой счет лекарства и все необходимое. Например, окулисты, которые приезжали к нам в прошлом году, проверив у детей зрение, обеспечили очками всех нуждающихся. Стоматологи, снявшие в Одессе клинику, осмотрели всех детей, провели необходимое лечение и даже выравнивание зубов. И так каждый год к нам приезжает другая группа врачей.

Однажды была у нас и группа психологов, которая провела тщательное тестирование детей с целью выявления нуждающихся в психологической помощи. Они обстоятельно беседовали с детьми, составили психологический портрет каждого ребенка и передали свои рекомендации постоянно работающему с детьми психологу.

Я пригласил врачей к себе домой на субботнюю трапезу. Среди них был детский психолог из Вены по имени Томас (нееврей), который после того, что он видел в нашей общине в течение недели своего пребывания в Одессе, очень заинтересовался еврейской традицией и обычаями. У него возникло много вопросов, и наш разговор за субботним столом продолжался в течение нескольких часов. Все остальные члены группы тоже с большим интересом приняли участие в беседе. Постепенно разговор перешел на тему соотношения психологии и иудаизма, о тех моментах повседневной жизни евреев, которые связаны с психологией. Потом мы говорили о Фрейде и Франкле, о их связи с иудаизмом — и не только потому, что они евреи по происхождению. Я рассказал им о еврейской стороне жизни Виктора Эмиля Франкла, о которой они ничего не знали.

Франкл — создатель логотерапии, метода экзистенциального психоанализа, ставшего основой Третьей Венской школы психотерапии. В 1933–37 гг. он возглавлял отделение по предотвращению самоубийств одной из венских клиник. Однако с приходом к власти нацистов в 1938‑м Франклу запретили лечить арийских пациентов по причине его еврейского происхождения. Он занялся частной практикой, а в 1940 г. возглавил неврологическое отделение Ротшильдовской больницы, где также работал нейрохирургом. В тот период это была единственная больница, куда допускали евреев.

Брат и сестра Виктора уже эмигрировали в США, и у него тоже появилась возможность выехать. Однако полученное из Америки приглашение не распространялось на его родных. Франкл был поставлен перед выбором: спасти себя и свое учение или остаться в Вене и, возможно, спасти своих родителей. Он не знал, на что решиться, дилемма была очень сложной. И вот однажды он пришел домой и увидел на столе кусок мрамора. Отец объяснил ему, что нашел этот камень на развалинах разрушенной нацистами синагоги. Это был обломок традиционного изображения Скрижалей завета, на котором сохранилась только одна буква — каф, с которой начинается заповедь «Почитай отца своего и мать свою». Услышав эти слова, Франкл посчитал их знаком свыше, о котором он так молил Всевышнего. Он отказался от визы в США и остался с родителями и семьей…

В конце концов он выжил, пройдя четыре концлагеря, и был освобожден 27 апреля 1945 года. Его родители и жена погибли. «В те дни, — говорил Франкл, — пока я не вернулся в Вену, где я знал, что никто не будет ждать меня, да и никто не ждал, у меня было два варианта: взять веревку и повеситься или найти в себе ресурсы и силы, которые могут остановить меня от этого поступка. И это была моя непоколебимая вера в какую-то конечную цель и смысл, которые, может быть, скрыты от нас, но все же существуют».

Естественным источником человеческого в человеке, природным началом, обеспечивающим и выживание, и развитие, Франкл объявил начало духовное, смысловое. Над волей к удовольствию (фрейдовский подвал) и волей к власти (адлеровские этажи) поставил волю к смыслу. Франкл не только сам понял, что жизнь каждого человека, какою бы она ни была, имеет великий и сокровенный непреходящий смысл, но и предложил многовариантный системный способ доказательства этого самому человеку. Способ этот он назвал логотерапией (буквально — «лечение смыслом»). Проверять свое учение на прочность и производить доводку пришлось в течение трех лет в Освенциме и Дахау. Опыт этот описан в книге «Психолог в концлагере».

По прибытию в Освенцим, Франкла, как и всех других заключенных, раздели, обрили наголо и отправили мыться, а всю их одежду и вещи сожгли. Он принес с собой рукопись, содержащую всю его научную работу, труд всей его жизни, — нацисты вырвали ее из его рук и бросили в огонь. В тот момент он чувствовал себя совершенно опустошенным и не видел никакого смысла жить: его вычеркнули из истории… Когда они вышли из душевой, им раздали лагерную одежду, причем подобранную специально не по размеру: маленьким — длинную, а высоким — короткую. Они делали все, чтобы люди потеряли свою человеческую сущность. Франкл стоял там, глядя на людей вокруг себя, и чувствовал, что его больше нет, это кто-то другой немного похожий на него, а Виктор Франкл больше не существует. Он сунул руку в карман одежды и обнаружил там обрывок бумаги. Это был кусочек страницы молитвенника с началом молитвы Шма. И вдруг он почувствовал, что спасся, получил цель, ради которой стоило жить. Он осознал, что нацисты украли у него все, даже его волосы, но еврейства они не могли его лишить…

В этом месте рассказа я остановился немного, чтобы отдышаться. Врачи, сидящие за столом, были поражены. Они хорошо знали учение и биографию Виктора Франкла, но эта часть его жизни была им совершенно неизвестна. Тогда я перешел к последней части рассказа — отношениям между Франклом и Любавичским Ребе, о которых я услышал из уст рабби Якова Бидермана. К нему в 1995 году пришла женщина по имени Маргарита Хайот, которая рассказала, что была… первой посланницей Ребе в Австрии! Вот как это произошло. Будучи однажды на аудиенции у Ребе, она упомянула о том, что часто ездит в Австрию. В конце встречи Ребе попросил ее выполнить его поручение: в следующий раз, когда она будет в Австрии, пусть свяжется с профессором Франклом и передаст ему от имени Ребе следующее: «Не сдаваться и не стесняться насмешников! Пусть он идет дальше и продолжает распространять свое учение с удвоенной силой, и Ребе благословляет его на успех и совершение новых открытий».

В те годы Франкл возглавлял клинику и читал лекции в университете. Многие посещали его лекции, но в то же время он был объектом насмешек, так как доминировала психоаналитическая доктрина Фрейда. Доходило до того, что ему срывали лекции. Он так болезненно переживал происходящее, что перестал появляться на работе. Маргарита пришла к Франклу домой и передала ему слово в слово сообщение Ребе. Профессор был очень тронут, разрыдался и показал ей лежащие на столе документы на выезд в Австралию. Он был так подавлен отношением к нему на родине, что решил уехать из Вены. Но теперь, получив благословение Ребе, воспрянул духом и решил вернуться к работе — начал настойчиво и уверенно пропагандировать свое учение, а вскоре выпустил и свою самую известную книгу «Человек в поисках смысла», которая сразу же была переведена на 12 языков и распространялась миллионными тиражами!

«Я лично, — вспоминал рав Бидерман, — позвонил доктору Франклу, когда ему было 90 лет. Когда я упомянул имя Ребе, профессор ответил: «Это имя говорит мне о многом… Я высоко ценю Ребе, в самый критический момент он помог мне, я многим обязан ему».

* * *

На этой неделе мы начинаем читать Книгу Ваикро, которая также называется «Книга жертв». Слово корбан («жертва») имеет тот же корень, что и глагол лекарев — «приближать»: жертвоприношение приближает человека к Б‑гу, конечно, не в физическом, а в духовном смысле. В нашей недельной главе «Ваикро» Всевышний обращается к сынам Израиля: «Когда кто-нибудь из вас захочет принести жертву Б‑гу» (Ваикро, 1: 2). Стих этот можно прочитать и иначе: «Когда кто-нибудь захочет принести жертву из вас…» — то есть, нужно принести в жертву что-то свое для Всевышнего. Поэтому эта часть Пятикнижия включила также и описание «жертв» иного рода. В ней приводится список кошерных и некошерных животных — соблюдение кашрута требует от еврея больших жертв. Здесь же даются законы семейной чистоты — эта нелегкая обязанность тоже требует определенной жертвенности. Кроме того, Книга Ваикро рассказывает не только о заповедях человека по отношению к Творцу, но также о заповедях человека по отношению к человеку. Например, исполнение заповедей «не мсти и не таи злобы на сынов народа твоего» и «люби ближнего твоего, как самого себя» (Ваикро, 19: 18) также требует самопожертвования…

Существует еврейский обычай: маленького ребенка в возрасте трех лет, сразу после опшерниш (первой стрижки), начинают учить ивритскому алфавиту по Книге Ваикро. Мы делаем это, потому что хотим с раннего возраста научить детей тому, что жизнь человека должна быть полна самопожертвования. У жизни есть цель, человек рождается не для того, чтобы только наслаждаться, а для того, чтобы сделать что-то в мире, чтобы служить Всеышнему. История доказала, что человек, имеющий цель в жизни, и народ, который имеет смысл и цель, живут дольше и легче переносят тяготы жизни, чем те люди и народы, которые живут просто, чтобы жить.

…Несколько месяцев назад я получил по электронной почте письмо от одного из тех врачей, что участвовали в нашей беседе. Он написал: «Я побывал в Вене и посетил доктора Эллу Франкл, которой уже почти 90 лет (это вторая жена Виктора Франкла, которая познакомилась с ним в 1946 году, вышла за него замуж в 1947‑м и оставалась с ним до самой его смерти). Она рассказала мне две важные вещи, о которых вы не упомянули за столом в ту Субботу: 1. Виктор должен был встретиться с Любавичским Ребе в Вене, но эта встреча не состоялась. 2. Виктор был глубоко верующим человеком, никогда, ни в одной из своих поездок, он не забывал взять с собой свои талес и тфилин и молился каждый день… Я хотел бы поблагодарить вас за радушный прием и прекрасные дни, которые мы провели в Одессе. С чувством глубокой дружбы, Томас».

«Человеческое существование не может быть лишено смысла до самого последнего вздоха…» — эти слова Виктора Франкла в высшей степени относятся и к нему самому. Добавить к ним можно лишь очевидное, им же доказанное: и после последнего вздоха жизнь человеческая имеет смысл, непреходящий и развивающийся, живой.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (908 КБ).

Рамбам и неустойчивое равновесие

Обсуждали со студентами «Законы раскаяния» Рамбама и обратили внимание на то, что он говорит о больших и меньших, более серьёзных и менее серьёзных грехах и заповедях, но при этом не упоминает большего и меньшего праведника и грешника. Или праведник, или грешник, или точно посередине. Зачем ему это надо? Ведь в талмудической литературе есть понятие «более праведный».
Мы предположили, что Рамбам хочет предотвратить такое мировоззрение: «я веду праведную жизнь, ещё одна заповедь мне мало что прибавит, а мороки с ней много, не буду исполнять», или «я и так злодей, одним нарушением больше-меньше, а сколько удовольствия!» То есть, как сказано в трактате «Авот», «сравнивать убыток от греха с выгодой от него и выгоду от заповеди с убытком от неё». (Там, правда, подразумевается, что награда за заповедь заведомо больше убытка). Он хочет другого: чтобы человек думал, что каждый его поступок может нарушить неустойчивое равновесие — его, всего народа и всего мира — и свалить всех на ту или другую сторону, ведь если ты упал из точки равновесия, неважно, насколько глубоко ты упал, а важно, что упал. При этом даже неважно, насколько весом этот поступок: в неустойчивом равновесии важна не величина нагрузки, а сам факт нагрузки. А понятие «большего и меньшего греха» нужно ему, как он сам говорит, чтобы любой человек, какой бы образ жизни он ни вёл, мог считать себя в неустойчивом равновесии. Рамбам хочет, чтобы человек жил в постоянном напряжении. У него это мировоззрение почерпнули Алтер ребе и ребе из Коцка.

Избирательный выпендрёж

В нашем поселении проголосовали 83% избирателей. (Некоторые были за границей). 1659 пригодных бюллетеней, 4 непригодных. 64% — «Еврейский дом», 24% — Ликуд, предсказуемо. «Яхад», к сожалению, получил 102 голоса. Кахалон — 25. Харедим — 10. ШаС — 3. Какие-то «харедимные женщины за перемены» — 4. Дальше начинаются сюрпризы.
«Сионистскй лагерь», то есть Авода — 21 голос. Лапид — 14 голосов. (Кто эти люди?) Мерец — 6 (!) Либерман со своим «мочить террористов в сортире» получил в нашем фронтовом поселении 3 голоса — видимо, это трое русских пенсионеров. «Зелёный лист», то есть «лигалайз» — 2 голоса. И один голос получил «Объединённый арабский список».

А ещё забавно то, что Мерец получил девять голосов в Бейтар-Илите.