Как бы не обидеть…

Одна девушка спросила р.Мордехая Элияѓу: «Я работаю приходящей няней, бываю во многих семьях, и везде меня радушно принимают и кормят обедом. Все говорят, что у них кашерно. Но я не уверена в степени их кашрута: какое у них мясо, какие кастрюли и ножи… Прямо спросить об этом — значит показать своё недоверие, то есть обидеть. Отказываться всё время — неудобно перед хозяевами, кроме того, они догадаются, что я не доверяю их кашруту, и опять-таки обидятся. Готовить себе я не успеваю, домашняя еда мне нужна. Что делать?»
Рав ответил: «Смотри на то, как одета хозяйка дома. По мере того, как и чем прикрыта у неё голова, какая у неё блузка и платье, ты сможешь сделать вывод, можно ли тебе там есть всё, а если нет — кто ты сегодня: вегетарианка (доверяешь всему, кроме мяса), натуропат (ешь только сырую пищу, не доверяя их кастрюлям) или у тебя вдруг резко испортился желудок. А выйдешь замуж — заведёшь себе в доме кашрут какой захочешь».

Выборы — от слова «выбор»

Возьмём очень далёкий и качественно отличающийся пример.

Весной 1943 года, когда Варшавское гетто стали уничтожать, горстка молодых психов, которых порицало всё население гетто, открыла огонь по карателям. Это даже не было восстанием: они знали, что шансы на какой-либо успех у них нулевые. Они даже не могли уйти за забор к партизанам: польские подпольщики относились к ним враждебно. Они не знали и даже думать не могли, что благодаря им 27 нисана в еврейском государстве будет называться не «днём Катастрофы», а «днём Катастрофы и героизма». Но они знали: уже два года нас выборочно убивают, словно забирают овец из стада на бойню. Теперь пришли убивать всех, и стреляющих, и не стреляющих. Всё равно помирать. Но люди должны умирать как люди, а не подыхать, как скоты.
***
Если у вас есть хоть какой-то шанс хоть что-то изменить в вашей жизни, не будьте баранами. От вас не требуется ни капли героизма. И пусть этот шанс близок к нулю, но он — ненулевой.