Еврейская традиция о трудных для восприятия местах Танаха

Меня спросили — я отвечаю.

…И сказала она: эта женщина говорила мне: `отдай своего сына, съедим его сегодня, а сына моего съедим завтра’. И сварили мы моего сына, и съели его… (Млахим-II, 6:29)

Судя по контексту, эта история приведена именно для того, чтобы показать весь ужас положения защитников Шомрона. Ведь услышав эту историю, царь (!) разорвал одежды в знак скорби. Но интересно, что обвинил он в этом не своих военачальников, проигравших войну, а пророка Элишу! Того самого пророка, который – по предыдущим стихам – работал у него «внешней разведкой» и стопроцентно точно предупреждал его о месте нападения арамейцев. Видимо, он имел в виду «ты обещал мне Божественную помощь, из-за тебя я продолжал войну, значит, ты и виноват». Или же: «ты мог бы помолиться, ты же пророк, и мы бы спаслись» (Раши). Или же: «ты не сообщил мне о сроке конца голода» (Ральбаг). Или: «ты велел мне гуманно отнестись к арамейским пленным, накормить их и отпустить (предыдущие стихи, 22-23), и вот как это мне откликнулось» (Альшех).
И царь собрался казнить пророка (интересно, как это помогло бы осаждённым). Для того история и приведена – учить нас, как люди в час беды сваливают вину на других.

***

…итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя… (Бемидбар, 31:17).

По внутренней логике Пятикнижия, мидьянитяне как народ были виновны в том, что наняли Бильама, чтобы проклясть Израиль. Действует принцип коллективного наказания, характерный для Танаха. По этой же причине убивали женщин: поскольку многие из них, как комментирует мидраш (Санѓедрин, 60б; Сифрей, разд. Балак, 1) стихи в начале 25 главы, намеренно соблазняли евреев поклониться идолам – «пока не поклонишься, не отдамся тебе» — наказанию подлежали все. По этой же причине за грех Ахана и Кораха были убиты все их семьи.
Уже в Пятикнижии этот принцип оспаривается. Моше спорит с Богом: «Один человек согрешил, а Ты гневаешься на всю общину?» (Бемидбар, 16:22). От имени Бога тоже говорится, с одной стороны, «поминающий вину отцов детям» (Шмот, 34:7 и др.), а с другой стороны, «да не будут убиты отцы за детей и дети за отцов, каждый за свой грех умрёт» (Дварим, 24:16).
Официально этот принцип похоронил Йехезкель (18:4), с тех пор он не действует. Поэтому мидраши стараются найти вину в каждом убитом в этих случаях, хотя бы косвенную, чтобы объяснить эти наказания с более поздних позиций личной ответственности.

***

…а народ, бывший в нем, он вывел и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи… (Шмуэль-II, 12:31)

Существуют разные понимания этого стиха. Некоторые средневековые комментаторы понимают его по простому смыслу: «казнил за поклонение Молоху» (Радак), «поступил ужасно жестоко, чтобы напугать всех врагов» (Ральбаг). Другие же понимают предлог ב не как «под пилы и в печи», а как «к пилам и печам», то есть Давид обратил захваченных людей в рабов и послал их на тяжёлые работы (р.Йосеф Каспи). Тоже не сахар, конечно, но это по крайней мере не геноцид, и отсылает нас к другой проблеме – рабства.

***

…колдуньи не оставляй в живых… (Шмот, 22:17)

Для понимания этого стиха нужно обратиться к более широкому контексту – отношению еврейской традиции к потустороннему. Это не догмат веры. Существуют ли духовные силы зла? Еврей имеет право верить в это и имеет право не верить. Об этом написана прекрасная, подробная, основательная и занимательная книга Меира Бадхена «Еврейская чертовщина».
Если духовные силы зла существуют, то колдунья использовала их – силы зла! – для достижения каких-то земных целей (Реканати). С точки зрения антагониста этих сил, то есть Бога, это преступление. А то, что она поощряет и других обращаться к этим силам – преступление вдвойне, «совращающая многих» (Рамбан).
Нужно отметить, что уже Мишна (Санѓедрин, 7:10) и Гемара (Санѓедрин 67б) за ней разделяют колдуна и фокусника, и велят судье тщательно проверить: если это был фокус или гипноз, оставь в покое, если колдовство – накажи.
А если эти силы не существуют? Рабену Хананель к Санѓедрин 67б говорит, что нет никакого колдовства, а если колдун что-то и делает, то на то воля Божья. По рабену Бахье и Рамбану, колдовство запрещено, потому что колдун использует потустороннее (не обязательно злое), чтобы достичь того, чего в мире вообще говоря нет, и таким образом отрицает Божественное провидение.
Рамбан выражает сомнение: «Многие заявляют, что нет в колдовстве ничего, но мы не можем отрицать факты, которые многие видели» (комментарий к главе Шофтим).
Рамбам (Законы об идолопоклонстве, 11:16) полностью отрицает существование колдовства, много рассуждает об этом и называет верящих в него «дураками, лишёнными разумения». (Так же считает Сефер ѓа-хинух 249, 250, 511). Рав Ѓирш (XIX в.) опирается на него и говорит: «Попытки колдовать могут вызвать лишь насмешку или жалость. Почему же Тора призывает казнить колдуна? Потому что он внушает народу мысль, что можно добиться каких-либо целей, обычно дурных, принудив Бога к этому – а это абсолютное нарушение еврейского принципа отношений человека и Бога и разврат религиозной морали».

***

…приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен..(Шмот. 22:20)

Этот стих сказан с позиции монолатрии – «единослужения». Бог говорит: Я вывел вас из рабства, Я заключил с вами завет, Я ваш командир, и поэтому служение другим божествам – предположим, что они существуют – это государственная измена. А если они не существуют – служа им, вы заявляете, что они существуют и что вы им подчиняетесь, и это та же государственная измена.
Таким же образом можно объяснить:
…порази жителей того города остриём меча, предай заклятию его и всё, что в нём, и скот его порази остриём меча; всю же добычу его собери на средину площади его и сожги огнём город и всю добычу его во всесожжение Господу, Богу твоему… (Дварим, 13:15-16)

***

…он оглянулся и увидел их и проклял их именем Господним. И вышли две медведицы из леса и растерзали из них сорок два ребенка… (Млахим-II, 2:24)

Зачем этот рассказ приведён – не очень понятно. Книги Царств полны самых разных рассказов о пророках, их правильных и неправильных действиях (см. историю о встрече двух пророков); такое впечатление, что это некая антология. Позднейшая традиция делает из этого разные выводы.
Талмуд комментирует «увидел»: увидел пророческим духом, что все они были ущербны от рождения, и что и они, и все их возможные потомки будут злодеями. (Сота, 46б) (Нужно сказать, что слова «ни медведей, ни леса», приведённые там, вовсе не отрицают этого события, а лишь говорят, что это было двойное чудо: и медведи, и лес появились ниоткуда).
Комментаторы стиха (Радак, Альшех) опираются на эти слова и говорят: лучше было бы этим детям не рождаться, поскольку все они были зачаты во зле, и поэтому для них хорошо, что они умерли: не успели натворить зла.
Но тот же Талмуд там же говорит, что Элиша был наказан свыше за это действие.

Две истории о р.Мордехае Элияѓу и микве

Р.Элияѓу обычно молился «ватикин», на рассвете, и окунался в микву перед молитвой, ещё затемно. Однажды он пришёл в микву, никого не было, он вошёл и заметил, что на скамейке спит какой-то человек. Рав не стал зажигать свет, окунулся в темноте, вышел и полчаса ждал снаружи под дождём того, кто придёт следующим. Когда следующий пришёл, рав сказал ему:
«Посмотри, внутри спит какой-то человек. Узнай, что с ним. Может, он с женой поссорился? А может, у него с головой не всё в порядке?»
«Но почему рав не зажёг свет?»
«Он бы проснулся».
«А почему рав сам не расспросил его?»
«Он бы застеснялся».
Человек зашёл и вышел с ответом:
«Всё у него нормально, просто он хочет окунуться ровно на восходе».
«Скажи ему, что ровно на восходе нужно начинать молиться Шмоне-эсре, а окунаться можно в любое время».

***

Однажды рава Элияѓу попросили приехать на чьё-то семейное торжество и благословить там присутствующих. Он приехал не к началу, а позже.
«Почему рав задержался?»
«Я исправлял ошибку».
«Ошибку?????»
«Недавно одна женщина сказала мне, что как-то хотела задать мне вопрос об окунании, в день окунания несколько раз приходила, а меня не было дома. И в тот день она не пошла окунаться. С тех пор я решил в течение какого-то времени не покидать дом в те часы, когда открывается миква: вдруг кому-то ещё нужна будет помощь».