К благословению — через… трапезу

This post was written by Синий Вечер on Ноябрь 20, 2014
Posted Under: toldos,toldot,Тойлдойс

Канун Шабос главы «Тойлдойс»
28 хешвона 5775 года / 21 ноября 2014 г.

Многие евреи, пережившие Холокост, сочли чудом свое освобождение из лагерей смерти — и до сегодняшнего дня они и их потомки благодарят за это Творца. Иные благословляют день, когда они впервые ступили на американскую землю, и счастливы, что это чудо свершилось. Многие родственники моей жены до сих пор радуются и возносят хвалу Всевышнему, отмечая день, когда они покинули Советскую Россию… Да и согласно Ѓалохе, человек, с которым произошло чудо, должен поблагодарить за него Творца. Еврейская традиция гласит, что для этого устраивают специальную трапезу для близких и друзей, рассказывают о чуде и благодарят Создателя за Его милость.

В книге Псалмов сам царь Давид неоднократно благодарит Творца и возвышает Имя Его, предписывая тем, кого Творец избавил от опасности, благодарить и восхвалять Его: «Да славят они Б‑га за милосердие Его, за чудеса Его для сынов человеческих» (Теѓилим, 107: 8). Здесь же мы можем узнать, как надо благодарить Творца. Царь Давид спрашивает: «Чем воздам я Г‑споду за все благодеяния Его?! Чашу спасения подниму и Имя Г‑спода призову» (Теѓилим, 116: 12, 13). Радак в своем комментарии разъясняет эти слова: «Когда устрою благодарственную трапезу, подниму чашу вина, и поблагодарю Творца при стечении многих людей, и вспомню Его спасение, которое Он мне послал». Отсюда следует, что важно поблагодарить Творца именно посредством трапезы. Маѓаршаль в книге «Ям шель Шломо» пишет, что благодарственная трапеза считается сеудас мицва (заповеданной — трапезой, устраивая которую, человек выполняет заповедь). Мы видим также, что важно устроить эту трапезу для многих людей, как говорит царь Давид в другом псалме: «Благодарить буду Тебя в собрании великом, среди народа многочисленного восхвалю Тебя» (Теѓилим, 35: 18).

Сегодня мне хочется поделиться с вами рассказом о хасидской благодарственной трапезе, которая была проведена не так уж и много лет назад.

…В 5739 (1978) году в «Севен севенти», резиденции Любавичского Ребе, отмечали праздник Симхос-Тойре. Большой зал синагоги был заполнен весело танцующими хасидами. Внезапно, в самый разгар ѓакофойс (танцев со Свитками Торы), Ребе побледнел и попросил помочь ему присесть. Невероятное смятение, охватившее всех присутствующих, невозможно описать. Никто не знал, что именно нужно делать. Срочно вызвали врача. Синагога в течение короткого времени опустела. Ребе помогли дойти до его кабинета. Врачи, пришедшие осмотреть Ребе, настаивали на немедленной госпитализации. Ребе возражал, утверждая, что перемещение опасно для сердца пациента. Тогда больница сама «приехала» к Ребе. Пять недель Ребе оставался в своем кабинете, а в рош-хойдеш кислев впервые отправился домой. Хасиды пели и плясали, их радость возносилась до небес.

Прошел еще месяц, и в последний день Хануки, Ребе позвал в свой кабинет одного из хасидов и сказал ему, что искал энергичного человека, умеющего хранить тайны, и остановил свой выбор на нем. Потом Ребе добавил, что хотел бы провести сегодня, после молитвы Минха, хасидский фарбренген, как благодарственную трапезу по поводу того, что он оправился от сердечного приступа. Однако Ребе попросил хасида сохранить это в тайне до того момента, как все соберутся, по двум причинам. Во-первых, последний день Хануки в том году выпал на понедельник, трапеза должна была состояться в середине дня, и Ребе не хотел, чтобы из-за фарбренгена многие люди ушли раньше с работы. Вторую же причину он объяснил следующим образом: «Вторые Скрижали были даны в тайне». В Талмуде говорится, что первые Скрижали, принесенные торжественно и при большом стечении народа, были разбиты из-за аин ѓоро — дурного глаза. Поэтому когда Моше принес вторые Скрижали в Йом-Кипур, он незаметно проник в лагерь, и их так никто и не увидел. Следуя этому примеру, Ребе хотел сохранить проведение фарбренгена в тайне. Ребе попросил хасида подготовить вино, халы и все, что нужно для трапезы, но это должно быть сделано так, чтобы никто ничего не заподозрил.

Потом Ребе стал объяснять, что существует три типа поведения людей, которые хранят какой-либо секрет. Первый человек, услышав секрет, говорит другим, что он знает секрет, и после некоторого давления, он не может устоять перед соблазном и раскрывает тайну. Второй действительно не говорит о секрете ни при каких обстоятельствах, но всем своим видом показывает, что носит в себе важную тайну. А третий не только не раскрывает секрет, но и никогда не покажет, что знает что-то, чего не знают другие…

Хасид спросил Ребе: «Могу я рассказать об этом секретарям?» Ребе ответил: «Нет». — «Студентам иешивы, которые учатся здесь, в «Севен севенти»?» — «Если вы скажете им, эта новость мгновенно достигнет берегов Австралии!» Тогда хасид спросил: «Могу ли я сказать своему сыну?» Ребе ответил: «Скажи ему, чтобы он пришел, но не говори, почему».

Когда хасид вышел из кабинета, секретарь спросил его, о чем они говорили с Ребе, и тот привел в качестве темы беседы что-то совсем незначительное. Выйдя из «Севен севенти», хасид купил все необходимое и оставил в своей машине, чтобы никто ничего не заподозрил. И когда перед самым началом дневной молитвы объявили, что Ребе собирает фарбренген и устраивает благодарственную трапезу, это стало действительно большим сюрпризом для всех.

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Тойлдойс» рассказывается о том, как Ицхок, пожелав благословить Эйсава, позвал его к себе и попросил: «Приготовь мне яства, как я люблю, и принеси мне, и я буду есть, чтобы благословила тебя душа моя, прежде чем умру» (Брейшис, 27: 4). Это может показаться странным: если Ицхок хотел благословить Эйсава, то он мог это сделать, просто позвав его в свою комнату. При чем здесь еда? Но Тора продолжает повествование, и вот уже Яаков приносит отцу его любимые яства, приготовленные матерью, и получает его благословение. Какова связь между пищей и благословением? Ведь благословение — это духовная субстанция, а пища — это самая материальная вещь на свете!

Рабейну Бехайе объясняет, что в намерения Ицхока не входило получить физическое удовольствие и насладиться вкусом любимых блюд. Он хотел доставить этим радость и наслаждение своей душе. Пища укрепляет физические силы организма, которые в свою очередь пробуждают духовные силы. Пребывающего в радостном расположении духа осенит руах ѓакойдеш — дух святости. Проще говоря, чтобы дать благословение, человек должен пребывать в радости, а вкусная еда этому всегда способствует. Ибо трудно быть счастливым, когда вы голодны!

Вот почему Яаков принес отцу не только еду, но и вино: «И принес ему вина, и он пил» (Брейшис, 27:25). Ведь сам Ицхок не просил вина. Однако зная, что «нет радости без мяса и вина», Яаков понимал, что для того, чтобы получить хорошее благословение, должно быть также и вино.

Поэтому наше желание возблагодарить Всевышнего за происшедшее чудо всегда будет связано с застольем. Когда у еврея происходит радостное событие, он накрывает в ближайший Шабос Кидуш в синагоге. Это и есть, в сущности, «благодарственная трапеза» за все хорошее, что Б‑г дал нам. И тут у нас появляется прекрасная возможность благословить ближнего своего, сидящего рядом, и пожелать ему всего, что ему необходимо.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (848 КБ).

Comments are closed.