«Не оставлять раненых на поле боя!»

This post was written by Синий Вечер on Октябрь 23, 2014
Posted Under: noach,Ноах,Ноях

Канун Шабос главы «Ноях»
30 тишрей 5775 года / 24 октября 2014 г.

Ариэль Шарон, 11‑й премьер-министр Израиля, любил рассказывать о «битве за Латрун», произошедшей в самом начале Войны за независимость и сыгравшей ключевую роль в его судьбе. Через несколько дней после начала войны солдатам иорданского «Арабского легиона» удалось окружить Иерусалим, тем самым отрезав 100‑тысячное еврейское население от остальной страны, не допуская снабжения продовольствием, водой, медикаментами и оружием. Также иорданцы захватили Латрунскую крепость и контролировали главную дорогу, ведущую из Тель-Авива в Иерусалим, что давало им стратегическое превосходство.

Ариэль Шарон, в то время 20‑летний комвзвода бригады «Александрони», вместе с другими получил специальное задание: открыть дорогу к осажденной столице. Только что созданная израильская армия в основном состояла из ополченцев и новобранцев — бывших узники концлагерей, которых с кораблей, доставивших их из Европы, отправляли прямо на фронт. Многие из них не имели военного опыта, с трудом держали в руках винтовку!

В ночь на 25 мая 1948 года, под покровом темноты, автобусы доставили солдат к месту планируемой атаки. По сведениям разведки, в Латруне находилось всего несколько сот необученных иорданских солдат, что вселяло уверенность в легкой победе.

Начало операции запоздало, и только в 430 был отдан приказ к атаке. И в этот самый момент иорданцы… открыли ураганный огонь по наступающим! Стало ясно, что противник заранее знал о планирующейся атаке и хорошо подготовился. Израильтяне оказались в незавидном положении, было много убитых и раненых. Ситуация ухудшилась, когда рация Шарона была повреждена, и они лишились связи с вышестоящим командованием. В восемь утра, когда иорданские солдаты начали наступление, Ариэль Шарон и его отряд были вынуждены отступить, неся значительные потери. Сам Шарон был тяжело ранен в живот, хотя оставался в сознании.

После полудня иракские военные самолеты разбомбили поле боя. Все вокруг горело. День был жарким, и раненые израильские солдаты изнывали от боли и жажды, но вода закончилась… Когда чуть позже стрельба прекратилась, Арик дал приказ к отступлению. Но многие раненые не были в состоянии самостоятельно передвигаться. Тогда он принял трудное решение: приказал оставить раненых, чтобы сохранить хотя бы несколько живых солдат.

В середине отступления Шарон сам рухнул на землю и не смог идти дальше. Ему повезло: находящийся рядом с ним новобранец решил спасти его, не обращая внимания на настойчивые просьбы оставить его, как других раненых. Солдат помог Шарону идти, и так они медленно продвигались в сторону своих, слыша, как иорданские солдаты добивают раненых. Наконец-то им удалось добраться до ближайшего кибуца, откуда на бронемашине Шарона доставили в медицинский центр «Ѓадасса» в Тель-Авиве. Лежа в больнице, он чувствовал сильную вину перед оставленными на поле боя ранеными солдатами, и это чувство сопровождало его всю жизнь.

Целый год Шарон лечился в разных госпиталях, получил стопроцентную инвалидность. Никто и не ждал, что он вернется в армию, но он вернулся, и битву за Латрун Шарон не забыл. Когда лет через пять он возглавил новое подразделение, то внедрил там одно из главных моральных требований ЦАЃАЛа (позже вошедшее и в армейские уставы): раненых и убитых на поле боя не оставляют, даже если для их спасения требуется рисковать жизнью других солдат!

* * *

На этой неделе мы читаем историю о Нояхе — один из самых известных рассказов Торы. Ноях, человек праведный, получает от Б‑га указание построить ковчег, в котором он и его семья спасутся во время всемирного потопа, что уничтожит весь мир. А они — спасшиеся — положат начало новому миру.

Ноях строил ковчег сто двадцать лет. Когда его спрашивали, для чего, он объяснял, что Творец решил наказать людей за грехи, наслав на них всемирный потоп. Ноях, которому не удалось склонить никого к раскаянию, взошел в ковчег только с женой, сыновьями и их женами (всего — восемь душ), взяв с собой по паре всех животных, обитающих на земле.

После года пребывания в ковчеге, Творец приказал Нояху: «Выйди — ты и твоя жена, и твои сыновья, и жены твоих сыновей с тобою. Всякое животное, которое с тобой от всякой плоти… выведи с собой… и пусть плодятся и умножаются на земле» (Брейшис, 8: 16, 17). Однако Нояху было настолько хорошо в ковчеге, что ему не очень-то и хотелось выходить в мир, где нет ничего: ни деревьев, ни домов, ни людей. А книга «Зоѓар» добавляет: «Когда Ноях вышел из ковчега и увидел разрушенный мир, он заплакал и возопил: «Повелитель Вселенной, Имя Которому Милосердный, нужно было пожалеть Свои создания!» И Б‑г ответил ему: «Ты говоришь Мне об этом только сейчас?! Почему ты не сказал Мне это прежде, когда Я произнес слова: «Ибо тебя увидел я праведным предо Мною в поколении этом» (Брейшис, 7: 1)? Почему не думал об этом, когда Мною был вынесен приговор: «Вот Я навожу потоп, воды на землю, чтоб погубить всякую плоть, в которой дух жизни, под небесами; все, что на земле, погибнет» (там же, 6: 17)? Почему ты молчал, когда Я повелел тебе: «Сделай себе ковчег из дерева гофер» (там же, 6: 14)? Ведь Я, говоря все это, ожидал, что ты станешь просить пощады для мира. А ты, услышав, что спасешься сам, даже не ощутил в своем сердце желания просить милости для других. И ты взошел на ковчег и спасся. А теперь, когда Я погубил «всякую плоть, в которой дух жизни, под небесами», ты обращаешься ко Мне с просьбой о милосердии?!» Другими словами, Всевышний упрекает Нояха за то, что он сам спасся, но «оставил раненых на поле боя».

«Зоѓар» продолжает: «Ноях не защитил свое поколение, и не умолял Творца, как Авраѓам. Когда «сказал Г‑сподь: «Вопль на Содом и Гоморру однако великим стал, а их грех тяжек весьма» (Брейшис, 18: 20), не медля «подступил Авраѓам и сказал: «Ужели погубишь и праведного с преступным?» (там же, стих 23). А как Моше-рабейну защищал и оберегал от гнева Г‑споднего поколение пустыни!.. И все праведники защищали свои поколения и не позволяли переходить границы дозволенного в управлении ими. И только Ноях не остановил Всевышнего и не попросил для людей милости Творца, а спасал себя и своих родных, позволив погубить весь мир».

Иногда, в результате битвы, после которой раненых оставили на поле боя, рождается судьбоносное решение о том, что подобное никогда не повторится. И это решение становится моральным принципом, влияющим на национальное сознание. Наверно, так и произошло во время потопа. Именно потому, что Ноях не молился за своих современников, его потомки, сделав для себя соответствующие выводы, во все последующие времена преданно и самозабвенно защищали свои поколения.

Какой урок мы можем извлечь из этого для себя? Иногда на нашем пути встречается еврей, который не может продвигаться вперед в постижении иудаизма так же быстро, как мы: до сих пор не освоился с молитвенником, не знает, как принято вести себя в синагоге, по-прежнему чувствует отчужденность в тех вопросах, которые для нас уже давно стали кровно нашими… Именно в такой ситуации мы не должны забегать вперед, оставляя его позади. Мы должны помочь ему, выполняя наказ: «Не оставлять раненых на поле боя!».

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (812 КБ).

Comments are closed.