Про вино

Вот попалась такая статья на толдот.ру:

http://toldot.ru/tora/articles/articles_556.html

Дабы не утруждать вас прочтением всей статьи, приведу лишь несколько мест, которые вызывают вопросы:

Согласно большинству законоучителей, еврей, не соблюдающий субботу, делает вино запрещенным. В этом смысле он ничем не отличается от нееврея[4].

Что касается вина, то следует заметить, что основные проблемы возникают с открытыми бутылками. Если нееврей дотронулся до закрытой (пусть даже не запечатанной) бутылки вина или потряс ее — ничего не произошло; закрытое вино разрешено по самому строгому мнению. И даже если бутылка открыта и нееврей всего лишь ее коснулся — в этом случае вино тоже разрешено. Тем не менее, нельзя согласиться с тем, чтобы в кашерном ресторане вино по бокалам разливал официант-нееврей. Однако, если нееврей уже налил вино из бутылки, то, опираясь на указанное выше мнение Рама, постфактум можно это вино разрешить, но только в случае если отказ от него приведет к значительному материальному убытку[5]. В остальных случаях — если нет значительного ущерба — запрещено не только вино, разлитое неевреем по бокалам, но и то, что осталось в бутылке.

Но если нееврей дотронулся не просто до бутылки, а до самого вина (губами или пальцами), его нельзя не только пить, но и использовать, извлекая какую-либо пользу. Лишь в случае большого ущерба, опираясь на мнение Рама, можно разрешено получать выгоду от такого вина — хотя пить его нельзя в любом случае. Правда, когда нееврей дотронулся до вина не рукой, а каким-либо предметом, то закон не столь категоричен: вино нельзя пить, но можно использовать[6].

Еще одна тема. Наливая кашерное вино из бутылки в бокал, в котором осталось некашерное вино (например, из него раньше пил нееврей), мы сталкиваемся с тем, что напоминает «сообщающиеся сосуды» из школьного курса физики. А именно: вино, находящееся в бутылке, и вино, находящееся в бокале, в тот момент, когда их соединяет непрерывная струя, объединены, поэтому их следует рассматривать как одно целое. В результате, вино, оставшееся в бутылке, будет запрещено — если его объем не превосходит в 60 раз объем некашерного вина в бокале. Однако то вино, которое уже попало в бокал, в любом случае становится сразу запрещенным. Еще одно облегчение: когда вино переливают из больших сосудов (например, бочек), то постфактум вино в них не теряет статус разрешенного, независимо от того сколько его осталось.

Можно продавать кашерное вино, а также угощать им еврея, не соблюдающего законы, несмотря на то, что тот сделает вино запрещенным сразу, как только дотронется до него губами. Аналогично, раввин во время «хупы» может дать бокал с вином жениху, даже если тот не соблюдает субботу. Но после того как жених пригубит вино, пусть он сам передаст бокал невесте.

Вопросы:
1. Если несоблюдающий еврей приравнивается в случае с вином к нееврею, то получается, когда угощают вином (ло мевушал)  и в бокалах при доливании, остается больше чем 1/60 от содержимого бутылки, то вино в бутылке становится некошерным?
1а. В случе хосен-кала выше, если жених не соблюдает, и сделает вино запрещенным, это значит невесте дают некошерное вино? а если она да соблюдает? так ведь тоже бывает.

Есть история про рава Шломо Клугер.
У одного торговца вином был работник, который как-то в ерев шабес спрятал в винном погребе между бочками свой кошелек с деньгами, а в моцей шабес его не нашел. Подозрение пало на хозяина, но тот, естественно, все отрицал. Тогда рав Шломо сказал:
- "Я с тобой согласен, еврей такого сделать не мог бы, это скорее всего был гой. Поэтому я прикажу шамесу(или кто там главный по оповещениям) в синагоге всем объявить что все твое вино яин несех".
 Ну, тут понятно, что было дальше. Торговцу пришлось поклясться, что он не пытается спастись от ущерба и на самом деле украл деньги.

2. Вопрос: если касание даже до открытой бутылки гоем не делает вино запрещенным, то что про закрытые бочки?
2а. если торговец мехалель шабес- вино все еще кошерно?

Евреи хошена, евреи эйфода…

Канун Шабос главы «Тецаве»
7 адора I 5774 года / 7 февраля 2014 г.

Эту историю рассказал рав Йосеф-Ицхок Якобсон — редактор издающейся в Нью-Йорке газеты на идиш «Алгемайнер журнал». Сам же он узнал об этом от рава Йерахмиэля Кляйна, одного из секретарей Любавичского Ребе.

…Мордехай и Сара (имена изменены), члены еврейской общины «литваков» из бруклинского района Флатбуш, поженились и жили вместе в согласии и любви, но, к сожалению, Всевышний не благословил их детьми. По прошествии 12 лет после свадьбы безутешная пара решила обсудить ситуацию с раввинами. Им посоветовали развестись: согласно Ѓалохе, супруги, не имеющие детей после десяти лет брака, должны развестись и создать новые семьи для продолжения рода и исполнения заповеди «плодитесь и размножайтесь».

Мордехай и Сара долго не решались расстаться после стольких лет совместной жизни в гармонии и надежде на прекрасное и цветущее будущее, но, в конце концов, поняв, что у них нет другого выхода и пролив немало слез, пара развелась. С болью в сердце Мордехай вручил гет своей любимой жене, и они начали приучать себя к жизни друг без друга.

Через месяц после этого печального дня Сара позвонила Мордехаю. «Я беременна», — сдавленным от рыданий голосом выдохнула она в телефонную трубку. Мордехай вздрогнул — прекрасная весть, но как трагически поздно! Наконец-то у них будет ребенок, однако они не могут вновь создать семью, так как коѓену (а Мордехай был коѓеном) запрещено жениться на разведенной женщине! Мордехай был в отчаянии, нестерпимая боль и горечь безвозвратно утерянного семейного счастья терзали его душу. Он снова обратился к раввинам за помощью, но безрезультатно: коѓену не разрешается жениться на разведенной, даже если она его бывшая жена…

Друг Мордехая, приближенный к Хабаду, посоветовал ему обратиться за помощью к Любавичскому Ребе. Мордехай сначала колебался, ведь он все-таки был «литваком», принадлежал к общине, у которой было довольно много разногласий с любавичскими хасидами, но, чувствуя, что это его последняя надежда, согласился пойти вместе с другом к Любавичскому Ребе, чтобы спросить его совета.

Ребе выслушал всю историю и сказал: «Вы должны поговорить со своей матерью». Мордехай был разочарован, он не понимал, для чего нужно разговаривать с матерью, которая, конечно же, была в курсе происходящего с ее сыном. Но друг убедил его поступить согласно совету Ребе. Ни на что уже не надеясь, Мордехай пришел к матери и сказал, что он был у Ребе, и Ребе велел ему пойти и поговорить с ней… Услышав это, женщина не выдержала и зарыдала: «Я открою тебе секрет, который хранила много лет. Я не хотела рассказывать об этом, но я вижу, что Ребе знает… Мордехай, ты усыновленный ребенок! Мы не твои биологические родители, и поэтому ты не коѓен. Ты имеешь право снова жениться на своей любимой!»

В нашей недельной главе «Тецаве» Тора рассказывает о бигдей кеѓуна — особых почетных одеяниях первосвященника и коѓенов. Каждый коѓен, служивший в Храме, носил четыре одеяния: ктонес — нательную рубаху, михнасаим — панталоны, авнет — кушак, мигбаас — остроконечный головной убор. Эти одеяния были сшиты из белого льняного полотна. Первосвященник же кроме них носил еще четыре одеяния, которые назывались бигдей заѓав («золотые одежды»): меил — верхнее облачение, эйфод — фартук, циц — налобную пластину, хошен — нагрудник. Головной убор первосвященника был круглый и назывался мицнефес.

Сегодня мне хотелось бы более подробно остановиться на двух из этих восьми одеяний славы и великолепия — хошене и эйфоде.

Нагрудник был выткан из нити, состоящей из 28 составных частей. Он имел форму прямоугольника и складывался пополам, образуя два квадрата. Первосвященник носил его на сердце. Между двумя его слоями были вставлены урим ветумим (свитки пергамента, на которых Моше записал Б‑жественное Имя, состоящее из 72 букв; урим ветумим заставляли нагрудник светиться, давая Б‑жественные ответы на заданные ему вопросы). В хошене имелось четыре ряда отделанных золотом углублений, в которые были вставлены двенадцать драгоценных камней по числу колен Израилевых. На каждом камне было выгравировано имя одного из колен: рубин — Реувен, топаз — Шимон, изумруд — Леви, карбункул — Йеѓуда, сапфир — Иссахар, алмаз — Звулун, яхонт — Дан, агат — Нафтоли, аметист — Гад, хризолит — Ашер, оникс — Йосеф, яшма — Биньомин.

Эйфод представлял собой своего рода фартук, только одетый задом наперед. Он завязывался спереди поясом, представлявшим собой одно целое со всем одеянием. Задняя часть эйфода поддерживалась двумя лямками, перекинутыми через плечи коѓена вперед. Эйфод был соткан из нити, скрученной из 28 частей, включавших различные материалы, в том числе и золото. Концы плечевых лямок украшали два ониксовых камня в золотых оправах. На камнях были высечены имена двенадцати колен — шесть на правом и шесть на левом.

Тора пишет об этом так: «И будет носить Аѓарон их имена пред Г‑сподом на обоих своих плечах для памятования» (Шмойс, 28: 12). Примечательно, что теми же словами Тора говорит о надписях на камнях хошена: «И будет носить Аѓарон имена сынов Израиля на судном наперснике на своем сердце при входе своем в Святилище, для памятования пред Г‑сподом всегда» (там же, стих 29). Зачем нужно было высекать имена колен Израилевых «для памятования» и на хошене, и на эйфоде? И почему на эйфоде все имена были написаны только на камнях одного вида — ониксах, а на хошене — на разных камнях, каждый из которых имел другой цвет и обладал уникальными свойствами?

Мы уже говорили о том, что существует два типа служения Всевышнему. Первый путь благочестия и духовного самосовершенствования, когда человек служит Творцу осознанно, с радостью в сердце, исполненный желания соединиться с Ним. Второй путь — преодоления себя и своего дурного начала, когда человек служит из страха, по необходимости, постоянно заставляя себя исполнять волю Б‑га. Первый служит Г‑споду с радостью и желанием, всем своим существом, всем сердцем, как будто стоит «лицом к лицу» с Создателем. В то время как второй, служа по принуждению и необходимости, как бы идет за Творцом, как сказано: «За Г‑сподом, Б‑гом вашим, следуйте и Его бойтесь…» (Дворим, 13: 5).

Хошен и эйфод символизируют эти два типа служения. Хошен, который Аѓарон-первосвященник носил на груди, на сердце, символизирует тех евреев, которые служат Г‑споду «лицом к лицу». В то время как эйфод, который первосвященник носил сзади, символизирует тех евреев, которые служат Б‑гу по второму типу, стоя «за Ним».

Роль Аѓарона-первосвященника, который является наивысшим духовным лицом и представителем всего народа Израиля во время Храмовой службы, — придать силы в служении обоим этим типам евреев. Поэтому в его одеяниях есть хошен, чтобы он нес «для памятования» имена тех, кто служит Всевышнему с любовью и желанием. А также он надевает эйфод, чтобы нести на своих плечах имена тех, кто через силу идет в своем служении за Творцом.

Евреи хошена служат «лицом к лицу», исполняют все заповеди с особым желанием и любовью и вкладывают в каждую из них различное содержание, пытаясь достичь особого понимания и глубины, почувствовать уникальность каждой мицвы. В отличие от этого, у евреев эйфода нет разницы между той или иной заповедью и их исполнением через силу, по принуждению, по необходимости. Именно поэтому на хошене каждое имя колена Израилева было выгравировано на отдельном камне, который отличался от других особенным цветом и другими свойствами, а на эйфоде все имена написаны на одном и том же типе камня — ониксе.

Но именно эти евреи, которые испытывают трудности с соблюдением заповедей, которым приходится постоянно противостоять окружающему миру, евреи эйфода — больше других нуждаются в поддержке и помощи свыше. Они должны получать силы от наивысшего источника. Поэтому их имена написаны на ониксе, камне, который в хошене соотносится с коленом Йосефа. Мы знаем, что Йосеф был более духовно совершенным, чем его братья. Будучи правителем Египта, занимаясь делами материального мира, он все же сохранил чистоту своей веры. Его братья, другие колена, не смогли взаимодействовать с миром и остаться верными вере отцов, и они решили стать пастухами, отделились от мира… И именно Йосеф, обладающий ониксом, способен придать силы этого камня евреям эйфода для противостояния миру, который беспокоит их, и тогда они смогут служить Творцу.

Кроме того, буквы слова шоѓам («оникс») — шин, ѓей, мем — образуют и имя Моше. Это намек на то, что евреи эйфода получают силы для служения Всевышнему от предводителя и пастыря еврейского народа — самого Моше-рабейну…

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,30 МБ).