Что же такое "падающая сукка Давида"

Почему мы в Суккот произносим специальную вставку  в благословлении после еды.

http://shunrasher.livejournal.com/150516.html

Ива, растущая у воды. Или не у воды…

Канун Суккос
14 тишрей 5774 года / 18 сентября 2013 г.

Когда-то давно в маленьком местечке где-то на задворках «черты оседлости» жил-был один раввин. Он, конечно же, строго соблюдал все заповеди, остерегался нарушать законы Торы и не допускал для себя никаких послаблений, но особенно была близка его сердцу одна заповедь — нетилас лулав, благословение четырех видов растений. Поэтому наш раввин не жалел ни денег, ни усилий на то, чтобы приобрести каждый год самый красивый эсрог. За несколько недель до праздника он снаряжал в путь специального посланника, в обязанности которого вменялось найти и купить для него самый что ни на есть совершенный эсрог, не считаясь ни с какими затратами. Этот посланник отправлялся в большой город, а иногда и в более отдаленные города, чтобы проверить все предлагаемые на продажу эсроги, из которых выбирал самый красивый и совершенный.

Однажды посланник вернулся… с пустыми руками! Он объяснил огорченному раввину, что объездил десятки городов и местечек, проверил множество эсрогов, но ни один из них не отвечал высоким требованиям раввина (это был, вероятно, не самый удачный год для эсрогов — все они были с изъянами, пятнами и другими недостатками, что лишало плоды их великолепия). Все жители местечка глубоко сочувствовали горю раввина. Более того, их охватило смятение — отсутствие в доме раввина единственного в местечке эсрога грозило лишить всю общину возможности произнести благословение на четыре вида растений!

Но вскоре появилась надежда: один заезжий еврей, находившийся в то время в местечке, прослышав о горе раввина, рассказал, что в одном отдаленном городе у богатого еврея есть кошерный и великолепный эсрог. Двое из самых преданных учеников раввина без лишних слов наняли лошадь с телегой и немедленно отправились в путь. Через пять дней они прибыли в тот далекий город, нашли человека, которого искали, и попросили его показать им эсрог. Тот был рад похвастаться перед гостями своим сокровищем. С нескрываемой гордостью он принес серебряную шкатулку, в которой лежал завернутый в вату эсрог невиданной красоты и совершенства. «Точно для нашего раввина», — решили посланники и сразу же вытащили из карманов все имеющиеся у них деньги — огромную сумму. Но хозяин эсрога… не собирался его продавать! «Я тоже еврей, — сказал он изумленным посланникам. — И мне нравится заповедь четырех видов растений. Мне жаль, но мой эсрог не продается».

Посланники попытались переубедить богача. Они взывали к его сердцу, говорили, что, несомненно, он сможет добыть себе другой эсрог, может, не такой красивый и совершенный, как этот, но тем не менее вполне подходящий для исполнения заповеди. Их же раввину необходим именно этот эсрог, так как он на протяжении многих лет исполнял заповедь с самыми лучшими плодами. К тому же, если у раввина не будет эсрога, то вся община лишится возможности исполнения заповеди! Но хозяин эсрога не поддавался ни на какие уговоры. «Впервые в жизни мне удалось приобрести для себя такой великолепный эсрог, — сказал он. — Я не готов отказаться от него даже ради вашего раввина. Извините, но вам придется попытать счастья в другом месте».

Полные глубокого разочарования, посланники пожелали хозяину эсрога счастливого Нового года и веселого праздника и собрались уходить. «Минуточку, — крикнул он им вслед. — У меня есть одно условие, и если оно исполнится, я готов даже подарить вашему раввину свой эсрог». — «Каково же это условие?» — спросили посланники, в сердцах которых вновь проснулась надежда. Богач отвечал: «Всевышний благословил меня на богатство и уважение, и у меня есть любимая жена, но, к сожалению, у нас нет детей. Мы уже не молоды, и я готов подарить вашему раввину свой эсрог, если он даст нам свое благословение, и в следующем году к этому времени у нас родится сын. Однако вы должны знать, господа, что мой подарок с условием, и если оно не будет выполнено, то подарок станет недействительным, а это значит, что ваш раввин не выполнил заповедь четырех видов растений».

Посланники изменились в лице, услышав эти слова. Их надежды мигом развеялись. Как они могут взять эсрог на таких условиях? Они пытались убедить богача продать им эсрог и возложить надежды о потомстве на Всевышнего, но он стоял на своем. «Брать или не брать мой подарок, — сказал он, — это вам решать, но я готов отдать его только на таких условиях…» Посовещавшись, посланники решили принять условия хозяина. Взяв эсрог, они пустились в обратный путь.

По возвращению они пошли к раввину и с сияющими лицами сообщили ему, что у них есть не просто красивый, а бесподобный эсрог! Увидев совершенный плод, раввин просиял. Он был готов пуститься в пляс от избытка радости в предвкушении исполнения заповеди. Однако счастливая улыбка на лице раввина сменилась выражением серьезной озабоченности, когда он узнал, на каких условиях посланники получили эсрог. После глубокого раздумья раввин сказал: «Я приму этот подарок и благословлю бездетную пару в глубокой уверенности, что Всевышний выполнит их желание и сделает все к лучшему».

Прошел год, и перед праздником Суккос прибыл посыльный из того города. Богатый еврей сообщил, что благословение раввина исполнилось, и у них родился сын. Вместе с радостным известием счастливый отец прислал раввину в подарок великолепный эсрог, на этот раз — без каких-либо условий… С тех пор каждый год перед Суккос богач посылал раввину эсрог.

Однажды плод привез юноша. «Я — сын-«эсрог», — представился он раввину. Меня зовут Моше, и мой отец послал меня к вам изучать Тору». Моше (люди так и называли его — «Моше-эсрог») прилежно учился и старательно соблюдал заповеди, как и положено талмид-хохому. Он очень любил заповедь четырех видов растений, произнося над ними благословение с ни с чем не сравнимой радостью в душе.

Лулав, эсрог, ѓадас и арова — четыре вида растений, которые Тора повелевает нам благословлять в Суккос: «И возьмите себе в первый день праздника плод дерева великолепного, ветви пальмовые и побеги дерева густолиственного и верб речных…» (Ваикро, 23: 40). «Плод дерева великолепного» — это эсрог, «пальмовая ветвь» — лулав, «побеги дерева густолиственного» — ѓадас (мирт), «ивы речные» — арова.

Более глубокое изучение деталей исполнения этой заповеди Торы и знакомство с ѓалохическими определениями четырех видов растений, открывает для нас нечто весьма удивительное. Описывая первые три — эсрог, лулав и ѓадас, — Тора указывает их обязательные признаки, особо подчеркивая, что отсутствие хотя бы одного из них приведет к тому, что исполнение заповеди не будет засчитано. Так, об эсроге сказано, что это «плод цитрусового дерева», который должен быть красивым, без малейшего изъяна, полностью созревшим (желательно желтого цвета) и с запахом. А вот, например, сухой эсрог некрасив и поэтому непригоден для благословения. Лулав — это побег финиковой пальмы, молодая пальмовая ветвь, листья которой еще не до конца распустились. Желательно, чтобы лулав был прямым и зеленым, а все его листья плотно прилегали один к другому, иначе его нельзя использовать для исполнения заповеди. На ветке мирта каждая тройка листьев должна выходить из одного горизонтального кольца. Сами листья должны быть настолько длинны, чтобы их вершины прикрывали основания листьев следующего ряда. Если хотя бы один листик из трех расположен выше или ниже двух остальных, такой мирт непригоден для исполнения заповеди… Но для четвертого вида — аровы — хотя Тора однозначно указывает на ветви «ивы речной», что означает дерево, растущее у воды, допускается «послабление»: кошерным будет считаться любое растение того же вида, независимо от того, где оно произрастает. Чем же арова отличается от остальных трех растений? Почему Тора предъявляет к ней только одно обобщенное требование — быть того же вида, что и арова, растущая у воды?

Мидраш («Ваикро рабо», 30: 11) говорит, что четыре вида растений символизируют четыре типа сынов Израиля. Эсрог, который имеет как вкус, так и аромат, представляет евреев, изучающих Тору и исполняющих все ее заповеди. Лулав, который имеет только вкус (финики), но не обладает ароматом, сравнивается с евреями, постигающими мудрость Торы, но не замеченными в добрых делах. Так же как ѓадас благоухает, но не имеет вкуса, так и среди сынов Израиля есть люди, совершающие много добрых дел, но не занимающиеся Торой. Речная ива — арова, которая не имеет ни вкуса, ни запаха, представляет евреев, которые не изучают Тору и не совершают добрых дел. Заповедь нетилас лулав предписывает связать все четыре вида растений в один пучок, объединить все четыре типа евреев вместе, в единое целое — еврейский народ.

Основываясь на словах мидрашей, легко заметить основное различие, существующее между тремя первыми типами и четвертым — аровой. Первые три имеют один общий признак: каждый из которых обладает явным достоинством, которое обнаруживается без специальных наблюдений или усилий и является основой их единства. «Эсрог» — имеет два явных достоинства: он одновременно занимается изучением Торы и совершает добрые дела. Явное достоинство второго — «лулава» — заключается в изучении Торы. А достоинство третьего — «ѓадаса» — совершать добрые дела на практике. На основе этих качеств происходит их объединение. В отличие от них, арова не обладает никакими явными достоинствами. Она не имеет ни вкуса, ни запаха и символизирует тех евреев, «которые не занимаются изучением Торы, и не совершают добрых дел». Это евреи, единственным достоинством которых является их еврейство. Причина объединения с ними заключается только в том, что они евреи, обладающие еврейской душой, и что любой из них — потомок Авраѓама, Ицхока и Яакова. И это несмотря на то, что в жизни они не учат Тору и не соблюдают ее заповеди, и даже если они — «младенцы, затерянные среди народов», и вообще не знают, что являются евреями.

Различие между тремя видами растений и аровой выразилось в упомянутом ранее законе: у эсрога, лулава и ѓадаса отличительные признаки, о которых пишет Тора, должны быть явными, их проявление должно быть очевидным. «Плод дерева великолепного, ветви пальмовые и побеги дерева густолиственного». И если у них отсутствует этот явный признак, то они не являются кошерными для исполнения заповеди, потому что нет оснований для их объединения в единое целое. В противоположность этому, арова, не имеющая «явных достоинств», присоединяется к ним только ради самой себя. От нее не требуется никакого совершенства, достаточно только того, что это арова. Даже если это дерево не выросло у воды, то есть этот еврей не познал законы Торы (наши мудрецы сравнивают Тору с водой), и даже если это «младенец, затерянный среди народов»! Достаточно того, что арова происходит от того же вида, что человек принадлежит к народу Израиля, является потомком Авраѓама, Ицхока и Яакова. — В таком случае арова кошерна для исполнения этой заповеди.

Следовательно, мы получаем ясное предписание: для выполнения заповеди о четырех видах растений мы должны объединиться со всеми представителями народа Израиля. Невозможно выполнить мицву только с эсрогом, лулавом и ѓадасом. Без аровы заповедь вообще не выполнима!

Более того, те, кто имеют явные достоинства, изучают Тору и/или совершают добрые дела, обязаны делать это постоянно — так, чтобы эти добродетели были видны на практике. Недостаточно того, что они происходят из семьи знатоков Торы, недостаточно того, что они записались в иешиву, недостаточно даже того, что они учили Тору час назад! Если вы хотите быть «лулавом» или «эсрогом», «обладать вкусом» — постигнуть мудрость Торы, — то должны быть таким евреем везде и всегда. Это достоинство должна быть у вас очевидным и постоянным. В противном случае нет никакой необходимости объединения с вами сейчас, потому что вы в данный момент не «лулав» или не «эсрог».

В отличие от этого, для того, чтобы соединиться с остальными видами растений, к арове не предъявляется никаких предварительных требований. Для объединения с остальными представителями народа такой человек не обязан изучать Тору или творить добрые дела. Он даже не обязан ощущать себя евреем — арова не должна расти у воды, достаточно того, что это растение относится к семейству «ивы речные». Так и для еврея достаточно того, что он плод семени Израиля. Тогда мы должны объединиться с ним, независимо от его положения и духовного состояния, только потому, что он еврей — из того же вида «ив, что растут у воды», — потомок наших праотцев. Поэтому мы обязаны воссоединиться с ним и, в конечном итоге, действуя через любовь к ближнему, мы приблизим этого еврея к Торе, поднимем его из нынешнего духовно низкого состояния. И будем поднимать, пока он не достигнет уровня тех, кто имеет «вкус и аромат» — славится своими знаниями Торы и добрыми делами.

Красавец-красавелла-карсапет

Сегодня приехал прямо из Италии от р. Мендла Лазара. Конечно за 100 евро покрасивше будут, бокрупнее. В следующем году, бли недер, возьму ща 100. С наступающим.