לית דין בר נש

Читал Ханоха Альбека, מחקרים בברייתא ובתוספתא. Он приводит места, где Талмуд цитирует некую барайту в иной, чем в Тосефте, версии, или приписывает текст Тосефты амораям, или занимается неким вопросом, не приводя однозначного, казалось бы, ответа из Тосефты. Трактат за трактатом, лист за листом: десять страниц сплошных ссылок, двадцать страниц… и к каждой странице двадцать строк примечаний мелким шрифтом, тоже со ссылками… И ведь никакой конкорданции подобных мест нет! А он ещё и приводит анализ этих мест согласно гаонам, Рамбану, Ритве, Тосфот рабену Перец, каким-то респонсам, книге такого-то и такого-то в издании «Мекицей нирдамим». Свободно цитирует Йерушалми и Тосефту с любого места и во всех параллельных местах… И это самая маленькая из его работ, в «Введении в Мишну» творится то же самое. Как, ну вот как можно всё это помнить, и не только помнить — анализировать на ходу? 1920-е годы. Как нужно было учиться, чтобы выработать такой вот мозг?
А вывод из всего этого он делает однозначный: ни один из Талмудов не знал сборника под названием «Тосефта». Он делался и существовал как-то параллельно.