Найти «жизнь, справедливость и почет»…

Канун Шабос главы «Ръэй»
26 менахем-ова 5773 года / 2 августа 2013 г.

Главной заботой реб Яакова всегда был заработок, чтобы обеспечить достойную жизнь своей семье. Много раз в поисках заработка он был вынужден переезжать с женой и маленьким сыном с места на место, пока, наконец, они не обосновались в небольшом украинском городке Сасов. Счастье не улыбнулось Яакову и там, и вскоре после этого он смертельно заболел и скончался… А его сын Моше-Лейб в один миг лишился и безмятежного детства, и возможности получить достойное образование. Он не переставал мечтать о том дне, когда сможет полностью посвятить себя учебе, но вместо этого был вынужден работать, чтобы прокормить себя и мать.

Однажды случилось чудо — Всевышний послал его матери большую сумму денег. Это позволило Моше-Лейбу перестать работать, но в Сасове не нашлось ни одного человека, способного обучать необразованного парня основам Торы. И тогда, заручившись согласием своей матери, он отправился в Никольсбург, где была большая иешива. Так как Моше-Лейб даже не знал, с чего начать, ему требовался особый подход в учебе. К счастью, двери дома раввина Шмуэля ѓаЛеви Горовица, известного как «рабби Шмелке из Никольсбурга», были открыты для всех. Раввин и его жена приветливо встречали многочисленных гостей и всегда были рады помочь им — кому хорошим советом, а кому тарелкой супа. Вот и к Моше-Лейбу в этом доме отнеслись с отеческим теплом, как к собственному сыну. Он поступил на учебу в иешиву к рабби Шмуэлю и стал жить в благополучии и радости в семье Горовица, принимая участие во всех их делах и всячески помогая им.

Однажды жена раввина сняла кольцо, чтобы совершить омовение рук перед трапезой. В этот момент известный вор схватил кольцо и убежал. Поскольку закон запрещает говорить между омовением рук и началом трапезы, ему удалось скрыться, а ребецн, после того как она откусила кусочек хлеба, только и оставалось что закричать: «Вор убежал с моим кольцом! Оно стоит сто золотых!»

Рабби Шмуэль сказал Моше-Лейбу: «Беги за вором! Когда схватишь его, скажи, что он получает кольцо в подарок, несмотря на то, что оно стоит не менее 100 золотых». Юноша повиновался повелению своего любимого учителя и погнался за вором. Он знал, что его миссия состоит только в том, чтобы передать слова раввина.

Молодые ноги не подвели его, и вскоре Моше-Лейб поймал вора и сказал ему то, что велел передать раввин. Вор онемел от изумления. Он ожидал, что молодой человек схватит его, изобьет и заставит с большим позором вернуть кольцо ребецн. Смущенный и встревоженный тем, что Моше-Лейб сообщил ему, грабитель сказал: «Если это действительно такой человек, я не хочу брать ничего из его имущества. Верни ему кольцо».

Моше-Лейб задумчиво посмотрел на него и ответил: «Я думаю, что ты ошибаешься. За то короткое время, что я знаю рабби Шмуэля, я убедился, что каждое его слово имеет особый смысл, и он обо всем говорит прямо. И он сказал эти слова не для того, чтобы убедить тебя вернуть кольцо обратно. Он не примет его назад — это подарок, и теперь оно принадлежит тебе… Но если ты действительно решил не получать прибыли от этой кражи, то возьми кольцо и продай его не менее чем за 100 золотых, а на эти деньги купи свадебные украшения для невест-сирот. Тогда раввин будет доволен».

Слова Моше-Лейба проникли прямо в сердце вора. Он послушался совета юноши и купил украшения для бедных невест-сирот. А надо сказать, что этому человеку всю жизнь было легче украсть у других, чем заработать. Он не знал цену деньгам, потому что никогда не зарабатывал их собственным трудом. Теперь же, впервые сделав пожертвование, вор испытал огромное удовлетворение. Он задумался: что будет, если постоянно раздавать цдоку из денег, заработанных собственных трудом? Произошедшее стало для него хорошим уроком. С того дня он начал учиться ремеслу и упорно трудиться, чтобы заработать средства на пропитание своей семьи. Но самым большим удовольствием в жизни стало для него отдавать свои с трудом заработанные деньги на благотворительность и открыть двери своего дома для нуждающихся.

Что касается Моше-Лейба, будущего основателя хасидской династии Сасовских ребе, то он тоже на всю жизнь запомнил урок, полученный в тот день. Его горячее, как у настоящего хасида, сердце всегда было открыто для ближнего.

…В нашей недельной главе «Ръэй» Тора рассказывает о заповеди цдоки (благотворительности): «Если будет у тебя нищий, один из братьев твоих, в одних из врат твоих на твоей земле, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе, не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей пред твоим братом нищим. Но открывай руку твою ему, и давай ему в долг по мере нужды его, чего недостает ему» (Дворим, 15: 7, 8). Раши уточняет: «Открой руку твою ему — даже многократно». И дальше: «Давать ты должен ему, и пусть не досадует сердце твое, когда даешь ему; ибо за это благословит тебя Г-сподь, Б-г твой, во всех делах твоих и во всем, к чему приложишь руку твою» (Дворим, 15: 10). Здесь Раши добавляет: «Давать ты должен ему — даже сто раз».

Из приведенных стихов и комментариев следует, что заповедь о благотворительности, кроме повеления давать бедняку цдоку «по мере нужды его, чего недостает ему», также обязывает нас делать это по доброй воле, от чистого сердца, уважительно, проявляя понимание и участие в болях и бедах нуждающегося… Минуточку, а разве способ исполнения заповеди является ее частью? Может, это только дополнение к мицве? Если я дал цдоку без особого радушия на лице, исполнена ли мною заповедь во всей ее полноте?

Конечно, речь здесь не о том, кто дает милостыню со злым выражением лица, унижая этим бедняка, или о человеке, который кичится тем, что дает милостыню бедным. Рамбам пишет о таких людях, что даже если они пожертвовали бедным «тысячу золотых», все равно это не записывается им в заслугу, не считается исполнением заповеди («Мишне-Тора», «Законы даров бедным», 10). И стихи нашей недельной главы доказывают, что приветливость — это неотъемлемая часть мицвы, ее суть и основа!

Разница между повелением «открывай руку твою ему» и повелением «и давай ему» заключается в том, что в первом случае говорится о дающем цдоку, а во втором — о принимающем ее бедняке. «Открывай руку твою ему» — это обращение к дающему, к его чувствам, его отношению к исполнению заповеди, это призыв делать щедрые пожертвования. В то время как «и давай ему» говорит о технике исполнения заповеди, о том, что это — акт благотворительности для бедных.

Тора указывает на недобрые чувства, которые могут испытывать отдельные люди, обязанные давать милостыню. И поэтому сказано: «Не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей». Не чувствуйте себя неудобно при этом, а сделайте это с приятным выражением лица. «Открывай руку твою ему», подавай милостыню щедрой рукой, с открытым сердцем, без отрицательных эмоций. «Даже многократно» — даже если вы обязаны предоставить благотворительную помощь более чем один раз, делайте это с добрым чувством, щедро, от всего сердца. «Давай ему в долг по мере нужды его, чего недостает ему» — потому что эти душевные порывы и такой способ давать цдоку и составляют, собственно, сущность заповеди о благотворительности.

А в последующих стихах Тора уже не занимается эмоциями и ощущениями дающего, но сосредотачивает внимание на самом акте благотворительности. Даже если ты человек, который по своим естественным наклонностям хотел бы избежать проявления благотворительности («И зло посмотрит твой глаз на твоего брата нищего»), тем не менее, заповедано: «Давать ты должен ему…» — даже если делаешь это без добрых побуждений.

Бедняк нуждается в ваших деньгах, в вашей цдоке, даже если вы на самом деле не делаете это охотно и с теплыми чувствами. Но такому неохотно жертвующему Раши уже вынужден объяснять: «И давай ему — даже сто раз». Давай милостыню бедным многократно, даже если просят снова и снова! И тогда, убеждает его Тора, «благословит тебя Г-сподь, Б-г твой, во всех делах твоих и во всем, к чему приложишь руку твою».

Да, такой человек сам не будет давать милостыню, если ему не пообещают, что это принесет ему выгоду. Ему нужно благословение от Б-га — в награду за благотворительность, и Тора это делает, чтобы убедиться, что бедные получат то, в чем они нуждаются… Но, конечно, это не правильный подход к исполнению заповеди благотворительности, так приходится поступать только из-за отсутствия выбора. Правильный же подход выражается в первых стихах, тех, в которых раскрывается щедрость души дающего: «Открывай руку твою ему». Благотворительность требует щедрости и приветливого выражения лица. Важно не только само совершение действия, но и манера, с которой даются пожертвования.

Когда Тора говорит нам впервые о заповеди милосердия, заповеди благотворительности для бедных, она также указывает, как ее исполнить. Тора учит давать цдоку, максимально проявляя щедрость и доброту своей души. Благотворительность должна сопровождаться выражением теплых чувств, участия и понимания по отношению к бедным. И добрая улыбка при передаче цдоки — это не дополнение к благотворительности, но неотъемлемая часть самой заповеди. А награда за ее надлежащее исполнение высока, как сказано: «Следующий за справедливостью и милосердием (эти слова можно понять и так: ищущий любую возможность для исполнения заповеди о цдоке) найдет жизнь, справедливость и почет» (Мишлей, 21: 21).

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (940 КБ).