Нашел во френдленте классную историю!

Оригинал взят у ykh в Следующую историю рассказал Авроом Гурари.

Некий раввин из Израиля рассказал рабби Носону Гурари, отцу Авроома.
Как-то раз понадобилась ему одна книга. И не смог он эту книгу найти ни у себя в синагоге, ни в соседней синагоге ни в книжном магазинчике за углом. А посему отправился он в библиотеку. При этом жуя бутерброд. На какое-то время перестав жевать, попросил у девушки-библиотекарши найти ему нужную книгу. И продолжил жевать. Шустрая девушка нашла книгу довольно быстро и тут же вернулась. К тому времени раввин покончил с бутербродом и начал говорить всё, что полагается говорить после того, как ешь хлеб. И вот в конце третьего благословения он отчётилво произнёс: "ולא נבוש ולא נכלם ולא נכשל" — "и не устыдимся и не опозоримся и не оступимся во веки веков".
- Нету там "не оступимся" — вдруг сказала девица.
Раввин, поперхнувшись, завершил таки благословения, и на повышенных тонах заявил:
- Как это нет, когда есть?
А повышенные тона были связаны с тем, что девица выглядела как совсем нерелигиозная, мол, откуда она вообще знает что-нибудь про благословения после еды, а во-вторых, как это он может что-то неправильно говорить?!
- Конечно нету, я с детства наизусть всё это помню, — говорит девица.
Огорчённый раввин мрачно схватил книжку и побрёл домой. Посмотрел во всех молитвенниках, какие мог найти, и действительно, "не оступимся" там не было.
- Не может быть, я же сам-то с детства не на пустом месте это выучил, — подумал раввин и взялся за поиски всерьёз, так его это дело задело. И в конце концов нашёл в каких-то книгохранилищных подвалах молитвенник, где было не только "не устыдимся и не опозоримся" но и "не оступимся". Сделал фотокопию, обвёл слова "ולא נכשל" жирным фломастером, да ещё подрисовал жирненькие же стрелки, указывающие всё туда же и послал обычным письмом в библиотеку этой самой библиотекарше.
А черз два года получил приглашение на свадьбу. Что за свадьба? Непонятно. Ни семья жениха ни семья невесты ему не известна. Решил всё-таки пойти. Приходит — никого не знает там. И вдруг к нему бросается невеста — та самая библииотекарша — и кричит:
- Вот он, мой спаситель!
Оказалось, что она собиралась тогда замуж за араба и ещё терзалась последними сомнениями и уже почти эти сомнения отринула, когда получила письмо, в котором ничего не было кроме копии странички из молитвенника с жирно обведённым "и не оступимся".
Она восприняла это как знак с Небес, с арабом покончила, а там уже пошло-поехало, и она стала полностью соблюдающей и вот кошерно выходит замуж.

И традиционно-календарный вопрос:

Кто взял Бастилию?!
Picture 10

И традиционно-календарный вопрос:

Кто взял Бастилию?!
Picture 10

Захор ве Шамор – Ваэтханан 5770 Н. Аристер

Related Posts3 Золотых Тельца, Яровам, Санhедрин 101b урок 37, Носон Аристер Лаван – Элион, Ваишлах 5770 Н. Аристер

Ваэтханан, Носон Аристер 5768

Похудел — Фейсбуковское

Сегодня похудел в Фейсбуке примерно на 250 френдов. Теперь у меня их всего 682. Исключил из списка друзей тех, кого я никогда в жизни не встречал или не помню об этом. Уверено, что не всех, но очень много. Есть исключения — те, кого мне очень интересно читать, например великого ШАА.

Могли быть и погрешности. Если я вас лично знаю и случайно удалил — напишите, не стесняйтесь.

Те, кого я не знаю, но при этом желают меня читать могут вступить в список фолловеров. Сегодня узнал, что у меня их аж 74.

Мне кажется, что я не пишу ничего такого, чтобы могло бы интересовать незнакомых мне людей и принести им какую-то очевидную пользу.

Новые френды будут добавляться только если я их лично знаю/встречал/видел.

Sonne

Прекрасный немецкий пасисроэльный хлебушек фирмы Hofpfisterei. А с маслицем, так вообще супер.

Весь список их кошерной продукции можно посмотреть тут.

Увидеть, хотя бы издали…

Канун Шабос главы «Дворим»
5 менахем-ова 5773 года / 12 июля 2013 г.

Казалось, что весь Иерусалим знал Берла Зельдовича — бедного, одинокого старика, который жил в доме престарелых в одном из районов за пределами стен Старого города. Ходили слухи, что в России, до революции, он был богатым промышленником, владельцем нескольких текстильных фабрик в Минске. Говорили, что он был щедрым благотворителем, что на его пожертвования был основан тот самый дом престарелых, который нынче предоставлял ему пищу и кров! Возможно, в этих слухах и была какая-то доля правды, но сегодня ничего не осталось от его былого величия. Берл казался тенью человека. Он был одинок — ни друзей, ни родных. Вел он себя очень странно. Взять хотя бы его навязчивую привычку выпрашивать сигареты. Берл протягивал руку навстречу каждому прохожему и умоляюще просил: «Пожалуйста, дайте мне сигарету». При этом никто никогда не видел его курящим, да и вряд ли он мог выкурить столько, ведь за день, вероятно, он собирал более сотни сигарет!

Но в один прекрасный день старый Берл разительно изменился. На его лице сияла улыбка, он шагал легко, и даже его согбенная спина, похоже, немного распрямилась. Он начал разговаривать с людьми и перестал выпрашивать у них сигареты. Неожиданно он предстал перед всеми совершенно другим, полным жизни пожилым мужчиной, с ясным умом и здоровым духом… И только один человек знал, что стало причиной столь разительных перемен, произошедших с Берлом, — раввин Йехиэль-Михл Тукачинский, возглавлявший сеть благотворительных учреждений «Эц хаим» («Древо жизни»). Лишь много лет спустя, после того, как душа Берла покинула этот мир, рав Тукачинский рассказал историю бывшего минского богача.

Они знали друг друга много лет. Познакомились в Минске, куда раввин прибыл для сбора средств на благотворительные учреждения. Берл принял его в своем роскошном кабинете и согласился финансировать строительство и эксплуатацию пансионата для пожилых и обездоленных в Иерусалиме. После этого он несколько лет регулярно отправлял на нужды пансионата крупные суммы денег, но с началом Первой мировой войны в 1914 году связь между Берлом и равом Йехиэлем-Михлом прервалась.

В следующий раз они встретились, когда Берл без гроша в кармане оказался среди беженцев во вратах Иерусалима. Излишне говорить, что Берл, как один из основателей и попечителей учреждения, тут же получил комнату в пансионате, и таким образом все его жизненные потребности, насколько это было возможно в те годы, были удовлетворены. Рав Йехиэль-Михл навещал Берла почти каждый день. Он с болью в сердце смотрел на своего старого знакомого, духовно и физически сломленного жизненными бедами.

Однажды, когда раввин постучал в дверь Берла, тот встретил его, широко улыбаясь, чего не было уже лет двадцать.

— Рабби, — сказал Берл, — сегодня я получил новый импульс к жизни. Это самый счастливый день в моей жизни! Садитесь и позвольте мне рассказать вам немного о себе.

Вы знаете, кем я был и кто я сегодня, но не знаете, как это произошло. Я сам виновник такой судьбы. Всемогущий даровал мне богатство и удачу, но я не смог правильно использовать Его благословения. Да, я щедро жертвовал на благотворительность, и работа на моих заводах давала средства к существованию сотням еврейских семей, но я был слеп и не понимал истинного смысла своего богатства и моих обязанностей по отношению к Б-гу и человеку. Я думал, что все свое богатство заслужил благодаря своей гениальности и трудолюбию. Я считал, что рабочие должны отдать мне свои жизни за несколько жалких грошей, которые я платил им, чтобы они могли прокормить свои семьи. Я был тираном, который злоупотреблял своей властью. За малейшие провинности я наказывал своих рабочих штрафами и грозил увольнением — угрозы эти были легко осуществимы, так как не было недостатка в физически крепких людях, нуждающихся в работе. Я с содроганием думаю о том, сколько людей сделало несчастными мое жестокосердие. Да, тогда почти на всех предприятиях в России были такие порядки, но разве это могло стать оправданием для меня?..

Один случай не давал мне покоя и много лет спустя. Я вызвал к себе в кабинет рабочего, который на десять минут опоздал на работу. На его сбивчивые оправдания о больной жене я холодно ответил: «Твоя жена больна? Почему меня это должно интересовать?!» И выставил его, сказав, что за сегодня он получит половину своего дневного заработка.

Я считаю, что это событие стало поворотным моментом в моей жизни. Вскоре после этого большевики конфисковали все мое имущество. Слава Б-гу, мне удалось избежать ареста вместе с другими промышленниками Минска, и я бежал через границу в Польшу, а оттуда — в Иерусалим. Здесь я нашел приют, но не спокойствие. Беспокоили меня не воспоминания о потерянном богатстве, а мысли о людях, которых я унижал ради своего благополучия. Я вспоминал о том рабочем, который провел всю ночь у постели больной жены, а утром, трепеща от страха потерять работу, просил, чтобы его не увольняли. Какое чувство испытывает человек, находясь во власти другого, безразличного к его судьбе человека? Мне надо было это узнать. Я чувствовал, что моя душа не сможет найти покоя, пока я не испытаю то же, что тот несчастный.

Я решил стать нищим-попрошайкой. Я не хотел просить деньги — я ненавидел их, да и все, что мне было нужно, я получал от вашей организации. Поэтому я просил сигареты. Часами я простаивал на улице и просил у прохожих сигареты, но все относились ко мне любезно и были щедры. Возможно, потому что слышали о моем прошлом — или просто из жалости к полоумному старику…

Сегодня утром я подошел к элегантно одетому мужчине и попросил у него сигарету. Человек холодно посмотрел на меня и сказал: «Вы хотите сигарету? Почему меня это должно интересовать?» Слова и особенно тон, с которым они были сказаны, врезались в мою душу, как нож. Никогда я не чувствовал себя столь униженным. В этот момент я ощутил свое полное ничтожество, вся моя жизнь показалась совершенно бесполезной. Затем меня охватила дрожь. Ведь это были те же слова, что я сказал своему рабочему более двадцати лет назад! И тут меня переполнила большая радость: круг замкнулся, теперь я могу умереть спокойно, зная, что Б-г принял мое раскаяние…

Эта Суббота называется Шабос Хазон, по названию Ѓафторы, которая открывается словами пророка: «Хазон — Видение Ишаяѓу, сына Амоца, которое он видел о Иудее и Иерусалиме». Содержание Ѓафторы представляет собой увещевания народа Израиля.

Рабби Леви-Ицхок из Бердичева раскрыл внутренний смысл этого дня: «В эту Субботу, предшествующую Тише б’ов — дню разрушения Храма, всем евреям показывают Третий Храм». Для чего? Объясняя это, рабби Леви-Ицхок рассказывал такую притчу: «Был у отца любимый сын, и купил ему отец дорогие одежды. Однако сын, не предупрежденный отцом о ценности своего костюма, изорвал его в клочья. И отец снова сшил ему дорогой костюм, но сын опять порвал его. Тогда отец в третий раз заказал для сына костюм, но не позволил ему носить его, а просто спрятал, и лишь иногда доставал и показывал сыну, говоря: «Смотри, если ты будешь себя хорошо вести, то я дам тебе одеть эту одежду». Так он приучал ребенка к правильному поведению, до тех пор, пока оно не стало для него естественным. И тогда он смог дать ему одежду, не рискуя, что сын может ее испортить… В этом и заключается смысл Шабос Хазон — каждому еврею показывают будущий Храм «издали» Цель этого «показа» — заставить нас вести себя должным образом, приучить нас идти прямой дорогой, пока это не станет нашим естеством. И тогда мы удостоимся чести возвести Третий Храм».

Размышляя над смыслом этой притчи, мы непременно зададимся вопросом: «Почему же народ Израиля не вел себя надлежащим образом, когда у него был Храм? Сыны Израиля приходили к нему три раза в год и воочию могли видеть «десять чудес, которые были сделаны для наших предков в Храме» (Пиркей овойс, 5: 4). И все же они не вели себя соответствующим образом, хотя у них был Храм, и пророки наставляли их на путь истинный. Как же тогда то, что нам только показывают Храм «издали» (по словам рабби Леви-Ицхока) и лишь «иногда», может повлиять на нас и способствовать тому, чтобы мы шли прямой дрогой, пока это не станет нашей естественной потребностью?!

Еще одна вещь требует объяснения: рабби Леви-Ицхок говорит: «Каждому еврею показывают будущий Храм «издали». Сочетание слов «видение» и «издали» требует объяснения. Одно из различий между тем, что мы видим, и тем, что слышим, заключается в том, что увиденное близко нам, оно как бы проникает в нас и получает намного больше правомерности и применимости. Вместе с тем, вещи, которые мы только слышим, более далеки от нас и не имеют той же силы воздействия, как то, что мы видели своими глазами. И если рабби Леви-Ицхок говорит «показывают издалека», вероятно, есть в этом определенный смысл. Попробуем понять, что он имел в виду.

Существуют два мнения о строительстве Третьего Храма и о том, кто его возведет. Книга «Зоѓар» говорит, что он будет построен Всевышним: «Будущий Храм, о котором мы мечтаем, отстроенный и совершенный, откроется и придет с Небес». В то время как Рамбам пишет в «Мишне-Тора»: «Мошиах построит Храм». На самом деле, оба эти мнения верны: одна часть Храма будет построена людьми, а другая — Творцом.

Преимущества Третьего Храма по сравнению с двумя предыдущими заключается в том, что он будет вечным и никогда уже не будет разрушен. Первый и Второй Храмы были построены человеком. И так же, как человек ограничен в своих возможностях, так и его творения ограничены. Поэтому оба Храма были разрушены. Но Третий Храм, в возведении которого примет участие Творец, деяния Которого вечны, станет вечным. Кроме того, вечная нерушимость Третьего Храма также будет влиять на ту его часть, которую возведут человеческие руки. И таким образом даже часть, возведенная руками ограниченных созданий — людей, — впитает в себя вечность Б-жественных творений.

Примечательно в притче рабби Леви-Ицхока и то, что отец показывает ребенку одежду, сын не видит ее сам. Так и «каждому еврею показывают будущий Храм» — показывают Свыше. Первый и Второй Храмы, пусть даже евреи поднимались к ним три раза в год и видели там чудеса, были всего лишь зданиями, построенными человеком. И святость, которую сыны Израиля видели там, соответствовала их собственным силам и их пониманию. Люди шли в Храм, смотрели и видели чудеса. В отличие от этого, в Шабос Хазон мы не в силах сами увидеть Храм, мы получаем его изображение Свыше. Сам Творец показывает нам его.

Когда мы смотрим на какую-либо вещь, то не всегда можем определить ее ценность, что в ней главное, а что второстепенное, что важно, а что неважно. Словом, мы воспринимаем ее в силу своих возможностей и способностей. Но когда нам показывает Храм Тот, Кто его создал и знает до мельчайших деталей, то Он направляет наше зрение так, чтобы мы увидели все соответствующим образом. И самое главное — Он показывает Храм в его истинном виде, а не в узких рамках человеческого понимания и восприятия.

В Первом и Втором Храмах мы тоже ощущали Б-жественное присутствие, но это было в нашем восприятии. Это были здания, построенные человеком, и поэтому то, что мы видели там, порождало в нас ограниченное благочестие, и все воспринималось нами ограничено. Но когда в Шабос Хазон нам показывают Третий Храм, то мы видим творение Б-жье, и видим его так, как Он показывает нам. И это оказывает на нас гораздо более глубокое и истинное воздействие.

Однако недостаточно только того, что Творец нам показывает. Потому что когда ты начинаешь идти прямым путем в связи с каким-то внешним воздействием, событием вне тебя, потому что кто-то направляет тебя, то все твои действия не имеют той значимости, как если бы ты достиг этого самостоятельно, вследствие своего собственного решения. Когда решение исходит от тебя самого, оно более весомо и обладает большей внутренней силой. Поэтому в дополнение к тому, что показывают нам Свыше, требуется также и наше решение работать и делать все, что в наших силах для восстановления Храма. А когда будет сочетание этих двух условий: «показа» Свыше (который все еще «удаленный») и наших усилий, которые его приближают, — только тогда все станет для нас естественным и мы удостоимся увидеть Третий Храм, не только в «видении» Шабос Хазон, но и в отстроенном Иерусалиме в эпоху грядущего Избавления, да настанет она вскоре, в наши дни!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (912 КБ).

Хазон, Дворим 5771 Н. Аристер

афтора “Хазон”, Шульхан Арух 282, Леви Ицхок из Бердичева
Ликутей Сихос 29,9, Абарбанель, Виленский Гаон, Рогачевер Гаон, Шаббат 119, Зоhар, Шмоне эсре, Радак

Хазон, Дворим 5771 Н. Аристер

афтора “Хазон”, Шульхан Арух 282, Леви Ицхок из Бердичева
Ликутей Сихос 29,9, Абарбанель, Виленский Гаон, Рогачевер Гаон, Шаббат 119, Зоhар, Шмоне эсре, Радак

Дворим 5769 Носон Аристер

Дворим 5769 Носон Аристер

Путь к сердцу мужчины

Похоже, моя дорогая супруга его нашла. В Нюрнберге питаюсь исключительно лазаньями всевозможных видов. Могу есть их, как говорил один молодой человек, даже один раз в день — утром начинать, а вечером заканчивать.

Аппы для андроида

Один знакомый интересуется еврейскими аппами на русском языке для андроида. Не подскажите имеется ли сие?

Прозрение

На исходе субботы обнаружил утерю очков. Поиски в наших апартаментах не увенчались успехом. Искать толком было негде, поскольку комнаты там на данный момент обставлены в стиле минимализма — только кровати и одна тумбочка. Осмотрели и прилегающие комнаты, но безуспешно. Списал все на проворных детей.

В понедельник получил рекомендацию обратиться в недорогую оптику Apollo. Позвонили им, но они сказали, что очки могут быть готовы только дней через 7. Но главное они сами порекомендовали нам обратиться в оптику Eyes + More, сказав, что те могут сделать очки даже за 1 день.

И вот сегодня в полдень мы заказали там очки, а уже в 6 вечера я прозрел. За 3 дня без очков мой процессор отвык от обработки такого количества деталей, так, что первые несколько минут я был в состаянии немного офигевшем.

Стол пророка Элиягу

В молельном зале ортодоксальной синагоги областного города Нюрнберга есть 1 стол. Обычно на этом столе лежат самыздаты уважаемого boringerа и, навереное, за ним же проходят занятия. Стол находится в женской части синагоги за перегородкой — мехицой.

Сегодня был там в обед. А там прямо на столе или за столом (не знаю, как правильно написать) ваяет известный моэль Хаим Рубин. Как оказалось это уже третий за сегодня обрезант, первого начали обрезать в 7 утра.

Так что, можно сказать, что в Нюрнбергской синагоге для пророка Элиягу предусмотрен целый стол.


Моэль Хаим Рубин за работой в берлинской хабадской синагоге.

Заметки на полях 2013-07-09 13:05:13

אל יתהלל חוגר כמפתח — Млахим, I , 20:11
Так программист должен отвечать аналистам на плохо поставленные задачи.

Еврейское большинство

Еврейское большинство

ЛАТМА нуждается в помощи

Originally posted by moominmamma at ЛАТМА нуждается в помощи

Originally posted by baranium at ЛАТМА нуждается в помощи
Друзья, поможем ЛАТМЕ!

http://www.facebook.com/photo.php?fbid=10201280100581915&set=a.1641162266304.2089055.1154233056&type=1&theater

Tal Gilad
בעצתו של דורון בורשטיין (תודה!) הנה שוב הפוסט הקודם שלי בצירוף תמונה, כדי שאפשר יהיה לשתף עם הלינק:

אוקיי, הגיע הרגע.

לאטמה נגמרת בסוף יולי, הרעים כבר חוגגים. סטטוסים של שמחה לאיד כבר צצים פה ושם, לצד סטטוסים משמיצים וזועמים לרעיון (הדמיוני בינתיים) שנעלה לערוץ הראשון.

גם אנחנו קוראים באינטרנט על החוזה שלנו בערוץ הראשון. בפועל אין כלום. דוחים אותנו בלך ושוב כבר שנתיים, כל פעם בתירוץ אחר, ובשלב זה לא נראה כל חוזה באופק. מה שכן נראה באופק זה סוף יולי, בו נגמר התקציב של לאטמה, ולאטמה תיעלם.

העורבים שיושבים בצד שמאל כבר מריחים את הדקה ה-90. אחרי ארבע שנים בהן הבאנו סאטירה ישראלית וציונית אמיצה, נגד הזרם, מול כל ההסתה השמאלנית שכבר הפכה למשהו שכולם כבר קיבלו בהכנעה, כי הם שיכנעו את כולם ש»ככה זה סאטירה». ארבע שנים בהן כתשנו אותם, ארבע שנים בהן האדימו אוזניהם של יריב אופנהיימר וחבריו מרוב זעם, כאשר התברר שאינם חסינים לביקורת וסאטירה נוקבת.

המסיתים, המחרימים והאויבים את ישראל, חטפו גם הם, מסרטון המשט שזכה למיליוני צפיות, הזניק את המוראל של הציבור בארץ ושינה את השקפתם של רבים בעולם, דרך קליפ «אבבא» שהרתיח את השוודים אחרי עלילת הדם באפטונבלאדט, עד חביבנו טאוויל פאדיחה, השר הפלשתיני לענייני זעם בלתי נשלט. דמות שלעולם לא היתה נוצרת בתוכניות הסאטירה ה»רגילות» שדופקות לכם בראש ממסך הטלוויזיה.

כל זה עומד להיגמר, כי נגמר הכסף. אין לנו תקציבי ענק אסטרונומיים שיש ל»ארץ נהדרת», אין לנו תמיכה בלתי מוגבלת מארגונים אירופיים ואחרים המגדירים עצמם כ»ארגוני זכויות אדם». אפילו אין לנו את תקציב מוסדות התרבות או תספורות שמקבלים תיאטראות כמו הבימה, ששחקניהם מחרימים את ההתנחלויות. מול ים הצביעות והרוע הזה, בזכות קרולין גליק המדהימה, לאטמה התקיימה עד היום בעזרת תרומות של יהודים ציוניים גאים, שההתלהבות והאמונה שלה דיברו אל ליבם. אבל גם לכוח האדיר שלה יש גבול.

היום אנחנו נראים כמו מסדר פצועים וחולים. קרולין מטופלת בשני ילדים קטנים ובשני הורים חולים הגרים בארה»ב, היא נוסעת אליהם לעיתים קרובות, וכמה עוד כבר אפשר לדרוש ממנה. נעם עם יד בגבס אבל התעקש להמשיך ולבוא לצילומים, רונית נפצעה קל מהתקפת אבנים בעת שנסעה עם משפחתה ביו»ש, אבל באה לצילומים כעבור יומיים. אני עצמי עברתי לפני שמונה חודשים ארוע בריאותי שהשבית אותי לחודשיים ועוד לא התאוששתי ממנו לגמרי, אבל קמתי, חזרתי, המשכתי לעבוד.

מהאולפן הקטן שלנו באולפן בפתח תקווה המשכנו להוציא מהדורות שבוע אחרי שבוע. בהתמדה, בלי עונות, בלי פגרות. עם המון חדוות יצירה, שמחה ואמונה. אבל עכשיו המוראל שלנו בקרשים. תחושה של תבוסה.

אז הרעים ינצחו? העורבים משמאל כבר יושבים על הענף ומחכים. כבר מצחצחים את המקור, כבר חוגגים.

אבל אתם יודעים מה, זה נותן לי מוטיבציה. התשובה שלנו לרוע ולריקנות שלהם תהיה בעשייה. כך תמיד מנצחים. אנחנו לא נרד, לכל הרוחות, אנחנו נקום על הרגליים, לאטמה לא תיעלם. אסור שהפרוייקט האדיר הזה ייפול. לאטמה חייבת להישאר ולהמשיך לתת פתחון פה לציבור שדוכא על ידי התקשורת והשמאל, הציבור שהיינו בשבילו כאוויר לנשימה בכל שבוע.

בשביל כל זה הציבור צריך לעזור לנו. אנחנו צריכים כסף. פשוט כך. עלות התיפעול של לאטמה לחודש שלם היא כ-220,000 ש»ח, רבע מתוכנית אחת – אחת! — של ארץ נהדרת. בשנה אנו זקוקים ל2.6 מיליון ש»ח, לשנה שלמה. זה לא בשמיים, זה משהו שאם נקום כולנו וניתן מה שאנחנו יכולים – אפשר להגיע לזה. “ארץ נהדרת» תצליח להוציא בקושי שלוש תוכניות שבועיות עם תקציב כזה, אנחנו עושים 50 תוכניות. עם חצי מזה נעשה חצי שנה, עם כפול נעשה שנתיים, בכל מקרה זה ייתן לנו חמצן ויכולת להתחזק ולהתארגן מחדש לקראת העתיד.

לא מספיק לעשות כאן לייק או להביע צער ודאגה. זה לא הזמן לבכות, לשבת ולקטר על המדינה, על השמאל שהשתלט לנו על החיים, זה הזמן לפעול! הכניסו יד לכיס ותתרמו בלינק שמופיע למטה, בצ’ק, העברה בנקאית או כרטיס אשראי. כמה שאתם יכולים, 20, 50, 100, כמה שאפשר. שקל לשקל, נגיע לזה!

בקרוב נעשה גם סרטון התרמה באתר הדסטארט. אנחנו נצליח, אנחנו יכולים לעשות את זה! שתפו, שתפו, שתפו, כמה שיותר! שלחו לכולם, שזה יגיע לכל הארץ, מצדי שיגיע גם לשונאים והם בטימטומם יפיצו את זה כמעשה בלעם כדי ללעוג, להשמיץ ולצרוח, שזה יגיע לכל יו»ש, לכל מייל, לכל מי שהמדינה הזו באמת יקרה לו.

תנו ללאטמה לנצח!

http://latma.mrp-bsd.co.il/docs/P129

9 Ава – Праздник! Моэд Н. Аристер

Таанит 30,  Бава батра 121, Мидраш Эйха Птихта, МиДаркей Моше

9 Ава – Праздник! Моэд Н. Аристер

Таанит 30,  Бава батра 121, Мидраш Эйха Птихта, МиДаркей Моше

Шабос в Нюрнберге

На этот шабес мы, находясь в Нюрнберге, были приглашены к р. Хитрику, долгих лет ему жизни, домой. Ну, скажите вы, так мы и раньше там бывали. Но в этот раз мы приглашены на полный, так сказать пансион. Дело в том, что семья, которая жила в их доме на втором этаже уже съехала, и теперь весь этаж полностью в их распоряжении. Кроме этого, как уже писалось в свое время, через двор находится синагога. А для детей будет правильнее сказать, что между синагогой и домом ЕСТЬ ДВОР с маленькой песочницей, горками и всякими лосепедами.

Стоит отметить, что на этот здесь также присутствует чета Бородиных из Берлина, которые тоже будут на втором этаже, что доставляет. Пиво на шабес куплено и помещено в холодильник.

Гут шабес, друзья!

Кисей шел Элийогу

Чего в гашей синагоги не хватает, так это специального стула, на котором во время обрезания младенца сидит сандак, который держит обрезанта. Каждый раз, когда у нас делают брис, на биму (такой у нас местный обычай) поднимают стул раввина. Но стул раввина изначально не предназначен для таких мероприятий. Он слишком низкий, не имеет подставки для ног. В результате могелю не удобно совершать обрезание.

Но вот нашелся один человек из постоянных прихожан синагоги, который решил внести в синагогу такой вот стул. Организацию приобретения стула поручили мне. Поскольку мебель в синагоге была сделана на фабрике киббуца Лави, то и этот стул решили заказать там же.

Надо сказать, что удовольствие это не дешевое. Мне прислали штук 20 разных стульев. Цены варьировали от 2500 до 15000 евро.

После некоторых размышлений и переговоров было решено приобрести стул номер 21.

Сейчас заказ на завершающем этапе. Это значит, что месяца через два стул появится у нас в сигагоге.

«Стоянки» и «переходы» между ними

Канун Шабос главы «Матойс-Масъэй»
27 тамуза 5773 года / 5 июля 2013 г.

В 1970-е годы известный раввин из Нью-Джерси Пинхас Тайц, который не был хасидом, но поддерживал отношения с Любавичским Ребе, часто посещал Советский Союз, стараясь помочь живущим там евреям. Вот что он рассказал об одной из своих поездок:

«Однажды, перед очередной моей поездкой в Россию, ко мне пришел посланец от Ребе и передал пакет, в котором были Сидуры, Пятикнижия и несколько пар тфилин. Я уже привык к таким посылкам и даже не задавался вопросом, как Ребе каждый раз узнает, что я готовлюсь ехать в Россию… Но на этот раз было нечто, что меня удивило: в дополнение к обычному набору, посланец передал мне небольшую книгу «Тания» и сказал: «Ребе просил, чтобы вы никому не отдавали эту книгу, а просто взяли ее с собой на время поездки в Россию».

По правде говоря, сначала я колебался. В конце концов, я не был хасидом, и одно дело — сотрудничать с Ребе, чтобы обеспечить советских евреев предметами иудаики (что я всегда делал с радостью), а другое — то, что в моей дорожной сумке, именно во время поездки по России, будет лежать «Тания». Но немного подумав, я решил, что если Ребе счел нужным прислать мне эту книгу и попросил меня взять ее собой, то это явно неспроста.

На третий день моего пребывания в Москве (после того, как я, слава Б-гу, успел раздать все священные предметы по назначению), когда я вышел после вечерней молитвы из синагоги и прошел несколько кварталов, в темном переулке на меня неожиданно напали двое молодых людей. Они затащили меня в машину так быстро, что я не успел даже рта открыть!

Конечно, сначала я очень испугался, но они тут же представились как два хабадника, добавив, что хотели поговорить со мной по срочному делу, и единственным способом сделать это, не вызвав подозрений, было такое «похищение». Конечно, я простил их…

Молодые люди сказали, что слышали обо мне, как о человеке, которому можно доверять, и поэтому они хотят передать через меня Ребе два жизненно важных для них вопроса. Дело это не терпит отлагательств, поэтому они не могут ждать, пока приедет кто-нибудь из тайных эмиссаров Хабада, через которых обычно передавали вопросы Ребе. Старший из них рассказал, что узнал от кого-то о том, что КГБ следит за ним, и попросил спросить Ребе, должен ли он бежать из Москвы в другой город, или ему надо временно прекратить свою активную подпольную деятельность, о которой Ребе был осведомлен? Второй, который был помоложе, думал подать документы на выезд в Израиль, как недавно сделали некоторые евреи, и хотел спросить, стоит ли ему это делать (ведь тогда он рискует потерять работу в качестве инженера, а если не получит разрешение, то вообще может остаться ни с чем).

Я не очень обрадовался возложенной на меня миссии, потому что всегда был достаточно осторожен, чтобы не испортить отношения с властью (которые я использовал для пользы русских евреев) и не быть замешанным в каких-либо тайных заговорах. Однако мое сердце было открыто для этих самоотверженных евреев, и я не мог им отказать в их просьбе. Конечно, мне нужно было четко запечатлеть в моей памяти имена хасидов, имена их матерей, а также вопросы, ведь мне нельзя было рисковать, сохраняя какие-либо записи в моей сумке.

Наша беседа затянулась, звучали нигуним и текли слезы. А потом я рассказал им о «Тании», которую Ребе дал мне перед нынешней моей поездкой. «И эта книга сейчас с вами?» — волнуясь, спросили они меня. «Да», — ответил я и вытащил «Танию» из кармана пальто. Я не могу описать вам волнение, охватившее их, только тогда я понял, что значит быть хасидом. «Это книга, которую совсем недавно держали святые руки Ребе», — вновь и вновь шептали они взволнованно, с благоговением беря книгу в руки и листая ее.

Вдруг один из них вскрикнул, да так, что я подумал, что с ним что-то случилось. И тогда он показал мне одну из страниц, уголок которой был загнут. Выяснилось, что, рассматривая книгу, он заметил, что одна страница загнута (вроде того, как человек делает для себя закладку при чтении книг). И первые слова на этой странице: «У него совсем нет времени — и нельзя ему ни в коем случае ждать» («Тания», «Заключительный трактат», отрывок «Недобрую весть услышал я и глубоко огорчился…» — лист 162). «Вот четкий ответ на мой вопрос, — воскликнул он с воодушевлением. — Ребе говорит, что я должен немедленно бежать из Москвы и не могу ждать ни дня».

После некоторого замешательства эти два молодых человека, как бы прочитав мысли друг друга, начали искать еще какой-нибудь знак, и… Действительно в этой книге была загнута еще одна страница, и первые слова ее были: «войти в Землю Израиля» («Тания», «Собрание речений», глава 29 — лист 38). Все сомнения о подаче документов на выезд тут же отпали!

Конечно, они просили меня оставить им «Танию», но я сказал им, что Ребе велел мне носить ее с собой. И с тех пор, когда мне выдается случай читать и изучать эту книгу, я вспоминаю то душевное волнение, которое охватило нас в тот незабываемый момент нашей жизни…»

Глава «Масъэй» рассказывает о сорока двух переходах сынов Израилевых по пустыне во время сорока лет их скитаний, начиная с Исхода из Египта и заканчивая прибытием на берег реки Иордан, напротив Иерихона. Тора перечисляет все места, в которых евреи останавливались за эти годы: «И отправились в путь от Тростникового моря, и расположились станом в пустыне Син; и отправились в путь из пустыни Син, и расположились станом в Дофке…» (Бамидбор, 33: 11, 12) и так далее.

Переход состоит из двух частей: выход из отправной точки и движение в заданном направлении (собственно переход) и прибытие к месту назначения (стоянка). Некоторое недоумение вызывает то, что Тора описывает нам в основном места назначения, «стоянки», подробно указывая их названия. Можно сказать, что переход из пункта отправления в пункт назначения — это всего лишь чисто технический вопрос, потому что, чтобы дойти до следующей стоянки, нужно просто выйти с предыдущей. Однако совершенно ясно, что цель перехода — это следующая стоянка. Почему же Тора употребляет слово масъэй — «вот переходы сынов Израиля», а не слово хания — «вот станы сынов Израиля»? Ведь на первый взгляд кажется, что главная цель описания — это стоянки.

Более того, даже в течение сорока лет, что народ Израиля скитался по пустыне, бо́льшую часть времени он проводил на стоянках, а не в переходах между ними. Таким образом, «вот станы» — казалось бы, точнее отражает суть их путешествий.

«Стоянка» и «переход» по смыслу соответствуют действиям глаголов «стоять» и «идти». На стоянке стоят, во время перехода — идут. «Стояние» означает «застой», отсутствие прогресса, пассивность. Даже если вы понемногу двигаетесь вперед, но делаете это столь медленно, что не видно значительной разницы по сравнению с предыдущей ситуацией, — тогда такой прогресс на самом деле не «поступательное движение» и представляет собой «топтание на месте». «Переход» означает движение на новый уровень, на более высокую ступень развития по отношению к предыдущей.

Например, существуют различные уровни учеников иешив. Есть более талантливые и менее талантливые, те, кто учится в более быстром темпе, более глубоко и усердно, по сравнению с теми, кому учение дается с трудом. Те, кто научился многому, и те, кто мало чему научился. Но все они ученики, все они «стоят» на одной ступени ученичества, несмотря на расхождения и различия в знаниях и способностях, которые существуют между ними. Но как только ученик получает звание раввина или судьи, начинается «переход», поступательное движение с одного уровня на другой — более высокий и совсем другого качества: он уже не ученик, он стал раввином.

Когда Тора в нашей недельной главе, описывая «стоянки» сынов Израиля, называет их не словом масъэй, это делается для того, чтобы подчеркнуть, что стоянка на самом деле не стояние на месте, а «переход» — часть поступательного движения вперед и вверх. Если мы хотим подняться на ступень более высокую, чем предыдущая, не надо идти на «стоянку» — место, где мы будем просто стоять. Если мы хотим двигаться дальше, поднимать свой духовный уровень, все наши стоянки должны быть «переходами», в том смысле, что мы не должны на них останавливаться, но обязаны постоянно продолжать свой путь духовного совершенствования, чтобы подняться на более высокий и совершенно новый уровень. Именно поэтому остановки в нашей недельной главе называются «переходы сынов Израиля».

Если углубиться еще немного, то можно сказать, что, как уже упоминалось выше, переход включает в себя две стадии: выдвижение с того места, где была стоянка, и прибытие к месту назначения, совершенно новому уровню. Для «выдвижения» из положения, в котором находились прежде, в языке Торы есть специальное слово — несия, в отличие от движения вперед, к цели, которое обозначается словом ѓалиха (сегодня, когда мы говорим ѓалиха, это означает прогулку пешком, а несия переводится как поездка с использованием какого-либо вида транспорта, но это — современный иврит).

Тора называет стоянки словом масъэй — «переходы», чтобы намекнуть нам, что мы не должны довольствоваться тем, что стоянки, которых мы до сих пор достигли, являются этапами ѓалиха — более высокими по отношению к предыдущим. Наши стоянки должны быть «переходами», несийойс. Мы должны побуждать себя покинуть место своего пребывания и бесконечно стремиться все выше и выше в своем духовном развитии. Цель стоянки — маса («путь»). Не останавливаться, всегда двигаться дальше, стремиться выше.

Однако среди стоянок сынов Израилевых в пустыне, были и такие, где евреи вели себя не должным образом и разгневали Всевышнего. И эти места также называются общим названием «вот переходы» и включены в общий перечень походов. Это места, из которых надо принудить себя выйти и совершенствоваться дальше. Цель этих мест — духовное восхождение, которое за ними будет следовать.

Наша недельная глава оказывает нам содействие и поддержку, убеждая, что даже если мы потерпели неудачу здесь или там, даже если мы находимся на нежелательной стоянке, где наше поведение может вызвать гнев Творца, — мы знаем, что и эта стоянка — «переход». Можно и нужно уйти с нее, понудить себя силой покинуть это место, чтобы эта стоянка стала лишь этапом на пути нашего дальнейшего роста и духовного совершенствования, которое заключается в том, чтобы подниматься неизмеримо выше, продвинуться на следующую стоянку приблизиться к следующему переходу.

…Эта Суббота — последняя перед наступлением месяца менахем-ов, с рош-хойдеш которого начинается последний этап приближения к траурному дню 9 ова. И Тора говорит нам на этой неделе, что цель сей скорбной стоянки — превратить эти траурные дни в радостные и праздничные. Так же, как цель изгнания — это наивысшее Искупление, которое придет за ним. Спуск в изгнание является частью последующего подъема, как конечной целью прихода к Иерихону, конечному пункту всех переходов сынов Израиля по пустыне, стало вступление в Святую землю.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,04 МБ).

Мессианство и лжемессианство

В диалоге между Моше и коленами Гада и Реувена можно увидеть спор о мессианстве и лжемессианстве. Желание остаться на восточному берегу Иордана может трактоваться двоеко. Возможно, это усталость от дороги и неготовность достигнуть Земли Обетованной в ее целостности, удовлетворившись ее частью. А возможно, это жажда высокой духовности, не считающаяся с принятым порядком ее постижения, сперва западный берег, а лишь затем восточный.
Первого опасался Моше, но их истинные намерения были вторыми. Доказательство этому — готовность идти со всеми, поднимаясь ступенька за ступенькой, для себя зная, что удовлетворение этим достигнуто не будет.