Чудеса: одно большое или много маленьких?..

This post was written by Синий Вечер on Июнь 27, 2013
Posted Under: pinchas,Пинхас,Пинхос

Канун Шабос главы «Пинхос»
20 тамуза 5773 года / 28 июня 2013 г.

Во времена Мишны жил рабби Пинхос бен Яир — известный праведник, удостоившийся многих знамений и явных чудес. В Талмуде рассказывается, как однажды он отправился собирать пожертвования для исполнения заповеди выкупа пленных. Ему преградила путь глубокая река, а моста поблизости не было. Обратился рабби Пинхос к реке: «Расступи свои воды и дай мне пройти — я иду исполнить заповедь выкупа пленных». Ответила река: «Ты идешь выполнить волю своего Господина (выкупить пленных), а я — своего, приказавшего мне течь здесь. Ты может выполнишь, а может и нет — я же непременно выполню». — «Если ты сейчас не расступишься, — пригрозил рабби своенравной реке, — я сделаю так, что воды твои навсегда остановят свое течение!» Река сразу же расступилась, и рабби Пинхос бен Яир продолжил свой путь.

Интересна и поучительна также история об осле рабби Пинхоса, которую приводит как Вавилонский, так и Иерусалимский Талмуд. В варианте Вавилонского Талмуда (трактат «Хулин», 7а) рассказывается, что однажды рабби Пинхос бен Яир в очередной раз отправился выкупать пленных. По дороге он остановился в одной гостинице, где его ослу положили овес. Однако тот не притронулся к пище. Овес провеяли, но и тогда осел к нему не прикоснулся. Очистили от камней и прочих примесей — он не ел и после этого. Сказал рабби Пинхос бен Яир тем, кто кормил осла: «Может быть, вы не отделили десятины?» Отделили десятину — и осел стал есть. Тогда рабби сказал: «Этот осел желает исполнить волю своего Создателя, а вы хотите накормить его непригодным?!» Талмуд добавляет, что осел рабби Пинхоса бен Яира «пошел по пути устрожения», так как использование плодов земли, от которых не отделили десятину, в случае кормления животного допустимо.

В Иерусалимском Талмуде (трактат «Дмай», 1: 4) рассказывается, что однажды ночью грабители украли осла рабби Пинхоса. Они прятали его у себя три дня, и все это время он ничего не ел. Через три дня они решили вернуть его хозяину, сказав: отошлем его, чтобы не умер у нас. Вывели они его, пошел он своей дорогой, пришел к воротам своего хозяина и начал кричать. Сказал рабби Пинхос своим домочадцам: «Откройте этому несчастному, который уже три дня ничего не ел», — и велел им накормить осла. Принесли ему овса, но он не захотел кушать. Когда рассказали об этом рабби Пинхосу, он спросил, что это был за овес. Сказали ему: дмай (плоды Земли Израиля, в отношении которых нет уверенности, что от них отделили труму и маасер), который по закону в пищу животному разрешен. Спросил рабби Пинхос: «А вы отделили десятину?» Сказали ему: «А разве не так ты учил нас, учитель: тот, кто берет для посева, для корма скоту, муку для выделывания кожи, масло для свечи, масло, чтобы смазывать им сосуды, свободен от дмай?!» Ответил рабби Пинхос: «Что делать с этим несчастным, который устрожает на себя больше, чем нужно?!» Отделили десятину, и осел поел.

Эти истории породили знаменитое высказывание: «Если первые (люди прежних поколений) — как ангелы, то мы — как люди, а если первые — как люди, то мы — как ослы. И не такие, как осел рабби Пинхоса бен Яира!»

Рабби Пинхос воспитывал в своих учениках положительные качества и наставлял их на путь достойного поведения, прививал осмотрительность, чистоту, аскетизм, смирение и благочестие. Качества эти являются ступенями, которые следуют одна за другой, пока последняя из них не приводит к руах ѓакойдеш — духу пророчества. Когда ученики спросили однажды рабби, смогут ли они творить такие же чудеса, он ответил: «Когда вы будете абсолютно уверены, что не сделали ничего плохого, ни одному еврею не причинили зла, никогда никого не унижали и не смущали, — сможете и вы творить чудеса, как и я».

…Наша сегодняшняя недельная глава названа в честь другого Пинхоса — внука Аѓарона-первосвященника. Талмуд (трактат «Санѓедрин», 82) говорит, что когда он убил Зимри бен Салу, «произошло с Пинхосом шесть чудес». В то же время мидраш утверждает, что произошло двенадцать чудес (в любом случае, расхождения между Талмудом и мидрашами заканчиваются утверждением, что чудес случилось много). А в трактате «Брохойс» (лист 56) имя Пинхоса неожиданно возникает в главе, которая посвящена сновидениям и их толкованиям. Талмуд подробно описывает все виды людей, растений, животных, различные события, которые человек может увидеть во сне, и объясняет в чем их смысл и значение. Там, в частности, говорится: «Если увидишь во сне Пинхоса — будет тебе чудо, если слона — несколько чудес, много слонов — чудо из чудес» (на иврите игра слов: «слон» — пиль, «чудо» — пеле).

Это утверждение вызывает ряд вопросов. Во-первых, мы узнали из Талмуда и мидраша, что с Пинхосом произошло шесть или двенадцать чудес (при этом здесь используется слово нисим — «чудеса», множественное число), а в толковании снов указывается только на одно чудо (пеле, единственное число). Во-вторых, почему тот, кто видит во сне слона, животное, к тому же — нечистое, удостоится нескольких чудес, а тот, кто увидит во сне Пинхоса, праведного еврея, самоотверженного героя, о котором Всевышний говорит: «Пинхос… отвратил гнев Мой от сынов Израиля, вступившись за Меня среди них» (Бамидбор, 25: 11), — удостаивается только одного чуда?!

На иврите есть несколько слов для обозначения событий и явлений, которые выходят за рамки законов природы и привычных нам представлений, — то есть, того, что принято называть по-русски чудом. Но наиболее употребительные из них два — нес и пеле, причем каждое имеет свой оттенок значения. Нес, кроме «чуда», означает еще и «знамя», «штандарт». Между этими двумя понятиями есть некоторая связь. Так же, как знамя возвышается над толпой, так и чудо или знамение — это нечто, выходящее за рамки естественного хода событий и законов природы, как бы нарушающее их. То, что является исключением, которое только подтверждает правило (в этом случае — законы природы). Пеле — это событие, которое вызывает удивление (плия), поскольку не укладывается в рамки привычных для человека представлений, даже если оно может иметь вполне удовлетворительное объяснение.

Существует также категория явлений (нифлаойс), которые воспринимаются как чудеса даже по сравнению с «обычными» чудесами (нисим). Так сказано о чудесах конца времен в сравнении с египетскими чудесами: «Подобно дням твоего исхода из Египта, Я явлю тебе чудеса — нифлаойс — в конце времен» (Миха, 7: 15). Смысл этого стиха в том, что, хотя в дни Исхода происходили великие чудеса, в будущем будут такие «исключительные» чудеса, которые превзойдут даже те, что сопровождали наш Исход из Египта.

Пеле — это совершенно другой вид чудес, чем нес, это поведение, которое имеет полностью чудесное происхождение. Это не легкая прогулка по естественной дороге с маленькими исключениями — чудесами (нисим). Чудо здесь становится образом жизни. Обычное повседневное поведение является полностью сверхъестественным.

Шесть или двенадцать чудес, которые произошли с Пинхосом, не были чередой следующих друг за другом чудес. Они не были шестью или двенадцатью «исключительными» по своей природе событиями, а выражали образ жизни Пинхоса, который был, по существу, удивительным человеком и вел сверхъестественный образ жизни. Это и отразилось в различных чудесах, которые случились с ним, когда он убил Зимри бен Салу. Поэтому тот, кто видит Пинхоса во сне, не удостоится нисим, не увидит череду чудесных событий. Он увидит явление совсем другого порядка, с гораздо более возвышенным содержанием — пеле.

Нес происходит с человеком, который ведет естественный образ жизни, но иногда удостаивается чуда, временного освобождения от пут действительности, после чего снова возвращается к нормальному образу жизни. Нисим — это «количественное» определение возможности преодолевать законы природы. Многочисленные отклонения от естественного образа жизни. Жизненный путь Пинхоса был не таков, поэтому тот, кто видит его во сне, видит чудо совершенно иного «качества».

Далее Талмуд говорит, что тот, кто видит во сне слона или слонов, удостоится «чудес» или «чуда из чудес». То, что здесь употреблено множественное число, подтверждает, что эти люди ведут обычный образ жизни, который изредка нарушается необычными событиями. Это означает, что между чудесами они возвращаются к рутине жизни, что и не удивительно. В то время как с человеком, который видит Пинхоса во сне, происходит только одно чудо. Одно бесконечное чудо, которое начинается и не заканчивается. Сущностью его образа жизни становится чудо. Повседневная жизнь превращается в совершенно сверхъестественную.

Смысл жизни человека состоит в последовательном соблюдении законов Торы и исполнении заповедей. Каждый день еврея должен начинаться с цдоки, молитвы, изучения Торы. Такой порядок жизни является «естественным» для еврея, и лишь иногда ему необходимо чудо (нес), выход из рутины жизни. От него требуется самопожертвование, самоотверженность. Для этого он напрягается, мобилизует свои скрытые душевные силы, вырабатывает новую линию поведения, сверхъестественного, чудесного для него.

Пинхос был человеком иной сущности. Ему не нужно было напрягаться, чтобы пробудить в себе готовность к самопожертвованию во имя Всевышнего. Он был «чудотворцем», и в этом состояла суть его поведения и образа жизни, у него совершенно не было личных желаний. Пинхос стал орудием для исполнения воли Всевышнего, и в результате, естественно, совершил самоотверженный героический поступок, когда это потребовалось. Постоянная готовность к самопожертвованию (месирус нефеш) — это было для Пинхоса естественное и привычное состояние.

Если бы Пинхос сомневался в том, что должен отдать свою жизнь, чтобы поразить мечом Зимри бен Салу, если бы он тогда спросил совета у мудрецов, то получил бы отрицательный ответ (поскольку таких указаний открыто не дают). Но Пинхос был человеком, который, как сказал о нем Всевышний, «ревновал Моей ревностью». Он был удивительным человеком, не имеющим своей реальности, но полностью посвятившим себя Б-гу. И поэтому отношение к нему Небес тоже было «чудодейственным.» Всевышний наградил Пинхоса: «Вот Я даю ему Мой завет, завет мира. И будет ему и потомству его после него заветом священно служения вечного» (Бамидбор, 25: 12, 13).

Статус коѓена, с одной стороны, по природе своей переходит по наследству от отца к сыну. С другой стороны — это особая святость, уникальный духовный уровень, который гораздо выше, чем у всего народа Израиля. Это «природа над природой», природное наследование наивысшей духовности, повседневная жизнь, ставшая чудом — нес. Или, точнее, чудо — пеле.

Пинхос, благодаря тому, что природа его характера была сверхъестественной, был чудотворцем, за что он и удостоился звания коѓена путем «природы над природой». Мы должны брать с него пример и безмерно, безгранично отдаваться служению Творцу. И таким образом мы сможем удостоиться чуда, которое мы все ждем и на которое надеемся: «подобно дням исхода из Египта… чудеса в конце времен». Дай Б-г, чтобы это произошло совсем скоро!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (904 КБ).

Comments are closed.