Как исполнить нашу миссию?

Канун Шабос главы «Шлах»
22 сивона 5773 года / 31 мая 2013 г.

Незадолго до смерти Баал-Шем-Това к нему обратился его шамес (служка): «Рабби, вы вознесетесь на Небеса, и что станет с моими заработками? Как добыть хлеб насущный?!» Рабби Исроэль ответил: «Отправляйся в путешествие по еврейским общинам и рассказывай им о моей жизни, так ты сможешь заработать на жизнь…»

Когда душа Баал-Шем-Това покинула этот мир, шамес последовал его совету. Он купил лошадь и повозку и стал переезжать из города в город, рассказывая истории и воспоминания о своем хозяине. Но, к его большому разочарованию, он собирал только небольшие суммы денег, которых едва хватало на еду для него и на корм для лошади. Долгие недели и месяцы колесил он из города в город и все это время часто думал, почему не свершились обещания Баал-Шем-Това о его достойном заработке…

Однажды на постоялом дворе, встретился ему проповедник, который тоже держал путь из города в город, пытаясь заработать на жизнь проповедями. Они поделились друг с другом своими разочарованиями о том, какие жалкие суммы они получают от слушателей.

Проповедник вдруг воскликнул: «Ты ведь рассказываешь о Баал-Шем-Тове, верно? Во время моих странствий я наткнулся на богатого человека, любителя подобных историй. Каждый раз, когда он встречал проповедника или раввина, он хотел послушать побольше историй о Баал-Шем-Тове. Он живет неподалеку отсюда, пойди к нему и он, возможно, хорошо вознаградит тебя за рассказы».

Услышал эти слова шамес, и в сердце у него загорелась искра надежды. Он запряг лошадь и отправился в путь. К месту назначения он добрался в пятницу. Ему указали дорогу к дому богача. Оказалось, что проповедник был прав: богач встретил шамеса с распростертыми объятиями: «Вы удостоились чести быть служкой у Баал-Шем-Това? Заходите в мой дом и проведите со мной эту Субботу. Это будет для меня большой честью. Вы будете спать в самой лучшей комнате в доме, и я дам вам все, что пожелаете. Только у меня одна просьба: прежде, чем идти в микву перед Субботой, пожалуйста, расскажите мне хотя бы одну историю о святом рабби Исроэле!»

«С радостью!» — воскликнул шамес и приготовился рассказывать… Но все истории внезапно упорхнули из его памяти! «Я немного устал с дороги, — объяснил он щедрому хозяину. — Не могу вспомнить ни одного рассказа. Позже, когда я отдохну и помолюсь в синагоге, буду рад рассказать вам столько историй, сколько захотите».

Вечером, когда хозяин, члены его семьи и многочисленные гости насладились обильной и изысканной субботней трапезой, шамесу Баал-Шем-Това была предоставлена честь рассказать историю о своем хозяине. Он встал, почесал затылок, отчаянно пытаясь вспомнить хотя бы один сюжет… Ничего не приходило на ум! Десятилетий служения Баал-Шем-Тову как и не бывало. От стыда он готов был провалиться сквозь землю. Гости начали шептаться, что, возможно, он никогда и не служил у Баал-Шем-Това. Однако хозяин улыбнулась и сказал: «Не волнуйтесь, я уверен, что ночной сон восстановит вашу память…»

Но странное состояние повторилось и утром. После такого позора шамес только и ждал исхода Субботы, чтобы собрать свои вещи и уйти, как и пришел. Однако за несколько минут до окончания Субботы он вдруг вспомнил одну историю. Хотя и одну — но реальную историю! Он поспешил тут же рассказать ее, прежде чем она исчезла из его памяти:

«Однажды Баал-Шем-Тов попросил меня сопровождать его в поездке. После долгого путешествия мы добрались до небольшого городка, и остановился возле дома одной еврейской семьи. Когда мы попросили у них разрешения войти в дом, они начали плакать и умолять: «Пожалуйста, уезжайте! Мы не можем принять вас и поставить под угрозу ваши жизни!» Оказалось, что один из самых известных священников страны, крещеный еврей, должен был приехать туда и выступить перед жителями. Евреи опасались, что после его подстрекательских речей в городе может начаться еврейский погром!

Баал-Шем-Тов заверил их, что все будет хорошо. Мы зашли в дом, и после короткой совместной молитвы Баал-Шем-Тов встал возле окна, выходящего на главную площадь городка. Сотни возбужденных жителей стекались к месту, прислушиваясь к словам священника. Он говорил с большим воодушевлением, оглядывая всех собравшихся, но вот его глаза встретились с глазами Баал-Шем-Това, который жестом подозвал его. Как ни странно, священник прервал речь и подошел к окну.

«Почему ты подстрекаешь народ против евреев? — спросил Баал-Шем-Тов. — Знаешь ли ты, сколько евреев пострадало из-за этого. Как ты смеешь?!»

Они долго беседовали и обличающие слова Баал-Шем-Това проникли в сердце священника. Он начал плакать и говорить, что сожалеет о своих злодеяниях. Он обещал вернуться к вере своих предков, и попросил у Баал-Шем-Това подтверждения тому, что его тшува будет принята. «Когда к тебе придет человек и расскажет о нашей сегодняшней встрече, ты будешь знать, что твое раскаяние принято на Небесах», — ответил ему Баал-Шем-Тов…

Не знаю, что случилось потом с этим священником, — сказал в заключение шамес, — но это история, свидетелем которой я был сам».

Хозяин тепло поблагодарил его за трогательную историю. После выхода Субботы богач заперся в своей комнате и вскоре вышел оттуда, держа в руках тяжелый кошель с золотыми монетами. «Это оплата за историю», — сказал он. Шамес был поражен. В кошеле была огромная сумма денег, которая в одночасье превратила его в богача! Однако он отказался взять деньги.

«Бери, бери, ты их честно заработал! — сказал богач. — Ибо священник, о котором шла речь, — это я. Всю свою жизнь я ждал тебя, чтобы получить знак свыше о том, что мое раскаяние принято. Когда я увидел тебя вчера на пороге своего дома, я тотчас узнал в тебе шамеса Баал-Шем-Това. Когда память тебе изменила, я понял, что моя тшува еще не была принята. Всю Субботу я плакал и умолял Творца принять мое раскаяние, и вот, в конце концов, ты вспомнил мою историю, и я понял, что Всевышний простил меня… Эти деньги лишь малая часть моего богатства, и я даю их тебе в знак благодарности за то, что ты стал посланником Небес, сообщившим мне добрую весть».

…Вернувшись из своего похода в Землю Израиля, разведчики принесли дурное известие: «Только могуч народ, обитающий на земле, и города укрепленные велики очень, и также великанов видели мы там» (Бамидбор, 13: 28). И добавили, что, помимо того, что обитающий там народ «могуч», у нас есть еще проблемы: «Амолек обитает на земле южной, а хиттеи, йевусеи и эмореи обитают на горе, и кнаанеи обитают у моря и на берегу реки Иордан» (там же, стих 29).

Услышав слова разведчиков, Калев бен Йефунэ выступил против них: «Взойдем же, взойдем и овладеем землею, ибо в силах мы одолеть их». Раши объясняет, что Калев пытался переубедить евреев, говоря, что не надо бояться силы всех тех народов, следует доверять Моше. «Ведь он разверз для нас море и дал нам ман, и послал нам перепелов!» Как Моше рассек для нас море, дал ман и послал перепелов, так и мы сможем завоевать эту страну, и не надо никого бояться — ни людей, живущих там, ни Амолека, ни все прочие народы.

Нам следует понять, почему Калев выбрал для укрепления в народе уверенности в силах Моше именно эти три примера? Почему не указал самое главное: то, что Моше вывел сынов Израиля из Египта?

Свое утверждение: «Не можем мы выступить против того народа…» — разведчики подкрепили тремя аргументами. Первый — «могуч народ, обитающий на земле». Жители страны великаны, их «города укрепленные», трудно бороться с ними. Второй — прежде чем мы достигнем Земли Израиля, мы должны пройти через территории, где живут хиттеи, йевусеи, эмореи и кнаанеи, следовательно — у нас есть серьезные препятствия на пути к Земле обетованной. Третий — между теми народами, которые живут на пути к Земле Израиля, есть грозный народ, с которым евреи уже столкнулись в прошлом, — Амолек.

Одного только первого аргумента было бы недостаточно, чтобы посеять ужас в среде народа Израиля, который был свидетелем многочисленных чудес. Евреи видят, что Всевышний постоянно помогает им сверхъестественным образом, избранный народ верит Творцу и передает эту веру из поколения в поколение. Сыны Израиля уверены, что и в завоевании Земли обетованной Б-г явит им чудеса, так что одного только утверждения «могуч народ» и его «города укрепленные» недостаточно, чтобы поколебать их веру в силу Всевышнего. Поэтому разведчики добавили: «Амолек обитает на земле южной». Амолек смог победить народ Израиля, когда тот сомневался в силе Творца. Тогда они «искушали Г-спода, говоря: «Есть Г-сподь в нашей среде или нет?» (Шмойс, 17: 7). И в наказание за эти сомнения Всевышний послал им войну с Амолеком…

Высказывая сомнения в силах Всевышнего, можно обжечься — столкнуться с Амолеком. В сложившейся ситуации самим фактом отправки разведчиков в Землю обетованную народ Израиля выразил сомнение в силах Творца, показал, что не доверяет Его словам: «Я выведу вас из-под гнета египетского на землю… текущую молоком и медом» (Шмойс, 3: 17). Евреи засомневались и попросили: «Пошлем мужей пред собою, и они разведают нам землю» (Дворим, 1: 22). И хотя Всевышний обещал евреям помочь завоевать Страну Израиля, являя им чудеса, но потому, что они подвергли сомнению Его слова, оказалось, что «Амолек обитает на земле южной». Мы не заслужили чудес, и «не можем мы выступить против того народа» (Бамидбор, 13: 31).

Но и этого аргумента недостаточно. Хотя сыны Израиля действительно выразили сомнение в обещании Всевышнего, но Он все же согласился с их просьбой, и сказал Моше: «Пошли от себя мужей, чтобы высмотрели землю Ханаана» (Бамидбор, 13: 2). Так что Он принял их просьбу, и, следовательно, они продолжали быть достойными чудес. Но разведчики также привели третий довод: «хиттеи, йевусеи и эмореи обитают на горе, и кнаанеи обитают у моря и на берегу реки Иордан». Всевышний поможет нам завоевать эту землю, но по дороге к ней нас ожидают серьезные проблемы. Саму землю мы завоюем, с Б-жьей помощью, но подготовку к вступлению в эту страну мы должны сделать сами. И достигнем мы этого в суровой войне с народами, которые стоят на нашем пути.

Против трех доводов разведчиков Калев выдвигает три своих аргумента, которые подтверждают уверенность в силах Моше и Всевышнего.

«Разверз для нас море» — против утверждения «могуч народ», война за эту страну будет трудной. Калев говорит о рассечении Красного моря. Тогда египтяне воевали с народом Израиля, и, казалось, у нас не было шансов победить их естественным путем, но Моше сказал: «Б-г будет сражаться за вас…» — оставьте войну Всевышнему. Он «разверз для нас море» — Всевышний спас нас чудесным образом.

«Послал нам перепелов» — против утверждения, что когда мы начинаем сомневаться в силе Всевышнего, мы теряем право на защиту чудесным образом. Жалоба сынов Израиля: «Кто накормил бы нас мясом!» (Бамидбор, 11: 4), после которой им послали перепелов, была вызвана тем, что «стал народ как бы предлога искать ко злу во услышание Г-спода» (там же, стих 1). Народ Израиля сомневался в силе Всевышнего, и все же Моше «послал нам перепелов», поэтому мы можем быть спокойны даже сейчас, когда мы снова сомневаемся в исполнении Б-жественного обещания и отправляем разведчиков. Мы можем, используя силы Моше, завоевать Землю Израиля.

«Дал нам ман» — против утверждения, что у нас есть проблема с народами, которые стоят у нас на пути. Калев противопоставляет этому чудо мана, который Б-г посылал нам ежедневно в пустыне, когда мы находились только в начале пути. Все пребывание народа Израиля в пустыне — только «подготовка» к цели, к вступлению в Землю обетованную. Но даже здесь, в рамках подготовки, Всевышний помогает нам чудодейственным способом и посылает нам ман. Так что нам не стоит бояться этих народов, «что обитают на горе».

Каждый из нас является посланником Б-га в деле завоевания Земли обетованной. Мы должны превратить свою среду обитания в «Землю Израиля», превратить ее в место, где «непрестанно глаза Господа, Б-га твоего… от начала года и до конца года» (Дворим, 11: 12). Каждый человек способен и обязан это исполнить!

Но человек может засомневаться в собственных силах. Злое начало может убедить его в том, что даже если Всевышний и возложил на нас эту миссию, то по некоторым не зависящим от нас причинам нет у нас ни сил, ни возможностей ее выполнить. Первая причина в том, что окружающая нас среда сильнее и сложнее. Наш город, наша среда обитания, люди, окружающие нас — это неподатливый материал для духовной работы. «Могуч народ» — окружающие нас сильны, их характеры сложно переделать. Вторая причина кроется в нас самих. У нас есть личные недостатки, неудачи в разных делах, мы не предназначены для этого и поэтому это нам не по силам. Третья причина: пока мы не доберемся до места назначения, не достигнем цели нашей работы, перед нами встают многочисленные второстепенные проблемы, которые задерживают нас на пути к достижению наших целей.

Тора учит нас, что мы должны полагаться на силу Моше-рабейну и на Того, Кто послал нас в пустыню и возложил на нас эту миссию — превратить нашу среду в «Эрец-Исроэль», место, где явно проявляется власть и руководство Б-га, Который «разверз для нас море» (это значит, что мы можем противостоять окружающей нас среде, даже если «могуч народ» и у нас сильное окружение), «послал нам перепелов» (даже если нам не удалось, и мы, может быть, не достойны, в любом случае нас ожидает удача, несмотря на то, что «Амолек обитает на земле южной») и «дал нам ман» (даже если есть трудности на пути к цели, «хиттеи, йевусеи и эмореи обитают на горе, и кнаанеи обитают у моря и на берегу реки Иордан», у нас есть достаточно сил, чтобы добиться успеха). И не стоит забывать, что «если благоволит к нам Г-сподь, то приведет Он нас на эту землю и даст Он нам землю, которая течет молоком и медом» (Бамидбор, 14: 8).

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (924 КБ).

Чуть не прозевал! С днем полотенца всех, кто в теме!!!

А заодно порадую всех, что журнал «Лехаим» напечатал еще одну мою статью. Вот:
http://www.lechaim.ru/ARHIV/254/kitner.htm

Чуть не прозевал! С днем полотенца всех, кто в теме!!!

А заодно порадую всех, что журнал «Лехаим» напечатал еще одну мою статью. Вот:
http://www.lechaim.ru/ARHIV/254/kitner.htm

Когда евреи просят Всевышнего…

Канун Шабос главы «Беѓаалойсхо»
15 сивона 5773 года / 24 мая 2013 г.

Раввин Авраѓам-Йеѓошуа Гешель славился особой любовью к народу Израиля. В Америке после Второй мировой войны он нес на своих слабых и хрупких плечах боль и страдания многих евреев. Иногда он мог даже всплакнуть, когда слышал о горестях и проблемах других людей. Страдания собратьев были ему намного ближе, чем свои собственные. Он неоднократно подвергал опасности свое доброе имя и достоинство в попытках помочь другим.

Однажды в доме рава Гешеля появился человек, который пережил все ужасы нацизма и был сломлен духовно. Он совсем недавно приехал из Европы и надеялся обосноваться в Америке, но его жене отказали в визе по состоянию здоровья, и она осталась на острове Элис-Айленд в ожидании депортации. Этот человек был безутешен и намекнул, что если его жену депортируют, он, не колеблясь, покончит жизнь самоубийством, не дай Б-г! «Не волнуйтесь, пожалуйста, не волнуйтесь, — умолял рав Гешель. — Уверяю вас, что на следующей неделе ваша жена будет здесь с вами!» Услышав слова праведника, посетитель почувствовал облегчение и ушел, успокоенный заверением раввина.

Рав Моргенштерн, ученик рава Гешеля, который присутствовал при этом, осмелился спросить своего учителя, как тот столь легко мог дать такое смелое обещание. «Но вы же видели, в каком отчаянии был этот несчастный?! — ответил раввин. — Прежде всего, я попытался успокоить его, и, слава Б-гу, мне это удалось. По крайней мере, всю ближайшую неделю он будет чувствовать себя лучше, а через неделю, увидев, что я был неправ, и что его жену депортируют из страны, он скажет: «Авраѓам-Йеѓошуа не настоящий раввин, Авраѓам-Йеѓошуа — лжец. Зато по крайней мере на целую неделю я смог избавить его от душевных страданий!»

Затем рав Гешель взял книгу Псалмов и начал с большим воодушевлением ее читать. Слезы текли по его щекам, когда он молил: «Пожалуйста, Г-споди, пожалуйста, позаботься о том, чтобы сказанное Авраѓамом-Йеѓошуа не было ложью. Я просто пытался помочь евреям в большой беде. Пожалуйста, не дай мне сделаться лжецом…» — так он молился несколько часов, до поздней ночи. И Всевышний услышал его молитвы: женщине было разрешено остаться в Америке, и она воссоединилась со своим мужем…

В нашей недельной главе «Беѓаалойсхо» Тора говорит о пасхальной жертве, которую народ Израиля принес через год после выхода из Египта: «И говорил Г-сподь Моше в пустыне Синай во втором году после исхода из Египта, в первом месяце, так: «Пусть совершают сыны Израиля Песах в его пору назначенную. В четырнадцатый день этого месяца, после полудня совершите его в его пору назначенную. По всем законам о нем и по всем предписаниям о нем совершите его» (Бамидбор, 9: 1–3).

И затем Тора говорит о тех евреях, которые были нечисты в то время, и не могли совершить пасхальное жертвоприношение. Эти сыны Израиля пожаловались: «Почему же лишимся права принести жертву Г-споду?» Их слова были услышаны Всевышним, и благодаря им евреи получили заповедь о Песах шейни («втором Песахе»).

Возникает вопрос: мы читаем главу «Беѓаалойсхо», третью по порядку в Книге Бамидбор. Тора описывает здесь события, которые произошли в месяце нисон, в то время как в начале Бамидбор говорится о том, что было позже: «И говорил Г-сподь Моше в пустыне Синай, в шатре собрания, в первый день второго месяца, во втором году после их исхода из Египта» — это было новомесячье ияра, через месяц после событий, описанных в нашей главе.

Раши объясняет это следующим образом: «Отрывок в начале четвертой книги не был изречен до ияра, второго месяца. Отсюда мы учим, что нет «раннего» и «позднего» в Торе (то есть, порядок повествования не обязательно является хронологическим). А почему четвертая книга Торы не начинается этим разделом? Потому что он содержит нечто предосудительное для Израиля: за сорок лет пребывания евреев в пустыне они принесли только эту жертву Песах» (комментарий на Бамидбор, 9: 1). Следуя логике событий, было бы естественным, чтобы именно рассказ о пасхальной жертве из нашей недельной главы открывал Книгу Бамидбор. И только потому, что в нем содержится «нечто предосудительное для Израиля», рассказ об этом был отложен до главы «Беѓаалойсхо».

Однако требует объяснения само утверждение Раши о том, что евреи могли быть подвергнуты осуждению за то, что сорок лет в пустыне они не приносили пасхальные жертвы. Ведь сам Б-г повелел народу Израиля исполнять эту заповедь только тогда, когда он войдет в Землю обетованную. В недельной главе «Бой» Всевышний, давая заповедь пасхальной жертвы, повелевает: «И будет, когда придете на землю, которую даст Г-сподь вам, как Он говорил, то храните это служение» (Шмойс, 12: 25). Раши толкует этот стих так: «Писание связывает это служение с их приходом в Землю Израиля. В пустыне им вменялось в обязанность только одно пасхальное жертвоприношение, которое они совершили во втором году по велению Превечного». Таким образом, еврейскому народу ясно и однозначно было сказано, что заповедь о пасхальной жертве нужно исполнять только в Земле Израиля, а пасхальное жертвоприношение, о котором говорится в нашей недельной главе, совершается по исключительному указанию Всевышнего. Какое же осуждение может вызвать то, что евреи не приносили пасхальные жертвы в пустыне? Неужели это осуждение может быть настолько серьезно, что из-за него этот отрывок не поставлен в начало Книги Бамидбор, несмотря на то, что он полностью для этого подходит согласно хронологии событий?!

Вопрос становится еще более острым, когда мы, углубляясь в чтение Торы, замечаем, что начало трех книг Пятикнижия — Шмойс, Ваикро, Бамидбор — характеризуется общностью содержания. И более того — в этом однородном материале непосредственно звучит мотив, который постепенно усиливается, — мотив любви к народу Израиля.

Раши в своем комментарии на первый стих Книги Шмойс говорит: «Хотя Писание уже перечислило их (членов семьи Яакова, сошедших в Египет) поименно при их жизни, вновь перечислило их после смерти, тем самым показывая, насколько они были дороги Превечному». В начале Книги Ваикро он утверждает: «Слово «воззвал» (первое в Книге Ваикро) выражает расположение, благосклонность и является обращением, каким пользуются ангелы-служители». А комментируя первые строки Книги Бамидбор, Раши объясняет: «Потому что они были дороги Ему, исчислял их вновь и вновь».

Учитывая вышесказанное, более подходило начать Бамидбор с рассказа о пасхальной жертве из нашей недельной главы, для того чтобы сила любви повышалась от книги к книге. В Книге Шмойс привязанность Всевышнего к народу Израиля проявляется сама по себе. Б-г любит Израиль, поэтому перечисляет их имена снова, тем самым показывая, «насколько они были дороги» Ему. В Книге Ваикро выражается более возвышенная любовь — тем, что Б-г дает сынам Израиля «заповеди, указания и повеления». Хумаш Бамидбор должен выразить еще бо́льшую привязанность — расположение, которое высказано через необычное повеление исполнить заповедь о пасхальной жертве, которую они не обязаны были исполнять в пустыне. Более того, они получили дополнительную заповедь — только потому, что возмутились: «Почему же лишимся права принести жертву Г-споду?» — что является наивысшим выражением любви к ним со стороны Всевышнего!

Но в этом и заключается объяснение, почему именно в главе о пасхальной жертве, где с особой силой выражается расположение Всевышнего к евреям, также находит свое выражение и «нечто предосудительное для Израиля». Их возражение «Почему же лишимся права?..» доказало, что народ способен воздействовать на Всевышнего так, что Он разрешит евреям исполнять заповедь о пасхальной жертве и в месяце ияр. Евреи получили «Второй Песах», но это произошло благодаря требованиям, на которые отважились только немногие из них. А где же были все остальные, весь народ Израиля в течение 40 лет? Почему они не поинтересовались, за что «лишились права» совершать пасхальное жертвоприношение каждый год? Это их совершенно не беспокоило?!

Хотя Б-г и повелел, что эта заповедь должна быть исполнена только по прибытии в Страну Израиля, но она не была непосредственно связана с самой землей, как заповедь о бикурим или десятине. Это было всего лишь указание, которое они не обязаны были исполнять до вступления в Землю обетованную.

Почему сыны Израиля не усвоили урок и не поддержали тех немногих, кто кричал «Почему же лишимся права?..», и чья просьба была выполнена Творцом с удовольствием? Если бы евреи сказали, что им хотелось бы исполнять эту заповедь каждый год, то, конечно, они совершали бы пасхальное жертвоприношение и в пустыне! Всевышний благоволил к ним, почему они не использовали это? Это и есть повод для «осуждения Израиля». Именно об этом Раши говорит: «в нем содержится «нечто предосудительное», ибо «за сорок лет пребывания сынов Израиля в пустыне они принесли только эту жертву Песах». Именно потому, что в этой главе наряду с выражением благосклонности выражается и осуждение сынов Израиля, она не открывает Книгу Бамидбор…

Из этой истории мы узнаём также и о том, насколько велика была преданность глав Израиля своему поколению. Ведь Моше и Аѓарон могли от своего имени попросить у Б-га разрешения совершать пасхальное жертвоприношение в течении всех лет пребывания в пустыне. Если бы они это сделали, то, конечно, получили бы повеление исполнять эту заповедь. Но главы Израиля не думали о личной выгоде и даже о духовном величии, если это может хоть как-то повредить их народу. «Осуждение Израиля» в нашей недельной главе приводится намеком, лишь для того, чтобы научить евреев: если бы Израиль спросил «Почему же лишимся права?..», его просьба могла быть принята Всевышним. Но если бы Моше и Аѓарон так сказали, и их просьба была бы выполнена, тогда «осуждение Израиля» проявилось бы более ясно и четко: вот вы не попросили об этом, а Моше и Аѓарон попросили, они потребовали, и их претензии были удовлетворены! Так что, будучи верными пастырями своего поколения, чтобы не возникло, не дай Б-г, реального осуждения сынов Израиля, они отказались от духовных привилегий, которые могли бы получить, принося пасхальные жертвы в течение 40 лет. Самое главное для них — чтобы осуждение Израиля не выражалось открыто и ясно.

А мы из рассказа о Песах шейни должны уяснить для себя: даже самая простая просьба сынов Израиля принимается Всевышним благосклонно. Поэтому каждый из нас должен все время спрашивать Его: «Ад мосай?! — До каких пор?! Вышли все сроки, и мы хотим истинного и полного Избавления сразу и сейчас!»

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1.16 МБ).

грустное

Originally posted by sima_koretsat грустное

Балабанова очень жалко. И ведь знал, что умирает. Напоследок снял очередной гениальный фильм, который мало кому дано оценить. Все-таки недаром талант называют "искра божья". Живет такой же человек, как тысячи других, и может быть, глядя на него, разговаривая с ним, ничего и не поймешь, а способен творить такие шедевры, в которых все сказано про нашу жизнь, и даже слов не надо. И сейчас наша любовь, понимание, благодарность — что для него?

Ничто не создано напрасно!

Канун Шабос главы «Носой»
8 сивона 5773 года / 17 мая 2013 г.

Сыновья и внуки рабби Шнеура-Залмана из Ляд, первого Любавичского Ребе, хорошо знали мнение своего отца и деда о том, что не стоит тратить большие суммы денег на одежду. Если они покупали дорогие вещи, то старались особо в них не щеголять. Поэтому внук рабби Шнеура-Залмана Менахем-Мендел, купив дорогой пояс за пятнадцать рублей, обычно снимал его перед посещением деда. Но однажды тот позвал его неожиданно, и внук забыл снять ремень. Сразу заметив обновку, рабби Шнеур-Залман спросил: «Сколько же ты заплатил за этот дорогой пояс?» Менахем-Мендел не стал ничего скрывать: «Пятнадцать рублей».

— Неужели ты настолько богат, что можешь позволить себе такой дорогой пояс? — выразил дед свое недовольство. — Сколько денег ты получил в приданое за своей женой?

— Две тысячи рублей.

— Что ты собираешься делать с такой большой суммой?

— Вложу в бизнес одного богатого еврея, чтобы на этом заработать немного денег.

— А вдруг он прогорит, и ты останешься без ничего?

— Я не боюсь, это человек не только очень богатый, но и очень надежный.

— Но он все равно может обанкротиться, и ты потеряешь все свои деньги!

— Если так, то что же мне сделать с деньгами?

— Я предлагаю тебе положить эти деньги сюда, — сказал рабби Шнеур-Залман, указывая на копилку для цдоки, которая постоянно стояла на его столе. — Если деньги даются на благотворительность, они сохранятся навсегда!

Внук был уверен, что дед шутит, но рабби Шнеур-Залман повторил, что, по его мнению, самое надежное место для денег — благотворительные цели. Так как молодому человеку не хотелось отдать в цдоку все свои деньги, он уклонился от ответа и поспешил закончить разговор. Вскоре после этого Менахем-Мендел осуществил свой план и вложил деньги в бизнес, но предсказания деда сбылись: дом богача сгорел, все его имущество было потеряно, а с ним и деньги, полученные Менахемом-Менделом в приданое. Спустя какое-то время рабби Шнеур-Залман спросил внука, как обстоят дела с его деньгами, и тот сказал правду: они потеряны…

— Почему ты не послушался, когда я предупреждал тебя?! — пожурил внука рабби Шнеур-Залман. — Я расскажу тебе об одном случае, которому сам был свидетелем. Однажды, во времена моего обучения у Магида из Межерича, оказался я как-то на постоялом дворе, которым управлял один старый еврей. Я поинтересовался, где он молится. И он ответил, что до ближайшей синагоги нужно ехать и, следовательно, в Субботу и праздники он молится в одиночку.

«Как еврей может жить вдалеке от еврейской общины, без возможности молиться в миньяне и слышать чтение Торы?» — спросил я хозяина. Он объяснил мне, что живет в этом месте уже пятьдесят лет, и не уверен, что сможет найти источник пропитания в местечке. «Сколько евреев насчитывает община там?» — спросил я. «Сто семей», — ответил он. «Если Всевышний может позаботиться о ста семьях, он сможет поддержать и вас тоже», — сказал я.

Через полчаса после нашего разговора я увидел возле дома телеги, нагруженные вещами, и собирающегося в дорогу старого еврея. Когда я спросил, куда он едет, то услышал в ответ, что он, согласно моему совету, переселяется в местечко!

Видишь? — закончил свой рассказ рабби Шнеур-Залман. — Вот сила веры! Этот еврей отказался от своей жизни без колебаний, а я предупреждал тебя не один раз, но ты так и не поверил мне!..

В нашей недельной главе «Носой» рассказывается, что после того, как Моше закончил строительство Мишкана и изготовление храмовой утвари для него, главы колен принесли свои дары: «И представили они свое пожертвование пред Г-спода: шесть крытых повозок и двенадцать быков; повозка от двух предводителей и бык от одного» (Бамидбор, 7: 3). Далее Тора описывает и то, что Моше сделал с этими дарами: «И взял Моше повозки и быков, и передал их левитам. Две повозки и четырех быков дал он сынам Гершона по их служению. И четыре повозки и восемь быков дал сынам Мерари, по их служению под началом Итамара, сына Аѓарона-священнослужителя» (там же, стихи 6–8). Моше разделил повозки между семействами Мерари и Гершона, чтобы облегчить им работу по переносу Скинии во время странствий по пустыне.

В начале главы Тора рассказывает о миссии, возложенной на семью Мерари: «И вот порученное в ношу им, что до всего их служения при Шатре собрания: брусья Скинии и ее засовы, и ее столпы и подножия. И столпы двора вокруг, и их подножия, и их колья, и их шнуры, со всеми их принадлежностями и со всем необходимым» (Бамидбор, 4: 31–32). Семья Мерари должна была нести все 48 брусьев Скинии и 96 серебряных подножий к ним, 60 столпов двора и 60 медных подножий к ним и многое другое. Возникает очевидный вопрос: как все это должно было уместиться на четырех повозках? Учитывая вес и размеры брусьев (каждый был десять локтей в высоту и полтора в ширину) и вес подножий — это уже была очень тяжелая поклажа для каждой повозки! И действительно, Талмуд (трактат «Шабос», 99) описывает особый способ укладки брусьев один на другой на повозках и как сыны Леви должны были осматривать повозки, обходя их вокруг, чтобы убедиться, что брусья не сдвинутся во время движения.

Но почему главы колен принесли в дар только шесть повозок, хотя были в состоянии предоставить гораздо большее их число?! Ведь у них не было недостатка в серебре и золоте! Мидраш рассказывает, что каждый еврей вышел из Египта, ведя за собой 90 ослов, нагруженных золотом и серебром! И из этого богатства сыновья Израиля жертвовали на Скинию от всего сердца, так что настал момент, когда пожертвования стали излишни: «И работы приносивших было довольно» (Шмойс, 36: 7). Как случилось, что главы колен, которые хотели достойно завершить то, что сделал народ Израиля, пожертвовали всего только половину повозки каждый?

Талмуд (трактат «Шабос», 77) говорит: «Все, что Б-г сотворил в этом мире, создано не напрасно». Все имеет свою цель и предназначение. Ничто не появилось просто так. Нет ни одной вещи, которая была создана без определенной необходимости, и все должно быть использовано для своей цели.

Это явно становится заметно в процессе построения Мишкана, места, где открыто проявилось Б-жественное присутствие. Скиния была местом проявления присутствия Творца в этом мире, поэтому каждая вещь в ней имела свой смысл и цель и не могла быть создана понапрасну.

Два быка и одна повозка могут везти 12 брусьев Скинии и 24 подножий. А если загрузить их меньшим грузом, это будет означать, что их возможности не были использованы в полной мере. И получится, что они были созданы напрасно! Таким образом, четыре повозки сыновей Мерари левиты загружали максимально, полностью используя их возможности, чтобы их потенциал не был «создан напрасно», чего не может быть вообще, и тем более в Скинии, где цель творения выражается открыто.

Повеление о Мишкане Тора передает следующими словами: «И сделают Мне святилище, и буду обитать среди них» (Шмойс, 25: 8). Комментаторы отмечают, что в Торе написано: «Я буду обитать среди них», — хотя логичнее было бы написать: «Я буду обитать в нем», в Мишкане, в единственном числе. Значение выражения «среди них» — среди сынов Израиля, в каждом еврее.

Осмысляя способ погрузки частей Мишкана на повозки, мы лучше понимаем, что собой представляет наш собственный «Мишкан». Всевышний благословил каждого еврея разными талантами и дал ему разнообразные способности. Недельная глава «Носой» учит, как мы должны использовать наши таланты. Нам нужно использовать их в полной мере, извлекая максимум возможного, чтобы ни один из них не был создан понапрасну, не дай Б-г.

О цели сотворения человека сказано: «Я был создан, чтобы служить Творцу», так что нужно использовать все свои навыки и способности для цели, ради которой был создан. Для реализации Б-жественной цели «обитать среди них» — в каждом и каждой из среды народа Израиля.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1.05 МБ).

Пусть получение Торы пройдет весело и в нем будет глубина!

http://www.jewish.ru/columnists/2013/05/news994317741.php

Отчёт Карла Ягера, руководителя Эйнзатцкоммандо 3, Эйнзацгруппы А о ликвидациях на территории СССР.

Originally posted by allin777at Отчёт Карла Ягера, руководителя Эйнзатцкоммандо 3, Эйнзацгруппы А о ликвидациях на территории СССР.

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Народ начинается с семьи

Канун Шабос главы «Бамидбор»
1 сивона 5773 года / 10 мая 2013 г.

Эту историю рассказал раввин Джей Литвин, постоянный автор сайта Chabad.org, удивительный человек, посвятивший свою жизнь изучению и распространению Торы и учения хасидизма. Именно он организовал лечение в Израиле детей из пострадавших от Чернобыльской катастрофы районов Украины и Белоруссии. Он умер в 2004 году после тяжелой болезни, пройдя мучительное лечение химиотерапией и оставив нам целую серию интереснейших статей, содержавших описание душевного мира смертельно больного человека. Вот одна из них:

«Сегодня, когда я вернулся домой из больницы, мне было очень грустно, не знаю, почему. Я лег, закрыл глаза и позволил себе углубиться в свои чувства. Какая-то тяжесть сдавливала мою грудь. Я подумал, что это реакция моего тела на все страдания тяжело прожитого дня: ожидание, вкалывание иглы капельницы и многочасовое пребывание в неподвижности подключенным трубочками к пакетам с химическими веществами.

В тот день вместе со мной на химиотерапии была пожилая пара. Седой мужчина в сопровождении своей жены. Когда она проходила мимо меня, я увидел яркую, как будто вчера сделанную, татуировку на ее руке — цифры лагерного номера.

Процедурная представляла собой тесную комнату, заполненную стульями для больных и оборудованием для вливаний. Сам процесс подготовки к сеансу химиотерапии был длительным и состоял из многих этапов: заполнение бланков, анализы крови, проверка врача, подбор и подготовка медикаментов и под конец ожидание свободного аппарата и медсестры, которая вставит иголку в вену. Легче было больным, пришедшим с сопровождающими, которые могли позвать сестру, чтобы заменить пустой пакет на полный, подать стакан воды, укрыть одеялом.

Этот пожилой мужчина и женщина с лагерным номером на руке должно быть долго и безрезультатно ждали, пока, наконец, терпение мужчины не кончилось и он начал кричать. Ему удалось привлечь внимание персонала, и одна из медсестер подошла к нему, но было слишком поздно. Он уже не мог себя сдерживать и бился в истерике. Он кричал на медсестру и, когда жена попыталась успокоить его, он закричал на нее и велел ей идти домой. Эта сцена привлекла внимание всех присутствующих. Женщина покраснела от прилюдного унижения и вышла в коридор. Дойдя до середины коридора, она остановилась, будто наткнулась на невидимую стену. Ее поза выражала отчаяние: Разве может она оставить больного мужа в столь тяжелую минуту? Как он доберется без нее домой? Но разве может она вернуться после такого обращения с ней в присутствии других людей?

Тем временем ее муж, продолжая кричать, в ярости собрал свои вещи и вышел из комнаты. Когда он поравнялся со своей женой, я уже не мог слышать, что он говорил. Они вышли вместе — мужчина, чей гнев и отчаяние достигли предела, и его преданная жена, которая, очевидно, так много страдала в своей жизни.

Эта сцена произвела на меня гнетущее впечатление. Я не испытывал сочувствия к этому человеку, я его осуждал. Но позже я вспомнил случаи, когда сам пребывал в гневе, и все попытки кого бы то ни было успокоить меня, приводили меня в еще бо́льшую ярость. Когда мы находимся в таком состоянии битвы со всем миром, то для некоторых из нас те, кто не присоединятся к нам в этой борьбе, становятся предателями, находятся по другую сторону баррикад. Я понял, что этот пожилой человек пересек черту, за которой было сражение в одиночку, и его жена была или за него, или против. Он был не в силах больше смотреть на вещи логически.

Когда я обсуждал это с моей женой, она справедливо заметила, что он мог себя вести подобным образом только потому, что твердо знал, что жена всегда будет рядом с ним и никогда его не оставит. Именно поэтому он позволял себе выместить на ней свой гнев и отчаяние смертельно больного человека, истомившегося от ожидания в переполненном больными зале. Он выразил свой гнев так бесполезно и беспомощно, что единственным человеком, который пострадал от него, стала его преданная жена с лагерным номером на руке, которая никогда и ни за что его не покинет.

Является ли это оправданием его поведению? Конечно, нет. Однако когда я думал об этом, то задавался вопросом, хорошо или плохо такое состояние брака между человеческими существами. Несмотря на все идеальные представления о браке, он часто становится сценой, на которой разыгрываются наши разочарования в прошлом и настоящем, наши несбывшиеся мечты, бессмысленные страдания и недопустимые унижения, через которые мы проходим.

Мы хотели бы строить наш брак на идеалах любви, доброты, уважения, ответственности, терпения и великодушия. Однако в то же время в повседневной жизни мы не можем избежать проявлений своего гнева, разочарования и эгоизма. Наши потребности и желания, ожидания и крушения надежд, любовь и страсть, наше умение владеть собой или его отсутствие — все это соединяет нас вместе в браке.

Под хупой невеста обходит вокруг жениха семь раз и создает символическое пространство их дома и брака. После этого она входит внутрь очерченного круга, чтобы присоединиться к мужу для создания вечного единства. Это пространство включает в себя наши высокие идеалы еврейского брака, который освятил Всевышний.

Но разве этот прочный круг, заключающий в себе пространство нашего брака и его святость, нерушим? Это зависит от того, насколько мы окажемся в состоянии воплотить в жизнь идеалы другого человека, вступающего в брак. Власть этого круга раскрывается более естественно, когда обитающие в нем люди пытаются делать все возможное, но зачастую не могут достичь тех образцов, которые они нарисовали для себя и друг друга.

Нет оправдания для этого человека, который в гневе кричал на свою жену. Не может быть оправдания за неуважительное поведение по отношению к женщине, которая ему так предана и уже слишком много страдала в своей жизни. Нет никаких смягчающих обстоятельств, которые вынудили бы ее или нас простить его.

И когда его жена остановилась в коридоре и не смогла двигаться дальше, я не могу сказать наверняка, что остановило ее, но я хотел бы думать, что, возможно, она наткнулась на границу того круга, который они создали несколько десятилетий тому назад. Нерушимого круга, который невозможно разорвать…»

Недельная глава «Бамидбор» открывается повелением сосчитать народ Израиля, которое Всевышний дает Моше: «Определите число всей общины сынов Израиля по их семействам, по дому их отцов…» (Бамидбор, 1: 2).

Человека называют каким-либо именем с целью отличить его от других. Ту же цель преследовало исчисление народа Израиля — выделить и отличить евреев от других народов. Однако это вызывает некоторое недоумение. Народ Израиля в то время находился в пустыне, один, отрезанный от мира, не смешивающийся с другими народами, так что не нужно было его пересчитывать, чтобы отличить от других народов. Когда народ Израиля войдет в Землю обетованную, то там действительно потребуется выделить его, исчислить, чтобы отличить от окружающих. Но зачем это делать, когда евреи блуждают по пустыне?

Основную причину, по которой именно в это время Б-г повелевает исчислить сынов Израиля, приводит Раши в своем комментарии: «Показать, насколько они были дороги Превечному. Они уподоблены звездам, которых Он выводит и возвращает на прежнее место по счету и по именам…» (Раши на Шмойс, 1: 1). «Показать, насколько они были дороги», чтобы выделить и публично заявить на весь мир, что Всевышний любит народ Израиля. Хотя Б-гу известно точное число всех существ в этом мире, и, конечно, Он знает точное количество Своих сынов, народа Израиля, Он повелевает пересчитать еврейский народ только для того, чтобы показать, насколько они были дороги Ему, чтобы все в мире знали, что Он выбрал нас из всех народов.

Это повеление можно исполнить разными способами. Можно посчитать, сколько людей есть в народе или сколько есть колен, но в главе «Бамидбор» Всевышний учит пересчитать евреев особым образом: «Определите число всей общины сынов Израиля по их семействам, по дому их отцов, по числу имен, всех мужского пола поголовно». Посчитайте их по семьям. Цель — определить количество людей в каждом колене, а в результате — и во всем народе, но начать надо с пересчета семей, поскольку еврейская семья является фундаментом, на котором зиждется весь народ!

Что такое семья? Семья начинается с союза двух людей — мужчины и женщины. Всевышний создал их по-разному, с совершенно разными свойствами, возложил на каждого из них особую миссию, и они работают вместе в гармонии, дополняя друг друга — каждый восполняет то, чего недостает другому.

Большинство людей в этом мире посвящают свою жизнь себе, своим потребностям и желаниям, они используют других для достижения своих целей, подчиняя все своей выгоде. «Что бы еще сделать для моего личного благополучия? Что я могу взять у этого мира? Как я могу использовать других для удовлетворения моих потребностей?» — это вопросы, выражающие их жизненные принципы.

Семья — это полная противоположность такой эгоистической позиции. Цель создания еврейской семьи — соединение в одно целое двух взаимно дополняющих друг друга половинок. Что я могу пожертвовать для благополучия другого? Чем я могу быть полезен другому? Как нам вместе создать новую ячейку общества под названием «семья»?

Выражение любви и привязанности Всевышнего к народу Израиля осуществляется с помощью еврейской семьи. Семья состоит из людей, которые заботятся друг о друге. Несколько семей создают колено, несколько колен создают народ — народ, чье предназначение приносить благо ближнему, осветить весь мир. И как пересчет народа Израиля начинается с семей, так и формирование всей нации начинается с семьи.

Первым евреем был наш праотец Авраѓам, о котором сказано: «Один был Авраѓам, он унаследовал землю» (Йехезкель, 33: 24). Человек, который противостоял всему миру, в том числе и своему биологическому отцу. Человек, которого Б-г избрал как основателя народа Израиля: «Я взял отца вашего Авраѓама из-за реки той и водил его по всей земле Ханаан» (Йегошуа, 24: 3). Всевышний «взял» Авраѓама — выбрал из всего множества людей мира, и с его помощью «приблизил Властителя к его рабам».

Но Авраѓам не был одинок, у него была Сара и «души, что обрели в Харане» (Брейшис, 12: 2). Раши поясняет: «Авраѓам обращал в веру в единого Б-га мужчин, а Сара — женщин». То есть, еврейский народ начался с одной семьи — супружеской пары Авраѓама и Сары, которые привлекали людей к истинной вере, работали на благо других.

И не только народ Израиля начинался с одной семьи, но все человечество. На шестой день творения, говорит Тора, Всевышний создал человека: «Мужчиной и женщиной сотворил Он их. И благословил Он их, и нарек им имя Адам в день сотворения их» (Брейшис, 5: 2). Только после того, как была создана «семья», после сотворения «мужчины и женщины», Всевышний «нарек им имя Адам» (на иврите слово адам означает также «человек»), только тогда они стали «настоящими людьми». Раньше это существо называлось пелег гуфо — половина человека, несовершенное создание.

Даже дарование Торы, очередную годовщину которого мы будем отмечать на следующей неделе — в праздник Швуэс, подчеркивает важность отдельной семьи. Повелевая Моше подготовить народ Израиля к получению Торы, Б-г говорит: «Так скажи дому Яакова и возгласи сынам Израиля» (Шмойс, 19: 3). Что означает это повторение? Мидраш объясняет, что «дом Яакова» — это женщины, а «сыны Израиля» — мужчины. Женщин называют «домом Яакова», потому что именно они — хранительницы еврейского дома, еврейской семьи, на основе которой стоит весь народ Израиля.

Нация начинается с семейного очага, отдельного еврейского дома. Одна семья, другая, третья — так создается народ. «Дом Яакова», дом, который создает Яакова. Первый шаг к получению Торы — «Так скажи дому Яакова». До того, как говорить со всем народом, Всевышний повелевает Моше поговорить с женщинами, с теми, на ком зиждутся основы еврейского народа, теми, кто заботится и охраняет еврейскую семью, и только затем сказать народу Израиля».

Выражение любви Всевышнего к народу Израиля совершается путем исчисления семей. Все начинается с отдельной семьи, одной пары, двух людей, которые живут вместе, чтобы дополнять друг друга. И наша задача заключается в том, чтобы не искать выгоды себе за счет другого, но думать о том, чем я могу пожертвовать ради своей половины, чтобы дополнить ее. Так создается семья, так был создан человек. «Мужчиной и женщиной сотворил Он их. И благословил Он их, и нарек им имя Адам».

Адам, человек, по словам святого автора книги «Шло», «подобен Создателю». Он создан по образу и подобию Всевышнего. Как Творец создает мир, так и семья создает и воспроизводит свой «мир», свои собственные новые семьи, детей и потомков. «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и покоряйте ее» (Брейшис, 1: 28).

Семейная пара, живущая друг для друга, производит потомство, которое наполняет землю, мир, и передает идею преданности ближнему и своему окружению, таким образом завоевывая и покоряя его. Так из семей формируется колено, а 12 колен составляют еврейский народ. Народ, который получил Тору. Народ, который родился в семье Авраѓама и Сары, считавшими себя обязанными помогать ближнему. Народ, который несет свет и святость всем народам мира.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (728 КБ).

СИЛА ПРИТЯЖЕНИЯ

Это случилось несколько десятков лет тому назад. Ученикам ешивы Томхей Тмимим, находившейся в Нью-Йорке, объявили, что неделю-другую из летнего отпуска они должны провести в еврейских общинах разных городов. Специальных заданий им не давали. Просто пожить.

Один из таких ребят, кстати, не большой любитель путешествий, провел в поезде несколько часов и сошел в местечке, где преобладали дома стандартной сборки и петлял среди холмов приток Миссисипи. Жители косились на странного юношу с бородкой, который в такую жару воздерживался от шортов. Еврейская община была совсем небольшой, миньян собирался только на субботу. Но наш парень все равно каждое утро шел в синагогу, молился там, а потом несколько часов учил Танию и Гемару.

Правда, один каверзный вопрос не давал ему покоя: «То, что я неизвестно зачем живу здесь, это все-таки шлихут? Или это совсем не шлихут?..» Наш парень спрашивал себя об этом, когда отправлялся в синагогу, и когда возвращался из нее. Он завидовал приятелям, распределенных в большие города, откуда они наверняка привезут много историй и впечатлений. А что расскажет он?

Срок закончился, колеса стучали «домой, домой», Юноша с бородкой пришел на Севен севенти. Он поднялся в канцелярию и сказал секретарям, что ему очень важно попасть на прием к главе Хабада. Хотя бы на несколько минут. И вот он стоит перед Ребе и, несколько сбивчиво интересуется, зачем он был послан в шлихут туда, где не было шлихута. Никто не задавал ему вопросов по Торе, и никого не удалось приблизить к еврейству…

Ребе ответил:
– Нет, ты приблизил. Каждый раз, когда ты утром шел в синагогу, одна пожилая женщина смотрела на тебя из окна и вспоминала своего отца, который тоже носил шляпу, тоже учил Тору. И, в конце концов, она решила, что отныне будет зажигать субботние свечи… Как наш Ребе узнал об этом, для хасида не вопрос. Для хасида вопрос, как научиться «откладывать себя в сторону» и делать то, что просит Ребе. Возможно, здесь действует то же правило, что при удачном шидухе: очень важно, чтобы кандидат строго соблюдал приказы Торы и нес в душе страх перед Небом. Но еще должна быть, как Ребе говорит, «мешиха нафшит», сердечное притяжение. Выбирая шлихут, нужно сказать себе: «Я хочу там быть».

Допускаю, что один моэль, (тот, кто делает младенцам обрезание), работающий организации «Брит Йосеф-Ицхак», любил в детстве книги о дальних берегах, где волны подбегают к пальмам. Поэтому, получив звонок от пары израильтян, родивших младенца в палатке на побережье Гоа, он тут же собрался в путь. Самолет, стайка обезьян на крыше вагона, счастливый отец, оседлавший мотороллер, вот этапы его пути. На каждом повороте приходилось слезать, потому что обитатель палатки еще не научился закладывать виражи. Но это детали, а «тахлес», суть в том, что еврейский мальчик вступил в союз с Б-гом, как в Торе сказано, на восьмой день.

А может, я ошибся, и «посланник мицвы» никогда не грезил об островах и пальмах. Он просто научился любить все, что приближает человека к Б-гу, и связано с исполнением Его воли. Но тогда это еще более высокая ступень. Тогда весь мир перед тобой.
Друзья, наш разговор о силе притяжения, о силе приближения еврейских душ друг к другу и к Творцу. Не говорите «сначала отыщем нефть». Ведь где-то в лабораторной тишине сидит еврейский мальчик и, о, эврика, находит способ, как добывать энергию из песка и камня. И тогда глупцами будут все, кроме… Творец, благослови наш выбор!

СИЛА ПРИТЯЖЕНИЯ

Это случилось несколько десятков лет тому назад. Ученикам ешивы Томхей Тмимим, находившейся в Нью-Йорке, объявили, что неделю-другую из летнего отпуска они должны провести в еврейских общинах разных городов. Специальных заданий им не давали. Просто пожить.

Один из таких ребят, кстати, не большой любитель путешествий, провел в поезде несколько часов и сошел в местечке, где преобладали дома стандартной сборки и петлял среди холмов приток Миссисипи. Жители косились на странного юношу с бородкой, который в такую жару воздерживался от шортов. Еврейская община была совсем небольшой, миньян собирался только на субботу. Но наш парень все равно каждое утро шел в синагогу, молился там, а потом несколько часов учил Танию и Гемару.

Правда, один каверзный вопрос не давал ему покоя: «То, что я неизвестно зачем живу здесь, это все-таки шлихут? Или это совсем не шлихут?..» Наш парень спрашивал себя об этом, когда отправлялся в синагогу, и когда возвращался из нее. Он завидовал приятелям, распределенных в большие города, откуда они наверняка привезут много историй и впечатлений. А что расскажет он?

Срок закончился, колеса стучали «домой, домой», Юноша с бородкой пришел на Севен севенти. Он поднялся в канцелярию и сказал секретарям, что ему очень важно попасть на прием к главе Хабада. Хотя бы на несколько минут. И вот он стоит перед Ребе и, несколько сбивчиво интересуется, зачем он был послан в шлихут туда, где не было шлихута. Никто не задавал ему вопросов по Торе, и никого не удалось приблизить к еврейству…

Ребе ответил:
– Нет, ты приблизил. Каждый раз, когда ты утром шел в синагогу, одна пожилая женщина смотрела на тебя из окна и вспоминала своего отца, который тоже носил шляпу, тоже учил Тору. И, в конце концов, она решила, что отныне будет зажигать субботние свечи… Как наш Ребе узнал об этом, для хасида не вопрос. Для хасида вопрос, как научиться «откладывать себя в сторону» и делать то, что просит Ребе. Возможно, здесь действует то же правило, что при удачном шидухе: очень важно, чтобы кандидат строго соблюдал приказы Торы и нес в душе страх перед Небом. Но еще должна быть, как Ребе говорит, «мешиха нафшит», сердечное притяжение. Выбирая шлихут, нужно сказать себе: «Я хочу там быть».

Допускаю, что один моэль, (тот, кто делает младенцам обрезание), работающий организации «Брит Йосеф-Ицхак», любил в детстве книги о дальних берегах, где волны подбегают к пальмам. Поэтому, получив звонок от пары израильтян, родивших младенца в палатке на побережье Гоа, он тут же собрался в путь. Самолет, стайка обезьян на крыше вагона, счастливый отец, оседлавший мотороллер, вот этапы его пути. На каждом повороте приходилось слезать, потому что обитатель палатки еще не научился закладывать виражи. Но это детали, а «тахлес», суть в том, что еврейский мальчик вступил в союз с Б-гом, как в Торе сказано, на восьмой день.

А может, я ошибся, и «посланник мицвы» никогда не грезил об островах и пальмах. Он просто научился любить все, что приближает человека к Б-гу, и связано с исполнением Его воли. Но тогда это еще более высокая ступень. Тогда весь мир перед тобой.
Друзья, наш разговор о силе притяжения, о силе приближения еврейских душ друг к другу и к Творцу. Не говорите «сначала отыщем нефть». Ведь где-то в лабораторной тишине сидит еврейский мальчик и, о, эврика, находит способ, как добывать энергию из песка и камня. И тогда глупцами будут все, кроме… Творец, благослови наш выбор!

Не только для земледельцев…

Канун Шабос главы «Беѓар-Бехукойсай»
23 ияра 5773 года / 3 мая 2013 г.

Однажды к Любавичскому Ребе приехал бизнесмен из Англии, который занимался международной торговлей роскошными тканями. Он был достаточно близок к Хабаду и знал, какое влияние оказывает Любавичский Ребе своим советом и благословением на жизни многих людей во всех сферах их деятельности. Улучив удобный момент в разговоре, бизнесмен сделал Ребе неслыханное предложение: стать его партнером в бизнесе. Ребе со всей серьезностью отнесся к его словам и сказал: «Хорошо, но только с одним условием: в нашем партнерстве ни одна из сторон не должна ничего предпринимать без согласия другой стороны! По рукам?»

Торговец необыкновенно обрадовался возможности стать деловым партнером праведника и без всяких колебаний согласился на сделку. В ходе беседы Ребе посоветовал своему новоиспеченному партнеру купить некую ткань, о которой тот даже еще не слышал. Торговец поехал домой и сделал большой заказ этого необычного материала. Когда он сообщил об этом в Нью-Йорк, Ребе заметил, что партия недостаточно велика, и следует приобрести гораздо большее количество ткани. Услышав ответ Ребе, торговец сделал астрономический по своей величине заказ, вложив в него весь свободный капитал.

Вскоре цена этого материала на рынке начала падать. Бизнесмен решил, что нужно продать бо́льшую часть ткани, чтобы хоть как-то вернуть потраченные деньги. Согласно уговору, он позвонил Любавичскому Ребе, чтобы получить разрешение на продажу. К его удивлению, Ребе не дал своего согласия и напомнил ему, что между ними заключено соглашение, запрещающее предпринимать односторонние шаги…

По мере того, как продолжала падать цена на ткань, ухудшалось и настроение бизнесмена. Каждый день он смотрел, как тает его капитал. Его мольбы к Ребе встречали один и тот же ответ: «Не продавайте!» Перед лицом экономического краха, этот человек начал переоценивать свои отношения с Ребе и Хабадом. «Может быть, все это было ошибкой?..» — подумал он и с каждым днем стал все больше и больше отдаляться от Хабада.

Потери продолжались несколько месяцев. Но вот в один прекрасный день появились первые признаки небольшого роста цен. Торговец опять обратился за советом к Ребе, но Ребе все еще не давал своего согласия. Даже когда цена поднялась так, что можно было без убытка реализовать залежавшийся товар, Ребе еще не дал своему партнеру зеленый свет на продажу. Торговец был горько разочарован!

А вскоре после этого один знаменитый модельер решил создать новую линию модной одежды, для которой ему потребовалось широкое использование именно этой необычной ткани, практически все рыночные запасы которой принадлежали еврейскому бизнесмену из Англии. Когда тот сообщил об этом своему партнеру, Ребе сказал ему, что теперь пришло время продавать. Товар был распродан очень быстро, бизнесмен получил многомиллионную прибыль. Взволнованный и воодушевленный, он сел на самолет и отправился в Нью-Йорк, чтобы вручить Ребе его долю. Глава Хабада отказался взять деньги и попросил пожертвовать их на благотворительность. Бизнесмен спросил, смогут ли они продолжить свое партнерство в бизнесе. Ребе улыбнулся и отказался: «Мне жаль, но вы оказались слабым партнером!»

…Глава «Беѓар», одна из двух, изучаемых на этой неделе, начинается со слов: «И говорил Г-сподь Моше на горе Синай так: «Говори сынам Израиля и скажи им: «Когда придете на землю, которую Я даю вам, пусть празднует земля Субботу Г-споду. Шесть лет засевай твое поле и шесть лет обрезай твой виноградник, и собирай ее урожай. А в седьмом году Суббота прекращения трудов будет для земли, Суббота Г-споду: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезай» (Ваикро, 25: 1–4).

Итак, глава открывается сообщением о законах шмиты — седьмого года, а предваряя их, Тора говорит, что Б-г наказал это Моше в Синайской пустыне. Раши спрашивает: «Какая связь между субботним годом и горой Синай? Почему подчеркивается, где была дана заповедь об этом? Разве все заповеди не были даны на Синае?» И сам же объясняет: «Однако понимать следует так: подобно тому, как заповедь о субботнем годе с ее общими и частными положениями и деталями изречена на горе Синай, так и все заповеди с их общими и частными положениями и деталями изречены на горе Синай». То есть, как заповедь шмиты объединяется со многими другими заповедями тем, что они подробно описаны в Торе, и были даны Моше на горе Синай, так и вся Тора, со всеми тонкостями (хотя они не описаны явно в Письменной Торе), была дана Моше на Синае.

Но даже после этого комментария по-прежнему остается открытым вопрос: какая связь между заповедью шмиты и Синайским откровением. И разве мало других заповедей, которые подробно и тщательно описаны в Торе, чтобы учить на примере именно этой заповеди? Что в ней особенного, по сравнению с другими?

Кроме того, есть в словах Торы и некое противоречие. По логике вещей сначала «шесть лет засевай твое поле и шесть лет обрезай твой виноградник», а затем приходит субботний год. Тора же начинает рассказ об этой заповеди в обратном порядке: сначала — «когда придете на землю, которую Я даю вам, пусть празднует земля Субботу Г-споду», а затем — «шесть лет будешь сеять и т. д.».

Следует понять, чему учит нас заповедь шмиты. В чем смысл ее для тех, кто проживает за пределами Земли Израиля? И какое отношение эта мицва имеет к каждому еврею сегодня, когда большинство людей не занимаются земледелием для того, чтобы зарабатывать себе на жизнь?

Шмита призвана подчеркнуть полную власть Всевышнего над этим миром. Как сказано: «Все во власти Г-спода», — все, что есть в этом мире, все, что есть у человека, включая его самого, — все это в полном распоряжении Творца.

Заповедь года шмиты состоит из трех частей:

- отдых для человека: он не должен заниматься работами на земле, в этом году он должен подняться над повседневностью, жизнью земли и посвятить свое время более высоким целям — изучению Торы;

- отдых для земли, в дополнение к отдыху самого человека: земля должна отдыхать, она не должна работать в год шмиты;

- плоды, выросшие в субботний год, еврею запрещено употреблять в пищу, и нет у хозяина поля или виноградника никакой власти над ними — они ему не принадлежат.

Каждая из этих трех составляющих несет внутренний глубокий смысл, подчеркивая абсолютную власть Создателя.

1. Роль человека заключается в высказывании: «Я создан для того, чтобы служить Г-споду». Это его цель в мире. Иногда, когда человек занят своими собственными делами, погружен в повседневность, он может забыть о своей роли и предназначении в мире, он может забыть, что он раб Б-жий, и что единственная его задача — исполнить волю Создателя и прилепиться к Нему. Для этого и дается человеку год шмиты, суть которого заключается в отдыхе от «мирских забот».

Субботний год наступает после шести лет мирских трудов и отделяет человека от повседневной жизни. В этом году человек выходит за рамки повседневности и занимается более существенными духовными вопросами. В этом году он прилепляется к Творцу. И этот год дает ему силы, он вселяет в него понимание того, что и в шесть последующих лет он знает, в чем суть его существования «служить Г-споду».

Эта повседневная работа шести лет созидания должна внедрить глубоко в сознание человека, что «все твои дела — во имя Небес» и что «все твои пути — познать Его».

2. Кроме того, год шмиты учит нас, что Всевышний является не только властителем человека, но и земли, страны, природы и законов творения вообще. По законам природы урожай плодов и злаков зависит от всех земледельческих работ — вспашки, посева и посадки — в предыдущем году. Законы природы порождают вопрос, поставленный в нашей недельной главе: «А если скажете: «Что нам есть в седьмом году, ведь не будем ни сеять, ни убирать наш урожай?..» (Ваикро, 25: 20).

Субботний год учит нас, что Всевышний является владельцем и земли, и законов природы, как сказано далее — в ответе на приведенный выше вопрос: «Я пошлю Мое благословение вам в шестом году, и он принесет урожай на три года» (там же, стих 21). По природе своей урожайность почвы (и другие законы творения) не зависит от вспашки и посева, она зависит только от силы Творца, и по Его желанию шестой год принесет плоды и для седьмого, восьмого, и даже девятого…

Субботний год порождает в наших душах признание безраздельной власти Всевышнего — даже в последующие шесть лет, когда человек сам сеет и пашет, укрепляется в нас признание того, что «естественный прирост» в эти годы — лишь результат благословения Творца.

3. Власть Всевышнего распространяется не только на человека, не только на законы природы, но и на плоды, на имущество человека. Даже после того, как Всевышний благословил человека имуществом, оно остается в собственности Творца и полностью зависит от Его волеизъявления и желания.

Человек может подумать: «Действительно, я не пахал и не сеял — и выросли плоды, благодаря силе и благословению Всевышнего, но после того как они уже выросли, Б-г отдал их в мое распоряжение. Так как «я был создан, чтобы служить Творцу», то я должен использовать их во Имя Всевышнего, как сказано: «На всех путях твоих познавай Его». Но в конце концов они моя собственность, и это я решаю распорядиться ими по воле Создателя».

Субботний год учит нас, что даже плоды, выросшие у меня в саду, являются — при определенных условиях — запрещенными мне. У меня нет права собственности на них. Творец мира отказывается от них, и я являюсь их владельцем не более чем мой сосед.

Субботний год учит нас, что и в последующие шесть лет, когда плоды у меня остаются, это не значит, что они мои. Только воля Творца делает так, что они будут моими, а я, как посланник Б-га, обязан пользоваться его имуществом в соответствии с Его требованиями и желаниями.

Рассказывая о заповеди шмиты, Тора подчеркивает, что она была дана «в Синайской пустыне», потому что эта мицва выражает внутреннее содержание понятия «Гора Синай» — безраздельную власть Всевышнего над человеком, над законами творения и всем, что есть в этом мире.

Субботний год дает нам понимание, что повеление «пусть празднует земля Субботу Г-споду» — это основа и предварение работ последующих шести лет. Только в его свете и содержании, мы можем обратиться к работе шести лет созидания. Субботний год касается не только работ в сельском хозяйстве, на земле, но его духовный смысл и содержание сопровождают человека на протяжении всех лет его жизни, в течение всего года, в любой точке мира, во всех его действиях и проявлениях.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (0,97 МБ).