Песня о вере и разуме

Канун Шабос холь ѓамоэд Песах
18 нисона 5773 года / 29 марта 2013 г.

Это произошло в одном из лагерей в Сибири, среди заключенных которого был рабби Аѓарон Н. — еврей, соблюдающий Субботу и заповеди и пытающийся распространять Тору в своем непосредственном окружении. За это «преступление» он был арестован и приговорен к десяти годам лагерей…

Песах 5703 (1943) года пришелся на седьмой год его заключения. Предыдущие годы ему удавалось получать посылки из дома, в которых была маца и другие продукты, кошерные на Песах, что помогало ему соблюсти законы праздника. Вот и теперь в начале адора (за полтора месяца до Песаха) он получил письмо из дома, в котором его семья сообщала, что выслала посылку со всем необходимым. Дни шли за днями, но посылка не приходила.

В первых числах месяца нисон р. Аѓарона вызвала к себе инструктор политотдела, в обязанности которой входила проверка писем и посылок, присылаемых заключенным. Целью ее беседы с ним было узнать, продолжает ли он придерживаться своих религиозных убеждений. Она спрашивала, работает ли он по субботам и в дни еврейских праздников, ест ли кошерную пищу. Между прочим она также спросила, что такое маца. Рабби Аѓарон честно ответил на ее вопросы, добавив, что праздник Песах начнется через десять дней. «Что вы будете делать, если не получите мацу на Песах?» — спросила инструктор. «Буду есть картошку». — «А если не будет картофеля?» — «Тогда у меня не будет иного выхода, кроме как голодать». — «Целых восемь дней?!» — удивилась она. Рабби Аѓарон кивнул и сказал: «Надеюсь, что с Б-жьей помощью я выдержу!»

Наступил Песах, а посылка так и не прибыла, так что у рабби Аѓарона не оказалось ни мацы, ни вина, ни овощей или фруктов. Даже картофель закончился в то время! В ночь Седера рабби Аѓарон позвал двух других евреев, которые были в лагере, положил на стол белую бумагу, а вместо вина налил четыре чашки чая, но, к удивление всех присутствующих, он вынул откуда-то три мацы и положил их на стол! «Я достал…» — сказал он, не раскрывая подробности. Так они провели Седер: с тремя кусочками мацы и чаем, а Агаду читали по памяти.

На второй Седер мацы уже не было. Теперь рабби Аѓарон мог раскрыть свой секрет: «С тех пор, как я нахожусь в лагере, я всегда оставлял три мацы на следующий год. Ведь я никогда не мог быть уверен, что получу свежую мацу в следующем году. Действительно, в этом году я ничего не получил, но мы смогли исполнить заповедь с прошлогодней мацой…» В ответ на его слова друзья рассердились: «Если бы мы знали, что у вас нет другой мацы, мы не съели все до последней крошки!» — сказали они. «Поэтому я и не признался вам! — улыбнулся рабби Аѓарон. — Я хотел, чтобы вы исполнили заповедь о маце». — «Но что будет с тобой? Как ты будешь существовать эти восемь дней?» — «Б-г поможет», — ответил рабби Аѓарон.

Прошло несколько дней, в течение которых рабби Аѓарон не ел ничего, кроме кусочков сахара, которые где-то раздобыл. Его силы медленно иссякали. Друзья пытались убедить его есть хомец, говоря о пикуах нефеш — опасности для жизни, но он настаивал на своем.

В середине Песаха к нему зашла инструктор политотдела. Она заметила его бледность и дрожащие руки. «Я принесла вам поесть», — сказала она и вытащила сдобную булочку, запах которой почти лишил его чувств. Он поблагодарил за добрые намерения, но объяснил, что в Песах он не может есть хомец. Она ушла, не сказав ни слова, а на следующий день вернулась к нему с другим гостинцем. «Я принесла вам пирог, который сама испекла. Вы должны поесть, иначе можете умереть», — попробовала она еще раз уговорить его. Рабби Аѓарон отказался вежливо, но твердо. Она ушла совершенно потрясенная.

В последние дни праздника он не мог встать с постели. Друзья поили его сладкой водой, и это дало ему возможность остаться живым. В последний день Песаха он был на грани голодного обморока. Он попытался сосредоточиться и помолиться, но голова закружилась… Очнулся он в лагерном лазарете, когда медсестра сделала ему укол, от которого его бросило в сильный жар. Так на грани обморока и затуманенного сознания он провел этот последний день праздника. Когда стемнело, друзья-евреи пришли к нему с вестью, что праздник закончился. Они принесли несколько сухарей и чай и кормили его с ложечки, как маленького ребенка. Прошло несколько дней, пока он поправился.

Вскоре после этого рабби Аѓарона вызвали к начальнику лагеря, в кабинете которого он застал и бледную как мел инструктора политотдела. Начальник сказал, что ему стало известно, что инструктор вернула посылку, присланную на имя рабби Аѓарона, и уничтожила два его письма домой, чтобы не выяснилось, что посылка не дошла до адресата. Теперь рабби Аѓарон понял, почему она так беспокоилась за его жизнь. Она боялась, что он может умереть, и эта смерть будет на ее совести.

Начальник сказал, что рабби Аѓарон может подать на инструктора жалобу, и пообещал, что она будет наказана по всей строгости закона. Женщина начала плакать и умолять простить ее ради ее детей, отец которых погиб на войне. «Не у меня проси, а у человека, которого ты чуть не довела до смерти!» — сердито сказал начальник. Рабби Аѓарон сказал: «Я вижу, что она раскаивается в своих действиях, и помню, как она даже пыталась исправить положение. Со своей стороны, я готов простить ее». На этом все и закончилось, однако тот Песах рабби Аѓарон не забудет никогда…

Через три дня после Исхода из Египта стало понятно, что евреи не собираются возвращаться. Тогда фараон запряг лошадей и призвал всех своих подданных принять участие в погоне, чтобы вернуть евреев и вновь поработить их. После короткого преследования, 20 нисона фараон настиг евреев и окружил их с трех сторон, оставив перед ними только море. Всевышний повелел Моше: «Подними свой посох, протяни руку над морем…» (Шмойс, 14: 15). Море расступилось, и евреи прошли по его дну, как по суше. Когда египтяне попытались преследовать их, воды сомкнулись и накрыли их. Египетская армия с колесницами и всадниками утонула в Красном море. Выражая свою благодарность Всевышнему за чудо, Моше и сыны Израиля пели «Песнь у моря», а Мирьям и еврейские женщины сопровождали пение игрой на бубнах и танцами.

Чудо рассечения моря произошло в ранние утренние часы седьмого дня Песаха. Вот как Тора описывает эту песню: «Тогда воспел Моше и сыны Израиля эту песнь Г-споду…» (Шмойс, 15: 1). То есть, первым запел Моше, а следом за ним песню подхватил весь народ Израиля.

Еврейские мудрецы высказали три мнения относительно того, как именно исполнялась эта песня. По мнению рабби Акивы, Моше сам пел всю песню, а народ только подхватывал припев — слова «Воспоем Г-споду» — после каждого стиха. Рабби Элиэзер считает, что народ Израиля сам каждый раз повторял каждый стих, который спел Моше. Рабби Нехемия утверждает, что Моше только начал петь песню, а народ подхватил и пел вместе с ним, повторяя тот же текст по наитию свыше, по словам Раши: «Пророческий дух снизошел на них и управлял их пением».

Песня исполнялась после того, как «увидел Израиль силу великую, которую явил Г-сподь над Египтом, и благоговел народ пред Г-сподом» (Шмойс, 14: 31). И после этого укрепилась в народе вера в Б-га и уважение к Моше: «И поверили в Г-спода и в Моше, раба Его» (там же). Так что народ Израиля явственно ощущал ведущую роль Моше-рабейну, главы поколения, объединяющего народ и дающего силу людям.

Три приведенных выше мнения указывают на три степени единства Моше и народа Израиля. По словам рабби Акивы, полнота единства проявляется тогда, когда Моше один поет песню, и все люди повторяют за ним припев после каждого стиха. Рабби Элиэзер убежден, что полнота единства проявляется тогда, когда сыны Израиля повторяют за Моше каждый пропетый им куплет. А рабби Нехемия утверждает, что наивысшая точка единства, когда сыны Израиля объединились с Моше настолько, что песня вырывается из их уст одновременно.

Любавичский Ребе объясняет, что Моше символизирует особое чувство веры, которое присутствует в душе каждого еврея. Три этих мнения соответствуют трем способам проявления этой веры в еврейской душе. Первый путь — чувство веры у еврея превалирует над разумом, и хотя он не всегда понимает это, он отвергает интеллект в пользу веры. Разум полностью подчиняется вере, все, что движет евреем — это вера. Второй путь — вера служит основой еврейского образа мышления, и она определяет проявление его ума и направления мысли. Здесь человек не довольствуется только верой. Он также использует свой ум, но ум полностью основан на вере. Третий путь — вера настолько сливается с человеческим разумом, что ум сам по себе (не основанный на положениях веры), вся мыслительная деятельность человека подчинена еврейскому самосознанию. Вера глубоко проникает и срастается с разумом, так что она формирует его полностью в своем духе.

Третья степень единства — самая высокая. Если на первых двух уровнях речь идет о степени подчинении разума вере, то третий уровень — это полное внутреннее и сущностное нивелирование разума еврея его чувством веры до такой степени, что ум сам по себе может постигать что-либо, только подчиняясь вере. И все творение должно достичь этого всеобщего и полного состояния битуль, самоуничижения перед лицом Б-га, что произойдет очень скоро — когда наступит истинное и полное искупление с приходом нашего праведного Мошиаха.

Недельная глава «Шмини»

«Освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят…»
Ам хаарец – это еврей, который мало учился и не очень строго выполняет заповеди Торы, особенно те, что связаны с приготовлением пищи, с чистотой и нечистотой. По другому ведет себя «хавер» – еврей, который постоянно увеличивает свои знания и строго соблюдает каждую мицву.

Во времена Второго Храма мудрецы постановили, что «ам хаарец» считается ритуально нечистым. Его сосуды, пища и даже прикосновение передают сосудам и пище нечистоту. Поэтому вызывают удивление слова Рамбама: «В «регель», во время праздника, нечистота «ам хаарец» приравнивается к чистоте. Ведь в праздник все евреи – «хаверим». Готовясь к празднику, они следят за своей чистотой особенно строго, что относится также к их сосудам и пище…» /Рамбам, Яд хазака, «Мишкав умошав», II,9/.

Не все здесь понятно. Ведь следить за ритуальной чистотой можно тогда, когда знаешь ее законы. Ведь в другом месте Рамбам пишет про «людей земли»: «Их заявлению о чистоте какой-либо вещи мы не верим, так как они мало знают о правилах чистоты и нечистоты». Если мало знают, чем поможет им особое тщание в подготовке к празднику? Слишком велика вероятность невольной ошибки…

Раши пишет, что на время праздника мудрецы отменяют свое решение о нечистоте «ам хаарец», чтобы им « не было стыдно», а затем вводят его снова. Но ведь эта перемена «праздник – будни», «чистота – нечистота» касается не только людей, но и неодушевленных предметов. Рамбам приводит случаи, когда «хавер» открыл во время «регель» бочку с вином, чтобы угощать гостей Иерусалима. Несмотря на то, что «ам хаарец» касались ее, это вино остается ритуально чистым. А после праздника все, что осталось в бочке, становится нечистым, потому что «ам хаарец» касались ее.

Большая волна

Где же отгадка?
Понятие «хавер» перекликается со словом «хибур», объединение. Мы читаем в Танахе: «И собрались туда евреи… «хаверим», все до единого» /Шофтим, 20, II/. А в Псалмах сказано: «Иерусалим – это город, где небо и земля связаны воедино» /122, 3/. Когда весь еврейский народ собирается трижды в году в Святом городе, у нас возникает новое качество – «цибур». Все еврейские души и тела между собой связаны и движутся, как большая волна, с единой целью – служить Творцу, исполнить Его волю.

Когда евреи поднялись на ступень «цибур», сделавшись огромной святой общиной, Шхина присутствует не только в Храме, но и в каждом из нас! Свет ее силен настолько, что не подпускает нечистоту, и «ам хаарец» так же чист и свят, как стоящий рядом «хавер».
Еврейская душа состоит из нескольких частей. Самая высокая, неотделимая от Творца, называется «ехида». У этого слова несколько значений. Одно из них говорит, что на этом уровне все еврейские души равны и неразрывно связаны. Теперь это – цибур. Единство душ усиливает святость и отталкивает нечистоту. После праздника, когда евреи покидают Иерусалим, «цибур» вновь разделяется, и нечистота проникает туда, где нет защиты. Однако во времена Мошиаха дух нечистоты покинет землю, а еврейские души, где бы они ни находились, останутся «цибуром», и это будет видно всем и всегда.

Недельная глава «Шмини»

«Освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят…»
Ам хаарец – это еврей, который мало учился и не очень строго выполняет заповеди Торы, особенно те, что связаны с приготовлением пищи, с чистотой и нечистотой. По другому ведет себя «хавер» – еврей, который постоянно увеличивает свои знания и строго соблюдает каждую мицву.

Во времена Второго Храма мудрецы постановили, что «ам хаарец» считается ритуально нечистым. Его сосуды, пища и даже прикосновение передают сосудам и пище нечистоту. Поэтому вызывают удивление слова Рамбама: «В «регель», во время праздника, нечистота «ам хаарец» приравнивается к чистоте. Ведь в праздник все евреи – «хаверим». Готовясь к празднику, они следят за своей чистотой особенно строго, что относится также к их сосудам и пище…» /Рамбам, Яд хазака, «Мишкав умошав», II,9/.

Не все здесь понятно. Ведь следить за ритуальной чистотой можно тогда, когда знаешь ее законы. Ведь в другом месте Рамбам пишет про «людей земли»: «Их заявлению о чистоте какой-либо вещи мы не верим, так как они мало знают о правилах чистоты и нечистоты». Если мало знают, чем поможет им особое тщание в подготовке к празднику? Слишком велика вероятность невольной ошибки…

Раши пишет, что на время праздника мудрецы отменяют свое решение о нечистоте «ам хаарец», чтобы им « не было стыдно», а затем вводят его снова. Но ведь эта перемена «праздник – будни», «чистота – нечистота» касается не только людей, но и неодушевленных предметов. Рамбам приводит случаи, когда «хавер» открыл во время «регель» бочку с вином, чтобы угощать гостей Иерусалима. Несмотря на то, что «ам хаарец» касались ее, это вино остается ритуально чистым. А после праздника все, что осталось в бочке, становится нечистым, потому что «ам хаарец» касались ее.

Большая волна

Где же отгадка?
Понятие «хавер» перекликается со словом «хибур», объединение. Мы читаем в Танахе: «И собрались туда евреи… «хаверим», все до единого» /Шофтим, 20, II/. А в Псалмах сказано: «Иерусалим – это город, где небо и земля связаны воедино» /122, 3/. Когда весь еврейский народ собирается трижды в году в Святом городе, у нас возникает новое качество – «цибур». Все еврейские души и тела между собой связаны и движутся, как большая волна, с единой целью – служить Творцу, исполнить Его волю.

Когда евреи поднялись на ступень «цибур», сделавшись огромной святой общиной, Шхина присутствует не только в Храме, но и в каждом из нас! Свет ее силен настолько, что не подпускает нечистоту, и «ам хаарец» так же чист и свят, как стоящий рядом «хавер».
Еврейская душа состоит из нескольких частей. Самая высокая, неотделимая от Творца, называется «ехида». У этого слова несколько значений. Одно из них говорит, что на этом уровне все еврейские души равны и неразрывно связаны. Теперь это – цибур. Единство душ усиливает святость и отталкивает нечистоту. После праздника, когда евреи покидают Иерусалим, «цибур» вновь разделяется, и нечистота проникает туда, где нет защиты. Однако во времена Мошиаха дух нечистоты покинет землю, а еврейские души, где бы они ни находились, останутся «цибуром», и это будет видно всем и всегда.

Чудо обыкновенное и… необыкновенное

Канун Шабос главы «Цав», Шабос ѓаГодоль
11 нисона 5773 года / 22 марта 2013 г.

Жил-был еврей, который зарабатывал на жизнь работой в корчме, взятой в аренду у местного пореца (помещика). Однажды при встрече он спросил у корчмаря: «Откуда пришла к тебе парноса — твой заработок?» Конечно, он надеялся, что арендатор ответит, что в этом есть большая заслуга пореца, и станет его благодарить. Однако еврей сказал, что любая парноса приходит только от Всевышнего.

Порец нахмурился, услышав такой ответ, и принялся повторять свой вопрос, по-разному формулируя его и надеясь услышать хотя бы небольшой намек на благодарность, за то, что он сдал в аренду свою корчму. А еврей был настолько прямодушен и благочестив, что, не заметив намеки пореца, с завидной настойчивостью продолжал утверждать, что парноса приходит непосредственно от Б-га — и ни от кого больше!

Порец рассердился и сказал: «Раз ты не понимаешь, кто на самом деле оказывает тебе поддержку, придется тебе оставить корчму и искать другую работу». Так в канун Песаха еврей остался без работы и без копейки денег, и у него в доме не было ничего для достойного проведения праздника.

А надо сказать, что порец в подвале своего дома хранил сундук, полный золотых монет, которые он любил пересчитывать. Он каждый день спускался в подвал полюбоваться своими богатствами, подсчитывал их с любовью, проверял монеты на подлинность и полировал, поплевывая на них, чтобы лучше были видны знаки и символы, выгравированные на них… А еще он держал в доме обезьянку, с которой никогда не расставался. Как известно, обезьяны любят подражать поведению людей. Увидев, как ее хозяин пробует монеты на зуб, и делает это с большим удовольствием, обезьяна решила, что порец их ест. И однажды, пробравшись в подвал, она принялась глотать монеты одну за одной — пока не упала замертво.

Обнаружив в подвале мертвую обезьяну, хозяин огорчился и, с досады, решил отомстить бывшему арендатору корчмы. В канун Песаха он послал своего слугу подбросить мертвую обезьяну в дом бедняка. Слуга исполнил все, как велел господин, и поспешно ретировался, думая про себя: «Неблагодарный еврей! Вот тебе подарочек к празднику!»

От удара об пол пасть обезьяны раскрылась, и оттуда посыпались золотые монеты, которые и обнаружил вбежавший в комнату на шум арендатор. Он подобрал монеты и купил на них все необходимое для празднования Песаха. С радостным сердцем в окружении домочадцев он сел за праздничный стол, чтобы провести Пасхальный Седер.

В темноте к его дому подкрался порец, желая посмотреть, как «празднует» оставшийся без работы и денег еврей. И что же он увидел? Уставленный всевозможными яствами стол, зажженные свечи и многочисленных гостей… И все радуются и с наслаждением поют!

Порец не понял, откуда у выгнанного им корчмаря такое изобилие. Он вошел в дом и спросил еврея: «Откуда у тебя все это?» И тот рассказал, что кто-то подбросил ему в дом дохлую обезьяну, из которой посыпались золотые монеты, на что и было куплено все необходимое для праздника. И тут порец признал, что еврей был прав, когда говорил, что парноса приходит к нему прямо от Б-га. И изобилие Пасхального Седера появилось благодаря заботе Всевышнего.

…Алтер Ребе пишет в «Шулхан орух ѓаРав» (430:1): «Последняя Суббота перед Песахом называется Великой Субботой, поскольку произошло тогда великое чудо. Когда евреи приобрели ягнят для принесения пасхальной жертвы перед выходом из Египта, пришли к ним первенцы египетские и спросили, зачем они это делают. Ответили им евреи, что это пасхальная жертва Всевышнему, который убьет египетских первенцев. Попросили первенцы отцов своих и фараона отпустить евреев из Египта, но те не хотели. И тогда пошли первенцы войной против них и поубивали из них многих. И об этом сказано: «Благодарите Г-спода… поразившего Египет его первенцами…» (Теѓилим, 136: 10). В память о происшедшем установили наши мудрецы определенный день — Субботу перед Песахом и назвали его Великой Субботой».

То есть, эту Субботу называют «Великой» по названию великого чуда, которое произошло 10 нисона перед выходом из Египта. Что это было за чудо? Египетские первенцы попросили фараона и своих отцов освободить евреев из Египта, и когда те отказались — они восстали и убили многих из них. Следует понять, что же «чудесного» было во всем этом, и более того — какая польза была от этого сынам Израиля? Ведь даже после этой войны евреи оставались в Египте, стране, из которой «ни один раб не может выйти». До тех пор, пока Всевышний не свершил десятую казнь — казнь первенцев, которая произошла через пять дней после описываемых событий, сыны Израиля так и не смогли выйти из Египта. Кроме того, непонятно, почему то, что египетские первенцы вели войну со своими родителями, получило определение «великое чудо».

Любое чудо означает изменение обычного порядка вещей, изменение природы творения. Творец изменяет законы природы, обычный ход событий, создавая что-то сверхъестественное — чудо. Так можно объяснить происхождение «обыкновенного чуда».

Но когда Всевышний изменяет законы Своего собственного владычества, порядок вещей, Им самим установленный в Торе, это называется «великим чудом».

Талмуд (трактат «Таанис», 25а) рассказывает о бедственном материальном положении рабби Ханины бен Доса. Спросила его жена: «Доколе нам так страдать?» Ответил он: «Что я могу поделать?» И сказала ему жена: «Попроси милосердия у Небес. Ты праведник, помолись Всевышнему, Он тебе не откажет». Рабби Ханина так и сделал. И как только он закончил молитву, появилась с неба рука и протянула ему нечто похожее на золотую ножку от стола.

А ночью жене рабби Ханины приснился сон. Увидела она Будущий мир, где все праведники сидят и вкушают прекрасные яства за золотыми столами. Все счастливы! Но тут она заметила, что у всех столы с тремя ножками, а у стола, за которым сидят они с мужем, только две ножки — и он все время норовит упасть! Женщина проснулась в ужасе. «Что же мы наделали?! — сказала она мужу. — Помолись сейчас же, пусть у нас заберут злосчастную ножку!» Рабби Ханина бен Доса помолился Б-гу, и вновь появилась рука, забравшая небесный дар…

Талмуд завершает эту историю утверждением, что последнее чудо, когда Небеса забрали золотую ножку, было больше, чем первое, когда эта ножка была послана ему с Небес, объясняя: «Существует правило: все, что ниспослано свыше, Небеса не отнимают. Но, в данном случае рабби Ханина обратился с молитвой, и высшие силы изменили свою природу и забрали золотую ножку».

Первое чудо — это «всего лишь» изменение природы мира. То, что с Небес была послана вниз золотая ножка, это на самом деле чудо, но это «обыкновенное чудо». Но действительно великим было второе чудо, когда произошло нечто большее. Это было изменение не только природы самого плода творения, но как бы изменились и сами высшие силы, что и составило величие этого чуда.

Однако вернемся к понятию Великой Субботы. Согласно Торе, в мире существует святость и ее противоположность, на языке Кабалы называемая клипойс («оболочки»). Это нечистые мысли, речи и действия, которые невозможно осветить и исправить. Египет символизирует клипойс и отрицательные стороны бытия. Кроме того, первенцы Египта символизируют высшую степень нечистоты, это самый низкий духовный уровень, который только может быть.

Согласно законам, установленным Всевышним в Торе, клипойс в целом (и особенно — высшая степень их проявления) не имеют возможности исправления, и их надо полностью отбросить. Но вот в Великую Субботу произошло что-то необычное в масштабах изменений самой сути природы мироздания: первенцы Египта боролись со своими родителями во имя евреев! Высшая степень клипойс, используя всю свою мощь и силу, воевала за свободу народа Израиля! Это не просто «чудо», не только изменение природы творения, это «великое чудо» — значительные изменения природы высших сил, законов, установленных Всевышним в Торе. Вот почему эту Субботу называют «Великой Субботой» — по названию «великого чуда», которое тогда произошло.

Наши мудрецы говорят, что восстание первенцев было ответом на пророчество Моше о том, что последней казнью будет умерщвление первенцев. Мы можем принять это за проявление их естественного страха за свои жизни. Тем не менее, Любавичский Ребе утверждает, что это было нечто большее, чем страх. Это было преобразование духовной внутренней сущности бытия. Древний Египет представлял собой всю бездну зла, которое находится в резком контрасте к святости, что ясно проявилось в личности самого фараона. Но то, что произошло в эту Субботу, мудрецы называют великим чудом. Внутри самого Египта, среди египетских первенцев — то есть, будущих лидеров зла — сформировалось движение на благо евреев.

Да, это не повлияло на фараона и египетские власти, и далее последовала десятая казнь и переход через Красное море, которые уничтожили египетское войско. Но восстание было знаком, свидетельствующим о будущих преобразованиях, которые произойдут в мире, когда тьма рассеется и обернется светом, и все зло и насилие превратятся в силы добра.

Вот почему в конце Пасхального Седера мы говорим: «В следующем году — в Иерусалиме!» В возрожденном Иерусалиме и возведенном Храме, во времена пришествия Мошиаха, когда человечество объединится после проведения коренных преобразований, через приятие добра.

Веселого и кошерного вам Песаха! Лешоно ѓабоо — бИрушалаим! В следующем году — в Иерусалиме!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,55 МБ).

Чудо обыкновенное и… необыкновенное

Канун Шабос главы «Цав», Шабос ѓаГодоль
11 нисона 5773 года / 22 марта 2013 г.

Жил-был еврей, который зарабатывал на жизнь работой в корчме, взятой в аренду у местного пореца (помещика). Однажды при встрече он спросил у корчмаря: «Откуда пришла к тебе парноса — твой заработок?» Конечно, он надеялся, что арендатор ответит, что в этом есть большая заслуга пореца, и станет его благодарить. Однако еврей сказал, что любая парноса приходит только от Всевышнего.

Порец нахмурился, услышав такой ответ, и принялся повторять свой вопрос, по-разному формулируя его и надеясь услышать хотя бы небольшой намек на благодарность, за то, что он сдал в аренду свою корчму. А еврей был настолько прямодушен и благочестив, что, не заметив намеки пореца, с завидной настойчивостью продолжал утверждать, что парноса приходит непосредственно от Б-га — и ни от кого больше!

Порец рассердился и сказал: «Раз ты не понимаешь, кто на самом деле оказывает тебе поддержку, придется тебе оставить корчму и искать другую работу». Так в канун Песаха еврей остался без работы и без копейки денег, и у него в доме не было ничего для достойного проведения праздника.

А надо сказать, что порец в подвале своего дома хранил сундук, полный золотых монет, которые он любил пересчитывать. Он каждый день спускался в подвал полюбоваться своими богатствами, подсчитывал их с любовью, проверял монеты на подлинность и полировал, поплевывая на них, чтобы лучше были видны знаки и символы, выгравированные на них… А еще он держал в доме обезьянку, с которой никогда не расставался. Как известно, обезьяны любят подражать поведению людей. Увидев, как ее хозяин пробует монеты на зуб, и делает это с большим удовольствием, обезьяна решила, что порец их ест. И однажды, пробравшись в подвал, она принялась глотать монеты одну за одной — пока не упала замертво.

Обнаружив в подвале мертвую обезьяну, хозяин огорчился и, с досады, решил отомстить бывшему арендатору корчмы. В канун Песаха он послал своего слугу подбросить мертвую обезьяну в дом бедняка. Слуга исполнил все, как велел господин, и поспешно ретировался, думая про себя: «Неблагодарный еврей! Вот тебе подарочек к празднику!»

От удара об пол пасть обезьяны раскрылась, и оттуда посыпались золотые монеты, которые и обнаружил вбежавший в комнату на шум арендатор. Он подобрал монеты и купил на них все необходимое для празднования Песаха. С радостным сердцем в окружении домочадцев он сел за праздничный стол, чтобы провести Пасхальный Седер.

В темноте к его дому подкрался порец, желая посмотреть, как «празднует» оставшийся без работы и денег еврей. И что же он увидел? Уставленный всевозможными яствами стол, зажженные свечи и многочисленных гостей… И все радуются и с наслаждением поют!

Порец не понял, откуда у выгнанного им корчмаря такое изобилие. Он вошел в дом и спросил еврея: «Откуда у тебя все это?» И тот рассказал, что кто-то подбросил ему в дом дохлую обезьяну, из которой посыпались золотые монеты, на что и было куплено все необходимое для праздника. И тут порец признал, что еврей был прав, когда говорил, что парноса приходит к нему прямо от Б-га. И изобилие Пасхального Седера появилось благодаря заботе Всевышнего.

…Алтер Ребе пишет в «Шулхан орух ѓаРав» (430:1): «Последняя Суббота перед Песахом называется Великой Субботой, поскольку произошло тогда великое чудо. Когда евреи приобрели ягнят для принесения пасхальной жертвы перед выходом из Египта, пришли к ним первенцы египетские и спросили, зачем они это делают. Ответили им евреи, что это пасхальная жертва Всевышнему, который убьет египетских первенцев. Попросили первенцы отцов своих и фараона отпустить евреев из Египта, но те не хотели. И тогда пошли первенцы войной против них и поубивали из них многих. И об этом сказано: «Благодарите Г-спода… поразившего Египет его первенцами…» (Теѓилим, 136: 10). В память о происшедшем установили наши мудрецы определенный день — Субботу перед Песахом и назвали его Великой Субботой».

То есть, эту Субботу называют «Великой» по названию великого чуда, которое произошло 10 нисона перед выходом из Египта. Что это было за чудо? Египетские первенцы попросили фараона и своих отцов освободить евреев из Египта, и когда те отказались — они восстали и убили многих из них. Следует понять, что же «чудесного» было во всем этом, и более того — какая польза была от этого сынам Израиля? Ведь даже после этой войны евреи оставались в Египте, стране, из которой «ни один раб не может выйти». До тех пор, пока Всевышний не свершил десятую казнь — казнь первенцев, которая произошла через пять дней после описываемых событий, сыны Израиля так и не смогли выйти из Египта. Кроме того, непонятно, почему то, что египетские первенцы вели войну со своими родителями, получило определение «великое чудо».

Любое чудо означает изменение обычного порядка вещей, изменение природы творения. Творец изменяет законы природы, обычный ход событий, создавая что-то сверхъестественное — чудо. Так можно объяснить происхождение «обыкновенного чуда».

Но когда Всевышний изменяет законы Своего собственного владычества, порядок вещей, Им самим установленный в Торе, это называется «великим чудом».

Талмуд (трактат «Таанис», 25а) рассказывает о бедственном материальном положении рабби Ханины бен Доса. Спросила его жена: «Доколе нам так страдать?» Ответил он: «Что я могу поделать?» И сказала ему жена: «Попроси милосердия у Небес. Ты праведник, помолись Всевышнему, Он тебе не откажет». Рабби Ханина так и сделал. И как только он закончил молитву, появилась с неба рука и протянула ему нечто похожее на золотую ножку от стола.

А ночью жене рабби Ханины приснился сон. Увидела она Будущий мир, где все праведники сидят и вкушают прекрасные яства за золотыми столами. Все счастливы! Но тут она заметила, что у всех столы с тремя ножками, а у стола, за которым сидят они с мужем, только две ножки — и он все время норовит упасть! Женщина проснулась в ужасе. «Что же мы наделали?! — сказала она мужу. — Помолись сейчас же, пусть у нас заберут злосчастную ножку!» Рабби Ханина бен Доса помолился Б-гу, и вновь появилась рука, забравшая небесный дар…

Талмуд завершает эту историю утверждением, что последнее чудо, когда Небеса забрали золотую ножку, было больше, чем первое, когда эта ножка была послана ему с Небес, объясняя: «Существует правило: все, что ниспослано свыше, Небеса не отнимают. Но, в данном случае рабби Ханина обратился с молитвой, и высшие силы изменили свою природу и забрали золотую ножку».

Первое чудо — это «всего лишь» изменение природы мира. То, что с Небес была послана вниз золотая ножка, это на самом деле чудо, но это «обыкновенное чудо». Но действительно великим было второе чудо, когда произошло нечто большее. Это было изменение не только природы самого плода творения, но как бы изменились и сами высшие силы, что и составило величие этого чуда.

Однако вернемся к понятию Великой Субботы. Согласно Торе, в мире существует святость и ее противоположность, на языке Кабалы называемая клипойс («оболочки»). Это нечистые мысли, речи и действия, которые невозможно осветить и исправить. Египет символизирует клипойс и отрицательные стороны бытия. Кроме того, первенцы Египта символизируют высшую степень нечистоты, это самый низкий духовный уровень, который только может быть.

Согласно законам, установленным Всевышним в Торе, клипойс в целом (и особенно — высшая степень их проявления) не имеют возможности исправления, и их надо полностью отбросить. Но вот в Великую Субботу произошло что-то необычное в масштабах изменений самой сути природы мироздания: первенцы Египта боролись со своими родителями во имя евреев! Высшая степень клипойс, используя всю свою мощь и силу, воевала за свободу народа Израиля! Это не просто «чудо», не только изменение природы творения, это «великое чудо» — значительные изменения природы высших сил, законов, установленных Всевышним в Торе. Вот почему эту Субботу называют «Великой Субботой» — по названию «великого чуда», которое тогда произошло.

Наши мудрецы говорят, что восстание первенцев было ответом на пророчество Моше о том, что последней казнью будет умерщвление первенцев. Мы можем принять это за проявление их естественного страха за свои жизни. Тем не менее, Любавичский Ребе утверждает, что это было нечто большее, чем страх. Это было преобразование духовной внутренней сущности бытия. Древний Египет представлял собой всю бездну зла, которое находится в резком контрасте к святости, что ясно проявилось в личности самого фараона. Но то, что произошло в эту Субботу, мудрецы называют великим чудом. Внутри самого Египта, среди египетских первенцев — то есть, будущих лидеров зла — сформировалось движение на благо евреев.

Да, это не повлияло на фараона и египетские власти, и далее последовала десятая казнь и переход через Красное море, которые уничтожили египетское войско. Но восстание было знаком, свидетельствующим о будущих преобразованиях, которые произойдут в мире, когда тьма рассеется и обернется светом, и все зло и насилие превратятся в силы добра.

Вот почему в конце Пасхального Седера мы говорим: «В следующем году — в Иерусалиме!» В возрожденном Иерусалиме и возведенном Храме, во времена пришествия Мошиаха, когда человечество объединится после проведения коренных преобразований, через приятие добра.

Веселого и кошерного вам Песаха! Лешоно ѓабоо — бИрушалаим! В следующем году — в Иерусалиме!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,55 МБ).

Вебинар «Соединение тела и души» 10 марта 2013 г., Реховот

Вебинар «Соединение тела и души» 10 марта 2013 г., Реховот

(Read more …)

Путь «первосвященника», путь «правителя»

Канун Шабос главы «Ваикро»
4 нисона 5773 года / 15 марта 2013 г.

По Чернигову с удивительной быстротой распространилась новость: богатый горожанин, благочестивый еврей и видный филантроп, был приговорен… к ссылке в Сибирь! «Несчастный! — говорили между собой черниговские евреи. — Он такой прямой и добрый человек, казалось, никогда никому не причинявший зла. Двери его дома всегда были открыты для каждого нуждающегося». Но факт остается фактом — его обвинили в уклонении от уплаты налогов, и, несмотря на все старания нанятых им лучших адвокатов, он был признан виновным и приговорен к длительному сроку заключения с отбыванием его в далекой холодной Сибири.

За несколько дней до отправки по этапу ссыльный попросил о встрече с местным раввином. Обливаясь горючими слезами, он рассказал ему о том, как несколько месяцев назад ехал поездом, и в дверь его купе первого класса постучался проводник. Он спросил пассажира, знаком ли тот с Любавичским Ребе (речь идет о рабби Шмуэле Шнеерсоне, четвертом Любавичском Ребе, который был известен также как Ребе Моѓараш). Получив утвердительный ответ, проводник сказал, что Ребе также едет в этом поезде, и добавил: «Если хотите, можете пойти и поговорить с ним».

Наш герой с радостью ухватился за эту возможность и поспешил в купе Ребе, который тепло встретил пришедшего и долго подробно говорил с ним о его здоровье, семье, гешефтах и состоянии его дел. В конце беседы Ребе сказал: «У вас хорошие отношения с властями. Я слышал, что правительство планирует строительство железной дороги в Сибирь. Конечно, вы, используя ваши связи, сможете получить этот подряд».

— На этом и закончился наш разговор, — рыдая, окончил свой рассказ богач. — В тот момент я не придал должного значения словам Ребе. Зачем мне нужно было оставлять мой дом и семью и отправляться в далекую Сибирь прокладывать железную дорогу?! Но теперь я понимаю, что Ребе, с присущей ему силой Б-жественного предвидения, предрекал мне путешествие в Сибирь. Он предложил мне отправиться туда с большим почетом и даже заработать на этом приличное состояние — но вместо этого меня отправляют туда в кандалах!

…В нашей сегодняшней недельной главе «Ваикро» рассказывается о законах жертвоприношений в Мишкане. Тора говорит о двух ключевых фигурах в среде народа Израиля — первосвященнике и правителе (главе народа, царе) — и указывает на типы жертв, которые они должны принести во искупление своего грехопадения: «Если священнослужитель помазанный согрешит в вину народу, то принесет он за свой грех, который он совершил, молодого тельца, без порока, Г-споду в очистительную жертву» (Ваикро, 4: 3). И далее о правителе: «Если правитель согрешит и совершит неумышленно что-либо одно из всех заповедей Г-спода, Б-га его, чего делать не должно, и провинится, если осознан им будет его грех, то… принесет в свою жертву козла» (там же, стихи 22, 23).

Из приведенных цитат перед нами ясно предстает разница в отношении и влиянии первосвященника и правителя на народ Израиля. Когда говорится о первосвященнике «священнослужитель помазанный согрешит в вину народу», пишет Тора, что грех его — «вина народу». Это означает, что согрешивший первосвященник может привести весь народ в состояние духовного упадка. Что подтверждает комментарий Раши на этот стих: «Когда первосвященник совершает грех — это «вина народу», ведь они зависят от него, он искупает и молится за них, теперь же сам он согрешил и не может искупить их грехи, поэтому народ несет на себе бремя вины».

Однако когда дело доходит до царя, Раши объясняет слова «если правитель согрешит» так: «Счастливо то поколение, чей руководитель признает свои преступления, совершенные по ошибке, так как он раскается и в преступлениях, совершенных умышленно, и будет стремиться полностью устраниться от греха». Тем самым он будет способствовать духовному подъему всего народа в целом.

В чем же причина того, что грех первосвященника со всеми его добродетелями, человека, который первым представал пред Всевышним в Йом-Кипур и вообще являлся самым влиятельным духовным лидером народа Израиля, считается «виной народа», а грех правителя — «счастье поколения»?!

Отношения между евреем и Б-гом могут строиться с помощью двух душевных порывов, которые обуславливают путь служения Всевышнему. Один из них связан с любовью к Б-гу: евреи любят Творца, и, как следствие этой любви, исполняют Его заповеди. Второй связан со страхом (точнее — священным трепетом) перед Всевышним, вследствие чего у еврея возникает страх тяжести грехопадения, страх восстать против Царя царей, и из этого страха он исполняет Его заповеди.

В каждом из этих душевных порывов, когда они проявляются каждый сам по себе, есть достоинства, но есть и недостатки. Любовь к Б-гу, несмотря на всю свою возвышенность и значительность, в конечном итоге всегда связана с человеческими эмоциями и реальностью. Любовь — это движение души, которое отражает реальность любящего — реальность любви к Творцу. И если существует человеческая реальность, пусть даже на уровне любви к Б-гу, она может в конечном итоге привести к грехопадению.

В противоположность этому, страх перед Г-сподом — это движение, которое отрицает реальность человека. В этом движении проявляется сущность Творца, пред Которым трепещут. Человек умаляет себя до состояния битуля (полнейшего устранения собственного «я») пред лицом Всевышнего. Находясь в этом состоянии, человек лишается возможности грешить, что придает трепету преимущество перед любовью. Но с другой стороны чувство страха приводит человека на грань краха, парализуя его действия, тогда как любовь пробуждает в нем энергию и желание действовать.

Учение хасидизма объясняет, что задача первосвященника — пробуждать и поддерживать любовь народа Израиля ко Всевышнему, как сказано об Аѓароне: «Любил мир и людей и приближал их к Торе». Роль же правителя заключается в поддержании в народе «страха перед Г-сподом», как указывает Тора: «Поставь над собою царя, которого изберет Г-сподь, Б-г твой» (Дворим, 17: 15). Поэтому если в своих деяниях человек руководствуется любовью (категория «первосвященника»), то, несмотря на то, что это движение души, которое поощряет действия, в нем иногда проявляется сущность человека, а это, в конечном счете, может привести к состоянию «вины народа». Но если человек служит Всевышнему не только в любви, но и в страхе, с полным самоотречением (через категорию «правитель»), то он обречен на успех и придет к состоянию «счастливо поколение».

«Правитель» в человеке — это головной мозг, так как он руководит работой всего организма. Когда человек становится царем и повелителем над собой и своими устремлениями? Только тогда, когда его ум обладает абсолютной властью над его сердцем и другими органами и частями тела. Человек должен уметь управлять своим сердцем, его мозг должен властвовать над чувствами. И именно об этом Раши говорит: «Счастливо поколение». Когда человек испытывает истинное счастье? Когда его «повелитель» (то есть, разум) управляет его сердцем. Тогда и только тогда человек может остеречься от грехопадения.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,24 МБ).

Эпохальное (на смерть Хуго)

Найдено в комментах одного френда:

Скажи, украинец,
не в этой ли ржи?
Тараса Шевченко
замучали жи…?

Эпохальное (на смерть Хуго)

Найдено в комментах одного френда:

Скажи, украинец,
не в этой ли ржи?
Тараса Шевченко
замучали жи…?