«Женский» пост

Что-то я в последнее время увлекся жизнеописаниями лучших людей Клаль Исроэль, и было бы неправильно не сказать тут и о их женах (а в их лице так или иначе — обо всех женщинах нашего народа), благодаря которым мы и имеем таких великих мудрецов Торы.
А потому — пара историй о раббанит Батшеве Каневски, тлита, услышанных когда-то за столом одной из многих семей, которым эта великая женщина помогала строить «еврейский дом»…

Однажды молодые девочки-ученицы семинаров на встрече с раббанит поспорили про то, как часто нужно молодой жене ездить к своим родителям, и вообще — как строить общение с собственными родителями после свадьбы. Естественно, что все хотели услышать мнение раббанит. «Когда мы только поженились — я видела родителей 2 раза в год, в холь-амоэд Песах и Суккот. Мы жили в Бней-Браке, а они в Иерусалиме. Телефоны были далеко не в каждом доме, а поездка на автобусе была с тремя пересадками… В холь-амоэд был специальный рейс из Бней-Брака на Котель. Мы садились на него, а потом шли навещать моих родителей. При этом рав Хаим далеко не всегда соглашался прерывать учебу — и мне приходилось готовить ему еду на несколько дней… Почему он не ездил со мной? Знаете, многие думают, что для сына великого Стайплера не нужно прикладывать таких уж больших усилий в учебе, чтобы достичь желаемого. Запомните — если бы рав Хаим не тратил столько сил на изучение Торы, он бы не стал тем, кто он есть. И это именно то, главное, чему он научился у своего великого отца.»
Эту историю раббанит рассказывала молодым женам, «жалующимся» на своих мужей…
«Однажды рав Хаим почувствовал затруднение в учебе. Была какая-то проблема, которую он долго не мог разрешить. И он решил взять браху у своего тестя (рав Йосеф Шалом Эльяшив, шлита — отец раббанит Каневски, а ее дедушка — великий праведник рав Арье Левин, зацаль). Отец был весьма удивлен неожиданному визиту, а просьба вызвала у него улыбку. «Вы совершенно не нуждаетесь в моем благословении. Моя дочь и ваша жена способна помочь намного больше, чем я. И ваша учеба зависит от нее намного больше, чем от любой брахи даже самых великих праведников поколения.» С тех пор, когда я знаю, что у рав Хаима какое-то затруднение — я прилагаю максимум усилий во всем, что касается нашего дома, даже в самой маленькой мелочи, и еще не было случая, чтобы рав Хаим не справился…»

«Женский» пост

Что-то я в последнее время увлекся жизнеописаниями лучших людей Клаль Исроэль, и было бы неправильно не сказать тут и о их женах (а в их лице так или иначе — обо всех женщинах нашего народа), благодаря которым мы и имеем таких великих мудрецов Торы.
А потому — пара историй о раббанит Батшеве Каневски, тлита, услышанных когда-то за столом одной из многих семей, которым эта великая женщина помогала строить «еврейский дом»…

Однажды молодые девочки-ученицы семинаров на встрече с раббанит поспорили про то, как часто нужно молодой жене ездить к своим родителям, и вообще — как строить общение с собственными родителями после свадьбы. Естественно, что все хотели услышать мнение раббанит. «Когда мы только поженились — я видела родителей 2 раза в год, в холь-амоэд Песах и Суккот. Мы жили в Бней-Браке, а они в Иерусалиме. Телефоны были далеко не в каждом доме, а поездка на автобусе была с тремя пересадками… В холь-амоэд был специальный рейс из Бней-Брака на Котель. Мы садились на него, а потом шли навещать моих родителей. При этом рав Хаим далеко не всегда соглашался прерывать учебу — и мне приходилось готовить ему еду на несколько дней… Почему он не ездил со мной? Знаете, многие думают, что для сына великого Стайплера не нужно прикладывать таких уж больших усилий в учебе, чтобы достичь желаемого. Запомните — если бы рав Хаим не тратил столько сил на изучение Торы, он бы не стал тем, кто он есть. И это именно то, главное, чему он научился у своего великого отца.»
Эту историю раббанит рассказывала молодым женам, «жалующимся» на своих мужей…
«Однажды рав Хаим почувствовал затруднение в учебе. Была какая-то проблема, которую он долго не мог разрешить. И он решил взять браху у своего тестя (рав Йосеф Шалом Эльяшив, шлита — отец раббанит Каневски, а ее дедушка — великий праведник рав Арье Левин, зацаль). Отец был весьма удивлен неожиданному визиту, а просьба вызвала у него улыбку. «Вы совершенно не нуждаетесь в моем благословении. Моя дочь и ваша жена способна помочь намного больше, чем я. И ваша учеба зависит от нее намного больше, чем от любой брахи даже самых великих праведников поколения.» С тех пор, когда я знаю, что у рав Хаима какое-то затруднение — я прилагаю максимум усилий во всем, что касается нашего дома, даже в самой маленькой мелочи, и еще не было случая, чтобы рав Хаим не справился…»