Удерживая мир от падения

Канун Шабос главы «Ноях»
30 тишрей 5778 года / 20 октября 2017 г.

Наша сегодняшняя недельная глава «Ноях» названа по имени спасшего мир от гибели праведника, чья история широко известна. Поколение Нояха было нечестивым, и Всевышний решил послать на землю потоп, чтобы уничтожить грешников. Г‑сподь приказал Нояху и его сыновьям — Шему, Хаму и Яфету — построить деревянный ковчег и собрать в нем всех животных: самца и самку от каждого вида, который не является чистым, и по семь пар самцов и самок от всякого вида, который Тора в будущем объявит чистым. Ноях сделал, как повелел Творец. Тогда пошел сильный дождь с неба, и в земле раскрылись все источники и затопили все вокруг. Мир наполнился водой, в которой плавал только ковчег Нояха. Потоп длился сорок дней, а подземные источники продолжали извергать свои воды еще сто пятьдесят дней. Во время потопа все люди и животные, которые были на земле, погибли. Выжили только те, кто вошел в ковчег.

Как могло случиться, что Ноях, узнав о предстоящем потопе, не вступился за своих современников? Всевышний сказал Нояху, что собирается послать на землю потоп, который уничтожит все живое, но самому Нояху будет предоставлена возможность спастись в построенном им ковчеге. Ноях должен был понять: причина, по которой Г‑сподь поделился с ним этой важной информацией, заключается в том, что он что-то сделает, чтобы предотвратить катастрофу, по крайней мере, будет просить Всевышнего простить людям их грехи и, проявив милость к остальному миру, не посылать на землю потоп. Почему же Ноях не стал молить за свое поколение?

В ряд к этому вопросу встают и другие. Почему Ноях не вышел на улицу и не прокричал о надвигающейся угрозе, как это сделал пророк Йона, чью историю мы читали несколько недель назад во время молитвы Минха в Йом-Кипур: «Еще сорок дней — и Ниневия опрокинется!» (Йона, 3: 4). Почему тогда Ноях не вышел и не объявил во всеуслышание, что мир будет разрушен, тем самым побудив людей к раскаянию? Как он мог хладнокровно 120 лет строить ковчег и позволить всему миру погибнуть?!

Любавичский Ребе объясняет, что на земле до потопа были люди двух противоположных крайностей. С одной стороны — праведники, которые исполняли заповеди и изучали Тору. С другой стороны, «наполнилась земля грабежом», было много грешников. Однако самого понятия раскаяния в мире не существовало. Праведник оставался праведником, но ни один злодей не раскаялся в своих грехах и не стал праведником. Люди не менялись и не становились лучше. Ноях не смог молиться за них, потому что в мире перед потопом нечестивые должны были понести заслуженное наказание. Ведь концепция покаяния и получения прощения от Б‑га еще не родилась.

По той же причине Ноях не смог побудить людей к раскаянию. «Работа покаяния» приходит в этот мир после потопа, когда Святой, благословен Он, поклялся, что больше никогда не пошлет на землю воды потопа, и в знак завета между Б‑гом и землей, людьми и всяким живым существом дана была радуга.

Однако это кажется не совсем понятным. Что изменилось? Разве после потопа Творец с равнодушием отнесется к тому, что люди на земле будут грешить? Почему такое же их поведение перед потопом оправдывает уничтожение всего живого, но после потопа не будет наказано? Хотя человек из плоти и крови приобретает жизненный опыт и учится на прошлых ошибках, но Б‑г не должен говорить такие вещи. Всевышний с самого начала знает, как будут вести себя люди, и если это до такой степени мешало Ему до потопа, что Он счел необходимым уничтожить весь мир, то что помешает Ему сделать тоже самое после потопа?

Этому есть прекрасное объяснение. Когда Г‑сподь поклялся: «И не будет вновь потопа, чтобы погубить землю» (Брейшис, 9: 11), то это была не просто клятва о том, что Он не накажет этот мир, но нечто гораздо большее. Так как «побуждение сердца человеческого худо с юности его» (Брейшис, 8: 21), Б‑г обещает, что будет следить за тем, чтобы мир не опустился вновь до такого состояния, которое потребует нового потопа. Так родитель, потрясенный рассказом учителя о недостойном поступке сына, в ответ обещает, что подобное больше не повторится, то есть, он позаботится о том, чтобы быть в курсе всего, что происходит в жизни его сына и не допустить, чтобы тот опустился до такого состояния. Так и Всевышний после потопа поклялся: так как злое начало в сердце человека неистребимо, то люди, как дети, нуждаются в родителях, которые будут заботиться о них. Поэтому время от времени Сам Всевышний будет принимать активное участие в их воспитании и позаботится о том, чтобы мир не ухудшился снова до ситуации, которая потребует потопа, не дай Б‑г.

Пример подобного поведения Творца мы видим, читая в продолжении нашей недельной главы о кризисе, который возник на строительстве Вавилонской башни. Через три столетия после потопа все люди жили в мире и согласии: «И был на всей земле один язык и речи единые» (Брейшис, 11: 1). Они поселились в долине Шинар (впоследствии эти земли относились к Вавилонскому царству, сейчас это — территория Ирака) и сказали: «Давайте построим себе город и башню, а вершина ее в небесах, и создадим себе имя; чтобы нам не быть рассеянными по всей земле!» (там же, стих 4). Они строили гигантскую башню, чтобы возвыситься, забыть о Б‑ге и самим стать хозяевами мира. Конечно, Всевышнему это не понравилось, и хотя сама башня была значительным достижением людей, Он сказал: «И такое стали делать. И теперь не воспрепятствуется им делать все, что замыслили?!» (там же, стих 6). Башня — это только начало, и кто знает, куда это может их привести. В конце концов, Г‑сподь вместе с ангелами свершил суд над тем поколением, решив: «Давайте низойдем и смешаем там их язык, так что они не поймут более один речь другого» (там же, стих 7). «И рассеял Г‑сподь их оттуда по всей земле, и перестали они строить город» (там же, стих 8). Всемогущий увидел, что люди начали осуществлять проект, который может плохо закончиться, поэтому, не дожидаясь, пока они погрязнут в грехах, Он решил принять превентивные меры: Б‑г разделил и разбросал их по всей земле, прежде чем они могли сделать что-то плохое. Так поступает родитель, который вмешивается в жизнь своего сына и останавливает его, прежде чем тот создаст самому себе проблемы.

Однако Творец не ограничился только «уклонением от зла», но и позаботился о том, чтобы у Него был посланник в этом мире, который будет направлять человечество на путь истинный. В конце главы мы читаем о рождении Авраѓама. Всевышний привел нашего праотца в этот мир, чтобы он мог стать тем, кто распространит среди людей веру в Творца, кто будет ходить из города в город «и взывать к Имени Г‑спода». Как сказано в известном мидраше, который часто приводил Любавичский Ребе: «Не читай ваикро («и воззвал»), но ваякри («побуди другого взывать»). Авраѓам заботился о том, чтобы не только он сам призывал Имя Г‑спода, но и другие обрели веру в Творца. В этом состоит и предназначение потомков Авраѓама, которыми являемся все мы, те, кто состоит в нашей общине, и вообще любой еврей. Мы должны взять на себя ответственность за то, чтобы мир не скатился снова на дно греховности. Мы — посланники Всевышнего — должны распространять среди всех людей веру в Создателя, Который есть «око зоркое и ухо чуткое» («Пиркей овойс», 2: 1). И таким образом мы обеспечим, чтобы ситуация в мире никогда не ухудшилась до такой степени, что потребуется потоп, а, напротив, чтобы этот мир удостоился быть высокодуховным и полным добра.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (781 КБ).

Сослучайное и присослучайное 2017-10-19 05:07:13

Если человек терпим к тем, к кому нетерпимы нетерпимые, это их бесит.
Но если этот человек терпим к самим нетерпимым, это их просто сбивает с панталыку и ломает картину мира.

Сослучайное и присослучайное 2017-10-19 04:57:15

Почему мне не нравится песня Тикки "Четыре коня"
Потому что для очень многих людей в России Смерть, Голод и Война — не повод для "смеюсь, смеюсь, смеюсь", а реальность.

По рзелульаттам илссеовадний…

Вот исходный английский текст этого психолингвистического примера, а также аналогичные тексты на многих других языках:
https://www.mrc-cbu.cam.ac.uk/personal/matt.davis/Cmabrigde/

מקחר יצא ברהא"ב שראמה שיאן שום מעשומת לדסר הותאיות בלמיה, כל עוד הואת הושארנה ורחונאהה בומקם הוכנן

Жри, собака

Замечательное исследование практического выражения гомофобии. Из книги Аси Казанцевой «В интернете кто-то неправ»

Экспериментальная процедура была следующей: испытуемый заходил в комнату, где ему давали прочитать текст о развитии общества. Половине участников досталось эссе, восхваляющее технологии. Вторая половина читала текст, написанный геем и посвященный социальному прогрессу в признании прав гомосексуальных людей. После знакомства с текстом читателю сообщали, что автор эссе, кстати, тоже будет сегодня участвовать в экспериментах в той же лаборатории, и просили немножко помочь в подготовке теста для этого человека. Объясняли примерно так: “Это будет исследование вкусовых предпочтений, но слепое, то есть экспериментатор не должен знать, какой соус он даст испытуемому и в каком количестве. Так что вы, пожалуйста, сами положите ему в пластиковую чашку сколько считаете нужным, а потом мы с вами продолжим наши исследования”. Участники должны были попробовать соус и убедиться, что он острый. Они также располагали анкетой того человека, который написал эссе и которому, по условиям следующего эксперимента, нужно будет съесть весь соус из чашки. В анкете было указано, что человек не любит острое. После того как участник набирал в чашку соус для автора эссе, клал чашку в непрозрачную коробочку и отдавал ее экспериментатору, его просили заполнить анкету, которая позволяла оценить уровень агрессии, гомофобии и религиозности. После этого экспериментаторы отпускали участника, а сами шли взвешивать соус.
Выяснилось, что писать эссе о технологиях намного безопаснее. Его автор получил в среднем 10 граммов невкусного острого соуса, и это количество не зависело от уровня религиозности, агрессивности или гомофобии участников эксперимента. А вот в случае эссе про геев наблюдалась четкая закономерность: чем более религиозным был читатель, тем больше острого соуса предстояло съесть автору. Нерелигиозные испытуемые положили ему те же 10 граммов, даже поменьше. Самые религиозные посчитали, что ему стоит съесть 25 граммов острого соуса, который он не любит.
(Blogowska J. et al. Religious prosociality and aggression: it’s real // Journal for the Scientifc Study of Religion, Sep. 2013, Vol. 52, Issue 3, 524–536).

Баклажанное дерево

Оказывается, только Хазон Иш и р.Овадья Йосеф поставили точку в давнем еврейском споре о том, можно ли есть баклажаны. В споре о баклажанах в разное время участвовали Гай-гаон, рабену Хананель, Радбаз, Хида и Аризаль. Дело в том, что Аштори а-Пархи в XIV в. заявил, что данное растение — это дерево, а так как оно не живёт дольше трёх лет, то его плоды — всегда «орла», и есть их никогда нельзя.

Сослучайное и присослучайное 2017-10-18 05:42:57

В 1964 г. в процессе обсуждения реформы русского правописания одна её противница прислала в «Литературную газету» письмо с примером нового правописания: «Доч цигана сьела огурци» и восклицанием: «Если так станут писать, я не буду есть этих огурцей!»
А вот и ивритский аналог:
מאיר שלו. «אני יודע ש»מזרון» הוא שגיאה, אבל כשאני מנסה לישון על מזרן, אני לא נרדם». מוסף לשבת, 12.8.16

Он у вас такой дурак по субботам али как?

«Правительствам во всем мире надо торопиться, пока к власти не пришел искусственный суперинтеллект и не поменял нам всем органы, и не нажал кнопку delеte для того, чтобы обнулить наши мозги», — сказал премьер-министр Российской Федерации, выступая на форуме «Открытые инновации».
http://www.interfax.ru/russia/583546

Сослучайное и присослучайное 2017-10-17 07:28:21

Авраам Левинсон в 1935 г. (197 ,»התנועה העברית בגולה») о перспективах ивритской речи в диаспоре: несмотря на явные достижения, אין חיים של לשון בלי לשון של חיים. Александр Шапиро предложил: «Язык жив там, где живая речь».

Сослучайное и присослучайное 2017-10-17 07:16:23

Ещё один араб выгуливал щенка на Тайелет. Четверо — это уже тенденция.

Вдруг кто не знает — 15

Марина Бутовская. а) Выживание, пол и репродуктивный успех. б) Гомосексуализм и эволюция. в) Антропология пола.

Сослучайное и присослучайное 2017-10-16 06:03:26

Опять-таки Кронгауз обратил внимание на то, что в сетевом языке, кроме смайликов всех мастей, возник новый знак препинания. Это зачёркивание. Оно обозначает «я бы хотел это сказать, но говорить это нельзя или не принято, это приведёт к отрицательным результатам, поэтому будем считать, что я такого не говорил, но тем не менее вы меня услышали». Вот такое интересное прагматическое значение. Отчасти оно сродни реплике апарт в театре.

Глава Торы “Ноах”: Приплыли…

“Кто первый на выход?” — без особого энтузиазма обратился Ноах к обитателям ковчега. И добровольцев не нашлось… Примерно так происходило прибытие спасшейся от потопа жизни в новый мир, сияющий лучами доселе невидимого солнца. В чем же дело?

.
(Лекция р-на Эли Когана, записана 11.02.2008, отредактирована 10.24.2009)

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

Гони правописание в дверь, оно влетит в окно

Кронгауз обращает внимание на то, что вначале язык падонкафф развивался по правилу «делай ошибки и не следи за грамотностью», но быстро сформировалось «антиправило»: «везде, где ты можешь намеренно сделать ошибку — делай её». Так появилось, например, слово «кросафчег». Но правописание русского языка — морфологическое, мы привыкли писать морфему одинаково, независимо от её морфонологических изменений. И вот окончание «-ег» стало восприниматься как новая морфема… и перестало изменяться! Появились формы «кросафчеги» и «учаснеги», в косвенных падежах то же. Здесь правила игры изменились. Как произносить форму «кросафчеги»? Со звуком «г»? Тогда это новая устная словоформа, а по изначальным правилам игры произношение не должно было меняться. Со звуком «к»? Это нарушение правила «делай намеренные ошибки», поскольку окончание «-ки» не может ни при какой ошибке писаться «-ги».
Впрочем, падонкафф эти проблемы не волновали потому, что олбанский язык был только письменным.

Сослучайное и присослучайное 2017-10-15 09:05:08

Вообще интересная линейка денег получается.
20 шекелей: «О мой кибуц Кинерет, был ли ты или приснился мне?»
50 шекелей: «И в человека я верю, в его смелый дух».
100 шекелей: «Белые дни, длинные, как лучи летнего солнца».
200 шекелей: «Мы любим, родина, тебя, и в песне, и в труде».
Женщина-мужчина-женщина-мужчина.

Сослучайное и присослучайное 2017-10-15 08:27:48

Обратите внимание на то, что строки из стихотворения Черниховского на 50-шекелевой банкноте нормально читаются только с ашкеназским ударением, на предпоследний слог. Без него это какой-то хромающий дольник.
Сравните со строками из Альтермана на 200-шекелевой банкноте, из Рахели на новой 20-шекелевой и из Леи Гольдберг на новой 100-шекелевой.

Сослучайное и присослучайное 2017-10-15 04:41:49

В этом же «Самоучителе олбанского» разбирается не только почивший в Бозе язык падонкафф, но и такое явление, как упячка (с точки зрения языка). Рекомендую.

У Кронгауза в новой книге «Самоучитель олбанского» есть такие мысли:

1) С появлением СМС и блогов появился новый вид речи: не письменный (хотя его пишут), не устный (хотя происходит в реальном времени), а сетевой, со своим стилем, синтаксисом и тезаурусом.
2) Несколько лет назад началась новая эпоха в истории общения. Раньше общение воспринималось как маркированная ситуация на фоне немаркированного молчания. С появлением смартфонов, вотсапов и фейсбуков, для молодёжи, как минимум, естественное состояние — это быть в общении, на связи. Выход из общения, из этого постоянного потока сетевой речи воспринимается как ненормальная ситуация, требующая объяснения (я на уроке, я спать ложусь и т.д.).
В этом же «Самоучителе олбанского» разбирается не только почивший в Бозе язык падонкафф, но и такое явление, как упячка (с точки зрения языка). Рекомендую.

Сослучайное и присослучайное 2017-10-15 03:50:36

По мере вовлечения женщин в синагогальную службу можно разделять синагоги на מניין שוויוני (который совсем) и מניין שוויוניסטי (который слегка).

Урок по книге Ионы, Ошанна Раба

Урок по книге Ионы и смежным вопросам, Ошанна Раба, mkitross читать далее

Берешит 3:24

וַיְגָרֶשׁ אֶת הָאָדָם וַיַּשְׁכֵּן מִקֶּדֶם לְגַן עֵדֶן אֶת הַכְּרֻבִים וְאֵת לַהַט הַחֶרֶב הַמִּתְהַפֶּכֶת לִשְׁמֹר אֶת דֶּרֶךְ עֵץ הַחַיִּים
הַמִּתְהַפֶּכֶת (причастие hитпаэль) согласно конкордансу Стронга означает «поворачивающийся туда и сюда» или «превращающийся».
לִשְׁמֹר («охранять», «соблюдать») применительно к Торе имеет, согласно Раши (к другим местам), также значение «изучать».
עֵץ הַחַיִּים — это, как все знают, Тора.
דֶּרֶךְ עֵץ הַחַיִּים означает «путь дерева жизни», т. е. путь Торы. (Можно и следовать переводам: «путь к дереву жизни», тогда это «путь к Торе»).

Т. о., в результате происшедшего в саду, мы должны крутиться и поворачиваться туда и сюда, изучая путь Торы и тем самым превращаясь во что надо.

Видимо, не все читали

Вольтер
ПОЭМА О ГИБЕЛИ ЛИССАБОНА, или проверка аксиомы: «Все благо»

О жалкая земля, о смертных доля злая!
О ярость всех бичей, что встала, угрожая!
Неистощимый спор бессмысленных скорбей.
О вы, чей разум лжет: «Все благо в жизни сей»,
Спешите созерцать ужасные руины,
Обломки, горький прах, виденья злой кончины,
Истерзанных детей и женщин без числа,
Разбитым мрамором сраженные тела;
Сто тысяч бледных жертв, землей своей распятых,
Что спят, погребены в лачугах и палатах,
Иль, кровью исходя, бессильные вздохнуть,
Средь мук, средь ужаса кончают скорбный путь.
Под еле внятный стон их голосов дрожащих,
Пред страшным зрелищем останков их чадящих
Посмеете ль сказать: так повелел закон, -
Ему сам бог, благой и вольный, подчинен?
Посмеете ль сказать, скорбя о жертвах сами:
Бог отомщен, их смерть предрешена грехами?
Детей, грудных детей в чем грех и в чем вина,
Коль на груди родной им гибель суждена?
Злосчастный Лиссабон преступней был ужели,
Чем Лондон и Париж, что в негах закоснели?
Но Лиссабона нет, — и веселимся мы.
Вы, созерцатели, бесстрашные умы!
Вдали над братьями вершится дело злое,
А вы причину бед здесь ищете в покое;
Но если бич судьбы познать случится нам,
Вы плакать будете, как плачут ныне там.
Поверьте мне: когда бушует море лавы,
Невинна скорбь моя, мои роптанья правы.
Нам, яростью судьбы теснимым там и тут,
Разнузданностью зла, коварством смертных пут,
Чей утлый дом не раз стихии разрушали, -
Дозвольте нам скорбеть, собраться по печали.
Гордыня и соблазн — вещает ваш ответ -
Желать благой судьбы, коль блага в сердце нет.
Отважьтесь вопросить кровавый берег Таго;
В обломках и крови откройте ваше «благо».
Спросите гибнущих на роковом пути,
Гордыня ль в них кричит: О небо, защити,
О небо, смилуйся, да идет чаша мимо!
Все благо, — ваш ответ, — и все необходимо.
Как? если б этот ад не пригрозил земле,
Не сгинул Лиссабон, — мир закоснел бы в зле?
Иль, скажете, не мог наш двигатель извечный,
Все зная, все творя по воле безупречной,
Нас вовсе не ввергать в печальные края?
Вулканов не зажечь, под почвой смерть тая?
Иль власти у него на это недостало?
Иль к немощи людской в нем состраданья мало?
Иль мастер не имел орудий под рукой,
Чтоб выполнить в веках свой замысел любой?
Смиренно б я желал, с творцом своим не споря,
Чтоб волны серные пылающего моря
Катились без вреда по пустырям земным.
Я бога чтить готов, но мной и мир любим:
Коль стонет человек, от бед изнемогая,
Не гордость то, — увы! — чувствительность людская.
—————————————————————
Нет, слишком в эти дни я сердцем возмущен,
Чтоб неизбежности холодной чтить закон, -
Всю цепь вселенных, тел и душ неуловимых.
О сказки мудрецов! Соблазны истин мнимых!
Никем не скован бог и держит цепь в руках;
Все выбором его предрешено в веках;
Он благ, он справедлив, он волен без предела.
И та благая мощь — терзать нас захотела?
Вот узел роковой, что должно развязать.
Как исцелить недуг, коль про него не знать?
Все племена земли, дрожа пред небесами,
Искали семя зла, не признанного вами.
—————————————————————
Когда б страдал лишь я — с единством разобщенный.
Но каждый зверь, на жизнь безвинно осужденный,
Все существа, приняв законы бытия,
Безрадостно живут и встретят смерть, как я.
—————————————————————-
Враждует вся земля — стихии, люди, звери.
Признаем: зло сродни печальной этой сфере;
Заботливо от нас укрыт его рычаг.
Иль зло ниспослано подателем всех благ?
Тифоном яростным, жестоким Ариманом
Проклятая юдоль страданья суждена нам?
Мой ум не признает чудовищ этих злых,
Пусть некогда рабы — богов узрели в них.
Но как постичь творца, чья воля всеблагая,
Отцовскую любовь на смертных изливая,
Сама же их казнит, бичам утратив счет?
Кто замыслы его глубокие поймет?
Нет, зла не мог создать создатель совершенный,
Не мог создать никто, коль он — творец вселенной.
Все ж существует зло. Как истины грустны!
Как странно крайности к единству сведены!
Бог не дал торжества спасительной надежде;
Он землю посетил, и что ж — там все как прежде!
Злорадствует софист: «Он мир спасти не мог!»
«Он мог, — кричит другой, — хотел иного бог!
Он мир еще спасет!» За распрей бесполезной
Забыт и Лиссабон, сметенный гулкой бездной,
И тридцать городов, вдруг превращенных в тлен,
От Таго рдяного до кадиксовых стен.
Иль бог казнит людей, виновных от рожденья,
Иль этот властелин пространства и творенья,
Без гнева, без любви, бесстрастно служит сам
Тому, что завещал стремительным векам;
Иль слепо на творца материя восстала,
Необходимый грех лелея изначала;
Иль нас пытает бог, и смертный этот дом -
Лишь узкий переход пред вечным бытием?
Так, преходящую здесь скорбь претерпевая,
Мы верим: завершит мученья смерть благая.
Но кто, преодолев ужасный переход
И счастье выстрадав, свой путь не проклянет?
Все судьбы нам темны и горестна любая.
Не знаем ничего, бесплодно вопрошая.
Природа в немоте ответов не дает.
Нам, смертным, нужен бог, глаголящий с высот.
И кто б, как не творец, нам разъяснил творенье,
Мудрейших озарил, дал слабым утешенье?
Отвергнут божеством, заблудший род людской
От шатких тростников опоры ждет порой.
Мне Лейбниц не раскрыл, какой стезей незримой
В сей лучший из миров, в порядок нерушимый
Врывается разлад, извечный хаос бед,
Ведя живую скорбь пустой мечте вослед;
Зачем невинному, сродненному с виновным,
Склоняться перед злом, всеобщим и верховным?
Постигнуть не могу в том «блага» своего.
Я, как мудрец, увы, не знаю ничего.
Нам говорит Платон: был человек крылатым,
Был телом просветлен и чужд земным утратам;
Он смерти не знавал и не дружил с бедой,
Как нынче он далек от доли светлой той!
Он гнется и скорбит; он проклят от рожденья;
Природа — царство зла, обитель разрушенья.
; Созданье хрупкое из нервов и костей
Под натиском стихий погибнет тем скорей;
Из крови, праха, влаг возникла плоть живая,
Чтоб снова стать ничем, единство вновь теряя;
И нервы тонкие и хрупкие сердца
Подчинены скорбям, прислужницам конца;
Природа такова — мирюсь с ее законом.
Мне темен Эпикур, я во вражде с Платоном.
Бейль умудренней всех, ему хвалу воздам:
Сомненью учит Бейль, доверясь лишь весам;
Став выше всех систем на собственное горе,
Он всех их ниспроверг и сам с собой в раздоре.
Так некогда слепец разгневанный, Самсон,
Обрушив своды стен, был ими погребен.
Приподнят ли покров великими умами?
Нет: книга жребия закрыта перед нами.
Неведом человек себе же самому.
Кто я, куда иду, какой удел приму?
Рой жалких атомов над этой грудой праха,
У жребия в плену, на поводу у страха,
Но зрячих атомов, чьи очи мысль зовет
Измерить пустоту безвестную высот
Мы к бесконечному стремим свои желанья,
Не чая на земле вкусить самопознанья.
Мир, заблуждения и горести приют,
Кишит несчастными, что счастья тщетно ждут;
Стон, жалобы кругом, — всех, всех мечта прельстила:
Смерть каждому страшна, жизнь каждому постыла.
Средь наших горьких дней пусть слезы нам порой
Веселье осушит беспечною рукой, -
Веселье улетит, оно, как тень, мгновенно;
Печаль, утрата, скорбь пребудут неизменно.
Мы в прошлом свято чтим лишь память наших бед;
Все’ в настоящем скорбь, коль будущего нет,
Коль мыслящую плоть разрушит умиранье.
«Все может стать благим» — вот наше упованье;
«Все благо и теперь» — вот вымысел людской.

Сослучайное и присослучайное 2017-10-11 06:42:12

…Это результат использования определенных приемов из арсенала критического мышления без понимания его основополагающих принципов. А именно:
- Интеллектуальной открытости, которая позволяет нам сомневаться не только в чужих, но и в своих взглядах
- Рационального подхода, который предполагает, что любое сомнение должно быть обоснованным
- Дифференцированного подхода, который позволяет осознать, что мир вокруг — не черно-белый, а состоит из разных оттенков разных цветов
- Рефлексивности, которая помогает нам понять, сомневаемся ли мы в чем-то потому, что для этого есть основания, или потому, что это «что-то» нам попросту не нравится.

Если не соблюдать эти принципы, полученные знания не только не сделают ваше мышление более критическим, но и окажутся на службе у тех самых особенностей нашей психики, которым критическое мышление, по идее, призвано противостоять.
https://navlasov.livejournal.com/102609.html

Полумеры

Мы примерно знаем (теоретически), как нужно воспитывать детей, чтобы они выросли разносторонними, развитыми, добрыми, белыми и пушистыми. У некоторых это даже получается. Проблема сегодня в другом: как воспитывать тех, кто уже не дети. Взрослых.
Вот есть человек, у него есть жизненная позиция, мировоззрение, набор предрассудков и культурных кодов. Он вредит развитию (а иногда даже здоровью и жизни) других людей, поэтому нам его личность не нравится. Мы бы хотели, чтобы он развивал свои творческие силы и не вредил другим. Ля-ля-тополя, гуманитарная психологика. Но если мы сдерём с него его предрассудки и культурные коды, он лишится всех наработок, которые произвела его личность за его жизнь. Мы не одежду с него снимем, даже не раковину — мы его обрежем по живому, как картофелину при чистке. Ему будет больно, а значит — защитная реакция, направленная против нас.
Ещё нужно учесть, что наша аудитория многочисленна, значит, время, уделённое каждому, ограничено, или же информация, передаваемая нами, неизбежно слишком обща, чтобы действовать прицельно.
Развитие личности должно быть естественным, потому что иным оно быть не может. И вот представьте себе обывателя: такой хороший мужик или добрая баба, детей не бьёт, соседям помогает, врагов родины не любит. Дальше послезавтра не очень заглядывает, тайны мироздания ему скучны, эмоциональные запросы удовлетворяет таким образом, какой нам претит. Упрекнуть его не за что, и даже очень есть за что похвалить, но высоколобые мы не возьмём его за образец.
А теперь представьте себе жлоба со всеми его жлобскими качествами. Так вот, наша задача — не в том, чтобы сделать из жлоба высокого гуманиста. Она в том, чтобы сделать из жлоба такого вот обывателя, хорошего мужика или добрую бабу. Кто это умеет? Кто будет заниматься этим день за днём? Кто сможет действовать так, как будто «хороший мужик» — это желанный идеал его деятельности?
Я знаю много неудачных попыток такого рода и лишь одну удачную: российское земство последней трети XIX века.

Танцы, радость, Тора…

Канун Шмини-Ацерес
21 тишрей 5778 года / 11 октября 2017 г.

В детстве я был знаком с рабби Рефоэлем Худайдатовым, бухарским евреем, который был раввином общины бухарских евреев в Кирьят-Малахи. Это был очень добросердечный еврей, выдающийся хасид Хабада. Я помню, как каждую Субботу после полудня он разливал всем вино из небольшой бутылки, которую получил из рук Любавичского Ребе. Он был иллюстрацией, благодаря которой мы могли понять небольшую часть великой работы предыдущего Ребе и нашего Ребе по сохранению иудаизма в Советском Союзе в самые трудные годы — но это уже тема другой статьи…

Рабби Рефоэль родился в 1899 году в Коканде, на границе Узбекистана и Афганистана, и был потомком известной династии бухарских раввинов. Его обучением и воспитанием занимался дед по отцовской линии, известный знаток Торы рабби Исроэль-хахам, сын мудреца Элияѓу, вавилонского сойфера. Его дед по материнской линии, рабби Шимон-хахам жил в Земле Израиля и был одним из величайших представителей бухарской общины и одним из основателей бухарского квартала Иерусалима. В пять лет Рефоэль начал учиться в хедере. В возрасте 10 лет поднялся вместе с семьей в Землю Израиля, для того, чтобы почтить память умершего деда, рабби Шимона. В Иерусалиме несколько месяцев изучал иврит и учился в хедере «Талмуд Тора». Затем вернулся вместе с семьей в Коканд.

Планы семьи по совершению алии в Землю Израиля были нарушены Первой мировой войной и коммунистическим переворотом в России. После того как в Коканде сгорели дома и магазин семьи Худайдатовых, Рефоэль вместе с семьей бежал в Самарканд, где его тетя и двоюродный брат помогли родственникам снова встать на ноги. В 1919 году Рефоэль женился на дочери своего двоюродного брата и, получив от своего тестя в приданное необработанные земли, занялся сельским хозяйством. Он был очень активным и энергичным евреем, и хорошо преуспел в своем новом занятии.

В 1925 году, для того, чтобы сохранить еврейский образ жизни при коммунистической власти, Рефоэль Худайдатов и его родственник Натан Катанов организовали примерно в двадцати километрах от Самарканда еврейский колхоз, члены которого соблюдали Субботу. В 1934 году колхоз насчитывал около четырехсот еврейских домов, считался экономически успешным, содержал общинные учреждения: синагогу, больницу, а также раввина и шойхета. В колхозе, в основном, занимались виноделием — туда на машинах привозили ящики с виноградом, из которого изготавливали вино.

Однажды приехал грузовик, полный ящиков с виноградом, и водитель прочитал на закрытых воротах колхозного склада странное объявление: «В связи с семейным праздником, склад будет закрыт со среды, 7 октября до семи часов утра воскресенья, 11 октября». Он никогда не слышал о колхозе, который не работал бы четыре дня подряд из-за семейного торжества! Водитель выгрузил сырье у ворот и немедленно направился к инспектору колхозов Самаркандской области, чтобы сообщить ему об этом инциденте.

Что же действительно скрывалось за этим странным закрытием? В тот год — как и сейчас — два дня праздника Симхос-Тойре выпали на четверг и пятницу, а сразу за ними следовала Суббота. Поэтому Худайдатов решил закрыть еврейский колхоз на все праздники. Поскольку у рабби Рефоэля были хорошие отношения с властями, он, прекрасно зная, что играет с огнем, понадеялся на лучшее.

Инспектор, посланный из Самарканда на проверку колхоза, прибыл на завод в пятницу днем, когда все колхозники участвовали в праздничных ѓакофойс. У ворот он обнаружил нетронутые ящики с виноградом. Он вошел на территорию и, следуя на доносящиеся из глубины голоса и пение, вошел в помещение, где все колхозники с удовольствием пели и танцевали. Гость, бухарский еврей и коммунист, сразу понял, что происходит: «темные» евреи саботируют работу и празднуют Симхос-Тойре, не принимая во внимание тот огромный ущерб, который они наносят экономике СССР.

Инспектор нашел председателя колхоза, Рефоэля Худайдатова и отдал ему предписание явиться в соответствующие органы с объяснением о причинах халатности в управлении колхозом. Рефоэль, поняв, что инспектор был евреем, обнял его и предложил вместе отпраздновать Симхос-Тойре. Он преподнес ему стакан вина и тарелку с праздничной едой, а затем налил и второй, и третий стакан до тех пор, пока посетитель не напился. На следующее утро инспектор протрезвел, но, к сожалению, не забыл того, что случилось накануне. Он вернулся к начальству и сообщил о том, что происходит в колхозе Худайдатова.

Рефоэлю грозило суровое наказание, и он решил «сделать ход конем». В те дни в Самарканде наблюдался острый дефицит шин для грузовиков, что привело к длительному простою на одном из крупнейших заводов в городе. Никто не проявлял инициативу, чтобы решить эту проблему, и завод не работал уже несколько недель. Узнав об этом, Рефоэль в воскресенье утром поехал в Ташкент и встретился со знакомым в интендантском управлении местного гарнизона. Он попросил продать ему большое количество шин, которые хранились как стратегический запас на складах армии. В тот же день шины были доставлены в Самарканд, на завод, который на следующий день начал снова работать.

Директор завода написал благодарственное письмо, восхваляющее советского гражданина Рефоэля Худайдатова, проявившего неравнодушие и находчивость, и таким образом спасшего завод. С этим письмом Рефоэль пошел в НКВД, где получил строгий выговор за то, что закрыл колхоз на четыре дня, не заботится о советской экономике, да еще и напивается там со своими друзьями в еврейский праздник. Рефоэль представил благодарственное письмо директора завода и сказал: «Вот доказательство того, как я забочусь о советской экономике». Решительные действия Рефоэля были одобрены, и его отпустили восвояси…

Рабби Рефоэль-Цемах Худайдатов скончался в месяце элул 5747 года (сентябрь 1987 г.) и был похоронен на Масличной горе в Иерусалиме.

* * *

Благословение Шеѓехейону («давший нам жизнь») — одно из самых популярных в еврейской традиции. Его произносят каждый раз, когда происходит какое-либо радостное событие, связанное с получением пользы, например, при покупке новой одежды или при входе в новый дом, — а также перед тем, как в первый раз есть плод нового урожая. Наши мудрецы постановили, что благословение Шеѓехейону следует произносить также при исполнении некоторых заповедей Торы, связанных с определенным временем: совершая Кидуш при наступлении каждого из главных праздников года, перед трублением в шойфар, взяв впервые в году в руки лулав, зажигая первый ханукальный светильник и перед чтением Свитка Эстер в Пурим. Любавичский Ребе рабби Менахем-Мендл Шнеерсон, ссылаясь на своего тестя и предшественника ребе Йосефа-Ицхока, утверждает, что в дополнение к благословению Шеѓехейону, произнесенному на праздник Симхос-Тойре, следует произнести его и на Тору. Хотя, как говорил Ребе на одном из праздничных фарбренгенов, это не совсем понятно. Ведь Тора не является чем-то новым, так как была дана нам 3300 лет назад. Тора также не то, чего мы не касались целый год, как шойфар, в который трубят только в Рош ѓаШоно. Еврей должен изучать Тору каждый день, и утром, и вечером. Так почему же на нее следует произносить благословение Шеѓехейону?! И Ребе объясняет, что когда еврей танцует со Свитком Торы в праздник Симхос-Тойре, то, несмотря на то, что Тора была дана много лет назад и он сам изучал ее и вчера, и позавчера, но, когда он весело танцует так, как это делал рабби Рефоэль Худайдатов в своем колхозе, когда он присоединяется ко всей общине и радуется вместе со всеми тому подарку, который дал нам Всевышний, то его сердце наполняется такой великой, ни с чем несравнимой радостью, что, безусловно, ему следует произнести это благословение.

Рассказывают, что на свадьбе Ребе его тесть, Ребе Йосеф-Ицхок, провозгласил: «Во время свадебного веселья из Мира Истины приходят души трех поколений отцов жениха и невесты. Так — у всех, но у некоторых больше и еще больше» (с тех пор эти слова повторяют на всех свадьбах хасидов Хабада). Нам следует помнить, что когда мы приходим в синагогу, чтобы танцевать и радоваться на праздник Симхос-Тойре, то, если мы будем радоваться с Торой так, как будто мы на свадьбе одного из наших детей, то мы удостоимся того, что души наших родителей (тех, кого больше нет с нами и о ком мы читаем молитву Изкойр) будут танцевать и праздновать с нами в этом году Симхос-Тойре.

Веселого всем праздника и веселой «свадьбы» с Торой всем нам!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (730 КБ).