Параллели пересекаются

К моменту нашей встречи с Александром Шифом[1], приехавшим из Иерусалима в начале 1994 года, была издана моя первая книга «Хотелось бы всех поименно назвать»[2], посвященная сопротивлению тоталитарному режиму. Среди ее героев, арестованных и осужденных в годы большевистского террора, были представители православного и католического духовенства и мирян.

Мой гость с одобрением отозвался о только что вышедшей книге и спросил:

— А следственные дела по хасидам вам не попадались?

— Нет.

— Очень жаль! Там тоже немало героических страниц!

Он в течение нескольких часов с необычайным воодушевлением рассказывал удивительную историю хасидского подполья в Советском Союзе до, во время и после Второй мировой войны. И самым поразительным фактом, в который невозможно было поверить, помня о существовавшем в те годы тоталитарном режиме, была история тайного выезда за границу в 1945—1946 гг. многих сотен хасидских семей.

Это было первое соприкосновение с абсолютно неизвестными страницами тайной деятельности хасидов, поражавшей необычной в условиях советской действительности организованностью, а также бесстрашием и жертвенностью ее участников.

Случилось так, что после нашей встречи я продолжала работу с документами в архивах, в том числе — со следственными делами заключенных в архиве ФСБ. Как и ранее, в них меня прежде всего интересовали материалы, связанные с активным сопротивлением насилию, с борьбой верующего за свое человеческое достоинство.

Собранный материал, в основном документы следственных дел, стал основой для последующих книг: «В язвах Своих сокрой меня»[3] и «Возлюбив Бога и следуя за Ним...»[4], посвященных гонениям на католиков; «Сквозь огнь мучений и воду слез...»[5], посвященной преследованиям истинно-православных христиан, в середине 30-х годов ушедших в подполье и создавших многочисленные тайные общины[6].

Но в процессе этой работы постепенно начали собираться и материалы следственных дел хасидов, арестованных и осужденных в различных регионах страны до и после Второй мировой войны. Причем в ходе изучения тайной деятельности хасидов постоянно возникали удивительные параллели с подпольной работой общин истинно-православных христиан: такое же активное неприятие советской действительности во всех ее проявлениях, та же тайная работа с использованием фальшивых паспортов и связей с регионами через тайных посланников, та же конспирация в письмах[7]...

Поражало также и поведение верующих разных конфессий после ареста во время следствия. Вырванные из привычной среды, поставленные в экстремальную ситуацию угроз и насилия, оставшиеся один на один с болью и страхом смерти, мужеством и слабостью, своим понятием о чести и достоинстве — многие из них не дрогнули и смогли выдержать все.

Похоже, именно вера давала им силу и твердость на допросах. Многие из них категорически отказывались от любых показаний и от подписи под фантастическими обвинениями, несмотря на угрозы ареста близких и жесточайшие избиения.

Параллели не только соприкоснулись, они слились в одну несгибаемую линию поведения и на свободе, и в заключении. И тогда стало ясно — о тайной деятельности хасидского подполья, об активном внедрении в их среду секретных осведомителей чекистов, о групповых процессах над хасидами в разных регионах страны — обо всем этом надо писать отдельную книгу. А главное — назвать имена мучеников, настоящих исповедников веры.

Предлагаемая книга — не историческое исследование по данной теме, ведь для серьезных исследований слишком мал объем доступных нам документов архивов МВД и ФСБ. Автору удалось ознакомиться лишь с небольшим количеством следственных и лагерных дел заключенных. При этом было понятно, что многие протоколы допросов сфальсифицированы, во многих случаях написаны самими следователями или же обвиняемыми, но в результате угроз и избиений. Но даже учитывая это, нельзя не признать, что в любых условиях арестованный до конца боролся за свое человеческое достоинство и сопротивлялся насилию.

Заметим также, что в этих делах важнейший материал для исследователя представляют агентурные сообщения секретных осведомителей чекистов. Такие сообщения в основном и использовались следствием при оформлении «Обвинительных заключений» по групповым делам хасидов. Именно они дают неоценимую информацию о тайной деятельности хасидов, их развлетвленной системе связей между центром и провинцией, их борьбе в условиях большевистского режима за сохранение традиционной религиозной жизни еврейских общин.

Использованные же в книге воспоминания участников позволяют сопоставить документы, написанные чекистами, с реалиями хасидского подполья, с его четкой внутренней организованностью, сплоченностью и готовностью на любые жертвы во имя общей идеи. Живые голоса участников озаряют трепетным светом рассказ о непрекращавшейся ни на один день борьбе за сохранение народных традиций, за сохранение национального достоинства евреев.

При изложении материала автор, учитывая, что многие термины, связанные с еврейской религиозной историей, могут быть непонятны обычному читателю, счел необходимым пояснить их в подстрочных примечаниях.

В большинстве случаев выдержки из воспоминаний участников событий выделены в тексте с помощью отступов, с указаниями на соответствующий источник. Выдержки из документов выделяются только кавычками. Подчеркивания в материалах следственных дел были сделаны следователями, купюры в тексте обозначены отточиями.

Необходимо отметить, что фамилии, имена и отчества героев книги часто не совпадают в различных источниках. Автору в подобных случаях представляется целесообразным использовать варианты, приводимые в анкетах из следственных дел, как правило, совпадающие с паспортными данными

Работа над книгой осуществлялась в рамках программы Научно-информационного и просветительского центра «Мемориал» — «Репрессии против духовенства и мирян». Самая искренняя признательность — А. Б. Рогинскому, руководителю научных программ НИПЦ, а также друзьям и коллегам: Л. А. Должанской (Москва), А. Я. Разумову (Санкт-Петербург), Л В Ковальчук (Одесса), Л. Н. Падун-Лукьяновой и А. И Бариновой (Киев), В. И. Битюцкому (Воронеж), М. Б. Рогачеву (Сыктывкар).

Автор благодарит раввина Зеева Вагнера, заместителя главного редактора «Российской еврейской энциклопедии», за активную поддержку работы в архивах и неоценимые советы.

Особая признательность Френсису ГРИНУ, без дружеского участия и постоянной поддержки которого была бы невозможна многолетняя работа в архивах и подготовка к изданию данной книги

И Осипова



[1] Генеральный директор «Association of Jewish Religious Professionals from the Soviet Union and Eastern Europe in Israel».

[2] Осипова И. Хотелось бы всех поименно назвать. М. Мир и человек, 1993.

[3] Осипова И. «В язвах Своих сокрой меня...». М.: Серебрянные нити, 1996.

[4] Осипова И «Возлюбив Бога и следуя за Ним...». М.: Серебрянные нити, 1999.

[5] Осипова И. «Сквозь огнь мучений и воду слез...». М.: Серебряные нити, 1998.

[6] Многие катакомбщики жили без паспортов, никогда не работали на предприятиях и в колхозах, молодежь не участвовала в общественной жизни и не служила в армии, дети не посещали школы и т. д.

[7] По мнению автора, тайная, пока еще малоизученная, жизнь истинно-православных перекликается с деятельностью хасидов, но уступает хасидскому подполью как во внутренней спаянности общин, так и в великолепной организации поддержки своих сторонников, в особенности арестованных членов общин и их семей.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру