Содержание

Рабби Менахем Мендел Шнеерсон, седьмой руководитель Хасидут Хабад, удостоился быть названным "наиболее выдающийся еврей нашего поколения". Для десятков тысяч хасидов и сотен тысяч его приверженцев и почитателей во всем мире он просто "Ребе", ибо он - наиболее доминантная личность в иудаизме нашего поколения. Он, более,чем любой другой человек из Израиля, выполняет высокую миссию, цель которой - пробудить каждого еврея открыть свою истинную сущность. далее
— Эймосай кооси мар? — Ликшейофуцу майанойсэхо хуцо! — Когда придет господин? — Когда твои источники распространятся наружу!  Велико мое желание и стремление... "...Велико мое желание и стремление, чтобы мы удостоились увидеть в скором времени в наши дни буквально, чтобы во всех синагогах сынов Израиля без всякого различия вообще изучали глубинный смысл Торы, и об этом сказано в Писании, и также это законодательное постановление Рамбама... (Игройс койдеш т. 15 игерес 5618) Самое малое действие "... Можно видеть воочию, что даже самое маленькое действие в распространении источников хасидизма, именно в последние годы  приводит к огромному успеху, и это зависит только от желания действовать..." (Игройс койдеш т. 20 игерес 7615) Два аспекта в "распространении источников наружу" В выражении "йофуцу майанойсэхо хуцо" ("Распространятся твои источники наружу") подчеркиваются два аспекта: алеф) что сами источники приходят в "хуцо" ("наружу"), а не только то, что они воздействуют на "хуцо"; бейс) распространение источников наружу происходит способом "йофуцу" - самое большое и широкое распространение, так, что не остается места, свободного от них (когда есть такое место, что источники не достигают его, - это доказывает, что их распространение - ограниченно, и это не есть истинный смысл "йофуцу") (Ликутей Сихойс гл. Вайишлах и Йуд тес кислев) Мошиах мог бы уже прийти "...Уже с 5715 (1955) г. требуют распространять хасидус, ибо тогда раскрылись ворота для этого...и, поскольку все зависит от этого, поэтому Мошиах уже мог бы прийти, в основном, после 5715 г. С того времени, как началось "уфорацто" в 5718 (1958) г., есть силы для этого, и нет никаких препятствий и задержек для этого... и все зависит от нас самих. И через это могло быть благо, как материально, так и духовное, каждому, в том, что ему необходимо. И именно хасидус, чтобы шли распространять хасидус повсюду...  (Из йехидус для руководства ешивы  770, гл. Вайгаш 5725 (1965) г. "Тшура" Бейлинов)
Книги по еврейской истории. Книги по еврейской традиции. Книги по иудаизму
Еврейские праздники - Рош аШана, Йом Кипур, Суккот, Симхат Тора, Ханука, Пурим, Песах, Шавуот. История и традиции еврейских праздников. Хасидские памятные даты.
Три месяца спустя после избрания премьер-министром Израиля Менахем Бегин приехал в Соединенные Штаты. Свой первый визит в Америке он нанес Рабби Менахему М.Шнеерсону – главе Любавичского Движения. Через два с половиной часа Бегин вышел из кабинета Любавичского ребе и сказал окружившей его армии журналистов, что он по-человечески счастлив. После благословения и советов Ребе бремя руководства еврейским государством и ответственности в переговорах с другими странами стало для него намного легче.
Три месяца спустя после избрания премьер-министром Израиля Менахем Бегин приехал в Соединенные Штаты. Свой первый визит в Америке он нанес Рабби Менахему М.Шнеерсону – главе Любавичского Движения. Через два с половиной часа Бегин вышел из кабинета Любавичского ребе и сказал окружившей его армии журналистов, что он по-человечески счастлив. После благословения и советов Ребе бремя руководства еврейским государством и ответственности в переговорах с другими странами стало для него намного легче.
Рабби Менахем Мендел Шнеерсон, седьмой Любавичский Ребе – единственный Любавичский Ребе, не побывавший в русской тюрьме. Его охранило чудо, рука советского режима уже нависла над ним, но Ребе невредимым покинул Россию... родину Движения и одновременно свирепую мачеху.
Накануне второй мировой войны подавляющее большинство Любавичских хасидов оставалось в славянских странах. В первые послевоенные годы их общины уже не были редкостью в Европе и Северной Америке. Сегодня Любавичское Движение, в шутку называют «империей, над которой никогда не заходит солнце». На всех континентах, практически в каждом из государств, поднявших флаги над Организацией Объединенных Наций, можно встретить Любавичского хасида. В арабских странах, даже в Уганде, «прославленной» антиеврейским угоном в Энтебе, даже и на далеком Тайване... В любую точку земного шара, где только живут евреи – а где не живут евреи! -приходят посланцы Любавичского Ребе с великой заповедью: «любовь еврея к еврею».
«Тьму не разгоняют палкой, – учит Любавичский Ребе – Хотя бы немного света, и уже не так темно». Свет Хабада, как и солнечный, спокойно и ровно освещает весь еврейский народ. Как и солнечный, он может пройти, не задев, словно через прозрачное оконное стекло. Но если луч учения падает на еврейскую грань, он. как и солнечный на грани стеклянной, загорается многоцветной радугой.
Хасиды не любят рассказывать о личной жизни Ребе, а сам он никогда не говорит о себе. С 1950 года, с тех пор, как Рабби Менахем Мендл Шнеерсон стал Любавичским Ребе, его жизнь у всех на виду. За эти 42 года он не взял ни одного дня отпуска, ни разу не покинул окрестностей Любавичской синагоги, его кабинет открыт для каждого, и он работает в нем порой до 20 часов в сутки. Но его биографию, 48 лет его прошлой жизни, приходится склеивать из кусочков, по случайным, отрывочным воспоминаниям тех, кто встречался или жил с ним рядом в России, Германии, Франции, Соединенных Штатах...
«Распространение потоков наружу», а затем «распространяйся на Запад и на Восток...» – это подвиг самопожертвования. Нелегко, в самом деле бросить налаженную, удобную жизнь, например, в Нью-Йорке и отправиться куда-то за тридевять земель или, скажем, на близкую Аляску, чтобы основывать новые Любавичские центры
– Когда еврей идет по улице,– говорит Любавичский Ребе,– это идет часть Святости, потому что каждый еврей – частица самого Всевышнего...
Нет человека в Израиле, кто бы не знал Любавичского Ребе. Имя Рабби Менахема Мендела Шнеерсона, его известность, давно перешагнули границы религиозного еврейства. Его 75-летие в прошлом году праздновал весь еврейский мир и, конечно, Израиль. Книга Поздравлений Любавичскому Ребе побывала в больших и малых городах, в кнесете и кибуцах, у политиков и общественных деятелей. И неожиданно выяснилась любопытная подробность: руководители Израиля и оппозиция, люди разных партий и взглядов, часто яростные, непримиримые противники – объединились в преклонении перед святым именем Любавичского Ребе.
Еврейская история полна легенд. Легендарно само появление нашего народа, дымкой чуда окутаны ушедшие тысячелетия, в чуде явном и скрытом лежит объяснение многих событий нашей действительности. «Тот, с кем происходит чудо, его обычно не замечает», – говорит наша Тора, но должно быть в крови: в трудную минуту жизни, в час беды религиозному еврею свойственно уповать на таинственное доброе вмешательство. И оно приходит
В нашей книге рассказывается о различных этапах жизни Ребе. В ней собраны беседы о судьбе Израиля, об отношениях евреев и народов мира, о борьбе с террором. В ней говорится о вопросах вечных: как понять волю Творца, как соседствуют природа и чудо, как приблизить приход Машиаха. Эти вопросы в наши дни стоят особенно остро.
«Ребе, наперекор всему...» Так называется одна из частей новой книги, подготовленной Молодежной организацией хасидов ХАБАД. Герой книги – глава поколения, духовный лидер еврейства, шестой Любавичский Ребе Йосеф-Ицхак Шнеерсон. Он становится главой ХАБАДа в памятном для многих 1920 году, когда большевики решили, что безбожие и беззаконие окончательно утвердились на территории бывшей Российской империи, что Небо слепо и суда нет...
Люди Хабада
Слушая этот спокойный мягкий голос, в котором звучат теплота, а порой и улыбка, – невозможно представить, что все, о чем он рассказывает, происходило с самим рассказчиком. Респектабельный, преуспевающий коммерсант, высоко образованный раввин и этот обливающийся слезами и кровью мальчик, одиноко скитающийся по дремучим лесам, – одно и то же лицо?!
Перед вами рассказ сына о своем отце. Сына зовут Аарон-Элиезер Цейтлин, он живет в израильском городе Цфате. Отец – раввин Йегошуа-Хешель Цейтлин, которого все звали Хесель, сын Аарона-Элиезера, старшего брата моей матери. Цель публикации – отдать долг человеку (к сожалению, уже покойному), которым я всегда искренне восхищался, но лишь сейчас понял, какого огромного уважения он заслуживает. Рассказ был напечатан в журнале «Кфар Хабад», №508, и его перевод печатается с любезного разрешения этого издания. Те, кто владеет ивритом, могут познакомиться с ним в оригинале.
Когда из созданного заботливым кондиционером микроклимата автомобиля я выскочил на тротуар улицы Бен Гурион, первое, что пришло на ум, – парная. Очевидно, прохожие придерживались той же точки зрения. Лица у них сверкали, как московские мостовые после дождя.
Судьба раввина Симона Якобошвили, грузинского еврея, поначалу складывалась весьма удачно: счастливое детство в большой состоятельной семье, учеба в лицее, перспектива продолжить образование за границей, карьера инженера в будущем... Октябрьская революция в России, затем гражданская война грубо вторглись в жизнь Симона, разрушили его планы, разбили надежды. Не обошел его стороной и 1937 год: арест, тюрьма, ссылка. И неожиданное избавление – эмиграция на Запад, где он получает возможность активно и открыто распространять иудаизм. Детям Симона Якобошвили повезло больше. Они оказались в свободном мире в юности. Его старший сын, Гершон Бер Джекобсон, стал известным журналистом. Начав свою журналистскую деятельность в 18 лет репортером, он теперь главный редактор крупнейшей в мире еврейской газеты "Алгемейнер журнал", издаваемой на идиш в Нью-Йорке. Кстати, в своей газете Гершон Джекобсон отвел целый разворот рассказу о журнале "Лехаим".
Наш дом стоял рядом с домом городского раввина Рабби Лейви Ицхака Шнеерсона, благословенна память праведника. Дети были примерно одного возраста, и, естественно, установились тесная связь, дружба между семьями. Я отлично помню старшего сына реб Лейвика, которого считали вундеркиндом. Всех поражали его необычайные способности, удивительная серьезность...
История героической, самоотверженной борьбы хасидов Хабада в Советском Союзе за право соблюдать заповеди Торы известна теперь многим. Пишущий эти строки был в течение десятков лет свидетелем этой борьбы и удостоился запечатлеть ее историю в общих чертах в книгах "Еврейство в Советской России
11 Ава пять лет назад ушел от нас незабываемый машпиа р. Реувен Дунин. Реб Реувен был человеком совершенно особенным и не похожим ни на кого своей беспредельной привязанностью к Ребе, своей честной и истинной любовью к каждому еврею, кем бы он ни был. Своим неподражаемым стилем он вел фарбренгены в течение многих часов, и таким образом он повлиял на тысячи людей, приблизив их к великому свету Ребе.
Осенью 1980 года по инициативе Любавичского Ребе была создана организация, объединившая мальчиков в возрасте до бар-мицвы (13 лет) и девочек в возрасте до бас-мицвы (12 лет) под названием «Цивос Гашем» — «Армия Всевышнего».
Летние месяцы в Нью-Йорке обычно не слишком приятны, но жара, навалившаяся в минувшую августовскую неделю, была особенно нестерпимой. Скоростные трассы, ведущие в сторону Лонг-Айленда и к побережью в Нью-Джерси, забивают машины с отдыхающими, мчащимися к пляжам. В такие дни Манхэттен напоминает город-призрак. Контуры его знаменитых построек почти полностью скрыты маревом, а обычно кишащие людьми улицы пустынны и тихи. Улицы периферийных районов–Бронкса, Куинса, Стэйтен-Айленда и Бруклина– плотно укутаны покрывалом жары и заставляют вспомнить пустынные пейзажи, запечатленные на картинах Эдварда Хоппера. Но вот в это воскресенье здесь, в Краун-Хайте, все выглядит совсем иначе. Напротив любавичской штаб-квартиры тысячи стоящих отдельно друг от друга мужчин и женщин образуют две длиннейшие очереди, которые тянутся за угол и дальше по уходящей в сторону Кингстон-авеню. Лишь немногие из них являются любавичами

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру