7

 

Возвращаясь из царского дворца домой, увидел Гаман Мордехая, рядом с которым шли три подростка. Интересно было узнать Гаману, о чем они говорят; догнал он их и услышал вот что:

— Что ты учил сегодня в школе? — спросил Мордехай одного из своих юных спутников.

—Мы учили объяснение отрывка из книги Мишлей: "Не бойся внезапного ужаса и бедствия грешников, когда оно придет на них"[1], — ответил мальчик,

— А ты что учил? — спросил Мордехай второго.

— Отрывок из книги пророка Йешаягу: "Сговаривайтесь между собой — ничего у вас не выйдет; принимайте решения, но они не осуществятся, ведь с нами Б-г!"[2] — ответил ему тот.

— И мы тоже учили отрывок из книги пророка Йешаягу: "Вовек Я не изменюсь и до скончания веков [к народу Израиля]. Я сотворил [его], Я буду заботиться [о нем], и буду терпелив [к нему], и спасу [его]"[3], — сказал третий.

Приятно было Мордехаю услышать это, и он улыбнулся, довольный. Разобрало Гамана любопытство: чем, интересно, так порадовали еврея мальчишки?

— Что развеселило тебя? — спросил он Мордехая.

— Тягостно было у меня на душе, но эти вот ребята успокоили меня. Они напомнили о том, что Тора велит не бояться козней наших врагов: замыслы их не осуществятся, ибо с нами великий и милосердный Б-г. Несмотря на то, что мы в изгнании и доля наша — постоянные страдания, не оставит нас Г-сподь наш и спасет от злодеев, подобных тебе, — мужественно ответил ему Мордехай.

Вконец рассверипел тут Гаман и поклялся себе: "За то, что щенки эти обрадовали моего врага, они погибнут первыми, когда придет час".

Радостный возвращался домой Гаман, спеша рассказать своим родным и приятелям о большой удаче.

"Я мудрее всех моих предков. Ни один из них не разработал такого тонкого плана уничтожения еврейского племени. Эсав, мой прародитель, не захотел убить Яакова, брата своего, как это сделал Каин, убивший Гевеля. Но и Каин не позаботился о том, чтобы извести под корень все потомство Адама, отца своего. Я не поступлю подобно фараону, который приказал бросать всех мальчиков в Нил и не подумал, что девочки, оставшиеся в живых, вырастут, выйдут замуж и произведут на свет потомство, и снова будут евреи в мире. Я получил от царя право уничтожить всех их: мужчин, женщин и детей. Уж теперь-то с ними будет покончено навсегда, чтоб и памяти не осталось об этом ненавистном мне народе", — думал Гаман.

ВСЕВЫШНИЙ УТВЕРЖДАЕТ СТРАШНЫЙ ПРИГОВОР

Опасался Сатана, что Всевышний, благословен Он, отменит Свое решение об уничтожении евреев, которое принял, когда многие из них пришли к Ахашверошу на пир. Предстал он пред Творцом и стал обвинять сынов Израиля:

— О, великий и грозный Г-сподь! Народ Твой грешит и не выполняет заповедей Твоей Торы. Я видел их на пиру у царя Ахашвероша — они ели запрещенные яства и пили некашерное вино, да еще причмокивали от удовольствия. Они явились на это празднество, несмотря на то, что руководитель их, Мордехай, запретил им это. Доколе, Г-сподь, Ты будешь молчать и прощать их?

Ответил Всевышний, благословен Он:

— Если Я выполню твое желание и уничтожу Мой народ, что станется с Моей Торой? Кто будет выполнять написанное в ней? Кто будет хранить ее и прославлять?

— Что Тебе теперь до сынов Израиля, которые оставили Тебя? Разве не достаточно Тебе всего воинства небесного, которое с любовью и трепетом исполняет каждое Твое желание? — спросил Сатана. Принял его доводы Творец и повелел:

— Иди и подготовь мне указ об уничтожении Моего народа. Я принимаю твои доводы и подпишу его.

Побежал Сатана сам не свой от радости, а все остальные на Небесах заплакали. Святая Тора оделась как вдова и горько рыдала; ангелы в слезах взывали к Всевышнему:

— Владыка миров! Если Ты уничтожишь народ Израиля, погуби и весь мир — ведь Ты создал его только ради них!

Солнце и луна оделись в траур, и мир погрузился во тьму. Сказали они Создателю:

— Владыка миров! Вспомни страшные страдания, которые вытерпели дети Твои, чтобы соблюдать Твой Закон! Многие отдали за Тору свою жизнь, погибли от рук язычников, отстаивая право исполнять Твои заповеди. Не губи их!

Михаэль, ангел-защитник евреев, поспешил предстать пред Творцом:

— Владыка миров! Все народы ненавидят народ Израиля и хотят его гибели. Ему же ничего не нужно, только к Тебе направлены глаза его. Вспомни Хананью, Мишаэля и Азарью, которых бросили в огненную печь только за то, что они отказались поклониться идолам Невуходнецара. А сейчас злодей Гаман хочет стереть евреев с лица земли. Умоляю Тебя, Г-сподь, — расстрой его замыслы, спаси Свой народ от руки его!

Увидел пророк Элиягу как горюет Тора, услышал плач ангелов и поспешил к праотцам и пророкам:

— Отцы Израиля! Разве вы не слышите плача Небес и их святого воинства, рыданий земли и всего, что на ней?! Идите к Всевышнему и просите милосердия; может быть, Он услышит вас и пожалеет Свой народ.

Поднялся тут Моше и спросил Элиягу, есть ли в этом поколении праведник.

— Есть один праведник по имени Мордехай, — ответил тот.

— Тогда отправляйся к нему и скажи, чтобы он в молитвах своих упрашивал Г-спода отменить смертный приговор. Мы тоже встанем пред Всевышним, благословен Он, будем молиться и просить жалости у Творца мира. Может быть, вместе нам удастся спасти народ Израиля, — сказал Моше пророку.

— Но сможем ли мы убедить Создателя отменить страшный указ? Ведь на нем уже Его собственная печать?

— Какую печать поставил Г-сподь? — спросил Моше. Вот что рассказал ему Элиягу.

—Когда закончил Всевышний, благословен Он, писать приговор Своему народу, приказал он Сатане принести кровь, пролитую разбойниками-евреями, чтобы ею запечатать Свой указ. Облетел Сатана весь свет, но не раздобыл такой. "Во всем мире не нашел я крови, пролитой разбойниками-евреями. Даже грабители у них милосердны и не убивают свои жертвы", — сказал Сатана Г-споду. "Раз так, принеси глину, и Я запечатаю ею". Быстро вернулся Сатана с куском глины, который загодя припрятал. Глина эта была замешана на слезах вдовы, которую дочиста обобрали евреи. "Увидев эту глину, вспомнит Всевышний, благословен Он, о том злодействе и с радостью запечатает приговор", — думал Сатана. И Творец поставил на Своем указе глиняную печать. Услышав этот рассказ, приободрился Моше и сказал:

— Не бойся, Элиягу, близко наше спасение. Если не кровью, а глиной запечатан приговор, услышит нашу молитву Создатель и благосклонно примет ее.

МОРДЕХАЙ ГОТОВИТ НАРОД К РАСКАЯНИЮ

Оделся Мордехай в рубище, посыпал голову пеплом, собрал весь еврейский народ и сказал:

— Дорогие братья мои, сыны Израиля, любимые Отцом небесным, послушайте меня! Страшный приговор вынесен нам: Ахашверош и Гаман хотят уничтожить всех нас до единого. Мы здесь — в галуте, нет у нас царя, который спас бы нас, нет пророка, который попросил бы у Б-га милосердия. Мы как отара заблудившихся в пустыне без пастуха овец, как затерянный в море корабль без капитана. Нам некуда бежать, так как приговор распространяется на евреев, живущих во всех областях царства Ахашвероша. Остался у нас только наш Отец на небесах, только Ему мы должны молиться, Его просить и умолять, чтобы Он сжалился над нами и отменил страшный указ.

Услышав эти взволнованные слова Мордехая, ужаснулись евреи, страх охватил их; с мольбой смотрели они на своего руководителя.

— Что же нам делать? — плакали они.

— Нужно вынести свитки Торы на улицы Шушана и читать следующий отрывок: "Во время невзгод, когда сбудутся для тебя все эти предсказания, в грядущие времена, возвратишься ты к Г-споду, Б-гу твоему, и будешь слушаться Его, ибо Б-г милосердный Г-сподь, Б-г твой; Он не оставит и не погубит тебя и не забудет союза с отцами твоими, в чем Он поклялся им"[4]. Всевышний, благословен Он, заповедал нам в Своей святой Торе, чтобы мы шли Его путями и соблюдали Его Закон, и предупредил: если мы нарушим союз с Ним, то злой и горькой будет судьба наша. Предостерег нас Б-г наш, но мы не вняли Ему. Но несмотря на это ждет Г-сподь нашего раскаяния. Ведь Он — Б-г милосердный и милующий, и если оно будет чистосердечным, Он пожалеет нас. Знаете ли вы, что случилось с жителями Ниневии? Вынес им Создатель смертный приговор за воровство и другие грехи. "Еще немного — и Ниневия перевернется", — говорил о них пророк Иона. Узнав о том, что их ожидает, пришли люди в ужас; царь их снял с головы корону, покрылся мешковиной, посыпал голову пеплом и объявил по всей стране всеобщий пост. "Ничего не есть ни людям, ни животным!" — приказал он. И все оделись в рубище, и посыпали головы пеплом, и воззвали к Г-споду в искреннем раскаянии. Каждый вернул украденное и просил прощения у тех, перед кем провинился. Увидев их дела и услышав их молитвы, отменил Г-сподь Свой приговор и оставил в живых всех в Ниневии. Если мы поступим так же, как они, — заключил Мордехай, — если полностью раскаемся, то услышит нас Г-сподь, Б-г наш, и простит. Мы — дети Творца, любимый народ Его; если мы объявим пост и станем молить Отца нашего о пощаде, Он передумает и отменит этот страшный приговор.

МОРДЕХАЙ И ЭСТЕР

Не знала царица Эстер о том, что происходит, и перепугалась, услышав от своих служанок, что дядя ее Мордехай ходит перед царским дворцом, одетый в рубище. Позвала Эстер одного из своих слуг, Гатаха, и послала его узнать, что случилось. С ним же она передала для Мордехая одежду, чтобы тот снял с себя рубище.

— У народа нашего несчастье, а я надену богатый наряд?! — сказал Мордехай Гатаху. — Не сниму я рубище до тех пор, пока не пожалеет Всевышний своих детей и не совершит для них чудо. Всегда поступали так руководители народа Израиля, когда случалась беда: объявляли траур и молились, пока не смягчалось сердце Создателя. А сейчас поспеши к своей госпоже и расскажи ей о смертном приговоре, вынесенном нашему народу. Передай, чтобы она пошла к царю и умолила его об отмене этого решения. А если откажется Эстер идти из опасения, что не послушает ее царь, то расскажи ей сон, который я видел прошлой ночью. Приснилось мне, что я в бескрайней пустыне, а вокруг — толпы людей, каждая из них — из представителей определенного народа, и все дружелюбно общаются, мирно беседуют. Только один маленький народ стоял в стороне от всех и молчал. Остальные даже не смотрели в его сторону. Неожиданно из самой гущи людей поднялся в воздух огромный змей и полетел к тем, стоящим на отшибе. Тело этого змея росло и раздувалось на глазах, а длинный раздвоенный язык свисал из разверстой зубастой пасти. Но как только он оказался над их головами, вдруг разразилась буря. С четырех концов света стали дуть ураганные ветры; образовавшийся над толпой смерч закрутил змея и разорвал его в клочья. Тогда прояснилось небо, вновь засияло солнце — и тут я проснулся. Скажи Эстер, чтобы не боялась она: я уверен, что удастся ей смягчить сердце царя. Как спасся тот маленький народ от ужасного змея, так спасутся и сыны Израиля от гибели, уготованной им, — закончил Мордехай.

Вернулся Гатах и пересказал все это Эстер. Услышав о страшном несчастье, которое ожидает ее народ, сказала Гатаху потрясенная царица:

— Не смогу я выполнить то, что требует от меня Мордехай. Пойди и скажи ему от моего имени: "До сих пор я поступала так, как ты мне велел, и не рассказывала царю о своем происхождении. Как же теперь я признаюсь ему, что я еврейка?" Еще скажи Мордехаю, что царь приказал никого не пускать к нему без разрешения Гамана. Гаман обычно вызывает меня, когда Ахашверош хочет видеть жену, но вот уже целый месяц за мной не присылают.

Снова пошел Гатах к Мордехаю и встретил по дороге Гамана. Сразу понял министр, куда направляется слуга, подошел к нему и так ударил беднягу, что тот испустил дух.

Возмутило это Всевышнего, благословен Он:

— Так как этот злодей убил посланца Мордехая и Эстер, Я пошлю к ним Моих ангелов Михаэля и Гавриэля — они станут посланцами царицы и ее дяди и сделают все, что те им скажут.

Передали ангелы Мордехаю слова Эстер, и он послал их обратно к ней, велев передать следующее:

"Знай, Эстер, что Г-сподь сделал так, чтобы Ахашверош избрал тебя царицей, только с одной целью: дать тебе возможность спасти народ Израиля. Если промолчишь ты в час беды, то спасение придет к евреям из другого источника, а ты погибнешь и род отца твоего прекратится. Почему ты боишься этого злодея? Разве он сильнее Амалека, который воевал с Израилем и потерпел поражение? Или, может быть, сильнее тридцати одного царя, которых разгромил Йегошуа бин Нун? Кто он, этот Гаман? Неужели он сильнее Сисры, поднявшегося на Израиль войной с девятьюстами железными колесницами и погибшего от руки женщины? Или он сильнее могучего филистимлянина Гольята, побежденного Давидом? Не бойся, крепись и мужайся, Эстер, — Г-сподь, защитник Израиля, поможет тебе. Но если, не дай Б-г, случится с нами несчастье, которое ты могла, но не захотела предотвратить, — знай, что не избежать тебе наказания. Как ты думаешь — за что вынесен нам этот страшный приговор? За грех Шауля, твоего предка, который не послушался пророка Шмуэля, повелевшего ему уничтожить всех амалекитян до единого, оставил в живых Агага, их царя. Гаман сын Гамдаты — из потомков того Агага. Если бы Агаг не остался в живых, то не появился бы на свете и сам злодей Гаман. И когда придет твой срок, Эстер, предстать перед Небесным судом, спросят тебя, почему ты не помогла своему народу в час беды. Что ты ответишь? Поэтому еще раз прошу тебя: наберись мужества и иди к царю просить за твой народ, а Тот, к Кому обращены наши молитвы, поможет тебе и спасет от любого зла".

И в этот раз послушалась Эстер своего дядю, который вырастил ее и любил как родную дочь. Выслушав ангелов, она вновь послала их к нему с таким ответом: "Я согласна выполнить твою просьбу, пойду к царю, а там — будь что будет! Лучше быть казненной в этом мире, чем потерять долю в мире грядущем. Только одного я прошу у тебя: собери всех евреев, находящихся в столице Шушан, и поститесь ради меня три дня, и я вместе с моими служанками поступлю так же. А потом пойду к царю и, если суждено мне, то погибну".

96

Обрадовал Мордехая ответ племянницы, но просьбу ее объявить пост он не спешил исполнить, передав ей: "В месяц нисан мудрецы запретили нам поститься".

Отправились ангелы к царице и, вернувшись от нее, принесли Мордехаю такой ответ: "Мордехай! Ты, глава еврейского народа, говоришь такое?! Если погибнет израиль, то кто будет соблюдать законы и обычаи? Что сделает со Своей Торой наш Б-г, если мы будем стерты с лица земли? Разве Он не простит нас, если в такое время мы не станем точно придерживаться буквы закона и объявим пост? Лучше нарушим одну из заповедей Всевышнего, благословен Он, чтобы остаться в живых, — а тогда уже сможем выполнять все Его заповеди!"

"Эстер права. Мудры ее слова, и я поступлю по ее совету", — решил Мордехай и послал гонцов во все концы столицы собирать народ.

МОЛИТВА НАРОДА

В первую ночь праздника Песах собрались вместе все евреи, жители Шушана. Мордехай объявил трехдневный пост и велел провести его в молитвах Б-гу Всевышнему. Двенадцать тысяч коганим[5] стояли перед собравшимися; в правой руке каждый держал шофар[6], а в левой — свиток Торы.

— Б-г наш и Б-г наших отцов! — взывали они к Г-споду. — Если Ты уничтожишь нас, кто будет читать Тору, которую Ты дал нам? Кто вспомнит Имя Твое? Даже солнце и луна навсегда перестанут светить, так как они были созданы ради народа Израиля.

Потом все евреи пали ниц и громко воззвали:

— Ответь нам, Г-сподь, Б-г наш, ответь нам!

С раннего утра и до позднего вечера молились евреи, трубили в шофары и рыдали так громко, что горький вопль их дошел до воинства Небесного, которое вместе с ними проливало слезы.

"Дети чисты от греха и не делали злых дел, поэтому их молитва поднимется до Небес и достигнет Г-спода", — подумал Мордехай и решил собрать всех детей из хедеров в синагогу. Спросил он их, доверчиво смотревших на него:

— Дорогие мои дети! Ответьте мне: находимся ли мы на земле наших предков?

— Нет, мы не в нашей Эрец-Исраэль. Мы живем в чужой стране, — хором ответили они ему.

— Кто здесь царь и министры?—спросил Мордехай.

Ответили дети:

— Язычники!

— Преследуют ли вас неевреи, притесняют ли?

— Да! Они бросают в нас камни, смеются над нами.

— А знаете ли вы, почему не живем мы в нашей стране, за что Г-сподь так наказал нас?

— За грехи наших предков постигла нас такая горькая судьба. Всевышний прогнал их из Эрец-Исраэль и предал в руки мучителей, которые до сих пор держат всех нас в плену.

— Вы правы, дорогие дети. Действительно, мы согрешили перед Б-гом нашим и Он сердится на нас и наказывает. Но знайте, что Г-сподь ждет нашего раскаяния. Если мы вернемся к Нему, исправимся и будем выполнять Его заповеди, то смилостивится над нами Творец, соберет из среды других народов и вернет нас в Эрец-Исраэль! Давайте помолимся вместе, от всего сердца, Г-споду — может быть ради вас, ни в чем не повинных детей, Он пожалеет нас и спасет от рук злодеев!

Оделись дети в рубище и почти ничего не ели три дня, молились Б-гу, упрашивая Его отменить смертный приговор.

Вопль детей поднялся до трона Всевышнего, и Он услышал их.

Вместе с детьми молился и Мордехай: "Отец наш Небесный! Разве не поклялся Ты нашим предкам, что станем мы многочисленными, как звезды на небе? Неужели Ты нарушишь Свою клятву? Если мы все погибнем, что Ты скажешь нашим святым праотцам? Г-сподь! Пожалей нас, прими молитву раба Твоего! Исполни обещанное Моше-рабейну, когда Ты сказал: "Но и при всем этом, когда они будут в земле врагов своих, не оставлю Я их и не станут они мне противны настолько, что истреблю Я их, нарушив Свой завет с ними; ибо Я Г-сподь, Б-г их"[7]. Так не оставляй же нас в час беды! Спаси от рук убийц!"

МОЛИТВА ЭСТЕР

Три дня постилась Эстер и все время, не переставая, молила Г-спода спасти народ Израиля. На четвертый день она облачилась в великолепный наряд царицы: роскошное платье, шитое сверкающим золотом, равного которому не было по красоте, полосатую мантию, украшенную драгоценными камнями, привезенными из далеких стран, возложила на голову корону и обула сафьяновые туфли.

Перед тем, как выйти из своих покоев, остановилась Эстер у дверей и с трепетом в сердце воззвала к Г-споду:

— Г-сподь, Б-г мой и Б-г моих отцов! Б-г Аврагама, Б-г Ицхака, Б-г Яакова и Б-г Биньямина, родоначальника колена Израиля, к которому я принадлежу! Я знаю, что стала царицей не потому, что творила добрые дела; не за это досталась я в жены Ахашверошу, который выбрал меня из множества девушек. Для того, чтобы спасти Израиль от рук врагов, попала я в царский дворец. Сегодня я иду выполнить свою задачу. Прошу тебя, Г-сподь, помоги мне в этом, пошли удачу! Если будут уничтожены дети Твои, кто в этом мире будет три раза в день произносить пред Тобой: "Свят! Свят! Свят!"[8]? Посмотри на нас, Г-сподь, Б-г наш, и увидишь, что случилось с нами. Царь продал нас за десять тысяч талантов серебра, которые предложил ему Гаман, чтобы получить право уничтожить евреев. Посмотри, Г-сподь, на мои слезы, пожалей хотя бы маленьких детей, которые не согрешили! Вспомни Аврагама, праотца нашего, который выдержал все десять Твоих испытаний; смилуйся над нами за его заслуги! Три дня я постилась, чтобы напомнить Тебе о трехдневном пути Аврагама к горе Мория, куда он шел, чтобы принести в жертву Тебе своего сына[9]. Тогда Ты поклялся ему: "Эта твоя заслуга всегда зачтется потомкам твоим, когда они будут в беде". Три дня я не ела и не пила, ибо из трех частей состоит твой народ: коганим, левиим и исраэлим[10]. Все они стояли пред Тобой у горы Синай и сказали вместе: "Исполним и примем!" Если и этих заслуг недостаточно для нашего спасения, то прислушайся, прошу Тебя, Г-сподь, Б-г мой, к голосам ангелов, которые рыдают и молят Тебя смилостивиться над нами! Сжалься надо мной, милосердный и милостивый, когда приду я к царю просить за Твой народ! Пошли передо мной ангела Своего, чтобы обрела я милость в глазах царя и чтобы он согласился принять меня и внял моим речам. Услышь меня, как Ты услышал молитву Хананьи, Мишаэля и Азарьи! Так же, как спас Ты Даниэля из логова львов, вызволи и нас из рук убийц!

Три девушки пошли вместе с Эстер к царю: одна — по левую ее руку, другая — по правую, а третья несла шлейф ее платья, украшенного драгоценными камнями.

По пути к царю постаралась Эстер прогнать из сердца тревогу и страх, чтобы предстать перед Ахашверошем с лицом, не омраченным никакими печальными думами.

Когда охрана царского дворца увидела в воротах прекрасную Эстер, все были потрясены ее смелостью: ведь знали они, что явилась она к мужу на свой страх и риск.

Когда проходила Эстер мимо идолов Ахашвероша, показалось ей, что лишил ее Б-г Своей поддержки. В смятении воззвала она в сердце своем: "Г-сподь! Почему Ты оставляешь меня одну, как овцу среди волков? Разве Ты не знаешь, что не ради себя я иду к царю, а ради Твоего народа, Израиля, попавшего в беду? Почему Ты не бережешь меня, как наших праведных прародительниц? Когда фараон взял мать нашу, Сару, в свой дом, Ты наказал его, тело его покрылось язвами, и он сразу же отпустил свою пленницу. А я одна среди язычников, и Ты оставляешь меня в одиночестве! Почему, Г-сподь, Б-г мой? Пожалуйста, не отдавай меня в руки врагов!"

Молитва Эстер была услышана. Всевышний послал к смелой женщине трех ангелов — защитить ее от любого зла. Один поддержал ее, изнуренную трехдневным постом, и помог ей выпрямить стан. Второй добавил ей очарования, и стала царица еще красивей, чем всегда.

Узнав, что Эстер во дворце, страшно рассердился царь: "Когда я просил Вашти прийти ко мне, та отказалась. А эта явилась, хотя я ее не звал". Отвернулся Ахашверош, чтобы не смотреть на входящую жену, но третий ангел Г-спода повернул царя лицом к дверям. Когда увидел Ахашверош Эстер во всем великолепии ее красоты, смягчилось сердце его и переполнилось любовью к ней. Протянул царь к жене свой золотой скипетр, но от волнения и слабости после трех дней поста не хватало у Эстер сил поднять руку и дотронуться до этого символа царской власти. Ангел Михаэль, пришедший на помощь ей, взял ее руку и коснулся ею скипетра.

—Должно быть, — сказал Ахашверош,—у тебя, Эстер, есть какая-то важная просьба ко мне, раз пришла ты сюда без разрешения, с риском для жизни своей. Вижу, что ты готова была умереть, только бы повидаться со мной. Скажи мне, что привело тебя, и я сделаю для тебя все, что смогу.



[1] Мишлей, 3:25.

[2] Йешаягу, 8:10.

[3] Йешаягу, 46:4.

[4] Дварим, 4:30-31.

[5] Коген (мн.ч. коганим) — потомок первосвященника Агарона. Г-сподь заповедал коганим служить в Скинии Завета, а затем в Храме.

[6] Шофар — особым образом обработанный бараний рог.

[7] Ваикра, 26:44.

[8] "Свят! Свят! Свят!" — эти слова произносят евреи в молитве три раза в день.

[9] Берешит, 22:1-19.

[10] Коганим, левиим и исразлим — три группы, на которые делится еврейский народ. Коганим — потомки Агарона-первосвященника (см. 24); левиим — потомки Леви, сына Яакова, помогавшие коганим в храмовой службе; исраэлим — все остальные евреи.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру