6

 

С тех пор злодей Гаман жил одной мечтой: погубить народ Израиля. Сказал он однажды своему слуге:

— Принеси мне кубики, выточенные из виноградной лозы, и я брошу жребий — узнать, какой день подходит для того, чтобы убить Мордехая и всех евреев.

Сказал Всевышний, благословен Он:

— Злодей, сын злодея! Не судьбу сынов Израиля решишь ты этим жребием, а свою собственную участь. Их же ожидает освобождение и радость.

Ответил Гаману слуга, который был знаком с историей и обычаями евреев:

— Не стоит делать жребий из виноградной лозы, так как Давид, царь Израиля, сравнивал свой народ с виноградником. Он говорил: "Виноградную лозу из Египта перенес Ты, изгнал народы и посадил ее"[1].

— Если так, сделай жребий из оливы, — сказал Гаман.

— И олива не годится для этого, ибо с ней сравнил их пророк Ирмиягу: "Зеленеющей маслиной, красующейся цветущим обликом своим, назвал тебя Г-сподь"[2].

Из яблони слуга тоже не советовал делать жребий, так как Б-г Израиля сравнил евреев и с яблоней; и из гранатового дерева не рекомендовал — по той же причине.

— Принеси тогда кубики из финикового дерева, — приказал Гаман, но и тут сказал слуга:

— Не годится оно для этого, ибо сравнил царь Шломо Израиль в Песне Песней с финиковой пальмой[3].

И ореховое дерево, по его словам, не подходило, ибо написано: "Спустилась я в сад ореховый взглянуть на побеги прибрежные, посмотреть, зацвела ли лоза, распустились ли гранаты"[4].

Этрог, мирт и ива не годились потому, что в праздник Сукот евреи, прославляя Б-га, держат в руках плод этрога, а также миртовые, ивовые и пальмовые ветви. Даже стебли тростника не подходили для этого, ибо пророк Ахия благословил их и сказал, что будет Израиль гибким как тростник: вода его не смоет и ветер никогда не сломает.

— Если все эти деревья не годятся для изготовления жребия, то из чего же сделать кубики? — спросил Гаман.

— Стоит взять кедр, ибо с ним пророк Иехезкель сравнил народы мира: "Вот, Ассирия — кедр ливанский..."[5] — ответил советник.

Так Гаман и поступил: изготовил кубики из кедра, чтобы узнать, какой день недели благоприятен для уничтожения еврейского народа.

ВСЕВЫШНИЙ И ДНИ НЕДЕЛИ

Пришли семь дней недели к Творцу, каждый с одной и той же просьбой: не стать днем несчастья для Израиля.

Начал первый день:

— Владыка миров! В первый день ты создал небо и землю и сказал, что мир существует только ради будущих заслуг пред Тобой народа Израиля. Если Ты вынес ему смертный приговор, то и мы, дни недели, тоже не хотим существовать более.

Следующим был второй день. Он сказал:

— Г-сподь! Во второй день недели Ты создал свод небесный и отделил им воды Земли от вод Высших Небес. Точно так же отделил Ты народ Свой, Израиль, от других племен. Если хочешь уничтожить его, уничтожь сначала небосвод.

Третий день недели сказал Творцу:

— В третий день Ты создал деревья, чьи ветви и плоды дети Твои, сыны Израиля, держат в руках, прославляя Тебя в праздник Сукот. Если Ты уничтожишь евреев, то прежде погуби деревья, которые Ты сотворил.

Четвертому дню тоже было что сказать. И он, как и остальные, просил Б-га проявить милосердие к народу Израиля:

— Владыка! В четвертый день Ты сотворил солнце, луну и звезды, а Аврагаму, родоначальнику евреев, Ты обещал, что его потомки будут многочисленны, как звезды небесные. Если Ты решил погубить их, уничтожь сначала все светила, которые Ты создал.

Пятый день сказал:

— Г-сподь! В пятый день Творения создал Ты птиц и животных, в том числе и тех, которых сыны Израиля приносили Тебе в жертву. Так уничтожь сначала животных и птиц, если уж суждено Израилю погибнуть!

Взял слово шестой день:

— Г-сподь! В шестой день Ты сотворил человека, самое прекрасное создание Твое. Детям Твоим, сыновьям Израиля, Ты сказал: "Вы называетесь Человеком"[6], а сейчас Ты намерен стереть их с лица земли. Тогда уж истреби сначала все остальные племена!

И, наконец, пред Всевышним предстала суббота:

— Ты сотворил меня в знак союза между Тобой и Твоим народом, как написано об этом в Твоей Торе. Если хочешь погубить их, то вначале уничтожь меня, чтобы не видела я, как погибает мой народ!

ГАМАН И МЕСЯЦЫ ГОДА

Внял Всевышний, благословен Он, просьбам дней недели и помешал Гаману бросить жребий, чтобы выбрать день для уничтожения сынов Израиля.

"Если не удалось мне узнать, какой день недели лучше всего подходит для того, что я затеял, — подумал Гаман, — попытаюсь-ка бросить жребий на месяцы года и выяснить, какой из них благоприятствует этому".

— Что ты думаешь о месяце нисан, чей знак зодиака — Овен? Подходит ли он для уничтожения евреев? — спросил Гаман своего слугу.

— Б-г Израиля сравнивает Своих детей с овечкой: "Израиль — отбившаяся овца"[7]. Не удастся уничтожить их в этом месяце: можно ли представить себе, что отец сам приведет своих детей, как овец, на бойню? — ответил тот вопросом на вопрос.

— Созвездие следующего месяца, ияра, — Бык. Что ты скажешь о нем?

— И в этом месяце ты не осилишь их. Заслуга Йосефа-праведника, которого Тора сравнивает с быком, защитит евреев от зла.

— Следующий месяц — сиван, его созвездие Близнецы. Удастся ли мой замысел в сиване?

И тогда не сможешь ты одолеть народ Израиля, ибо заслуга близнецов Переца и Зераха, сыновей Йегуды и внуков Яакова, спасет евреев от любого несчастья.

— Ну, а месяц тамуз, созвездие которого Рак, — благоприятен ли он для этого?

— Сказано у пророка Зехарии:".. .сделаю Иерусалим камнем твердым для всех народов — все поднимающие его исцарапаются..."[8] Вспомни о рачьих клешнях, что царапают кожу, как острые камни, и не пытайся в этом месяце выступить против евреев.

— Что ты скажешь о месяце ав?

Созвездие ава — Лев. Отец их Небесный сравнивается со львом. Останется ли спокойным лев, видя, как лисы нападают на его львят? Не сможешь ты одолеть их и в месяце ав.

А в элуле?

Созвездие месяца элуль — Дева, а Тора сравнивает с юной девой народ Израиля. И в этом месяце невозможно повредить им.

— Неужели и тишрей не подходит?

— Созвездие тишрея — Весы. И они защитят сынов Израиля, творящих справедливый суд, символ которого — весы.

Гаман уже терял терпение:

— В хешване?

Созвездие этого месяца — Скорпион; с ним тоже сравнивается в Торе Израиль. Созвездие следующего месяца кислева — Стрелец. И кислев для тебя неблагоприятен, — продолжал он, — так как написано: "И сказал: следует научить сынов Йегуды стрельбе из лука"[9], горька судьба каждого, раненного их стрелой. Созвездие месяца тевет — Козерог. За приготовленное Яаковом для Ицхака мясо козленка получил он отцовское благословение, поэтому ты ничего не сможешь сделать им и в тевете.

Начал отчаиваться Гаман, но ни за что не хотел отказаться от своих жестоких планов.

— Следующий месяц — шват. Может быть он мне подходит?

— Созвездие швата — Водолей, а злодей Билам благословил народ Израиля такими словами: "Потечет вода из его ведра..."[10] Не подходит тебе и этот месяц.

Только один месяц остался — адар, чей знак зодиака — созвездие Рыб.

— Хоть этот-то месяц подходит? — спросил Гаман, цепляясь за последнюю надежду. — Я уверен, что он самый подходящий для меня и принесет удачу. Я уничтожу евреев с такой легкостью, с которой ловят и убивают рыб!

Услышал Всевышний похвальбу Гамана и сказал:

— Рано ты радуешься, злодей! Разве ты не знаешь, что точно так же, как человек может проглотить маленькую рыбешку, большая рыба может проглотить его самого? Твой конец будет таким же: не ты уничтожишь сынов Израиля, а они прикончат тебя!

ЗЛОДЕЙ ГАМАН ОБВИНЯЕТ СЫНОВ ИЗРАИЛЯ

Был у Гамана приятель по имени Загоран. Когда поделился с ним Гаман своими планами убить Мордехая и погубить его народ, сказал ему товарищ:

— Не сможешь ты одолеть сыновей Израиля. Ты похож на цаплю, которая решила осушить море и превратить его в сушу.

Удивился Гаман:

— Какая связь между жребием, который я бросал, чтобы покончить с Мордехаем и всеми евреями, и этой птицей?

— Послушай историю, и сам поймешь. Одна цапля свила себе гнездо у самого моря. Однажды она оставила своих птенцов и полетела добывать им пищу, а когда вернулась, не нашла ни гнезда, ни птенцов — волны моря смыли с берега и поглотили все, что было у нее в жизни. Разрыдалась бедная цапля и воскликнула: "Я отомщу морю за это зло: перенесу его воду на берег и превращу его в сушу". Нагнулась цапля к морю, набрала полный клюв воды и вылила ее на берег. Затем с берега набрала полный клюв песка и высыпала его в море. Тяжело трудилась цапля с раннего утра до позднего вечера. Увидела ее другая птица и с удивлением спросила, что цапля делает. Поведала ей та свою историю. Рассмеялась птица и сказала ей: "Безмозглая ты, цапля! Даже если будешь трудиться всю жизнь, все равно не сможешь осушить море!"

— Так и ты, друг мой Гаман, не осилишь народ Израиля. Твоя мечта уничтожить их сродни мечте цапли осушить море, — этими словами завершил Загоран свой рассказ.

Понимал Гаман, что без одобрения царя планы его обречены на провал, и пошел к Ахашверошу добиваться разрешения истребить евреев.

— Мой господин, мой царь, творящий только добро! — льстиво начал Гаман. — Проехал я по всем странам твоего царства, познакомился со всеми народами, преданными тебе. Везде я выяснял, что делается для тебя, проверял, стараются ли люди тебе услужить, и еще раз убедился, что нет на свете более сильного и могучего царя, чем ты. Все жители ста двадцати семи стран твоего царства бесконечно преданы своему владыке и служат тебе с великой любовью. Все, кроме одного народа. Разбросан он среди других племен, но не смешивается с ними, держится особняком; религия их отличается от всех иных верований народов. Народ этот — евреи, и не стоит тебе, царь, держать их в своем государстве. Ответил ему Ахашверош:

— Даже если верны твои слова, чем плохо, что евреи отличаются от других народов? Пока они верны своему царю и выполняют его законы, что мне до их религии и обычаев?

На это у злодея был готов ответ:

— В том-то и дело! Если бы евреи соблюдали твои законы, я бы не говорил с тобой о них. Они всячески стараются уклониться от труда; постоянно находят повод прекратить работу: то суббота у них, то праздник...

Спросил царь с любопытством:

— Как же проводят они свое время? Ответил Гаман:

— Большую часть дня евреи бездельничают. Утром они в течение двух часов молятся своему Б-гу. Потом час завтракают. Еще целый час уходит у них на послеобеденную молитву, и только после этого выходят они на работу. После полудня они снова молятся, потом обедают, а там, глядишь, и вечер. В седьмой день недели они вообще ничего не делают, собираются в синагогах и молятся, читают книги своих пророков и осыпают проклятиями тебя и твоих министров. Начало каждого месяца — еще один праздник для них. Раз в году, в месяце нисан, евреи сжигают у себя все квасное и бездельничают восемь дней. С утра до вечера читают они Тору и молят своего Б-га: "Так же, как мы сжигаем квасное, — уничтожь царство злодеев и вызволи нас из-под власти тирана Ахашвероша!" В месяце сиван у них снова праздник. В этот день евреи разбрасывают на крышах синагог цветы и яблоки, а потом собирают их в знак того, что точно так же Б-г соберет их из среды народов и вернет в их землю.

— Первый день месяца тишрей — начало их нового года, — продолжал свою обвинительную речь Гаман. — Вновь весь этот странный народ собирается в синагогах. Там они читают Тору, трубят в рог и говорят: "Да вспомнит нас в этот день к добру Всевышний; пусть помогут нам в этом заслуги наших отцов. Да покарает Г-сподь в Судный день всех наших врагов и ненавистников!" Девятого тишрея все они наедаются до отвала, а на следующий день, десятого, постятся целые сутки, даже маленьких детей своих не кормят и не поят. С утра до вечера сидят они в синагогах и проклинают тебя, царь наш, и всех твоих верных слуг. Жалобными голосами просят они своего Б-га избавить их от твоей власти. А через несколько дней у них новый праздник — Сукот. Готовясь к нему, ломают они по всей стране деревья, собирают ветви пальмы, ивы и мирта. И в эти дни они говорят о нас только плохое, просят у своего Б-га причинить нам зло. Каждый седьмой год они вообще прекращают обрабатывать землю, а раз в пятьдесят лет освобождают своих рабов и возвращают купленные поля прежним владельцам. В эти годы они совсем ничего не делают, только празднуют. Не стоит тебе, владыка, держать их у себя, ибо от них один только вред. Послушай меня, господин мой! — сказал Гаман умоляющим голосом. — Прикажи истребить всех евреев, живущих в твоем царстве, а их деньги и все имущество забери себе!

Услышал речь злодея ангел Гавриэль, предстал пред Всевышним, благословен Он, и стал просить за народ Г-спода:

— Владыка всех миров! Я слышал, что сказал Гаман Ахашверошу. Кому как не Тебе известно, что он завидует евреям, исполняющим Твои законы и идущим по указанному Тобой пути! Прошу, умоляю тебя, Г-сподь, Б-г мой, — не слушай злодея, не допусти уничтожения народа Израиля!

Ответил ему Творец:

— Не бойся, Я помню о сыновьях Своих и никогда их не оставлю. Гаман считает, что у евреев слишком много праздников? Добавлю Я народу Израиля еще два дня радости — праздник Пурим, который они будут отмечать в память о падении этого злодея.

Внимательно выслушал Ахашверош злобные обвинения Гамана в адрес народа Израиля, но боялся пойти навстречу его желанию и повелеть уничтожить народ Г-спода.

Сказал царь Гаману:

— Я верю тебе. Ты прав — странный это народ евреи. Я тоже ненавижу их, но боюсь их великого Б-га, могучего и страшного, который любит их и жестоко наказывает каждого, кто причиняет им зло. Разве ты не знаешь, какие страшные казни Он наслал на египтян, а потом вывел Свой народ из Египта и перевел его по дну расступившегося моря? Шестьсот тысяч отборных воинов фараона утопил Б-г Израиля в наказание за зло, которое египтяне причинили евреям.[11] А разве не слышал ты, как много лет спустя воевал Б-г Израиля против славного и могучего полководца Сисры, которого до тех пор никто не мог победить? Отдал его Г-сподь в руки женщины по имени Яэль, и та убила Сисру, избавив от него народ Израиля[12]. Всегда хранит евреев их Б-г, а врагов их наказывает. Что нам до них? Оставим их в покое, чтобы самим не пострадать.

Но не отступал Гаман, не терял надежды убедить Ахашвероша:

— Господин мой, не бойся Б-га Израиля! Грехи их переполнили чашу Его терпения, и Он в гневе Своем предаст их в твои руки.

— Разве нет среди них праведников, за заслуги которых простит Б-г весь народ? — спросил царь.

И на это был у Гамана ответ:

— Нет! Все они злодеи, Б-г возненавидел их и только спасибо скажет тому, кто их погубит. Но Ахашверош все еще сомневался:

— Множество евреев в моем царстве. Если их всех не станет, пострадает моя казна — ведь немалую долю налогов я получаю от них!

И тут был у Гамана в запасе ответ:

— Ты заблуждаешься, господин мой! Сущую ерунду они платят тебе — ведь эти бездельники целыми днями только празднуют вместо того, чтобы трудиться.

— А что будет с городами, в которых живут евреи? Если уничтожим мы этот народ, придут эти города в запустение и поселятся в них хищные звери, — сказал Ахашверош.

Но Гаман успокоил его:

— Не волнуйся, у нас нет городов, полностью заселенных евреями. Тут их кучка, там горстка — никто и не заметит, что они сгинули. Знаешь что? — пришла в голову Гаману новая идея. — Если хочешь убедиться, насколько они ненавидят тебя, — позови любого из них и поставь перед ним два стакана вина. В один брось муху, а из другого сам отпей при нем. Если ты предложишь еврею взять один стакан из двух, то бьюсь об заклад: возьмет он стакан с мухой, а не тот, из которого ты пил. Это привело Ахашвероша в ярость:

— Неужели я настолько им противен?! — вскричал он и приказал вызвать своих мудрецов, чтобы обсудить с ними планы Гамана.

Выслушав первого министра, сказали мудрецы Ахашверошу:

— Владыка наш! Ни за что не соглашайся на это! Если в мире не станет евреев, то погибнет и сам мир. Даже часа не просуществует он без сынов Израиля. Ради Своего народа Г-сподь сотворил вселенную; если бы не евреи, в мире не было бы ни солнца, ни луны, ни звезд, не было бы ни росы, ни дождя, и земля не давала бы урожая. Впрочем, и самой земли бы не было. Видели ли вы человека, который молча взирает на то, как убивают самых дорогих ему людей? Думаешь ли ты, царь, что Б-г Израиля промолчит, наблюдая гибель Своего народа? Как могла прийти тебе в голову такая мысль, наш мудрый владыка? Разве не известна тебе судьба всех тех, кто притеснял народ Израиля? Ты хочешь навлечь на себя и на всех нас беду!

Но не повлияли на решение Гамана слова мудрецов. Более того: ему удалось убедить их самих в своей правоте.

— Действительно, — сказал он, — раньше велика была сила Б-га Израиля. Но сейчас Он стар и не сможет спасти евреев. Разве вы не знаете, что Навуходнецар захватил Иерусалим, сжег Храм, убил многих из народа Израиля, а остальных увел в плен, а их Б-г и пальцем не пошевелил, чтобы за них заступиться?

Нечего им было на это ответить.

— Ты убедил нас, Гаман! — сказали царь и мудрецы, и участь евреев была решена.

ЦАРСКИЙ ПРИКАЗ

Приняв решение уничтожить народ Израиля, написал Ахашверош следующее обращение ко всем жителям царства:

"Всем народам мира и их правителям мои самые лучшие пожелания!

Пришел ко мне один из величайших людей нашего поколения, Гаман, сын Гамдаты, потомок Амалека. Вот что сказал этот мудрый человек:

"Среди нас живет презреннейший из всех народов — евреи. Они ненавидят нас и молят своего Б-га послать тебе гибель, о великий и могучий царь. Черной неблагодарностью отличается этот народ. В древние времена пришли они в Египет, голодные и нищие. Фараон, царь египетский, приветливо принял их и поселил в самой цветущей и богатой области своей страны. А когда попросил он их построить для него дворец, то они не только не выполнили его просьбу, но еще потребовали, чтобы тот разрешил им уйти в пустыню для принесения жертв их Б-гу. "Вернемся через три дня", — обещали они ему. Одолжили эти люди у египтян посуду из золота и серебра, дорогую одежду, взяли мелкий и крупный скот и ушли. Обещания вернуться они не сдержали. Прождав три дня, египтяне во главе с самим фараоном пустились в погоню за этим неблагодарным народом и настигли его у Красного моря. Увидев египтян, предводитель беглецов Моше поднял вверх свой заколдованный посох, стал произносить над ним какие-то заклинания, и неожиданно расступилось море. Сыны Израиля перешли его по сухому дну, а египтяне, гнавшиеся за ними, все до единого утонули в сомкнувшихся вновь бурных водах.

Этот Моше с детства рос в доме у фараона, но, будучи таким же неблагодарным, как и все евреи, не пожалел и его, своего приемного отца. За добро, которое делают им, они всегда платят злом".

У нас к ним тоже есть свой счет: единственного нашего пророка Билама они убили мечом. По дороге из Египта евреи напали на Сихона, аморейского царя, и на Ога, царя Башана, захватили их земли, а обоих правителей убили. По приказу их пророка Шмуэля был уничтожен весь народ Амалека, лишь сам царь чудом спасся. Гаман сын Гамдаты, мой министр и советник, — прямой потомок того царя.

Эрец-Исраэль, которая прежде называлась Кенааном, стала страной евреев. Был у них сильный и жестокий царь по имени Давид, который любил воевать и всю свою жизнь только тем и занимался, что покорял соседние народы. Сын Давида Шломо был большим мудрецом; он построил Храм Б-гу Израиля. После этого начали сыны Израиля грешить, оставили своего Б-га и служили другим богам. В наказание за это отдал их Б-г в руки Навуходнецара, который разрушил Храм, а большую часть народа увел в Вавилон. С тех пор и живут евреи в нашей стране, во всех ее областях. Они чужды нам, не служат нашим богам и всех нас ненавидят и презирают.

И вот созвал я в мою столицу Шушан всех царей, министров, губернаторов и других вельмож, приближенных ко мне, и мы все вместе решили покончить с этим народом, стереть его с лица земли. Повелеваю всем моим добрым подданным в тринадцатый день месяца адар уничтожить, убить, истребить всех евреев от мала до велика, мужчин и женщин, стариков и детей, а все их несметные богатства полюбовно разделить между собой".

ПОСЛАНИЕ ГАМАНА

Злодей Гаман тоже написал письмо ко всем ста двадцати семи правителям подвластных Ахашверошу стран с приказом об уничтожении тринадцатого адара всех евреев. Вот содержание его письма:

"Я, Гаман сын Гамдаты, первый человек после царя Ахашвероша, вместе с министрами и советниками царя пишу вам от его имени и запечатываю свое послание царской печатью.

Народ Израиля, рассеянный по нашей стране, был когда-то сильным орлом, самым жестоким среди всех хищных птиц. Огромные крылья его простирались над землей, и невозможно было устоять перед ним. Но вот пришел лев, царь Навуходнецар, великий и могучий воин, и сразил этого орла, отрубил ему когтистые лапы, переломал крылья. Тогда воцарились в мире тишина и покой. Но не окончательно уничтожил орла Навуходнецар. Прошло время — и зализал хищник раны, снова стал отращивать когти и перья, чтобы вновь воспарить над миром и править им, как и раньше.

Поэтому и собрались мы здесь, правители Персии и Мидии: необходимо помешать этому орлу набраться сил! Мы хотим ощипать ему перья и передушить его птенцов еще до того, как он станет сильнее нас. Мы уничтожим всех евреев, мужчин, женщин и детей, в один день. Мы не поступим подобно фараону, который убивал только мальчиков; не повторим ошибки Эсава, который ждал смерти отца, чтобы сразиться со своим братом Яаковом; не будем опрометчивыми, как Навуходнецар, который пригнал их в Вавилон; не пожалеем их, как пожалел царь Ассирии Санхерив, который не всех истребил. Решили мы не оставлять в живых ни единой души — иначе рано или поздно наберут они силу и сделают с нами то же, что и с нашими предками".

Эти два послания, запечатанные царской печатью, отправил Гаман во все сто двадцать семь областей царства Ахашвероша и с нетерпением ждал осуществления своей самой заветной мечты — уничтожения еврейского народа.



[1] Тегилим, 80:9.

[2] Ирмиягу, 11:16.

[3] Шир га-ширим, 7:8.

[4] Шир га-ширим, 6:11.

[5] Йехезкель, 31:3.

[6] Талмуд, трактат Йевамот 61 а.

[7] Ирмиягу, 50:17.

[8] Зехария, 12:3.

[9] Шмуэль II, 1:18.

[10] Бемидбар, 24:7.

[11] Шмот, 14:26-31.

[12] Шофтим, 4.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру