Ханука

 

CHANUKAH

Published and © Copyrighted 1979 by

FRIENDS OF REFUGEES OF EASTERN EUROPE

1383 President Street, Brooklyn, N. Y. 11213

Telephone: (212) 467-0860; (212) 467-0861

Когда говорят «спасение», значит была беда. Чудо Хануки и было таким спасением: от беды настоящей, глубокой, подлинной, угрожавшей самому существованию нашего народа.

После величайшего чуда – Исхода из Египта, Всевышний творил чудеса спасения и отдельным людям и целым городам, но только дважды в истории Чудо Его охватывало весь еврейский народ. Так было в 3404 году от сотворения мира, когда Он спас евреев одновременно во всех 127 государствах империи Ахашвероша – на Пурим. И так было два столетия спустя на земле Израиля – в Хануку.

И Пурим, и Ханука – прямое, судьбоносное вмешательство Его, когда не только мы, но и окружавшие нас народы могли понять, «чье мы племя». Однако в этих двух событиях при внешнем сходстве есть и серьезное различие: на Пурим Он спас нашу жизнь, а чудом Хануки сохранил навечно дух и мораль евреев.

Это чудесное спасение буквально сберегло душу нашего народа, его религию. Под напором могучей империи, завладевшей Иудеей, в стране началось ассимиляционное течение, поддерживаемое и поощряемое захватчиками, потому что эллинизация была надежнейшим способом покорения завоеванного народа. Соблазны эллинской культуры постепенно отрывали евреев от религии отцов; языческие школы, языческие праздники и спектакли в честь греческих богов привлекали ослабевших в вере; власть в стране захватила клика убежденных эллинистов, насильно или посулами привлекавших к отступничеству; их влияние постепенно возрастало, а духовный уровень еврейского народа падал все ниже. Верные Ему евреи самоотверженно отстаивали веру наших предков, однако хватало таких, кто больше и больше склонялся к греческим обрядам и язычеству...

Цепь религиозно-нравственных ценностей неразрывна. Потеря одного звена означает распад всей цепи, изменивший заветам Торы в малом отвергает ее целиком. Нет и не может быть худшей беды для евреев: отвернувшись от Него хоть в чем-то, мы должны быть готовы к приходу гитлеров... Так пришел в эпоху Второго Храма кровавый Антиох – первый в нашей истории сатрап, убивавший за религию, за приверженность Торе. За пять лет владычества Антиох осквернил все святое для народа Иудеи, запретил службу в Храме, поставил идола в Бейт-Амикдаш и залил Иудею кровью – десятки тысяч евреев были убиты, тысячи схвачены и проданы в рабство. И не было выбора: либо погибнуть, либо духовно умереть в язычестве.

Страх и отчаяние овладели Иудеей, казалось, дух народа сломлен. Но тяжкие бедствия заставили вспомнить вещие слова учителей-таннаим, что придет наказание за пресмыкание, за тесную дружбу с греками и несоблюдение Его заповедей. Ужас, охвативший евреев, пробудил их, вызвал раскаяние и небывалую самоотверженность, когда стар и млад шли во Имя Его на костер и пытки. И ярко вспыхнула искра Всевышнего, что вечно горит в еврейском сердце, а вспыхнув – быстро переросла в пламя восстания.

Это пламя впервые загорелось в сердце Матитьяху Хашмонея, позвавшего: «Кто за Б-га – ко мне!», но вскоре запылало в сердцах многих жителей Иудеи, и превратило мирных людей, никогда не державших в руках оружия, в могучий боевой отряд, перед которым трепетали армии.

Благодаря Хашмонеям – самоотверженным и бесстрашным, благодаря единству я великой вере в помощь Всевышнего, маленькая нация, которой грозило полное уничтожение – вначале духовное, а затем и физическое, – вновь поднялась е Его помощью к вершинам славы как «царство священников и святой народ». Праздник Ханука – это память духу Хашмонеев, воодушевляющему наш народ сквозь века, но в первую очередь память о незабываемом чуде с маслом в Меноре, которое показало: – Он по-прежнему охраняет свой народ. Именно в чуде Хануки мы черпали на протяжении столетий надежду и веру в будущее к мужество оставаться верными Ему в эпохи жесточайших гонений.

За чудеса и избавление, – благодарим мы Всевышнего в Ханукальной молитве, – за геройство, спасение и знамения, которые Ты принес нашим предкам в те дни в это время. В дни Матитьяху Бен-Иоханана, первосвященника, Хашмонея, и его сыновей, когда преступная греческая власть пыталась заставить Твой народ Израиля забыть Твою Тору и преступить Твои заповеди. А Ты в своем великом милосердии вступился за них в годину бедствий, боролся за них, судил за них, мстил за них, предал сильных в руки слабых, многочисленных в руки немногих, скверных в руки чистых, нечестивых в руки праведных, замышлявших зло в руки занимающихся Торою Твоей... А затем пришли сыны Твои в Дом Твой, убрали Твой Храм, очистили Твою Святыню, зажгли свечи во дворах Твоего Святилища и установили восемь дней Хануки для благодарности и восхваления великого Имени Твоего.

История праздника

Примерно в середине четвертого тысячелетия от сотворения мира Иудею покорил новый захватчик – Александр Македонский. Он не был тираном, как его преемники, проявлял великодушие и терпимость и практически не вмешивался во внутреннюю жизнь страны. Ему нужна была только дань, а солдаты-евреи в его армии могли и не служить по субботам.

Опасность надвигалась с другой стороны, незаметно: она исходила от греческой культуры. Мощная империя несла завоеванным новую цивилизацию, ослеплявшую слабых величием и славой. Язык захватчиков становился вскоре государственным, а вслед за ним входили греческие искусство, обряды... Так случилось и в Иудее. Сначала сюда пришли греческие монеты, затем единицы измерения – веса, объема и меры, потом язык государственных бумаг, официальные названия, имена, календарь, литература... обычаи и нравы. Постепенно, но настойчиво культура греков вторгалась в еврейскую жизнь.

Проходили десятилетия, количество приверженцев новомодной греческой культуры – эллинистов – увеличивалось, как и влияние их на Святой Земле. Борьба поклонников безнравственного культа силы против оставшихся верными еврейскому образу жизни становилась все более яростной и открытой...

Ко времени Хашмонеев, на смену былым сравнительно благодушным царям, пришел жестокий тиран и убийца – Антиох «Эпифан» (т.е. «любимец богов» по-гречески). Но собственный его народ, как свидетельствуют историки, очень скоро переделал «эпифан» на «эпиман» – умалишенный, что вполне отвечало вспыльчивому и беспощадному характеру царя. Однако он был совсем не глуп, весьма образован, разбирался в искусствах и проявил себя талантливым полководцем.

Хороший политик, Антиох твердо правил своей страной и усиленно внедрял культуру греков в завоеванных государствах, понимая, что ассимиляция чужих народов – вернейший способ их подавления и что не может быть единой державы без общей для всех его подданных религии и культуры.

А в Иудее в ту пору шла открытая борьба между эллинистами и первосвященником Иохананом. Родной брат Иоханана – Иеошуа – перешел в лагерь ассимилянтов, сменил имя на греческое – Ясон, возглавил партию эллинистов и в конце концов получил место брата, предложив жадному Антиоху более высокую дань. Условием сделки был не только непомерный гнет для жителей Иудеи. Ретивый Ясон немедленно приступил к распространению и навязыванию греческих культовых обрядов. Языческие школы, праздники и спектакли стали государственным делом, и со временем духовный уровень еврейского народа опустился, как никогда раньше.

Ясона сменил другой эллинист, предательски убивший благочестивого Иоханана. Новый «первосвященник» заплатил за свой пост Антиоху священными сосудами Бейт-Амикдаш. Народ Иудеи был возмущен беспредельно, и, когда разнесся слух о гибели на войне Антиоха, ободренные этой вестью евреи немедленно прогнали предателей-эллинистов.

Но слух был, увы, ошибочным. Узнав о бунте Иудеи против его ставленника, Антиох пришел в дикую ярость, сам возглавил войско карателей и привел в беззащитную Иудею армию вандалов. Опьяненные легкой добычей, они убивали настолько неистово, что за три дня резни в Иерусалиме погибло несколько десятков тысяч мужчин и женщин, стариков и детей. Бейт-Амикдаш был ограблен дочиста, были похищены и прекрасная Менора (семи-свечник) из чистого золота, и чудесные святые золотые сосуды. Но и этого показалось мало бесноватому «эпиману»: осквернив Бейт-Амикдаш, он превратил его в языческий храм. По приказу царя перед святым жертвенником поставили, объявив божеством, золотой идол – изваяние царя Антиоха. Подавив взбунтовавшихся, он разрушил также военные укрепления вокруг Иерусалима и с помощью постоянного оккупационного войска решительно принялся уничтожать основу непокорного духа евреев – их религию. Практически Антиох был первым в истории изувером, показавшим миру неизвестное ранее отвратительное зрелище религиозных гонений... Если до той поры культура греков внедрялась сравнительно мирными способами, без насилий, то теперь за соблюдение евреями религиозных предписаний проливалась кровь. Одно наказание – смертная казнь – грозила отныне любому за соблюдение субботы, за чтение или обучение Торе, за обрезание, кошерную пищу, за произнесение молитв. Владельцев свитков Торы сначала истязали, а потом сжигали заживо вместе со свитками.

И застонала Иудея.

Не ожидал, не мог предвидеть царь Антиох, что жестокие гонения еврейской религии приведут к обратному, к усилению ее. Именно варварские попытки искоренить святую веру отцов, пробуждали равнодушных, укрепляя их в Торе. Активнее, чем раньше, собираются теперь евреи в молитвенных домах и, рискуя жизнью, вдохновенно учат Тору, хотя ежедневно вокруг многие их братья и сестры расплачиваются за это мученической смертью. Один из таких примеров – история гордой Ханы и мужественных ее сыновей.

«...Ее схватили вместе с сыновьями. Заключив в темнице, начали поочередно выводить их перед императором. Вывели старшего из братьев.

– Поклонись идолу, – сказали ему.

– Упаси меня Б-г! – ответил он. – Я не поклоняюсь идолам.

– Почему? – спросили его.

– Потому что в Торе сказано: «Я – Б-г, Всесильный твой».

И его казнили на глазах матери. Привели второго и сказали:

– Поклонись идолу.

– Мой брат не поклонился, и я не поклонюсь, – ответил он. – В Торе сказано: «Да не будет у тебя других богов, кроме Меня».

Казнили и его.

Привели третьего и сказали:

– Поклонись идолу.

– И я не поклонюсь, – ответил он, – В Торе сказано: «богу иному не поклоняйся».

И его казнили.

Привели четвертого, и он сказал: «Жертвующий богам, кроме одного Всевышнего, подвергнется истреблению».

И его казнили.

Привели пятого, и он сказал: «Слушай Израиль! Б-г, Всесильный наш, Б-г один!»

И его казнили.

Привели шестого и он сказал: «Познай же ныне и тверди сердцу твоему, что Всевышний есть Б-г на небе вверху и на земле внизу. Нет другого».

И его казнили.

Привели седьмого, самого младшего. Сам император обратился к нему и сказал:

– Дитя! Поклонись идолу.

– Упаси меня Б-г! – ответил мальчик.

– Но почему? – спросил император.

– Потому, – был ответ, – что в нашей Торе сказано: «Творца превознес ты ныне, чтобы Он был Б-гом твоим... И Всевышний превознес тебя ныне, чтобы был ты Ему народом дорогим». Давно поклялись мы Благословенному, что не заменим Его другим богом, и также Он поклялся нам, что не заменит нас другим племенем.

Сказал император:

– Братья твои успели пожить на свете, познали жизнь и счастье; ты же мал еще, ни жизни, ни счастья не изведал. Послушайся меня – поклонись идолу.

– В Торе нашей, – ответил мальчик, – сказано: «Всевышний будет царствовать во веки веков». И еще сказано: «Всевышний Король во веки веков, и исчезнут язычники на земле Его». Вы будете уничтожены, и царство ваше будет уничтожено, а Благословенный жив и будет жить вечно.

– Взгляни, – сказал император, – братья твои убитыми лежат перед тобой. Вот я оброню перстень перед идолом, наклонись и подними его, дабы присутствующие подумали: он все же послушался веления императора.

– Горе тебе, император! – ответил мальчик, – Если честью своею ты так дорожишь, – как же должно дорожить честью Всевышнего?!

Повели и его к месту казни.

– Дайте мне, – взмолилась мать, – в последний раз поцеловать его. Ей разрешили.

– Головой твоей заклинаю тебя, – обратилась Хана к императору, – казни раньше меня, а потом его.

Не внял император ее мольбе и велел казнить мальчика. Заключила Хана последнего сына в объятия и, целуя, сказала:

– Дитя мое! Иди к Аврааму, предку твоему, и скажи, как велит тебе мать: «Ты воздвиг один жертвенник и вознес на него сына своего Ицхака, я семь жертвенников воздвигла и семерых сыновей вознесла над ним в один день; ты ограничился только испытанием, а я действительно отдала их Всевышнему».

Только освободила она сына из объятий, как его тут же убили. И мертвой упала Хана на землю...»

Чашу терпения еврейского народа переполнил очередной, быть может, самый лютый указ Антиоха. Царь приказал отрядам своей армии побывать в каждом городе и селе Иудеи, устанавливая там языческих идолов и жертвенники для поклонения им. Не рассчитывая на большое число предателей-эллинистов, Антиох велел силой заставлять евреев приносить жертвы идолам, а неподчинившихся – предавать немедленной смерти.

Антиох спокойно покинул раздавленную, как ему казалось, Иудею, оставив здесь часть своей регулярной армии – отлично вооруженную и опытную в военном деле. Отряды этого войска, выполняя указ, обходили город за городом...

Пламя восстания вспыхнуло в маленьком городке Модиин, где жили старый священнослужитель Матитьяху Хашмоней и пятеро его взрослых сыновей. Как обычно, военный отряд построил на главной площади городка жертвенник для поклонения идолу, согнал туда всех жителей и потребовал немедленного исполнения греческих обрядов.

– Даже если весь народ Иудеи, – смело воззвал Матитьяху, – подчинится приказу и откажется от веры отцов, я и мои сыновья все равно останемся верующими евреями! – И его слова остановили перепуганных жителей Модиин.

Тогда вперед выступил еврей-эллинист, готовый немедленно принести жертву Юпитеру. В гневе ударил изменника Матитьяху и убил на месте, а сыновья его, выхватив ножи, напали на растерявшихся солдат – убили многих, прогнали остальных и тут же уничтожили гнусный жертвенник.

Эта крохотная в масштабах всей Иудеи вспышка мужества, оказалась тем самым камнем, который сбрасывает вниз лавину. «Кто за Б-га – ко мне!» – позвал Матитьяху и увел присоединившихся в пещеры Иудейских гор.

Маленький отряд Матитьяху постепенно разрастался. К нему присоединились многие из укрывшихся в горах, чье терпенье иссякло. Не ожидая появления войска карателей, – а евреи не сомневались, что такое войско вскоре появится – повстанцы начали партизанскую войну. Прячась в пещерах и устраивая засады, они внезапно нападали на врага, уничтожая небольшие отряды. Их была горстка вначале, но они наступали, разжигая тем самым дух восстания по всей Иудее.

Престарелый Матитьяху не дожил до победы. Почувствовав приближение смерти, он собрал вокруг себя близких и сказал: «Я чувствую, приближается мой последний час. Пусть сын мой Иегуда ведет вас к победе над врагами единого Б-га. Хотя вы и малочисленны, не отчаивайтесь и надейтесь на Него одного... Помните Давида, который бесстрашно встретился с Галиатом, доверившись Б-гу! Тот, кто отозвался на их мольбы в беде, Тот поможет сейчас и вам. Не бойтесь, доверьте судьбу свою Б-гу, да благословит и сохранит Он вас!» Матитьяху скончался на руках сыновей, завещав им единство и волю к борьбе, пока Бейт-Амикдаш не будет очищен от идолов, а имя Б-га опять не станет превыше всего на Святой Земле. Сына Шимона Мудрого он назвал своим преемником и духовным руководителем евреев. И старый Матитьяху не ошибся в выборе: сын его – Иегуда, впоследствии прозванный Могучим, проявил себя блестящим полководцем, одержал множество побед и разбил наголову несколько армий царя Антиоха, а Шимона Мудрого выбрали впоследствии первым первосвященником свободной Иудеи.

Но настоящая война только начиналась. Одержав несколько малых побед над оккупационными войсками, Иегуда Могучий разбил первую регулярную армию, посланную царем Антиохом.

Во главе следующей экспедиционной армии Антиох поставил лучшего своего полководца; более сорока тысяч пехоты было в том войске и семь тысяч кавалерии против шести тысяч воинов-евреев. Только чудо, считали они, может помочь им в этом бою и,

одержав победу, окончательно поверили, что Б-г на их стороне... Еще большей была следующая армия и еще величественнее окончательная победа. В 3622 году от с.м. евреи разгромили главное войско безумного Антиоха, выбросили врага за пределы страны и триумфально вошли в Иерусалим.

Выполняя завещание отца, Иегуда Могучий немедленно принялся восстанавливать оскверненный язычниками Бейт-Амикдаш. Глаза его были полны слез, а сердце гнева, когда он увидел следы неслыханного святотатства. Не теряя ни минуты, принялись евреи за работу: выбросили идолов за дверь, восстановили разрушенный жертвенник, а вместо украденной золотой временно установили простую железную Менору.

Подготовив Храм к освящению, евреи обнаружили, что все кувшины со специальным оливковым маслом для святой Меноры раскрыты и осквернены. Они нашли только один небольшой кувшинчик с ненарушенной печатью коэн гадола (убитого предателями первосвященника Иоханана), но этого масла могло хватить лишь на сутки горения семисвечника. А взять другое масло было негде: его извлекали из особого сорта олив, которые росли в одном-единственном месте Иудеи, и надо было ждать не менее восьми дней, пока наберется нужное количество масла, хотя бы потому, что по закону только первые две капли, выжатые из отборных олив, считались пригодными для святой Меноры.

Однако никто не хотел откладывать праздник освящения (хануку) Бейт-Амикдаш, и в день двадцать пятый месяца Кислев 3622 года от сотворения мира, под трепетным светом засиявшей наконец-то Меноры, прошла благоговейная церемония молитв, жертвоприношений и веселья. И радость народа сопровождало великое чудо: Менора не угасла, как ожидали, – она продолжала гореть и на следующий день, и на третий, и на четвертый... восемь дней подряд сияли ее яркие огни, пока не прибыло новое, приготовленное по всем правилам масло. Так Б-г показал, что Он не забывает свой народ... С тех пор по решению наших Мудрецов мы ежегодно празднуем восемь дней Хануки – Освящение Бейт-Амикдаш, зажигая Ханукальные свечи и читая молитвы, где благодарим Его за чудеса и помощь Хашмонеям, потому что «в те дни в это время» наша вера была спасена от величайшей опасности, когда-либо ей угрожавшей.

Решение Мудрецов Иудеи считать главным в празднике Ханука именно чудо с кувшинчиком масла, а не славные войны «немногих против многих и слабых против сильных» подчеркивает: главное – не победоносная война, а цель, во имя которой она велась. Когда «немногие» выступили против «многочисленных», они сражались не на жизнь, а на смерть именно за право жить по убеждениям своей веры. И вершиной, высшей точкой этой войны были не кровавые победы, а освобождение мирного религиозного центра народа – Бейт-Амикдаш.

Победу, связанную с тяжелыми жертвами и кровопролитием, не поднимают на щит и не превращают в праздник. Поэтому Ханука была и будет празднованием чуда Его с горящей восемь дней Менорой...

Однажды Любавичский Ребе сравнил русское еврейство с Хашмонеями. Как «в те дни в это время», на протяжении шестидесяти с лишним лет там преследуют евреев за соблюдение законов Торы, кошерность, обрезание и просто молитву. И как «в те дни в это время», миллионы евреев России переживают величайшую опасность из когда-либо выпадавших на нашу долю – опасность забвения веры отцов.

«В приложении уроков давней Хануки к настоящему времени, – говорит Ребе – следует отметить, что освящение Храма может быть достигнуто только с помощью месират нефеш, т.е. самопожертвенной решимости сопротивляться силам тьмы, не рассчитывая своих шансов на победу. Нет и не может быть компромисса с врагами, если оскверняют святое в еврейской жизни, и единственный для еврея выход – безоговорочное сопротивление, когда конечный исход борьбы остается во власти Святого Провидения. Но там, где стоят на позиции месират нефеш, исход событий не вызывает сомнений, ибо таков вечный урок еврейской истории...

Послание Хануки не только придает нам мужество не бояться превосходящих нас численно, но мы действительно получали и получаем помощь от чудес, лежащих в истоках праздника Ханука, когда «большинство было передано в руки меньшинства... а замышлявшие зло – в руки тех, кто связан с Твоей Торой».

Евреи все так же, как и всегда, меньшинство среди народов; в определенных странах изучение Торы и жизнь по Торе также трудны, как и в дни, когда «многие», «замышлявшие зло», пытались задушить еврейскую жизнь. Но праздник Ханука несет нам вечное послание: до тех пор, пока евреи убеждены, что наивысшая цель человека «благодарить и превозносить Твое великое Имя», – победа им обеспечена. И более того, победа в духовной сфере всегда влечет за собой победу в других – в практических делах, как это было с Матитьяху и его сыновьями. Они боролись за Тору и Мщвот, а выиграли свободу от чужого господства и притеснения. Послание Хануки непосредственно относится к недавно освободившимся от религиозного преследования евреям, которые после полувека сражений с безжалостными и превосходящими их численно, явились не только не ослабленными, но с верой и преданностью Б-гу и Его Торе, стали еще могущественнее благодаря усвоенному ими вечному самопожертвованию. Они, их жены, сыновья и дочери – живые «ханукальные свечи», которые зажигают и вдохновляют всех нас, обладающих привилегией общаться с ними».

ЭТИ ОГНИ БУДУТ СИЯТЬ ВСЕГДА

Из посланий Любавичского Ребе Робби Менахема М. Шнеерсона

Ханукальные огни, зажигаемые с наступлением вечера, напоминают нам о прошлом: о войне и победе Хашмонеев, об освящении восстановленного Храма, о вновь зажженной в Бейт-Амикдаш Меноре и о малом количестве масла, которого чудесным образом хватило на восемь дней горения...

Значение праздников в еврейской жизни, как отмечалось неоднократно, – не только напомнить о событиях, которые произошли много лет и поколений назад. Праздник и связанные с ним законы и обычаи должны вызывать настолько сильные и глубокие чувства, чтобы события тех времен переживались заново и отражались на нашем ежедневном поведении – в мыслях, словах и особенно поступках.

Необходимо извлекать уроки из давних событий, годовщины которых мы отмечаем, и прилагать эти уроки к сегодняшнему дню – к повседневной жизни каждого еврея.

В дополнение к общему поучению всех праздников, которые свидетельствуют, что Провидение Всевышнего руководит судьбой нашего народа вплоть до мельчайших деталей и что «Страж Израиля не спит и не дремлет», – каждый праздник, конечно, имеет свои особенности, поучения и мицвы.

...Представим себя на минутку членами маленького партизанского отряда Хашмонеев. Мы находимся под владычеством могучего и враждебного государства, многие из наших братьев оставили нас, приняли язычество и образ жизни врага. Но наши вожди, Хашмонеи, вступили в бой, не вдаваясь в расчеты о численности вражеских войск и мощности их вооружения, не взвесив заранее свои шансы на победу. Ведь Бейт-Амикдаш был захвачен и осквернен, а Тора и наша вера были в большой опасности. Жестокий враг растоптал все святое и пытается заставить нас принять его идеологию, его образ жизни – идолопоклонство, безнравственность, несправедливость и многое другое, совершенно чуждое нашему характеру. Нам остается только одно –

еще теснее сомкнуться вокруг нашей веры и объявить захватчику войну не на жизнь, а на смерть.

Ханука празднует нашу победу над греками с помощью чуда, и Хашмонеи, разгромившие несметную армию врага, действительно обладали секретным оружием: месират нефеш (самопожертвованием) – самопожертвенной решимостью сопротивляться «силам тьмы», не рассчитывая своих шансов в борьбе. Не может быть компромисса с врагами при осквернении того, что свято в еврейской жизни, и единственный для еврея выход – безоговорочное сопротивление, причем конечный исход борьбы остается во власти Святой Воли. Незабываемый урок нашей истории в том и заключается, что, если мы владеем «секретным оружием» – месират нефеш, исход сражения не подлежит сомнению.

Истина в том, что судьба еврейского народа определяется не материальными или физическими критериями, а духовной силой, дарованной нам Б-гом в Торе и Мицвот. Победа малочисленных и слабых над могущественным врагом ясно продемонстрировала, что нас нужно оценивать только по шкале духовной силы – даже в областях, где физическое превосходство обычно решающий фактор.

Хотя евреи – говоря словами молитвы – «слабы» и «малочисленны» в физическом смысле, однако они не могут быть подавлены «могущественными» и «многочисленными» и проявляют необыкновенную духовную стойкость и самопожертвование при любой угрозе Еврейству, Торе и Мицвот.

Так было на протяжении всей истории – и «в те дни» и в наши дни. Евреи – всегда «малочисленное меньшинство среди народов» и никогда не равны другим народам по материальной и физической мощи. Но с позиции духовной силы все оказывается наоборот, более того, духовная победа не ограничивается духовной сферой, а приводит к победе на реальном поле битвы, «вручая могущественных в руки слабых и многочисленных в руки малочисленных» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

События Хануки подчеркивают: в еврейской жизни материальное всегда связано с духовным благополучием. Хотя преследования начались с духовной атаки, с попытки греков «заставить их забыть Твою Тору и нарушить Твои заветы», – вскоре последовало и материальное ограбление евреев и их детей. Та же связь между физическим и духовным еще раз проявила себя при освобождении евреев.

 

Когда они под руководством Хашмонеев с непоколебимой верой воспротивились ассимиляции, Б-г помог им полностью избавиться от врагов и спас не только их души, но и богатства их и детей.

В наши дни, как и часто в прошлом, евреи подвергаются угрозе могущественных «сил тьмы», грозящих проглотить мир в целом и еврейский мир в частности. В настоящее время наши святыни – это еврейский дом, Иешива и синагога. У них нет иммунитета от осквернения, и по-прежнему нужна решимость Хашмонеев, чтобы сохранять их чистоту и святость. Борьба за них также может казаться неравной, но награда за сопротивление несомненно окажется выше цены усилий – ведь с помощью Всевышнего исход «сражения», конечно, будет чудесным, а победа – полной (духовной и материальной), как это было в дни Хануки.

Таким образом, Ханукальный свет учит нас, что, хотя последние дни изгнания (накануне прихода Мошиаха) проходят во тьме – еврей не покоряется окружающей его темноте, а освещает свой дом светом Торы и Мицвот (их символизируют в данном случае Ханукальные свечи), и более того – он показывает всему миру, что светом Торы и ее заповедей проникнута вся еврейская жизнь.

И как свет неотвратимо рассеивает тьму, так и «все народы на земле увидят, что имя Б-га названо на тебе, и они будут бояться тебя» – бояться причинить тебе вред.

Вышесказанное означает, что еврей не только не должен погрязнуть в обыденности окружающего материального мира, но наоборот – обязан победить его и заставить служить высшим целям в соответствии с предначертанием: «все твои действия (даже в мирских делах) должны свершаться ради Неба», и «во всех путях твоих познай Его» пока «мрак не превратится в свет».

Следовательно, каждый должен следовать примеру Хашмонеев, вплоть до самопожертвования, игнорируя превосходящее большинство, как в древности наши предки – «слабые и малочисленные против могущественных и многочисленных»...

Наши мудрецы-талмудисты так описывают чудо Хануки. Захватив Святую Землю, греки проникли в Храм и осквернили все масло в Эйхал (внутреннее помещение Бейт-Амикдаш). Когда Хашмонеи прогнали их, был найден один, случайно не тронутый греками кувшинчик. Этого масла могло хватить лишь на один день горения, но Менора была зажжена и чудесным образом горела восемь дней, пока приготовили новое масло.

Из текста Талмуда следует, что осквернение масла было не случайным, а умышленным. Напрашивается вопрос: если греки преследовали цель прекратить зажигание огней в Меноре, почему они только осквернили масло; с большим успехом они могли использовать его или совсем уничтожить.

Более того, мы должны предположить, что греки осквернили все масло в Иерусалиме и его окрестностях: ведь если бы поблизости оказалось ритуально чистое масло, отпала бы необходимость в чуде. Следовательно, ситуация могла быть описана более просто, с помощью слов «осквернили все масло», без дополнительного определения – «в Эйхале". И это определение тем более излишне, поскольку местом хранения масла был даже не Эйхал, а примыкающая к нему Азара.

Ответ таков: подчеркивая, что греки осквернили все масло в Эйхале, наши мудрецы указывают на истинное намерение греков – это было сделано не ради предотвращения зажигания Меноры. Скорее, они хотели, чтобы обряд совершался оскверненным маслом и, следовательно, нарочно оставили его в Святилище.

На это весьма важное обстоятельство наши Мудрецы указывают в кратком, приводимом ниже, описании Хануки.

Ханука напоминает столкновение двух миров: еврейского мира по Торе, основанного на чистом монотеизме с его идеей святости в повседневной жизни – с одной стороны, и эллинской культуры с ее многобожием и материалистическим образом жизни – с другой. Силой оружия греки пытались навязать завоеванным народам свою культуру. Их целью не было искоренение местных культур, а скорее эллинизация и ассимиляция народов. Такой же была и политика Антиоха, когда Иудея перешла под его господство. «Греческая империя была намерена заставить евреев забыть Твою Тору и преступить Твои законы».

Греки готовы были признать Тору или даже принять ее – как совершенное и прекрасное литературное произведение, поэму, собрание мудрости, глубокой философии и так далее, однако с условием считать ее человеческим творением, чем-то вроде их мифологии (которая была создана людьми и где божества представали в людском обличье, с человеческими характерами и страстями). Так и Тора могла – нет, должна была быть измененной со временем, чтобы гармонировать со взглядами руководящего класса, новыми идеями и нравами того времени, которые, безусловно, расходились с постоянством и непреложностью религиозных институтов, таких как Суббота, обрезание и другие.

Следовательно, они собирались не замалчивать Тору, а умалить ее восприятие как Б-гом данного слова. Они не испытывали отвращения к моральным и этическим ценностям Торы, но запрещали хукким – так называемые «сверхрациональные» законы, которые более чем другие отличают еврейский образ жизни и делают ее специфически еврейской, святой и чистой.

Более того, и в этом была самая большая опасность греческого проникновения в Эйхал: они одобряли, они готовы были зажечь Менору, чтобы ее свет распространялся повсюду, как и прежде, – за исключением того, что этот свет должно было давать масло, хранившее след «прикосновения» осквернивших его язычников.

Менора, с зажженным в ней святым и чистым маслом, была материальным символом чистоты еврейской жизни, и Вечный Свет ее передавал это послание Бейт-Амикдаш каждому еврею, где бы он ни был. Греки решили уничтожить этот символ. И в самом деле, ведь были евреи-эллинисты, которые думали, что «прикосновение» более «искушенной» и «современной» греческой культуры приведет к слиянию ее с еврейской религией и Торой. Но горсть Хашмонеев, чье зрение не было затуманено, увидели в этом «прикосновении» фатальный взрыв, который поражает внутреннюю святыню еврейской жизни.

Справедливое для «тех дней» остается истинным навсегда. Под давлением окружающего мира еврей может найти в своем «святилище» идеи и нравы, чуждые еврейскому образу жизни, несовместимые и вредные ей. Но во внутренней святыне его души всегда сохраняется «кувшинчик чистого масла» или «искра» Всевышнего, недосягаемая для осквернения. Надо зажечь ее и, хотя вначале это может быть крохотный огонек, вспыхнувший на мгновение, его достаточно, чтобы в будущем он превратился в Вечный Свет.

Ни один еврей не должен быть покинут: в каждом необходимо зажечь этот святой и чистый огонь, даже если ему суждено гореть лишь один день. Он и сам по себе имеет смысл, и более того – будет постепенно расти изо дня в день и со временем осветит всю жизнь человека.

Ханука напоминает, что наибольшая опасность не там, где могут запретить еврейский образ жизни, а скорее в намерении осквернить ее, наполняя Менору нечистым маслом. Это намерение проявляет себя многими путями; в поклонении материализму и материальному успеху, либо идеологиям и разнообразным «измам» как панацее от всех человеческих болезней, в преклонении перед наукой и технологией, в тенденции измерять все на свете линейкой человеческого разума и тому подобное. Не всякий из этих путей непременно исключает «религиозный опыт», но заключает его в узкие границы, или – еще хуже – изобретают псевдорелигиозность, где освящение и обязательства приносятся в жертву удобству и компромиссу, где руководящими принципами вместо неизменной правды и святости становятся грубый прагматизм и рационализм.

Ханука учит нас, что святость и чистота еврейской жизни должны быть защищены любой ценой. В то же время сама Ханука, как говорит Шало (великий ученый-талмудист), оказывает животворящее влияние на весь мир.

Когда произошло освящение Бейт-Амикдаш, Ханука указала на обновление мира – ведь мир был создан ради Торы и выполнения Мицвот. Греки попытались отменить Тору и Мицвот среди евреев. Когда Хашмонеи превозмогли их, значение Торы и Мицвот усилилось, и так был обновлен мир...

Как Творение началось со слов «Да будет Свет», так и мицва Хануки начинается с зажигания свечей.

Все Мицвот результативно воздействуют на мир, но результат не всегда заметен глазу или не всегда проявляется немедленно после свершения мицвы.

Например, суть всех Мицвот – заповедь цедака – награждает дающего цедака и его семью жизнью и средствами к существованию и одновременно приносит жизнеспособность в мир. Но это не происходит по принципу «что посеешь, то и пожнешь»; действие цедака скрыто от физического глаза или понимания «натуральным» мышлением.

Однако есть нечто выдающееся в Мицвот, связанных с зажиганием свечей, – как в Бейт-Амикдаш в старину, в Субботу, во время праздников и т.д. Здесь результат действия – появление света – виден немедленно: он и должен быть виден всеми, кто находится в доме.

Среди этих Мицвот заповедь зажигания Хану-кального Света уникальна. Она требует выполнения «напоказ» для внешнего мира: согласно правилам, подсвечник должен быть выставлен «у двери дома, снаружи» (если возможно, или же в окне).

Таким образом, любой прохожий, включая не-еврея, немедленно заметит Ханукальный свет, который освещает окружающий мир. Более того, о наступлении Хануки известно заранее, и мир знает, что Евреи повсюду выполнят заповедь зажигания свечей, которые разгонят тьму ночи (так как время зажигания Ханукального подсвечника наступает после заката солнца).

Зажигание Ханукальных свечей демонстрирует физически глазу и каждому проходящему, даже не-еврею, что в еврейском доме светло, когда вокруг темно. Это особо подчеркивается тем, что Ханукальные свечи зажигают после захода солнца «у двери дома, снаружи», чтобы видно было и внешнему миру, как Тора и Мицвот не ограничиваются стенами дома, а сияют всем окружающим.

Когда мы находились в тяжелом положении, когда потребовалась высокая самоотверженность, Всевышний заповедал нам Ханукальные свечи. В такое время недостаточно освещать лишь свой дом, ибо на «улице» темно и эта тьма способна проникнуть внутрь. Необходимо приложить усилия, чтобы осветить и «улицу». Даже если тьма велика, ее нельзя бояться. Наоборот, необходимо самоотверженно освещать «улицу» и каждый день увеличивать количество света. Нельзя удовлетворяться вчерашним количеством свечей, необходимо ежедневно добавлять еще и еще. Сегодня одна свеча, завтра две, послезавтра три и так далее. Невозможно начинать сразу со многих свечей. Начинают с одной, готовые назавтра зажечь две и послезавтра три, пока не станет светло на «улице».

Начало празднику положило чудо зажигания Меноры чистым священным маслом, которое обошло грязное прикосновение. На первый взгляд – поскольку речь идет о свете – так ли уж важно было или не было масло тронуто и осквернено, ведь, разумеется, трудно ухудшить качество и интенсивность света прикосновением, не так ли?

Однако мудрецы провозгласили решающим моментом, сутью праздника Хануки, чудо с маслом. Они не уменьшили и не проигнорировали значение великих чудес на поле битвы (о чем упоминаем мы из года в год в молитве). Но вывод их очевиден: в сфере Торы и Мицвот, символизируемых Ханукальными Свечами, должны царить абсолютные чистота и святость. И не дело человеческого разума искать причину этому: какая, мол, разница, и не стоит обращать внимания на незначительное, кратковременное осквернение.

Свет, которым освещен Бейт-Амикдаш, должен быть абсолютно чист, без малейшего загрязнения. В этом – суть.

Путь еврея в его повседневной жизни освещает свет, о котором сказано: "Мицва – светильник, а Тора – свет». Этот светильник и сам процесс зажигания нужно тщательно беречь от осквернения, и тогда дорога будет безопасной.

Наши, благословенной памяти, Мудрецы утверждали, что Ханукальные свечи будут сиять всегда. Зажигание семисвечной Меноры в Храме прекратилось, зажигание восьмисвечного Ханукального светильника непрерывно продолжается. И не только на Святой Земле, но и в диаспоре, и не только в Храме, но и в каждом еврейском доме. «Свечи Хануки никогда не перестанут гореть» означает также: их учение вечно, во все времена и повсюду и – как упомянуто – для каждого еврейского дома, каждого еврея и еврейки. Поступки человека и его семьи, а главное – воспитание сыновей и дочерей (Ханука и Хинух – воспитание – происходят от одного корня) должны освещаться и направляться чистым светом Торы во все возрастающей степени до тех пор, пока это пламя не начнет освещать и тьму внешнего мира.

Ввиду особого значения глубоко любимой мицвы Ханукальных свечей, существует обычай исполнять эту заповедь в стиле мехадрин мин хамехадрин – наиболее прекрасным образом, а именно – зажигая в каждую Ханукальную ночь все больше и больше свечей. Хотя эта мицва полностью выполнена зажиганием одной свечи в первую ночь Хануки, она обретает более совершенную форму с прибавлением еще одной на вторую ночь, и евреи продолжают увеличивать число зажигаемых свечей в каждую следующую ночь Хануки – для предельного увеличения света.

Отсюда следует важный урок: каким бы ни было удовлетворительным соблюдение Торы и Мицвот в этот день, от еврея ожидается еще лучшее на следующий день и еще более высокое – послезавтра. Для совершенствования доброты и святости всегда есть место, поскольку они безграничны, происходя от БЕСКОНЕЧНОСТИ.

...Мы, евреи, всегда были малочисленны; много тиранов пыталось уничтожить нас за нашу веру. Иногда они направляли свои отравленные стрелы против наших тел, иногда – против наших душ. Горько признавать, но многие из наших братьев по той или иной причине отворачивались от Б-га и Его Торы и старались облегчить себе жизнь, подчиняясь диктату победителя.

В такое бедственное время мы должны уподоблять себя Хашмонеям, сохранившим верность заветам отцов. Нужно помнить, что в сердце каждого еврея запрятана «капля чистого масла» и, вспыхнув, она разгорается в огромное пламя. Эта «капля чистого оливкового масла» – Вечный Огонь, свет которого может и должен прорезать темноту нашей ночи теперь и всегда, пока каждый из нас не увидит своими глазами исполнение обещаний пророка о нашем конечном избавлении и торжестве. И как в дни Хашмонеев, «нечестивый будет вновь побежден праведным, а замышляющий зло – теми, кто следует заветам Б-га, и всему народу Израиля будет оказана большая помощь».

Законы и обычаи

Слово «Ханука» в переводе на русский означает «освящение», «обновление». Два тысячелетия и одно столетие назад, двадцать пятого дня месяца Кислее, 3622 года от сотворения мира, евреи с великолепием и блеском освятили Бейт-Амикдаш – Храм, оскверненный греками. С тех пор по завету наших Мудрецов мы каждый год прославляем чудо, случившееся в Бейт-Амикдаш, и восемь вечеров подряд зажигаем светильник у дверей или в окнах наших домов. И зажигание Ханукальных свечей – самый важный из заветов праздника.

В знак любви и почитания Ханукальные свечи всегда помещают в специальные светильники, подчас удивительно тонкой работы. Талантливые еврейские мастера всех эпох оставили о себе вечную память,

создав изящные Ханукальные светильники из бронзы, серебра и фарфора – подлинные шедевры настоящего искусства (такие светильники можно увидеть в музеях).

Для Ханукальных свечей пригодно любое масло, но лучше всего – оливковое, ведь именно с ним произошло чудо. Тем не менее, для выполнения заповеди хороши и свечи.

Чтобы оповестить весь мир о чуде Хануки, светильники ставят в дверном проеме, с левой стороны от входящего, напротив мезузы (на стул или табуретку). Таким образом, чудесный Ханукальный огонь виден снаружи, чтобы те, как говорит наш Ребе, «кто все еще „снаружи", также вдохновлялись уроками Хануки».

Существует несколько простых, но важных предписаний, связанных с Ханукальными свечами. Их зажигают в начале вечера, и они должны гореть не менее получаса после наступления темноты, поэтому следует заблаговременно убедиться, что масла в светильниках либо величины свечей достаточно для тридцати минут горения.

Порядок зажигания Ханукальных свечей показан на рисунках. В первый вечер, с правой стороны подсвечника ставят и зажигают одну свечу.

1-ый вечер

На второй вечер ставят две свечи. Но вначале зажигают свечу номер 2, а потом свечу номер 1.

2-ой вечер

На третий вечер ставят три свечи, но вначале зажигают свечу номер 3, потом номер 2 а потом номер 1.

Этот же порядок добавления свечей и очередности их зажигания сохраняется в каждый из последующих вечеров Хануки.

По закону мы не имеем права пользоваться Ханукальным светом для чтения, работы или освещения дома, что и подчеркивается в молитве: «Свечи эти мы зажигает в честь спасений, знамений и чудес, которые Ты явил... и нет у нас права пользоваться ими – только смотреть на них». Поэтому зажигают отдельную, не входящую в счет свечу – шамеш (служка). Его устанавливают на том же светильнике, но не в одном ряду с остальными свечами, а выше, чтобы заметно было – шамеш не входит в число Ханукальных свечей. Шамеш не только дает необходимый для освещения свет, но им зажигают остальные свечи. Если одна свеча случайно погасла, ее ни в коем случае нельзя зажигать от соседней. Только от шамеш! (Однако в пятницу вечером, после наступления Субботы, погасшую свечу больше не зажигают, потому что закон Субботы запрещает зажигать огонь.)

Когда светильник готов для зажигания и уже поставлен на свое место, берут в руку горящую свечу-шамеш и произносят следующие благословения:

(Транслитерация): Борух Ато А-дой-ной Э-лой-хэйну Мэлэх Хоойлом Ашэр Кидшону Бмицвойсов Вцивону Лэхадлик Нэйр Хануко,

(Перевод): Благословен Ты, Б-г, Всесильный наш, Король Вселенной, освятивший нас Своими законами, и заповедавший нам зажигать Ханукальную свечу.

(Транслитерация): Борух Ато А-дой-ной Э-лой-хэйну Мэлэх Хоойлом Шэосо Нисим Лаавойсэйну Байомим Хохэйм Бизман Хазэ.

(Перевод): Благословен Ты, Б-r, Всесильный наш, Король Вселенной, сотворивший Чудеса нашим предкам в те дни в это время.

Впервые зажигая Ханукальные свечи в этом году, произносят также:

(Транслитерация): Борух Ато А-дой-ной Э-лой-хейну Мэлэх Хоойлом Шеэхэйону Вкиймону Вхигиону Лизман Хазэ.

(Перевод): Благословен Ты, Б-г, Всесильный наш, Король Вселенной, сохранивший нас в живых, обеспечивший наше существование, и доведший нас до сего времени.

Затем зажигают свечи в указанном выше порядке, после чего произносят:

(Транслитерация): Ханэйройс Халолу Ону Мадликин, Ал Хатшуойс, В-ал Ханисим, В-ал Ханифлоойс, Шэосисо Лаавойсэйну Байомим Хохэйм Бизман Хазэ, Ал Йдэй Койханэхо Хакдойшим. Вхол Шмойнас Ймэй Хануко, Ханэйройс Халолу Койдэш Хэйм, В-эйн Лону Ршус Лхиштамэйш Бохэйн, Эло Лиройсон Билвод, Кдэй Лхойдойс Улхалэйл Лшимхо Хагодойл, Ал Нисэхо В-ал Нифлойсэхо, В-ал Йшуойсэхо.

(Перевод): Свечи эти мы зажигаем в честь спасений, знамений и чудес, которые Ты явил нашим предкам в те дни в это время посредством Твоих священнослужителей. И все восемь дней Хануки свечи эти святы, и нет у нас права пользоваться ими – только смотреть на них, чтобы славить и хвалить Имя Твое великое за знамения Твои, чудеса Твои и спасения Твои.

Если по какой-то причине Ханукальные свечи не были зажжены вовремя, это можно сделать и позже – до того, как живущие в доме ложатся спать.

В пятницу вечером необходимо зажигать Ханукальные свечи до субботних свечей (их зажигают за 18 минут до захода солнца, а Ханукальные – еще раньше). Как уже было сказано, свечи должны гореть не менее получаса после наступления полной темноты, т.е. в Субботу – намного дольше обычного. Поэтому следует заранее проверить их величину или количество масла в светильнике.

На следующий вечер – в ночь на воскресенье – Ханукальные свечи зажигают после окончания Субботы (наступления полной темноты) и произнесения молитвы Авдолэ.

Ханукальные свечи должны гореть в каждом еврейском доме и в синагогах, а также в любом другом общественном месте, где постоянно собираются люди. В синагогах светильники традиционно помещают у южной стены, а зажигают в промежутке между молитвами Минха и Маарив (на исходе Субботы – перед Авдолэ). Кстати говоря, и зажигающий Ханукальные свечи в синагоге, и присутствовавшие при этом – также должны зажечь Ханукальные свечи и у себя дома.

Заповедь зажигания Ханукальных свечей обязательна для всех – и мужчин, и женщин, и детей. Наши мудрецы-талмудисты особо подчеркивают важность участия женщин в зажигании Ханукальных свечей, поскольку и они внесли свой вклад в чудесное Ханукальное избавление. В память об этом установлен обычай: пока горят Ханукальные свечи, женщины не занимаются никакой работой.

В жизни нашего народа женщинам выпала поистине историческая роль. Провидение Всевышнего возложило на них особую ответственность, или вечную привилегию: именно еврейская мать – основа дома свято соблюдая законы Торы, обеспечивает преемственность еврейского образа жизни и само существование нашего народа.

Так было во времена Еврейской истории, так было и в пору Ханукалъного чуда. Кроме уже упомянутой самоотверженной Ханы – матери семерых не менее самоотверженных сыновей, следует вспомнить героическую Иегудит – дочь переев священника Иоханана. Рискуя жизнью ради спасения родного города, она отправилась в неприятельский стан, обманула военачальника врагов Олоферна и убила его. После этого .враг был разгромлен, а город спасен.

«Именно еврейские женщины, – говорит Любавичский Ребе стали борцами против нашествия безнравственного греческого культа. Велико их значение в свершении чуда Хануки: их вклад в победу начался с решимости соблюдать законы цниут (скромности) и распространился на все заповеди Торы. Мера их мужества может быть оценена, если вспомнить, что Греция и греческая культура были в те дни центром, «главной магистралью». Эллинский образ жизни проник повсюду, его восприняли не только нееврейские народы, но, к несчастью, и значительная часть евреев. Называвшие себя «эллинами» евреи, послушно следовали обычаям и моде, продиктованным греческой культурой.

Но, несмотря на это, сохранявшие верность еврейские женщины, сторонясь большинства, игнорировали требования моды. Они придерживались принципов Торы, были скромными, благопристойными, и... они победили.

Ханукальное послание еврейским женщинам и девушкам сегодня – не допускать влияния чуждого окружения. Даже если они «малочисленны» и «слабы», как истинные герои и героини нашей веры в эпоху Хашмонеев, оставаясь принципиальными и решительными, они одержат победу; и такое поведение окажет пользу не только им, но и всему еврейскоту народу, всем будущим поколениям, как это было во время Хануки.

Еврейские девушки должны запомнить:

Во-первых, скромность выражается не только в выборе длиныплатья – короче оно или длиннее. Необходимо помнить, что следование нееврейскому культу означает раболепствование перед ним во всем.

Во-вторых, поступать «как нравится» совеем яе личное дело. Это может пагубно повлиять на других девушек, которые способны последовать плохому примеру, и тогда это действительно касается всего еврейского народа.

И, наконец, в-третьих, никогда нельзя рассуждать: «Что может сделать одна девушка перед лицом преобладающего большинства?» История Хануки – готовый ответ на это».

Вечера Хануки – это теплый семейный праздник, когда по обычаю рассказывают о чудесах, случившихся с нашими предками, или другие истории – нравоучительные и вдохновляющие, не связанные с событиями Хануки, но проникнутые духом Хашмонеев... А еще их называют «латкес-вечерами», потому что главное блюдо в эти дни – латкес (картофельные оладьи) либо блины, поджаренные на масле, в память о чуде с кувшинчиком масла.

В течение всех восьми дней Хануки в каждую из молитв вставляют особые слова благодарности – Веал Ханисим, а во время утренней молитвы читают Халэл и соответствующие места из Торы.

В дни Хануки дают больше, чем обычно, денег на благотворительные нужды (цедака).

Дни Хануки – не только взрослый, но и особый детский праздник. Старинные традиции и обычаи Ханукальных дней превратились со временем в детские игры и развлечения. Например, любимая игра в дрейдл (волчок) два тысячелетия назад была своеобразной маскировкой. Законы греческих властей той поры грозили смертью за обучение Торе, поэтому дети приносили с собой на занятия волчки, а при появлении врагов или шпионов начинали увлеченно играть, делая вид, что собрались ради этого.

В наши дни игра в волчок стала развлечением либо состязанием, но в память о прошлом на каждом ребре его гравируется одна еврейская буква. Это начало слов, которые складывают фразу: «Чудо Великое Свершилось Там».

Одновременно Ханука – это дни, когда уделяют особое внимание воспитанию детей, не только поучая их, но и доставляя им радость. Принято, например, дарить детям деньги – так называемые хануке-гелт. Это и удовольствие для малышей, которые чувствуют себя «взрослым», самостоятельно распоряжаясь наличными, и одновременно воспитательный акт: еврейских детей с малых лет приучают отдавать какую-то часть хануке-гелт на благотворительные цели.

Однажды на праздник Ханука, обращаясь «к каждому мальчику и каждой девочке возрасте перед Бар-Мицва и Бас-Мицва», наш Реве сказал:

«Вы, конечно, знаете, что назначение наших праздников и особых дней, которые мы отмечаем в память о событиях и чудесах, произошедших с нашими предками, – глубоко задуматься о значении этих событий, проникнуть в них, как бы оказаться в самом их центре, увидеть и почувствовать, что происходило «в те дни в это время».

Вы также, конечно, понимаете, что все, связанное с нашей Торой, содержит поучения (а Тора и означает «поучение») относительно нашей жизни и поведения. Не только общее содержание Торы, но и каждая ее часть и даже их порядок значительны и поучающи.

То же самое, разумеется, можно сказать и о Хануке, в историю которой вы углубляетесь в эти дни. Ее события помогут вам стать более умными, понимающими и мудрыми в отношении Торы, если вы будете слушать ваших родителей и учителей, соблюдая и выполняя все наставления Хануки.

Эти наставления – и есть практические правила поведения каждого еврея, старого и молодого, и соблюдение их зависит исключительно от воли и решительности человека. Более того, Б-г помогает каждому – мужчине и женщине, мальчику и девочке, исполнить наставления Хануки в полной мере.

И хотя вы не достигли еще возраста обязательного выполнения всех Мицвот, как взрослые евреи,

однако именно поэтому у вас есть возможность показать, как драгоценны и любимы они вами, исполняя и соблюдая в полной мере все наставления Ханукальных огней. И быть живым и добрым примером для дома и окружающего мира, быть «Сияющими Огнями» во всех делах, связанных с Торой и Мицвот.»

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру