На островах имени Джорджа Вашингтона

Раздел: Беллетристика

Автор:
Переводчик:
ISBN: 5-900816-47-8
Издатель: Крук
Год издания: 2000

О буднях американского и канадского Университетов, в которых автор читал лекции о русской литературе. Неизбежные схватки с западными советологами. Откровения заведующей кафедройстарой графини, для которой было не важно, какой будет ее Россия — империей зла или империей добра — главное, чтоб она была империей.

Фрагмент из книги:

Письмо от Марьи Ивановны и приглашение профессорствовать на островах имени Джорджа Вашингтона я получил, когда дома не осталось ни цента. Ну просто день в день.
И вот проводины. Батареи пустых бутылок выстроились по периметру гостиной.
— Вы не бывали на сих островах? Тогда вы не видали чудес! На них великим русским языком считаются польский и идиш. Идиш утвержден ученым советом как сибирский диалект нашего великого и могучего... — ораторствовал с бокалом в руке мой давний приятель Володичка-каланча, взъерошенный блондин, полиглот, лингвист милостью Божьей, убедивший самого себя в том, что лингвистика — дело не его («Меня советская власть загнала в лингвистику»), а его дело — политология, борьба с русским параличом, как крестил он Октябрьскую революцию.
Изгнанный с островов имени Джорджа Вашингтона, он волей-неволей вернулся в филологию, став счастливым приобретением университета в одном из тихих канадских городков. Прорываясь сквозь хохот гостей, он еще долго смешил их, затем произнес тише и с такой тоской в голосе, что все притихли:
— Мафия там царит, поняли? Розовая мафия! — И, повернувшись в мою сторону, предупредил по-дружески: — Ты со своим вздорным характером там и полгода не протанцуешь. Хотя на филологическом и потише, чем у советологов, но все равно... Вытолкают взашей. Как меня...
Поглядываю на его нечесаные вихры и налитые, с конопатинкой, детские щеки и вспоминаю чей-то рассказ о том, как Володичку турнули с островов: ухаживал-де за своими студентками. Все может быть. Студентки любят конопатых гениев. Не могли же изгнать за талант и мировую известность. Впрочем, кто знает?
Я думаю о Володичке почти завистливо. Он моложе меня лет на пятнадцать, беспечен, ему и карты в руки.
«Мафия... розовая», красно-бурая... — Пропускаю его напутственную речь мимо ушей. Я преподаю третий год. В Канаде. В Штатах. Академическая среда — не сахар. Но... уж не Марья Ивановна ли, старая эмигрантка, — мафия? Или глава славянского департамента Том Бурда, питомец Монтерея, бывший моряк, танцевавший на конференции славистов свои хорватские танцы? Радушные веселые люди. Спасибо, что выудили меня на свои острова...


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .