Лекции по иудаизму для начинающих

Раздел: Иудаизм

Автор: Григорий Вассерман
Переводчик:
ISBN:
Издатель:
Год издания:

Лекции по основным принципам иудаизма, прочитанные на ленинградском семинаре в 1980–1981 гг. Рассчитаны на людей, не обладающих обширными познаниями в Торе и иудаизме, и повествуют о Синайском Откровении, Десятисловии, Сотворении Мира, 13-ти принципах веры и т.д. Книга является одним из самых популярных введений в мир Торы.

Фрагмент из книги:

1. Сотворение мира — не смешно ли это?

Обычный современный человек, как правило, абсолют­но убежден в том, что несколько опытов в пробирках, которые продемонстрировал ему в школе преподаватель химии, с исчерпывающей убедительностью показали все­силие науки и нелепость отживших свой век религиоз­ных представлений о мире. Это убеждение еще больше укрепил учебник биологии с очень наглядными картин­ками предков человека и словами знаменитых ученых, значительно превосходящих своим авторитетом Священ­ное Писание. Окончив с такими основательными знания­ми среднюю школу, наш современный герой погружается в прозу и суету своих незатейливых дел и искренне считает (когда ему случайно приходится сталкиваться с верующими людьми), что разговаривать тут не о чем, что все эти бредни давно уже интересуют только исто­риков, изучающих древние культуры, социопсихологов, пытающихся проникнуть в процессы создания мифов пер­вобытных народов, или любителей эпической литерату­ры. Так и живет он в уверенности, что настанет день, когда последние представители человечества, еще одур­маненные сегодня ловкими служителями многочисленных культов, наконец избавятся от своих нелепых заблуж­дений, и над всей планетой воссияет солнце истины. "Неужели, — спрашивает он, — вы верите в такую че п у ху, ка к то, что мир создан из ничего? Этого же не может быть! Я читал в журнале, что последними иссле­дованиями возраст Земли определен в 4 миллиарда лет. И это очень точным изотопным способом. А какая смешная цифра "от сотворения мира" на вашем календаре? Вы что-нибудь слышали про Дарвина и его теорию? Ну, как? А эта сказочка про хрустальную твердь, к кото­рой прибиты серебряные гвозди-звездочки? Ха-ха-ха, это же прямо умора! И это еще не все: ведь у вас там написано, что Солнце и планеты обращаются вокруг не­подвижной Земли, помещенной в центре мироздания!"

Тут современного человека начинает душить смех, и, если ему удается с ним справиться, то, похлопав со­беседника по плечу, он продолжает и про женщину, со­творенную из ребра, и про адский огонь, и про то, что ведь смешно в наше время представлять себе Б-га маленьким сухоньким старичком в белом балахоне, и вообще, космонавты летали на небо, где он, якобы, живет, и, конечно, ничего не обнаружили.

Звучит убедительно, не так ли? Будете ли вы оспа­ривать "истины", тысячекратно повторенные, мысли, ставшие "общечеловеческим" достоянием? Ведь прове­рить их доброкачественность очень трудно, а ссылки на науку в наше время звучат так убедительно для че­ловека, наукой не занимающегося. В крайнем случае, настырный читатель может добраться до апологетичес­ких христианских книг, но написано непривычным язы­ком о Непривычном — как разобраться? А вот лежат унаследованные от деда книги, но языка-то не знаем, значит, вовсе не понять и проще сдать в макулатуру.

Остается доступный идеологический продукт. Идеоло­гию не вчера придумали, она не есть зловещее дитя нашего XX века, как думают подчас. Идеология есть человеческая деятельность, направленная на манипули­рование общественным сознанием в заранее определен­ных целях, и возникла она вместе с человеческим обществом. Нет ей никаких преград, ни от чего она не зависит, а сама все подряд может использовать — лю­бую область человеческой деятельности. Например, мо­жет паразитировать на священных книгах, а, разжирев, атаковать их в политических целях. В наше время иде­ология навязала сожительство науке: пристроившись к ракете, взлетаешь выше.

В прежние времена христианство и ислам были не только духовными системами, учениями об отношении Б-га, мира и человека, но и политическими структура­ми, обладающими значительной властью. Как таковые, они приобрели идеологические функции и использовали учения своих основателей в идеологических целях. Это церковь-властительница канонизировала птоломеевскую систему мироздания с неподвижной Землей в центре, организовала процесс Галилея, преследовала малейшее проявление инакомыслия, попытки обсуждать церковную догматику. В наше время "хороший" пример беззастен­чивого использования ислама в политических целях дал обезумевший Иран.

О науке, властительнице дум и душ сегодняшнего дня, следует сказать особо.

Постоянная трескотня популярных журналов и теле­программ как-то "несколько" затуманила тот факт, что научной картины мира не существует, да и не может она существовать по самой сути той области челове­ческой деятельности, которая называется наукой. Нау­ка занимается изучением внутренних взаимосвязей фун­кционирования некоторых отвлеченных моделей. Интер­претация же полученных результатов, как и постоянное переопределение моделей, находится вне сферы науки. Конечно, так было всегда, но только в XX веке, когда наука приступила к исследованиям более сложных моде­лей, это обстоятельство проявилось с исчерпывающей несомненностью, так как научный мир столкнулся с принципиальной многозначностью этих моделей. Чтобы наглядно проиллюстрировать высказанную идею, приведу простой пример. В школе каждый из нас учил три за­кона Ньютона. Нам с такой уверенностью объяснили их как законы функционирования реальных объектов, что мы, дети малые, не могли разглядеть того простого обстоятельства, что на самом деле законы Ньютона описывают взаимосвязи, существующие внутри некоторой простой абстрактной системы, что нет и не может быть реальных систем, в которых выполнялись бы указанные соотношения. А материальная точка, законы Бойля-Мариотта, Шарля и Гей-Люссака, а дуализм света? Мы не могли разглядеть подлога не только потому, что были маленькими детьми, но и потому, что простота абстрак­тных объектов обеспечивала простоту интерпретации ре­зультатов, что создавало у человека иллюзию исследо­вания реального мира с помощью науки.

Оставим в стороне строгое доказательство невозмож­ности построения научной картины мира: оно существу­ет, но требует для понимания специальной подготовки. Однако этот тезис можно проиллюстрировать простым примером: люди среднего возраста, я уже не говорю о пожилых людях, лишь немного покопавшись в памяти, обнаружат, и многие, возможно, с удивлением, что только в течение их собственной жизни основные тео­рии, претендующие на объяснение таких явлений, как происхождение вселенной, человека, растительного и животного мира самым радикальным образом менялись несколько раз. В астрофизике сейчас функционируют несколько моделей возникновения и развития вселен­но й , и время от времени то одна, то другая модель входит в моду. Наша терпеливая вселенная объявлялась вечной и сотворенной, ограниченной и неограниченной, бесконечной и конечной, разбегающейся и пульсирую­ще й . Недавно группа американских астрофизиков выдви­нула "свежую" модель возникновения мира мгновенно из точки, т.е. из ничего, и достаточно солидно обосно­вала ее.

Мы уже привыкли к тому, что "произошли от обезья­ны". Обсуждать истинность теории эволюции Дарвина — значит поставить под сомнение свою интеллигентность. Действия инициаторов знаменитого "Обезьяньего про­цесса" вызвали "законное" возмущение всего прогрес­сивного человечества. И только относительно немногим людям, преимущественно специалистам: зоологам, ант­ропологам и т.п. — известно, что и сам Дарвин, и многие из его последователей не придавали своей кон­цепции того всеохватного значения, которое она при­обрела в руках идеологов, что она не решает многих важных вопросов естествознания, что существуют в со­временном научном мире авторитетные концепции, зна­чительно отличающиеся от дарвинистской. Сам творец эволюционной теории не переставал исправно ходить в церковь до конца дней, а знаменитый еврейский мысли­тель Рав Кук, его младший современник, приветство­вал появление теории Дарвина, подтверждающей, по его мнению, глубокую еврейскую идею о постоянно возоб­новляющемся Творении.

Антропологи, занимающиеся поисками останков древ­него человека, накопали, с точки зрения вульгарного материалиста, слишком много лишнего. Рухнули казав­шиеся незыблемыми и очень научными стройные ряды предков человека, плавно спускавшиеся к человекооб­разным обезьянам. Картина резко усложнилась и очень запуталась, запуталась настолько, что в журнале "Нау­ка и жизнь" за 1979 год в позитивном духе была упо­мянута теория, в соответствии с которой живой и не­живой мир возникли одновременно.

Так что, очевидно, вместо гогота и интеллигентного возмущения мракобесами, затеявшими "Обезьяний про­цесс", следовало бы повнимательней присмотреться к формулировке мудрого судьи этого процесса: "Разре­шить преподавать теорию эволюции Дарвина как одну из гипотез происхождения человека".


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .