Дорогой длинною

Раздел: Беллетристика

Автор:
Переводчик:
ISBN:
Издатель: Иерусалим
Год издания: 2005

В данном издании публикуется рассказ от первого лица.

Все упомянутые в тексте герои и антигерои, включая автора от первого лица, могут иметь отношение к действительности.

Фрагмент из книги:

... генераторы, клистроны и магнетроны. Станция была сделана как аналоговый компьютер - теперь это как бы уже позапрошлый день, а когда она создавалась, аналоговые и цифровые компьютеры были ещё почти на равных.
И вот через пару месяцев возник на кафедре новый, незнакомый нам и очень развязный майор. Очень быстро выяснилось, что он по политчасти (или особист) и что с каждой учебной группой по очереди он устраивает лекцию о вступлении войск Варшавского пакта на территорию дружественной Чехословакии по просьбе чехословацкого народа и патриотических сил. Майор стоял в свободной позе, разбрасывая анекдоты. Например, типа: стоит наш русский регулировщик, молодой и улыбчивый, злобная контрреволюционная публика атакует его злобными вопросами, а он только улыбчиво отшучивается.
-  Почему ваши танки здесь? - спрашивают контрреволюционеры.
- А мы проездом, - отвечает славный регулировщик.
И так далее. Всего фигурировало три злобных вопроса и три молодецких ответа простого находчивого русского парня. Потом я этот же дословно рассказ слышал ещё много раз, в разных аудиториях и от других майоров и капитанов - наверное, целый отдел сидел, придумывал вопросы и ответы, а потом выпустили брошюрку и обязали всех замполитов выучить наизусть. Мои сокурсники ржали молодым здоровым смехом, одобрительно оглядывались друг на друга - вот, мол, наши дают, - я же в который раз ощущал свою некоторую чуждость. И после нескольких попыток понял, что высказывать свои несоциалистические мысли на физфаке почти некому.
Правда, один раз я всё-таки сорвался - за полгода до конца учёбы зашёл в соседнюю комнату за учебником, за что-то зацепился и по чему-то советскому довольно резко прошёлся. Двое из сидевших в комнате переглянулись, и я понял, что здесь такие вещи говорить не стоило. Потом, уже в армии, я получил маленькое напоминание-рикошет о фразе, брошенной не в том месте. И вспомнил, что эти переглянувшиеся были теми самыми, которые очень зло за год до этого отозвались об одном преподавателе философии (он нам осмелился
сказать, что Советы во время Корвалана поставили Чили ракеты), после чего тот перестал у нас преподавать.
Вообще, наверное, интересно было бы иметь в семейном архиве своё кагебешное дело - но только в семейном. Всецело за Щаранского - имеет полное право своё дело не публиковать, по очень простым и очевидным причинам. Каждое гебешное дело, по моему разумению, должно включать психологический портрет их противника, направленный на то, чтобы противника сломать, играя на особенностях его характера. Допустим даже, что ваш психологический портрет описан объективно, то есть из всех ваших отрицательных черт, которые у вас, как у любого, есть в достатке, приведены только действительно существующие, не вымышленные следователем. Неужели же вам захочется прилюдно раздеваться, показывая всему свету, где у вас фигура не совсем в порядке? Нет уж, извините, это ваше абсолютно частное дело.
Два года мы прозанимались на кафедре и после месячных лагерей и экзамена получили право на офицерское звание, которое, однако же, предусмотрительно присваивалось нам только ещё через полтора года, вместе с выпускным дипломом.
За полгода-год до выпуска мы, каждый в меру своей неорганизованности, начинали работать над дипломом, а за несколько месяцев до конца учёбы, в октябре, начиналась беготня и нервотрепка распределения на работу. У меня тема была вполне интересная, хотя для непосвящённого несколько смешно звучащая: «Влияние дислокаций на внутреннее трение в кристаллах». Кратко и доступно объясняю (вообще, это моя сильная сторона - кратко и доступно объяснять): в каждом монокристалле, который является правильной геометрически красивой трёхмерной структурой, есть дефекты, то есть неправильности. Неправильности длинные и узкие, образованные заскоками плоскостей кристалла не туда, куда надо, называются дислокациями. Если в монокристалл направить волну ультразвука, то волна, натыкаясь на эти неправильности, слабеет - это и называется внутреннее трение. Размеры, вид, количество и направление дислокаций влияют на величину затухания. А чтоб вы не думали, что это чисто научно-академическое, знайте, что микропроцессоры делают из ...


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .