Суббота Шабат "подготовки" к гимел тамуз в Кфар Хабаде. Внешнее и внутреннее

Суббота в Кфар Хабаде. Шабат "подготовки" к гимел тамуз.

Что-то в этом году у меня "подготовка" пошла куда-то не туда.

В субботу перед гимел тамуз в Кфар Хабад съезжаются ученики всех хабадских ешив, и в течение практически всех суток идет фарбренген.

Кто говорит на фарбренгене? Рав Залман Гопин, рав Альперович, другие знаменитые машпиим.

Я проходил вчера мимо ешивы - огромный зал, стоит рав Гопин, окруженный сотнями бохрим, внимающим каждому его слову.

А в "меркози"? В меркози сидит рав Ицхак Гинзбург, и вокруг него с трудом есть миньян учеников...

Я не хочу никого судить, я не собираюсь никого судить. Я не знаю даже кто из них прав. Может правда, Ребе жив, а я заблуждаюсь?

Но почему вокруг Залмана Гопина сотни учеников, а вокруг рава Гинзбурга горстка "отщепенцев"?

Ему нечего сказать по поводу гимел тамуз?

Пусть все будут правы, пусть будет хай-мет-хадаш одновременно. Но почему один говорит на всех перекрестках, когда ему, в сущности, нечего сказать. И его слушают, внимая каждому слову.

А другому - которому как раз есть что сказать - просто, по сути, зажимают рот.

(Излишне объяснять, что ни на одном "официальном" мероприятии в Кфар Хабаде раву Гинзбургу давно уже не предоставляют слова. Хочешь жить в Кфаре - мы добрые, живи сколько хочешь. Хочешь учить людей? Хочешь, чтобы твой голос был услышан? - Ну, если кто-то приедет к тебе на субботу, мы добрые, мы не запрещаем...)

***

Собственно, тема, затронутая равом на уроке («урок» рава в субботу — это несколько человек из учеников, и рав говорит еле слышным голосом…), несколько перекликается с вышесказанным.

"И обрежьте тупость своих сердец" - это грубое, ощутимое зло, которое человеку следует удалить самостоятельно

"И обрежет Вс-вышний сердце твое" - это "тонкая пленка" зла, которая все еще скрывает сердце человека.

Хазаль говорят две вещи:

1) Человек способен исправить самостоятельно лишь внешнее, грубое зло, толстую "шкурку" он может и должен удалить самостоятельно

2) Тонкую "пленку" сокрытого зла человек не способен самостоятельно удалить. Для этого нужен цадик, Ребе. Когда человек приходит на йехидус к Ребе - это не для того, чтобы исправить раскрытое зло. Это он должен сделать сам, это его подготовка к йехидус, если он не сделал этого - то считай, он не приходил на йехидус вообще.

Йехидус - это когда ты уже очистил себя снаружи, сделав то, что ты способен сделать сам, тогда ты приходишь к Ребе, и взгляд Ребе очищает тебя изнутри, снимает эту внутреннюю пленку зла, раскрывает пнимиют твоего сердца. И тогда твое сердце приобретает чувствительность, становится "сердцем из плоти".

Что происходит, когда нет Ребе, когда нет живого контакта с праведником?

Происходит то, что и должно произойти. Внешняя работа делается как положено. Есть серьезные бохрим (вчера был съезд всех хабадских ешив в Кфаре, и ты видишь, с какой серьезностью и воодушевлением они молятся и учатся, «Любавич жив»), никто не спорит.

Только эту тонкую, почти что незаметную пленку, которая скрывает сердце — некому удалить. Это только сам Вс-вышний. Или праведник — «лицо Вс-вышнего».

Как результат, в Хабаде ты не встретишь грубости или мордобоя. На этом уровне все исправлено. На каких -то более тонких уровнях — там есть проблемы. Но оны не видны снаружи. Прозрачная пленка все скрывает.

***

Я вчера вообще подумал: «иткашрут» к Ребе? Рибоно шел олам, кроме того, что из поколения в поколение всем поколениям хасидов было ясно, что «иткашрут», контакт с умершим праведником — это по силам только самому Ребе. Хасид — хасид приходит к живому Ребе. Общение с умершими ему не по силам. Это было очевидно, до такой степени что не требовало никаких доказательств. Чтобы контактировать с умершим праведником — нужно быть самому праведником. Это настолько очевидно, что не нуждается в доказательствах.

Что произошло после Гимел Тамуз? После гимел тамуз вдруг появилась новая идея. Я, погруженный во все «таавот» этого мира, по уши, извините в г..не, могу… «разговаривать» с умершим Ребе. Шому шамаим! Кому в голову пришла эта безумная мысль?! Чтобы разговаривать с живым Ребе — тоже нужно готовиться, и делать тшуву, и т.д. С умершим? — Это только для цадиким!

Я такой цадик, что могу общаться с умершими? Или я просто морочу себе (и другим) голову?

Во всех поколениях Хабада говорили, что «хасидут требует пнимиют». Что такое пнимиют? Пними — это тот, кто знает «где он держит». Он знает, где его работа, а где нет. Где его уровень служения, а где нет. Поэтому хасид, если он даже немножечко «пними», услышав о том, что от него требуется «иткашрут» с умершим Ребе — должен воскликнуть: хевре, вы что с ума все посходили? Какой искашрус с Ребе? Я «мекушар» ко всем «тайвос» - самого низкого сорта. О каком «искашрус» к духовности можно говорить?!

Но почему-то все молчат — уже 24 года. Или они все такие святые и духовные, белые и пушистые, что правда, «мекушарим» к Ребе. Это только я один копошусь в г..не, и поэтому не «мекушар» как положено. Ребе же сказал, что каждый может быть Адмур. Так может, я тоже Адмур? (Ребе правда, сказал, что каждый еврей  - цадик. Может, я не только Адмур, но и цадик вдобавок?..) Или же.. или же я просто морочу голову. Пытаюсь служить Вс-вышнему на уровне, который мне совершенно недоступен.

Я не говорю, каждый может поехать на оэль, и если чуть-чуть постарается, то какое-то воодушевление, какая-то мысль о раскаянии обязательно прийдет ему в голову, и он почувствует душевный подьем и т.д. Только это еще не «искашрус». Искашрус — это когда у тебя меняется что-то внутри. Чтобы изменить что-то внутри — недостаточно «макиф» оэля или севен севенти. Нужен Ребе. Живой. Настоящий. Который посмотрит тебе в глаза и перевернет тебе душу.

Иначе ты так и останешься «недообрезанным». «Маль вело пара кеилу лом аль». Удалил толстую шкуру но не удалил тонкой пленки — обрезание не засчитывается. По большому счету ты остался тем, что ты был. И это ощущение многих баал тшув — я столкьо лет пытаюсь служить Вс-вышнему, но не вижу, чтобы что-то во мне менялось. Именно поэтому. Ты служишь, ты работаешь с толстой шкуркой зла. Ты с ней почти уже справился. А тонкая шкурка тебе не по зубам.

Для этого нужен Ребе, рав, цадик..

***

Собственно, в этом вся фишка. Подойдите к любому серьезному бохеру на 770 или в любой ешиве, спросите у него что такое "искашрус" к Ребе. Ответ будет - сто процентов, что "искашрус" - это исполнять то, что Ребе говорит. Хитас, Рамбам, хасидская одежда (шляпа и пиджак), участие в мивцоим. ..

Это весь искашрус? Я подозреваю, что в большинстве случаев ответ будет "да". А что еще?

Фишка в том, что это, как бы это сказать, очень внешний искашрус. Это все технические вещи - как бы они ни были важны, это все "внешняя сторона сердца". Это вообще не имеет отношения к "пнимиют а-лев". Человек "снаружи" может быть по уши в грязи, а "пнимиют а-лев" у него раскрыт.

Обратное тоже верно. Можно исполнять все "указания" и быть при этом полным зомби.

Это иткашрут, подобно тому, как говорят, что есть "хасид", и есть "хасидон". Я бы сказал, что есть "иткашрут", и есть "иткашрутон". Иткашрут для самых маленьких. Иткашрут для детского сада. Я хожу в шляпе и пиджаке - потому что я мекушар! Амити! Спросите у любого хабадского пацана - это будет ответ!

Я не хочу сказать, что это неправильно. Я о том, что есть еще "взрослый" иткашрут, который вообще не имеет никакого отношения к каким-то внешним признакам. Это не борода, не шляпа, не хитас и не Рабмам.Это внутреннее состояние твоей души. Это, собственно, то, что интересует рава. Это, можно сказать, область его "профессионального интереса". Поэтому, наверное, у Гопина на фарбренгене сотни. Он говорит о понятных им вещах.

А "бакшу панай", искать этот "пнимиют а-лев" - нафига оно нам? Только проблемы от этого "пнимиют а-лев"

О чем рав говорил вчера? По большому счету, одна вещь. אני רוצה שתבוא אלי מהמקום שלך.

Я хочу, чтобы ты пришел ко мне из своего места. Из твоего собственного места.

Это вся суть авода пнимит.

תבוא מהמקום שלך - прийди из своего собственного места.

Все заняты хитас, Рамбам, мицвоим. Но где я? Где мое собственное место?

Недаром говорят, что рав - это гильгуль рава Кука (слышал от имени Исраэль Ариэля). Кто еще так кричит про "где ты"?!

***

Все наше служение, по большому счету вся наша жизнь это "танец" между внешним и внутренним.

Праведник называется "лицом" Вс-вышнего.

Когда нет праведника, или когда праведнику нет места, неминуемо внешнее берет верх над внутренним. И тогда Тора одевается во вретище, а сыны Израиля уходят в изгнание.

***

Есть различные ступени в иткашрут.

Иткашрут нефеш-руах-нешама-хая-йехида хасида с нефеш-руах-нешама-хая-йехида Ребе.

Иткашрут на ступени нефеш - это действие.

Иткашрут на ступени руах - эио любовь и страх.

Иткашрут на ступени нешама - это учить хсидус.

Иткашрут на ступени хая - когда Ребе - это источник твоей жизненной энергии.

Иткашрут йехида - это йихуд. Взгляд. И мсирут нефеш. Хасид, который готов отдать жизнь за Ребе с улыбкой на устах. Только не нужно бросаться на амбразуру. Нужно распространять его учение, вот и все…

***

Авода хицонит - это не ругательство. Могут быть очень даже замечательные уровни в авода хицонит. Я еще раз говорю - посмотри на бохрим, посмотри на детей - они мамаш выглядят как малахим (ангелы). Только малахим не понимают, что такое авода пнимит... Авода пнимит — это, как раз, может быть, больше копаться в самой грязи. Откуда я знаю? Известный пируш на "шомра нафши ки хасид ани" царя Давида. Что такое "хасид ани"? - "Я копаюсь с утра до ночи в грязи, в крови, чтобы отделить чистую кровь от нечистой и т.д שכל מלכי מזרח ומערב יושבים בכבודם ולא מלכלכים את ידיהם, ואילו אני מלכלך ידי כל הזמן בדם שפיר ודם שליה לטהר אשה לבעלה


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: . Метки: .